Вход в личный кабинет | Регистрация
Избранное (0) Список сравнения (0)
Ваши покупки:
0 товаров на 0 Р
Итого: 0 Р Купить

Коэнзим кью 10: Доппельгерц® актив Коэнзим Q10

Содержание

Коэнзим Q10 в крови

Определение уровня коэнзима Q10 в крови, используемое для оценки баланса этого соединения в организме, а также для контроля за лечением пациентов препаратами коэнзима Q10.

Синонимы русские

Убихинон, кофермент Q.

Синонимы английские

Coenzyme Q, Blood, Vitamin Q10, Ubidecarenone, Ubiquinone.

Метод исследования

Высокоэффективная жидкостная хроматография.

Единицы измерения

Мг/л (миллиграмм на литр).

Какой биоматериал можно использовать для исследования?

Венозную кровь.

Как правильно подготовиться к исследованию?

  • Не принимать пищу в течение 2-3 часов до исследования, можно пить чистую негазированную воду.
  • Не курить в течение 30 минут до исследования.

Общая информация об исследовании

Коэнзим Q10 (убихинон) – это жирорастворимый витаминоподобный хинон, являющийся одним из основных компонентов дыхательной цепи митохондрий и обеспечивающий энергетический обмен клеток, также он выполняет функции антиоксиданта и стабилизатора мембран клеток.

Его уровень в крови зависит от таких факторов, как концентрация холестерина и триглицеридов, пол, возраст, а также употребление алкоголя. В последнее время дефицит коэнзима Q10 в организме связывают с риском развития гипертонической болезни, хронической сердечной недостаточности, нейродегенеративных заболеваниий, а также статинассоциированной миопатии. Его концентрацию определяют для оценки баланса этого соединения в организме, а также при лечении указанных заболеваний с помощью препаратов коэнзима Q10.

Человек способен к самостоятельному синтезу эндогенного коэнзима Q10. Он образуется во всех клетках организма (что нашло отражение в его втором названии – ubiquitous quinone, "вездесущий хинон"), однако наибольшая его концентрация наблюдается в тканях с высоким уровнем энергетического обмена (миокард, головной мозг, печень, почки и поджелудочная железа). Коэнзим Q10 синтезируется из мевалоновой кислоты, также являющейся предшественником холестерина. Q10, поступающий с пищей, вносит гораздо меньший вклад в общий запас этого соединения в организме здорового человека, чем эндогенный убихинон.

Основными источниками алиментарного коэнзима Q10 являются мясо и курица, взрослый мужчина в сутки потребляет около 3-5 мг. Следует отметить, что алиментарный путь поступления коэнзима Q10 играет значительно более важную роль в организме больного человека. В первую очередь это касается заболеваний, в патогенезе которых важны нарушения энергетического обмена. Назначение пероральных препаратов коэнзима Q10 с контролем его концентрации в крови – один из перспективных методов лечения этой группы заболеваний.

При оценке содержания коэнзима Q10 в крови пациентов, принимающих содержащие его препараты, следует учитывать некоторые особенности метаболизма экзогенного убихинона. Коэнзим Q10 медленно реабсорбируется в желудочно-кишечном тракте. Так, пиковая концентрация около 1 мкг/мл после однократного приема 100 мг коэнзима Q10 наблюдается через 5-10 часов. Концентрация коэнзима Q10 в плазме прямо пропорциональна уровню поступившего коэнзима Q10 в диапазоне низких и средних доз (30-300 мг в сутки).

Его реабсорбция замедляется в диапазоне мегадоз (300-3000 мг в сутки). Диета с высоким содержанием жиров способствует лучшему всасыванию убихинона, при этом применение витамина Е препятствует его всасыванию.

Коэнзим Q10 медленно выводится из организма. Так, время его полувыведения составляет 34 часа. У пациентов с заболеваниями гепатобилиарной системы (вирусные гепатиты, желчнокаменная болезнь) экскреция коэнзима Q10 может быть нарушена.

Наиболее убедительные данные получены в отношении роли коэнзима Q10 в лечении гипертонической болезни. Показано, что назначение препаратов коэнзима Q10 на длительный период связано со снижением уровня артериального давления. Следует отметить, что концентрация коэнзима Q10 в крови, достигаемая при назначении препаратов и необходимая для проявления антигипертензивного эффекта, превышает нормальную концентрацию этого соединения в крови. Терапевтический эффект коэнзима Q10 наблюдается при его уровне в крови 2-3,5 мкг/мл (для сравнения: концентрация коэнзима Q10 в крови человека, не получающего препараты убихинона, колеблется от 0,55 до 1,87 мкг/мл).

Чтобы оценить эффективность лечения препаратами коэнзима Q10, измеряют его концентрацию в крови. Особое значение это исследование имеет при назначении препаратов коэнзима Q10 пациентам с гипертонической болезнью и сочетанной патологией. Это связано с наличием у коэнзима Q10 антикоагуляционного и гипогликемического эффекта, что следует учитывать при совместном назначении коэнзима и варфарина или гипогликемических препаратов.

Другой клинической ситуацией, когда целесообразно контролировать уровень коэнзима Q10 в крови, является лечение болезни Паркинсона, хореи Хантингтона, митохондриальных энцефаломиопатий и других нейродегенеративных заболеваний. Несмотря на то что препараты коэнзима Q10 – достаточно безопасные соединения, их прием может сопровождаться дозозависимыми побочными эффектами, такими как тошнота, рвота, диарея, нарушения аппетита и дискомфорт в области живота. Эти проявления наиболее характерны для длительного приема мегадоз препаратов. Достигаемая при такой схеме лечения высокая концентрация коэнзима Q10 в крови необходима для поступления этого соединения через гематоэнцефалический барьер в головной мозг.

Результат исследования следует оценивать с учетом дополнительных клинических, лабораторных и инструментальных данных.

Для чего используется исследование?

  • Для оценки баланса коэнзима Q10 в организме;
  • для контроля за лечением пациентов препаратами коэнзима Q10.

Когда назначается исследование?

  • При обследовании пациентов с гипертонической болезнью, хронической сердечной недостаточностью, нейродегенеративными нарушениями, статинассоциированной миопатией и некоторыми другими заболеваниями;
  • при наблюдении пациентов, получающих препараты коэнзима Q10.

Что означают результаты?

Референсные значения: 0,4 - 1,6 мг/л.

Причины повышения уровня коэнзима Q10:

  • лечение препаратами коэнзима Q10;
  • заболевания гепатобилиарной системы (вирусные гепатиты, желчнокаменная болезнь).

Причины понижения уровня коэнзима Q10:

  • митохондриальные энцефаломиопатии;
  • болезнь Паркинсона;
  • хорея Хантингтона;
  • мигрень;
  • гипертоническая болезнь;
  • хроническая сердечная недостаточность:
  • статинассоциированная миопатия.

Что может влиять на результат?

  • Уровень коэнзима Q10 в крови зависит от концентрации холестерина и триглицеридов плазмы, от пола, возраста, а также употребления алкоголя;
  • диета с высоким содержанием жиров способствует всасыванию коэнзима Q10;
  • заболевания гепатобилиарной системы (вирусные гепатиты, желчнокаменная болезнь) могут приводить к нарушению экскреции коэнзима Q10.
 Скачать пример результата

Важные замечания

  • Результат исследования следует оценивать с учетом дополнительных клинических, лабораторных и инструментальных данных;
  • для получения точного результата необходимо следовать рекомендациям по подготовке к тесту.

Также рекомендуется

Кто назначает исследование?

Кардиолог, невролог, диетолог, врач общей практики.

Литература

  • Wyman M, Leonard M, Morledge T. Coenzyme Q10: a therapy for hypertension and statin-induced myalgia? Cleve Clin J Med. 2010 Jul;77(7):435-42.
  • Rasmussen CB, Glisson JK, Minor DS. Dietary supplements and hypertension: potential benefits and precautions. J Clin Hypertens (Greenwich). 2012 Jul;14(7):467-71.
  • Kizhakekuttu TJ, Widlansky ME. Natural antioxidants and hypertension: promise and challenges. Cardiovasc Ther. 2010 Aug;28(4):e20-32.
  • Bonakdar RA, Guarneri E. Coenzyme Q10. Am Fam Physician. 2005 Sep 15;72(6):1065-70.
  • Bhagavan HN, Chopra RK. Plasma coenzyme Q10 response to oral ingestion of coenzyme Q10 formulations. Mitochondrion. 2007 Jun;7 Suppl:S78-88.

ПРИМЕНЕНИЕ КОЭНЗИМА Q 10 В КОМПЛЕКСНОЙ ТЕРАПИИ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТОНИИ | Перепонов

1. Ольбинская Л. И., Андрущишина Т. Б. Рациональная фармакотерапия артериальных гипертензий // РМЖ 2001, Т. 9, № 15, с 615–621.

2. Kannel W. B., Dawler T. R., Mac Gee D. L. Perspectives on systolic hypertension: the Framingham Study // Circulation. –1985. – Vol.61. –P.1179–1182.

3. Guidelines Subcommitee. 1999 World Health Organization – International Society of Hypertension guidelines for the management of hypertension // J. Hypertens. 1999; 17: 151–183.

4. Strocchi E., Bossini A., Ranieri G. et al. Efficacy and tolerability of enalapril (20 mg)/hydrochlorothiazide (12.5 mg) combination therapy in essential hypertension // Clin. Ther., 1991; 13 (6): 737– 746.

5. Tatti P., Pahor M., Byington R. P. et al. Outcome results of the Fosinopril Versus Amlodipine Cardiovascular Events Randomized Trial (FACET) in patients with hypertension and NIDDM // Diabetes Care, 1998; 21 (4): 597–603.

6. ALLHAT Officers and Coordinators for the ALLHAT Collaborative Research Group Major outcomes in high–risk hypertensive patients randomized to angiotensin–converting enzyme inhibitor or calcium channel blocker vs diuretic: The Antihypertensive and Lipid– Lowering Treatment to Prevent Heart Attack Trial (ALLHAT)// JAMA, 2002; 288 (23): 2981–2997.

7. Аронов Д. М. Применение коэнзима Q10 в кардиологической практике // РМЖ, 2004; том 12, № 15 (215), стр. 905–909.

8. Burke BE, Neuenschwander R, Olson RD. Randomized, double-blind, placebo-controlled trial of coenzyme Q10 in isolated systolic hypertension // South Med. J., 2001, 91 (11), 1112–1117.

9. Singh RB, Shinde SN, Chopra RK, et al. Effect of coenzyme Q10 on experimental atherosclerosis and chemical composition and quality of atheroma in rabbits // Atherosclerosis, 2000, 148 (2), 275–282.

10. Singh RB, Niaz MA. “Serum concentration of lipoprotein (a) decreases on treatment with hydrsoluble coenzyme Q10 in patients with coronary artery disease: discovery of a new role // Int. J. Cardiol., 1999, 68 (1), 23–29.

11. Singh RB, Neki NS et al. Effect of coenzyme Q10 on risk of atherosclerosis in patients with recent myocardial infarction // Mol.Cll.Biochem., 2003, 264 (1–2), 75–82.

12. Singh RB, Niaz MA, Rastogi SS et al. Effect of hydrosoluble coenzyme Q10 on blood pressures and insulin resistance in hypertensive patients with coronary artery disease // J. Hum.Hypertens., 1999, 13 (3), 203–208.

13. Choy RJ, Deng YM et al. Coenzyme Q (10) supplementation inhibits aortic lipid oxidation but fails to attenuate intimal thickening in balloon-injured New Zealand white rabbits // Free. Radic. Biol. Med., 2003, 1, 35 (3), 300–309.

14. Hodgson JM, Watts GF et al. Coenzyme Q10 improves blood pressure and glycaemic control: a controlled trial in subjects with type 2 diabetes // Eur.Clin.Nutr., 2002, 56 (11), 1137–1142.

15. Rosenfeldt F, Hilton D, Pepe S, Krum H. Systematic review of effect of coenzyme Q10 in phtysical exercise, hypertension and heart failure // Biofactors, 2003, 18 (1–4), 91–100.

16. Rosenfeldt FL, Pepe S et al. Coenzyme Q10 improves the tolerance of the senescent myocardium to aerobic and ischemic stress: studies in rats and in human atrial tissue // Biofactors, 1999, 9 (2–4), 291–299.

17. Rosenfeldt FL, Pepe S, Linnane A et al. The effects of ageing on the response to cardiac surgery: protective strategies for the ageing myocardium // Biogerontology, 2002, 3 (1–2), 37–40.

18. Rosenfeldt FL, Pepe S, Linnane A, Nagley P et al. Coenzyme Q10 protect the aging heart against stress: studies in rats, human tissues, and patients // Ann. N. N. Acad.Sci., 2002, 959, 355–359.

19. Crestanello JA, Doliba NM et al. Effect of coenzyme Q10 supplementation on mitochondrial function after myocardial ischemia reperfusion // J. Surg.Res., 2002, 102 (2), 221–228.

20. Langsjoen PH, Langsjoen PH, Folkers K. Isolated diastolic dysfunction of the myocardium and its response to coenzyme Q10 treatment // Clin. Investig., 1993, 71, 140–144.

21. Langsjoen PH, Folkers K et al. Pronounced increase of survival of patients with cardiomyopathy when treated with coenzyme Q10 and conventional therapy // Int.Tissue React., 1990, 12 (3), 163–168.

22. Langsjoen PH, Langsjoen A, Willis R, Folkers K. Treatment of hypertrophic cardiomyopathy with coenzyme Q10 // Mol. Aspects Med., 1997, 18, 145–151.

23. Неart Protection study Collaborative Group. MRC/BHF Heart Protection Study of antioxidant vitamin supplementation in 20536 high-risk individuals: a randomized placebo-controlled trial // Lancet, 2002, 360, 23–33.

24. Langsjoen P, Langsjoen P, Willis R, et al. Treatment of essential hypertension with coenzyme Q10 // Mol Aspects Med. 1994;15 Suppl: S265–72.

25. Hodgson JM, Watts GF et al. Coenzyme Q10 improves blood pressure and glycaemic control: a controlled trial in subjects with type 2 diabetes // Eur. Clin. Nutr., 2002, 56 (11), 1137–1142.

26. Ishii N, Senoo-Matsuda N, Miyake K et al. Coenzyme Q10 can prolong C. elegans lifespan by lowering oxidative stress//Mech.Ageing.Dev., 2004, 125 (1), 41–46.

27. Judy WV, Stogsdill WW, Folkers K. Myocardial preservation by therapy with coenzyme Q10 during heart surgery//Clin.Investig, 1993, 71 (8), 155–161.

28. Kishimoto C, Tomioka N, Nakayama Y. et al. Anti-oxidant effects of coenzyme Q10 on experimental viral myocarditis in mice//J. Cardiovasc.Pharmacol., 2003, 42 (5), 588–592.

29. Kuklinski B, Weissenbacher E, Fahnrich A. Coenzyme Q10 and antioxidants in acute myocardial infarction//Mol. Aspects Med., 1994, 15, 143–147.

30. Kwong LK, Kamzalov S, Rebrin I. et al. Effects of coenzyme Q10 administration on its tissue concentrations, mitochondrial oxidant generation, and oxidative stress in the rat//Free Radic.Biol.Med., 2002, 33 (5), 627–638.

31. Lenaz G, D’Aurelio M, Merlo Pich M et al. Mitochondrial bioenergetics in aging//Biochim.Biophys. Acta, 2000, 1459 (2–3), 397–404.

32. Mortinsen SA. Overview of coenzyme Q10 as adjunctive therapy in chronic heart failure. Rationale, design and end-points of “Q-symbio” – a multinational trial//Biofactors, 2003, 18, 79–89.

33. Тang PH, Miles MV, DeGrauw et al. AHPLC analysis of reduced and oxidised coenzyme Q10 in human plasma//Clin Chem 2001;47:256–265.

коэнзим Q10 в комплексной терапии » Медвестник

Уникальность CoQ10 придают его фундаментальные свойства, которые имеют потенциальную пользу в различных клинических ситуациях. Во-первых, CoQ10 является кофактором для митохондриальных ферментных комплексов, участвующих в окислительном фосфорилировании при производстве аденозинтрифосфата (АТФ). Во-вторых, помимо своей роли в создании АТФ, CoQ10 служит поглотителем свободных радикалов. Он является одним из самых мощных эндогенно синтезированных мембранных антиоксидантов, присутствующих во всех мембранах. Его антиоксидантная функция эффективно защищает липиды, ДНК и белки от вредных окислительных повреждений. Были описаны другие многочисленные полезные функции, такие как сигнализация клеток, экспрессия генов и стабилизация мембран.

CoQ10 присутствует во всех тканях в различных количествах, причем наиболее высокие концентрации наблюдаются в тканях с высокими энергетическими потребностями или метаболической активностью, таких как сердце, почки, печень и мышцы. В норме организм обычно не зависит от экзогенных поставок CoQ10. Однако эндогенный биосинтез может снижаться с возрастом или при некоторых патологических состояниях. В такой ситуации, если количество CoQ10 в рационе питания недостаточное, добавление его в качестве добавки является самым простым способом компенсации нормального потребления.

Исходя из функций CoQ10 оказывает положительное влияние на биомаркеры окислительного стресса, и это подтверждено клиническими исследованиями. Несколько систематических обзоров и метаанализов показали защитное действие этой добавки на маркеры воспаления, гликемические индексы, липидные профили и артериальное давление. Благодаря своим потенциальным положительным эффектам он рассматривается в качестве добавки при многих заболеваниях нервной системы, например, при нейродегенеративных заболеваниях (болезни Паркинсона, боковом амиотрофическом склерозе) и рассеянном склерозе.

Антиоксидантная способность CoQ10 играет важную роль в снижении продукции свободных радикалов и осуществляется путем повышения уровня и активности антиоксидантных ферментов, отвечающих за нейтрализацию свободных радикалов.

Существуют доклинические исследования, подтверждающие возможность использования CoQ10 для увеличения репродуктивной активности, особенно при снижении фертильности путем улучшения митохондриального метаболизма в яйцеклетках, что ведет к увеличению их количества и качества у женщин. В плане влияния коэнзима Q10 на мужской организм было обнаружено, что добавка противодействует снижению тестостерона, вызванному химическими репродуктивными токсинами, главным образом путем противодействия разрушительному действию генерируемых при повреждении прооксидантов.

Во всем мире сердечно-сосудистые заболевания, ассоциированные с атеросклеротическими изменениями, остаются ведущей причиной смерти у взрослых. Важным звеном в терапии таких состояний являются гиполипидемические препараты – статины. Однако длительный прием статинов может быть связан с мышечными жалобами, называемыми статин-ассоциированной миопатией. Одной из причин этого состояния, по некоторым данным, служит индуцированное статинами снижение уровня CoQ10, а значит, и угнетение его функций. В ряде клинических испытаниях и в самом крупном метаанализе было подтверждено рациональное использование экзогенных добавок CoQ10 для профилактики или улучшения течения таких миопатий.

Благодаря своим свойствам коэнзим Q10 нашел применение в комплексной терапии хронической сердечной недостаточности. Установлено, что у пациентов с сердечной недостаточностью имеется измеримый дефицит CoQ10 как в крови, так и в миокардиальной ткани. Добавление экзогенного CoQ10 улучшает симптомы и уменьшает основные неблагоприятные клинические события. Этот вывод был сделан на основе анализа многоцентрового рандомизированного исследования.

В некоторых испытаниях введение CoQ10 в базисную терапию артериальной гипертензии с эндотелиальной дисфункцией способствовало снижению артериального давления.

Кофермент нашел применение и в комплексной терапии сахарного диабета. Известно, что высокий уровень глюкозы при сахарном диабете приводит к окислительному стрессу и повреждению различных тканей организма из-за дефекта антиоксидантных систем. Добавление к основной терапии сахарного диабета молекулы CoQ10 улучшало эндотелиальную дисфункцию, воспалительные изменения и метаболический профиль.

В одном из клинических исследований оценивали динамику показателей скорости клубочковой фильтрации, протеинурии и креатинина при диабетической нефропатии. Полученные результаты показали, что эффективность комбинации инсулина и CoQ10 превосходит эффективность монотерапии инсулином со статистическими различиями.

Кроме того, CoQ10 может существенно улучшить метаболические параметры по сравнению с плацебо. Клинические исследования продемонстрировали положительное влияние добавки CoQ10 на снижение массы тела и уровня адиполина у пациентов с ожирением. В дополнение к улучшению важных метаболических профилей добавление CoQ10 может снизить риск сердечно-сосудистых заболеваний за счет снижения уровня общего холестерина и липопротеидов низкой плотности у пациентов, страдающих сахарным диабетом или метаболическим синдромом.

Вещество также нашло применение у взрослых с диагностированной мигренью. В исследовании после трех месяцев приема препарата было зарегистрировано меньшее количество дней с мигренью в месяц, а также снижение признаков тревоги и депрессивных симптомов. Трехмесячная добавка также привела к значительному уменьшению симптомов, таких как фоточувствительность и тошнота, и улучшению качества жизни.

В целом CoQ10 имеет замечательный профиль безопасности, который показывает низкую частоту нежелательных явлений. Положительные свойства коэнзима Q10 и данные исследований могут служить обоснованием для его применения при некоторых нозологиях.

Выбрать подходящий продукт с CoQ10 поможет огромная торговая площадка натуральных продуктов с мировым именем. iHerb удалось собрать богатый ассортимент – более сотни добавок c коэнзим Q10 в различных формах (в порошке, веганских, растительных, мягких капсулах), отличающихся по объему упаковки и дозировке. Представлены различные торговые марки, включая эксклюзивные бренды CGN и Lake avenue.

Сертификаты GMP гарантируют качество сырья и продуктов.

БАД. НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛЕКАРСТВЕННЫМ СРЕДСТВОМ.

Источники литературы

1. Zohreh Sadat Sangsefidi, Fatemeh Yaghoubi, Salimeh Hajiahmadi, Mahdieh Hosseinzadeh. The effect of coenzyme Q10 supplementation on oxidative stress: A systematic review and meta HYPERLINK «https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC7174219/»‐ HYPERLINK «https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC7174219/»analysis of randomized controlled clinical trials. Food Sci Nutr. 2020 Apr; 8 (4): 1766-1776.

2. Qu H, Guo M, Chai H et al. Effects of Coenzyme Q10 on Statin-Induced Myopathy: An Updated Meta-Analysis of Randomized Clinical Trials. J Am Heart Assoc. 2018 Oct 2;(19).
3. Saleem Ali Banihani Biomolecules. Effect of Coenzyme Q HYPERLINK «https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC6316376/»10 HYPERLINK «https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC6316376/»Supplementation on Testosterone Published online 2018 Dec 13.; 8(4): 172.
4. Jafari M, Mousavi SM, Asgharzadeh A, Yazdani N. Coenzyme Q10 in the treatment of heart failure: A systematic review of systematic reviews. Indian Heart J. 2018 Jul;70 (Suppl 1):111–S117.
5. Hayder M. Al-Kuraishy, Ali I. Al-Gareeb, Hala A. Shams, Farah Al-Mamorri J. Endothelial dysfunction and inflammatory biomarkers as a response factor of concurrent HYPERLINK «https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC6943859/»coenzyme Q10 HYPERLINK «https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC6943859/»add-on metformin in patients with type 2 diabetes mellitus. Lab Physicians. 2019 Oct-Dec; 11(4): 317–322.
6. Marta Goschorska, Izabela Gutowska, Irena Baranowska-Bosiacka, Katarzyna Barczak, Dariusz Chlubek The Use of Antioxidants in the Treatment of Migraine Antioxidants (Basel) 2020 Feb; 9(2): 116. Published online 2020 Jan 28.

результаты рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования Q-SYMBIO (Coenzyme Q10 as adjunctive treatment o

Предпосылки к проведению исследования

Усовершенствование лекарственной терапии больных с сердечной недостаточностью (СН) считается важной задачей. Стандартная терапия включает средства, которые в большей степени блокируют, а не усиливают клеточные процессы. При этом некоторые важные потребности миокарда не компенсируются. Имеется много причин развития СН, но нарушение биоэнергетических функций, которое приводит к недостатку энергии, может становиться важным дополнительным механизмом развития С.Н. Коэнзим Q10 (КоQ10) представляет собой мощный растворимый антиоксидант, а также ключевой редокс-компонент электронной транспортной цепи и синтеза аденозинтрифосфата. Имеются данные о том, что в миокарде больных с СН снижено содержание КоQ10, а также о связи между уровнем КоQ10 в миокарде и тяжестью клинических проявлений СН и выраженности дисфункции левого желудочка (ЛЖ). Кроме того, в ходе выполнения одного обсервационного исследования было установлено, что низкая концентрация в крови КоQ10 относится к независимым прогностическим факторам смерти у больных с СН, но результаты другого обсервационного исследования не подтвердили этого. Опубликованные результаты мета-анализов РКИ КоQ10 при СН в основном свидетельствовали о положительном влиянии применения КоQ10 на фракцию выброса (ФВ) ЛЖ и либо о наличии положительного влияния на функциональный класс (ФК) по классификации NYHA (New York Heart Association), либо о его отсутствии. Ранее выполненные РКИ не имели достаточной статистической мощности для оценки частоты развития тяжелых неблагоприятных клинических исходов. Результаты 2 систематических обзоров свидетельствовали либо лишь о тенденции к снижению смертности за счет применения КоQ10, либо об отсутствии влияния на смертность.

Цели исследования

В течение первых 16 нед наблюдения цель исследования состояла в оценке влияния применения КоQ10 на клинические проявления СН (ФК по классификации NYHA) и функциональное состояние, определяемое с помощью визуальной аналоговой шкалы (ВАШ) для оценки выраженности симптомов, 6-минутного теста с ходьбой (6МТХ), а также показатели эхокардиографии (ЭхоКГ) — ФВ ЛЖ и размер полостей сердца. Кроме того, в этот начальный период оценивали концентрацию в крови КоQ10 и N-концевого предшественника мозгового натрийуретического пептида (N-МНУП).

Цель исследования в течение длительного наблюдения за больными (в течение 106 нед) включала проверку гипотезы о том, что применение КоQ10 приводит к снижению частоты развития осложнений сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) и смертности от таких осложнений (на основании результатов анализа, выполненного исходя из допущения, что все больные применяли назначенное лечение).

Структура исследования

Многоцентровое проспективное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование; продолжительность наблюдения 2 года.

Больные

В исследование включали больных с хронической СН, которая соответствовала III или IV ФК по классификации NYHA, при наличии у них типичных клинических проявлений С.Н. Определенная точка разделения для ФВ ЛЖ не использовалась как критерий включения в исследование.

Вмешательство

Больным, характеристики которых удовлетворяли критериям включения, проводили дополнительное обследование в течение 2-недельного вводного периода с приемом капсул плацебо для подтверждения соответствия их характеристик критериям включения. Больных обследовали в начале и конце вводного периода с оценкой ФК по классификации NYHA, а также оценкой по ВАШ, результатов 6МТХ и ЭхоКГ. Образцы крови брали для анализа концентрации в крови КоQ10 и N-МНУП. После этого больных, у которых применялась стабильная терапия по поводу СН, рандомизированно распределяли в группы применения КоQ10 или плацебо.

Клинические показатели оценивали повторно через 16 нед после рандомизации. При этом учитывали результаты оценки по ВАШ, а также результаты 6МТХ, данные ЭхоКГ, а также повторно брали кровь для определения концентрации в крови КоQ10 и N-МНУП. Все больные продолжали принимать назначенные препараты до окончания исследования. В случае развития первого неблагоприятного исхода, включенного в основной показатель частоты развития тяжелых осложнений заболевания сердца, данные о больном анализировали как незавершенные (цензурированные) наблюдения; причем учитывали только первый из таких исходов. После развития тяжелого осложнения заболевания сердца (т.е. в период пребывания в стационаре по поводу утяжеления СН) больным предлагали продолжить прием исследуемого препарата с использованием слепого метода до окончания исследования (т.е. до 2 лет после рандомизации). Данные о больных, которым имплантировали устройство для ресинхронизирующей терапии, включали в анализ как незавершенные наблюдения; при этом учитывали данные, полученные к моменту имплантации устройства. В ходе выполнения исследования устройства не имплантировали в случае утяжеления СН; их имплантировали только в связи с изменениями показаний к такой имплантации в исследовательских центрах, которые произошли после начала исследования. Данные о больных, которые были внесены в список № 2 для трансплантации сердца, включались в анализ как незавершенные наблюдения. При этом в анализ включали данные, полученные в момент госпитализации для выполнения трансплантации. Такое вмешательство не учитывалось в качестве оцениваемого неблагоприятного исхода, так как в обеих группах обеспечивалась одинаковая доступность донорского сердца. Госпитализация считалась обусловленной утяжелением СН, если она была вызвана утяжелением клинических проявлений СН, и во время пребывания больного в стационаре требовалось внутривенное введение диуретиков. Кроме того, в период госпитализации учитывали потребность в применении препаратов положительного инотропного действия и применении внутриаортальной баллонной контрпульсации.

Следует отметить, что в ходе выполнения исследования Q-SYMBIO пребывание в стационаре в течение первых 30 дней после рандомизации ни в одной из групп не было включено в основные показатели. Результаты ранее выполненных обсервационных исследований свидетельствовали о том, что улучшение клинических проявлений СН отмечается примерно через 4 нед (до 12 нед) после начала применения КоQ10. В ходе выполнения исследований по оценке абсорбции препарата было установлено, что между повышением концентрации КоQ10 в крови и увеличением его содержания в митохондриях должно пройти не менее 2 нед. На основании таких данных авторы исследования считали приемлемым установление 30-дневного периода, в течение которого эффекты КоQ10 проявляться не будут. Сходный подход применялся и в других РКИ КоQ10 у больных с С.Н. Все возможные побочные эффекты оценивались с начала исследования. Исследование Q-SYMBIO было прекращено членами его управляющего комитета досрочно в 2012 г., когда число включенных в него больных не достигло предполагаемых 550 в связи с низкой скоростью набора больных.

Критерии оценки/Клинические исходы

Основные показатели для начальной части исследования (в течение первых 16 нед после рандомизации): изменение ФК по классификации NYHA, функционального состояния по данным оценки с помощью ВАШ, результатов 6МТХ и показатели ЭхоКГ (ФВ ЛЖ и размер полостей сердца). Кроме того, в этот начальный период оценивали концентрацию в крови КоQ10 и N-МНУП.

Основной показатель для всего периода наблюдения (в течение 106 нед): комбинированный показатель частоты развития осложнений ССЗ и смертности от таких осложнений.

Методы статистического анализа

Все виды анализа проводили исходя из допущения, что все больные получали назначенное лечение. Выраженность непрерывного эффекта терапии оценивали с помощью линейной модели с использованием данных для каждого исследовательского центра как эффекта случайного отсечения. Эффект лечения анализировали с учетом таких заранее определенных вмешивающихся факторов, как возраст, пол, ФК по классификации NYHA, диагноз при включении в исследование (СН, обусловленная ишемической болезнью сердца или дилатационной кардиомиопатией) и исследовательского центра. Для оценки влияния терапии на качественные показатели использовали критерий χ2 для независимых выборок с точными значениями p. Кривые кумулятивной частоты развития тяжелых осложнений заболеваний сердца, госпитализации по поводу утяжеления СН, смертности от осложнений ССЗ и общей смертности строили с помощью метода Каплана—Мейера и анализировали с помощью регрессионной модели пропорциональных рисков Кокса с использованием стратификации в зависимости от центра. После завершения анализа, выполненного исходя из допущения, что все больные применяли назначенное лечение, был выполнен дополнительный анализ чувствительности с наихудшим предполагаемым вариантом развития неблагоприятных клинических исходов, включенных в основной показатель. Такой анализ выполняли с допущением о том, что в группе вмешательства у больных, данные о которых были включены в анализ как незавершенные наблюдения в связи с потерей контакта с ними, развились тяжелые осложнения заболевания сердца. При этом считалось, что в группе плацебо у таких же больных тяжелые осложнения заболевания сердца не развивались. В ходе выполнения анализа в подгруппах больных с определенными характеристиками стандартизованные отношения риска развития тяжелых осложнений заболевания сердца рассчитывали с использованием стратификации в зависимости от наличия или отсутствия определенных факторов риска при включении в исследование; кроме того, выполняли тесты на взаимодействие между определенными характеристиками и эффектом лечения. Частоты развития нежелательных явлений сравнивали между группами с помощью критерия χ2 для независимых выборок с точными значениями p.

При анализе данных, полученных в первой фазе исследования, для достижения основного показателя требовалось достижения различий между всеми тремя оцениваемыми неблагоприятными исходами, включенными в такой показатель; при этом статистически значимыми считались различия при p≤0,05. При анализе данных, полученных в ходе длительного наблюдения, терапия считалась эффективной в случае достижения статистически значимых различий между группами по основному показателю при p<0,05. Различия между группами по дополнительным показателям считали статистически значимыми при p<0,05. Все виды статистического анализа проводили с помощью пакета программ Stata/SE версия 11−2 для Windows (StataCorp LP, Колледж Стейшен, штат Техас, США).

Основные результаты

В целом 420 больных были рандомизированно распределены в группу приема КоQ10 (n=202) или группу плацебо (n=218). В целом в ходе выполнения исследования 36 больных стойко прекратили прием исследуемого препарата: в группе КоQ10 и группе плацебо 22 и 14 больных соответственно. Результаты анализа причин стойкого прекращения приема исследуемого препарата не выявляли каких-либо статистически значимых различий между группами (p=0,118). Данные о больных, которые стойко прекратили прием исследуемого препарата, не исключались из анализа, выполненного исходя из допущения о том, что все больные применяли назначенное лечение.

В конце исследования обо всех больных были получены данные о том, живы ли они, за исключением 4 больных в каждой группе, для которых считалось, что с ними потерян контакт.

В целом осложнения ССЗ, включенные в основной показатель, развились у 87 больных, и 60 больных умерли. Группы больных были сходными по основным исходным характеристикам, которые оценивали после завершения 2-недельного вводного периода. В обеих группах средняя продолжительность периода после развития СН достигала 3 года, а средняя ФВ ЛЖ, составляющая 31%, и среднее расстояние, проходимое при 6МТХ, были сходными в обеих группах. До начала исследования группы больных существенно не различались по применяемой для лечения СН стандартной терапии. Частота применения ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента или блокаторов рецепторов ангиотензина II, а также β-блокаторов достигала 90 и 75%, а дозы таких препаратов соответствовали рекомендуемым. В ходе выполнения исследования дозы препаратов изменяли нечасто, поэтому представляется маловероятным, что небольшие изменения доз могли влиять на различия между группами по частоте развития неблагоприятных клинических исходов.

У 2 из 4 больных, которые принимали КоQ10 в течение менее 30 дней, что считалось отклонением от протокола исследования, были незапланированные госпитализации по поводу утяжеления СН в течение 30 дней после рандомизации. Ни в одной из групп не были отмечены смертельные исходы в течение начального 30-дневного периода, когда эффекты КоQ10 могли не проявляться.

Через 16 нед после рандомизации в обеих группах не было отмечено снижение ФК по классификации NYHA, а также оценки по ВАШ и улучшение результатов 6МТХ, а различия между группами по таким показателям не достигали уровня статистической значимости. Не отмечалось статистически значимых различий между группами по частоте сердечных сокращений, уровню артериального давления и показателям ЭхоКГ. В группе КоQ10 концентрация КоQ10 в крови через 16 нед после рандомизации статистически значимо увеличивалась примерно в 3 раза по сравнению с исходным. Различия между группами по концентрации N-МНУП через 16 нед после начала лечения статистически значимо не различались. Однако отмечались тенденция к снижению средней концентрации N-МНУП на 384 пкг/мл (т.е. на 20%) в группе применения КоQ10 и пропорциональное увеличение на 199 пкг/мл (т.е. на 12%) в группе плацебо.

В течение 106 нед после рандомизации в группе применения КоQ10 и группе плацебо тяжелые осложнения заболевания сердца развились у 15 и 26% больных соответственно (СОР=43%; p=0,005 по данным анализа, выполненного с помощью точного критерия Фишера). Отношение риска развития тяжелых осложнений заболевания сердца в группе КоQ10 по сравнению с группой плацебо достигало 0,50 при 95% ДИ от 0,32 до 0,80; p=0,003.

В ходе выполнения исследования в каждой группе контакт был потерян c 4 больными. Результаты анализа чувствительности основного показателя, в который были включены 2 случая госпитализации ранее 30 дней после рандомизации, в ходе выполнения которого считались умершими 4 больных группы КоQ10, с которыми был потерян контакт, и выжившими — 4 больных группы плацебо, с которыми был потерян контакт, также свидетельствовали о преимуществах применения КоQ10 по сравнению с плацебо (отношение риска 0,64 при 95% ДИ от 0,42 до 0,98; p=0,038).

В группе КоQ10 по сравнению с группой плацебо отмечалось большее число больных, у которых в течение 106 нед после рандомизации снизился ФК по классификации NYHA (у 58 и 45% больных соответственно; p=0,028), а также число больных, у которых улучшение составило хотя бы 1ФК. Не отмечалось статистически значимых различий между группами по показателям ЭхоКГ. Концентрация N-МНУП в группе КоQ10 и группе плацебо снижалась в среднем на 1337 и 881 пкг/мл соответственно, т. е. на 60 и 52% соответственно и различия между группами по этому показателю не достигали уровня статистической значимости.

В целом число больных, умерших от осложнений ССЗ, было меньше в группе КоQ10 по сравнению с группой плацебо (от таких осложнений умерли 9 и 16% больных соответственно; СОР=43%; p=0,039 по данным анализа, выполненного с помощью точного критерия Фишера). По данным анализа, выполненного с помощью регрессионной модели Кокса со стратификацией в зависимости от исследовательского центра, отношение риска для смертности от осложнений ССЗ при использовании КоQ10 по сравнению с плацебо достигало 0,51 (при 95% ДИ от 0,28 до 0,92; p=0,026). Частота госпитализаций по поводу утяжеления СН, которое считалось тяжелым осложнением заболевания сердца, в группе КоQ10 и группе плацебо составляло 8 и 14% соответственно (отношение риска 0,51 при 95% ДИ от 0,27 до 0,95; p=0,033). В течение 106 нед наблюдения в группе КоQ10 и группе плацебо умерли 10 и 18% больных соответственно (СОР=42%; p=0,036 для анализа, выполненного с помощью точного критерия Фишера). По данным анализа, который выполнялся с помощью регрессионной модели Кокса со стратификацией с учетом исследовательского центра, отношение риска для общей смертности составляло 0,51 (при 95% ДИ от 0,30 до 0,89; p=0,018). Результаты ретроспективного анализа свидетельствовали о снижении общей смертности в группе КоQ10 по сравнению с группой плацебо также в течение первых 16 нед после рандомизации (отношение риска 0,18 при 95% ДИ от 0,04 до 0,87; p=0,032).

В целом частота развития других нежелательных явлений была меньше в группе КоQ10 по сравнению с группой плацебо и достигала 13 и 19% соответственно (p=0,110 для анализа, выполненного с помощью точного критерия Фишера).

Анализ частоты развития тяжелых осложнений заболевания сердца, который выполнялся в подгруппах больных с определенными характеристиками, не выявлял статистически значимых взаимодействий между определенными характеристиками больных и эффектов лечения. Однако результаты такого анализа свидетельствовали о тенденции к благоприятным эффектам применения КоQ10 по сравнению с плацебо в следующих подгруппах: у больных более пожилого возраста; мужчин; у больных с СН, соответствующей III классу по классификации NYHA; больных с дилатационной кардиопатией, больных с исходной концентрацией N-МНУП 300 пкг/мл и более, а также у больных с ФВ ЛЖ 30% и более (p=0,065). Кроме того, преимущества приема КоQ10 отмечались у больных, которые применяли β-блокаторы, а также ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента или блокаторы рецепторов ангиотензина II.

Выводы

У больных с хронической СН длительный прием КоQ10 безопасен, а также приводит к уменьшению клинических проявлений СН и снижению риска развития тяжелых осложнений ССЗ.

Коэнзим Q10 (CoQ10) – 9 ключевых преимуществ

Коэнзим CoQ10 представляет собой уникальный микроэлемент, использующийся организмом человека для выработки энергии. Это вещество может вырабатываться организмом самостоятельно, однако с возрастом объем его генерации уменьшается. К счастью, сегодня недостаток данного коэнзима можно восполнить при помощи специализированных пищевых добавок и некоторых продуктов питания.

Понижение уровня CoQ10 способно негативно отразиться на здоровье и привести к возникновению заболеваний сердечно-сосудистой системы,  головного мозга, диабету и даже раку.

В данный момент ученым еще не удалось выяснить, является ли дефицит коэнзима причиной или следствием заболеваний. Однако им точно удалось определить полезные свойства этого микроэлемента.

 

Что нужно знать о CoQ10

CoQ10 представляет собой соединение, генерируемое организмом человека и хранящееся в митохондриях клеток. Эта часть клеток является ответственной за выработку энергии. Помимо этого, митохондрии обеспечивают защиту клеток от разрушения и от негативного воздействия вирусов и болезнетворных бактерий.

Дефицит коэнзима Q10 наблюдается преимущественно у людей пожилого возраста. Однако он также может встречаться и у молодых лиц.  Среди основных причин недостатка данного соединения в организме ученые выделяют:

дефицит витамина B6;

генетические дефекты, связанные с понижение объемов выработки CoQ10;

окислительный стресс;

митохондриальные заболевания;

побочные эффекты препаратов, направленные на понижение уровня холестерина.

В результате исследований было установлено, что коэнзим Q10 выполняет несколько значимых функций в теле человека. Первая функция – это выработка энергии в клетках путем непосредственного участия соединения в создании аденозинтрифосфата (АТФ), использующегося организмом для передачи энергии из клеток. Вторая функция – это обеспечение защиты клеток от негативного воздействия свободных радикалов, способного привести к нарушению некоторых функций и возникновению заболеваний.

Основываясь на всех вышеуказанных фактах, исследователи сделали вывод о том, что низкий уровень CoQ10 может привести к возникновению некоторых хронических заболеваний.

Коэнзим Q10 содержится абсолютно в каждой клетке организма, однако наивысшее его содержание наблюдается во внутренних органах, использующих самый большой объем энергии, к числу которых относятся печень, сердце, легкие и почки.

Дополнительное потребление этого соединения может положительно отразиться на здоровье.  Далее рассмотрим положительное влияние коэнзима на тело человека.

 

Устраняет симптомы сердечной недостаточности

Сердечная недостаточность представляет собой затруднение сердцебиения и ухудшение кровотока. В большинстве случаев она возникает в результате заболеваний или проблем сердечно-сосудистой системы, к числу которых относятся повышенное давление и ишемическая болезнь сердца.

Важно обратить внимание на то, что некоторые способы лечения сердечной недостаточности приводят к еще более негативным последствиям, таким как пониженное кровяное давление и дефицит CoQ10.

При поиске решений данной проблемы ученые провели исследование, в рамках которого 420-ти участникам эксперимента с сердечной недостаточностью выдавали коэнзим Q10. В конце исследования ученые заметили, что ежедневное потребление соединения не только устранило симптомы сердечной недостаточности, но и существенно снизило уровень риска смерти, связанный с нарушением сердечного ритма.

Другое исследование, в котором принимал участие 641 человек, показало, что регулярное употребление пищевых добавок с CoQ10 значительно снижает вероятность обострения сердечной недостаточности и препятствует появлению осложнений.

Согласно заявлению исследователей, коэнзим позволяет восстановить объемы выработки энергии и снизить уровень окислительного стресса, что способствует нормализации работы сердечной мышцы.

 

Повышает уровень фертильности у женщин

Фертильность – это способность организма производить потомство. Уровень этой способности у женщин снижается вместе с возрастом в связи с ухудшением производства яйцеклеток, в котором коэнзим Q10 принимает непосредственное участие. С возрастом выработка данного соединения становится существенно хуже, из-за чего организм теряет способность обеспечить защиту яйцеклеток от повреждения.

Пищевые добавки, содержащие CoQ10, не только способствуют восстановлению уровня фертильности, но и его повышению.

Мужская сперма обладает  такой же чувствительностью к воздействию окислительного повреждения, способного привести не только к снижению качества и количества сперматозоидов, но и к бесплодию. Потребление коэнзима Q10 позволяет исправить подобную ситуацию за счет антиоксидантных свойств этого соединения.

Позволяет сохранить молодость кожи

Кожа является одной из самых уязвимых частей человеческого организма. Она больше остальных органов подвержена негативному влиянию окружающей среды и старению. Негативное влияние на кожу могут оказывать как внутренние нарушения, такие как гормональный дисбаланс, так и внешние факторы, подобные УФ излучению. Некоторые внешние факторы могут снизить уровень влажности кожи и даже привести к ее истончению и разрушению.

Нанесение на поверхность кожи коэнзима Q10 обеспечит защиту, как от внешних, так и от внутренних факторов за счет повышения уровня антиоксидантной защиты, препятствующей разрушению клеток. Исследования показали, что нанесение CoQ10 непосредственно на кожу снижает уровень окислительного стресса, вызванного воздействием УФ излучения, а в некоторых случаях даже разглаживает морщины.

Также ученые выяснили, что лица с дефицитом данного соединения в организме имеют более высокий риск рака кожи.

 

Устраняет головные боли

Нарушения, связанные с функциями митохондрий, приводят к значительному повышению уровня усвоения кальция клетками, что влечет за собой формирование чрезмерного количества свободных радикалов, приводящих к снижению уровня антиоксидантов. Подобное явление приводит к уменьшению объемов энергии в клетках головного мозга, что в большинстве случаев вызывает головные боли и даже мигрени.

В связи с тем, что коэнзим Q10 является одной из самых важных составляющих митохондрий клеток, потребление этого соединения нормализует их функции, устраняет воспалительные процессы и препятствует возникновению головных болей.

Ученые провели исследование с участием 1550-ти человек, в результате которого выяснилось, что употребление CoQ10 снижает в 3 раза количество мигреней. Более того, данное соединение способствует устранению даже обычных головных болей.

 

Улучшает работу мышечных волокон

Окислительный стресс негативно воздействует на работу мышечных волокон, следовательно, снижает эффективность физических нагрузок и качество выполнения упражнений.

Дисфункция митохондрий снижает объем энергии в мышцах, тем самым препятствуя их эффективному сокращению. Употребление коэнзима Q10 может исправить подобную ситуацию за счет нормализации работы митохондрий и устранения окислительного стресса.

В результате исследований ученые выяснили, что потребление до 1200 мг CoQ10 на протяжении двух месяцев позволяет снизить уровень окислительного стресса, улучшить силовые показатели, снизить уровень усталости и повысить эффективность упражнений.

 

Позволяет предотвратить развитие диабета

Разрушение клеток в результате окислительного стресса может привести к нарушению обмена веществ и возникновению такого заболевания как  диабет. Данная болезнь также может появиться из-за сопротивления организма к влиянию инулина.

Исследования ученых продемонстрировали, что потребление соединения CoQ10 повышает чувствительность к инсулину и нормализует уровень сахара в крови. Также было установлено, что данный коэнзим позволяет увеличить концентрацию инсулина в 3 раза у людей с диабетом.

В одном из исследований, в котором принимали участие люди с диабетом 2-го типа, потребление коэнзима Q10  на протяжении 12-ти недель позволило снизить уровень сахара в крови до нормального. Также ученые выяснили, что соединение CoQ10 позволяет избежать диабета за счет ускоренного расщепления жиров, препятствующего ожирению.

 

Препятствует развитию онкологических заболеваний

Окислительный стресс вызывает повреждение клеток и негативно отражается на их работе. При условии отсутствия у организма возможности противостоять данному процессу существенно повышается риск возникновения онкологических заболеваний.

Коэнзим Q10 способен обеспечить защиту клеток организма от этого разрушительного процесса и улучшить выработку энергии в клетках, тем самым улучшая их здоровье. Важно отметить, что практически у всех людей, болеющих раком, уровень этого соединения намного ниже нормы.

Дефицит CoQ10 повышает вероятность возникновения раковых заболеваний на 53,3 процента, а также ускоряет рост раковых опухолей.

В одном из исследований ученые установили, что регулярное потребление пищевых добавок с соединением CoQ10 позволяет снизить вероятность рецидива онкологических заболеваний.

 

Улучшает работу мозга

Митохондрии считаются одним из основных источников энергии для работы мозга. Однако с возрастом функции митохондрий ухудшаются, что приводит к гибели некоторых клеток головного мозга и возникновению болезни Паркинсона и Альцгеймера.

Помимо этого, человеческий мозг имеет высокую чувствительность к окислительному стрессу, приводящему к выработке вредных соединений, что негативно отражается на памяти, работе мозга и физической активности.

Ежедневное употребление CoQ10 позволяет снизить количество вредных соединений, а также замедлить развитие болезней Паркинсона и Альцгеймера.

 

Обеспечивает защиту легких

Легкие больше остальных органов человека контактируют с кислородом, что делает их наиболее подверженными окислительному стрессу. Данный процесс в сочетании с дефицитом коэнзима Q10 и низким количеством антиоксидантов может привести к хронической обструктивной болезни легких и астме.

Исследование, проводимое учеными, продемонстрировало, что регулярное употребление соединения CoQ10 устраняет воспалительные процессы в дыхательных путях у людей, страдающих астмой, а также значительно снижает потребность в препаратах для лечения этого заболевания.

Во время другого исследования лица, страдающие ХОБЛ, употреблявшие пищевую добавку с коэнзимом Q10, продемонстрировали повышение физической активности, что было обусловлено улучшением оксигенации тканей и учащением сердцебиения.

 

Нормы потребления и побочные эффекты

Пищевые добавки с содержанием CoQ10 выпускаются в двух формах – убихинол и убихинон. Первая форма на 90 процентов состоит из коэнзима Q10 и намного лучше усваивается. Поэтому при потреблении данного соединения рекомендуется выбирать добавки в форме убихинола. Суточная норма потребления коэнзима составляет от 90 до 200 мг в день. При этом максимально допустимой дозой, не наносящей вред организму, считается 500 мг.

В связи с тем, что данный элемент является жирорастворимым соединением, его усвоение требует достаточно много времени. Однако потребление добавок CoQ10 одновременно с приемом пищи ускоряет процесс усвоения в 3 раза.

Также стоит обратить внимание на то, что некоторые фармацевтические компании предлагают растворимую форму коэнзима или его сочетание с маслами, что ускоряет процесс абсорбции соединения. Важно отметить, что организм человека не накапливает CoQ10, поэтому для достижения эффектов от данной добавки рекомендуется принимать ее на регулярной основе.

Добавки с коэнзимом Q10 имеют очень низкую токсичность. При проведении исследования, во время которого подопытные принимали по 1200 мг CoQ10 в сутки на протяжении 16-ти месяцев, не было выявлено серьезных побочных эффектов.

В случае же выявления негативных последствий от приема соединения суточную норму следует разделить на несколько приемов.

Продукты с содержанием CoQ10

Несмотря на то, что CoQ10 чаще встречается в виде пищевых добавок, данное соединение также можно найти в ряде продуктов питания, к числу которых относятся:

мясо внутренних органов животных;

мясные блюда из курицы, свинины и говядины;

жирная рыба;

зелень – шпинат, брокколи и цветная капуста;

ягоды и фрукты – клубника и апельсин;

бобовые культуры – соя, арахис, чечевица;

семена и орехи – фисташки и кунжут;

масла – рапсовое и соевое.

Вывод

Коэнзим Q10 является жирорастворимым соединением, обладающим рядом полезных свойств. Этот микроэлемент принимает непосредственное участие в производстве энергии и выступает в роли антиоксиданта.

Вышеуказанные свойства CoQ10 позволяют использовать его для нормализации функций клеток и органов, а также для лечения некоторых хронических заболеваний.

Исследования показали, что регулярное употребление этого соединения улучшает работу сердечно-сосудистой системы, нормализует уровень сахара в крови, а также препятствует окислительному стрессу, оказывающему негативное влияние на ряд органов.

CoQ10 можно принимать как в пищевых добавках, так и соблюдая диету с использованием продуктов, содержащих коэнзим. Поскольку выработка этого соединения уменьшается с возрастом, прием соответствующих добавок может осуществлять абсолютно каждый взрослый человек.

Потребление большого количества продуктов с высоким содержанием CoQ10 или прием добавок может принести пользу здоровью.

 

 

Опыт и перспективы использования коэнзима Q10 в детской кардиологии | #02/09

Биологическая роль коэнзима Q10. Коэнзим Q10, или убихинон, — митохондриальный кофермент, участвующий в сопряжении процессов клеточного дыхания и образования АТФ в ходе окислительного фосфорилирования (Lenaz G., 1988; Santos-Ocana et al., 2002), поэтому его важнейшей функцией считается биоэнергетическая. Второе фундаментальное свойство коэнзима Q10 связано со способностью улавливать свободные радикалы (Villalba J. M. et al., 1998; Villalba J. M., Navas P., 2000), восстанавливая при этом свою антиоксидантную активность (Emster L., Forsmark-Andree P., 1993) и активность альфа-токоферола (Constantinescu A. et al., 1994). Причем по антиокислительной активности кoэнзим Q10 превосходит все остальные естественные антиоксиданты и поэтому считается наиболее перспективным для применения в клинической практике (Passi S. et al., 2002).

К другим функциям убихинона относятся участие в гликолизе (Lawen A., 1994) и улучшении текучести мембран (Cornell et al., 1987), а также модуляция эндотелиальной функции (Watts et al., 2002).

В связи с трудностями усвоения жирорастворимой формы убихинона, несомненную перспективу для клинического изучения представляет Кудесан — водорастворимая форма коэнзима Q10, которая обладает всеми фармакологическими свойствами своего предшественника и более высокой биодоступностью (Лакомкин В. Л. и соавт., 2004; Chopra P. K. et al., 1998). По мнению профессоров Н. А. Коровиной и Э. К. Рууге (2006), особенно актуально применение препаратов коэнзима Q10 у детей.

Применение коэнзима Q10 в детской кардиологии. Большая часть клинических исследований коэнзима Q10 в педиатрии посвящена изучению его эффективности при первичных и вторичных митохондриальных дефектах (Клембовский А. И., Сухоруков В. С., 1997; Сухоруков В. С., 2007). Несмотря на то, что первичная недостаточность коэнзима Q10 встречается крайне редко, на фоне приема коэнзима Q10 отмечается улучшение течения достаточно широкого круга иных митохондриальных заболеваний (Пивоварова А. М., 2003; Van Maldergem L., 2002; Berbel-Garcia A., 2004; Hart P. E., 2005 и др.).

Кардиомиопатии. Профессором И. В. Леонтьевой и соавторами (2007) изучена эффективность Кудесана в дозе 30–90 мг в сутки в течение трех месяцев в комплексной терапии кардиомиопатий у детей. Было показано, что применение препарата сопровождалось улучшением проводимости и сократимости миокарда, уменьшением степени недостаточности кровообращения, а также положительной динамикой экстракардиальных симптомов. Авторы связывают эффективность препарата со способностью коррегировать имеющийся дефект митохондриальной энергетики (Сухоруков В. С. и соавт., 1997; Gilbert-Barness E., 2004), подтвержденный результатами позитронно-эмиссионной томографии и биопсии скелетной мускулатуры.

Вегетативная дистония с кардиальными нарушениями. В Российской медицинской академии последипломного образования проведено исследование эффективности энерготропной терапии, включавшей Кудесан (II группа), L-карнитин в форме Карнитона (III группа) и их комбинацию (I группа) у 72 детей и подростков с вегетативной дистонией (Коровина Н. А. и соавт., 2008). Дозы Кудесана составили: детям до 10 лет — 30 мг/сутки, старше 10 лет — 45 мг/сутки, что в среднем составило 1 мг/кг/сут.

Энерготропная терапия сопровождалась нормализацией и существенным улучшением процесса реполяризации у 83% обследуемых в I группе, 75% — во II группе и 62,3% — в III группе. Помимо этого, по данным ЭКГ снизилась частота регистрации брадиаритмий у 44–50% больных, а по результатам холтеровского мониторирования (ХМ) увеличивалась представленность синусового ритма в общем объеме кардиоциклов. Кроме того, у детей, получавших Кудесан, уменьшалась длительность асистолии, а в группе сочетанной терапии увеличивалась средненочная частота сердечных сокращений (ЧСС) (р < 0,05).

У пациентов, получавших Карнитон, Кудесан либо их комбинацию, зарегистрировано выраженное уменьшение клинических проявлений вегетативной дистонии в виде нормализации сна, адекватности реакций, устойчивости к интеллектуальным нагрузкам, отсутствия выраженной утомляемости, жалоб на головную боль, кардиалгии, сердцебиения. Эхокардиография выявила изменения отдельных морфометрических и гемодинамических показателей сердца во всех трех группах наблюдения у подростков, имевших артериальную гипертензию.

Вегетативная дисфункция у часто болеющих детей. Сходные данные получены и в исследовании профессора С. О. Ключникова и соавт. в (2007), продемонстрировавшего нормализацию вегетативной регуляции (возрастание доли детей с нормотоническим вариантом реактивности с 28% до 74%), стабилизацию клеточного энергообмена (восстановление ферментативной активности лимфоцитов) и существенное улучшение клинического состояния (минимизация жалоб и эмоциональной лабильности, нормализация сна и аппетита, повышение устойчивости к нагрузкам) у часто болеющих детей дошкольного возраста при лечении Кудесаном.

Нарушения реполяризации миокарда. В Московском НИИ педиатрии накоплен положительный опыт применения Кудесана у 435 детей с нарушениями реполяризации миокарда и сердечными аритмиями, при этом у 91 подростка препарат использовался в виде монотерапии (Школьникова М. А., Березницкая В. В., 2006). Дозы, предложенные авторами, составили: до 1 года — 3 мг 3 раза в день; с 1 года до 5 лет — 7,5 мг 2 раза в день; от 5 до 10 лет — 12 мг 2–3 раза в день; старше 10 лет — 15 мг 1–2 раза в день в течение месяца. Положительный эффект в виде нормализации или значительного улучшения процесса реполяризации выявлен у 70% обследованных, при этом в 15% случаев выраженная положительная динамика зафиксирована у детей, рефрактерных к предшествующей метаболической терапии.

Применение Кудесана, учитывая механизм его действия, является наиболее рациональным именно у длительно и часто болеющих пациентов, у которых инфекционные факторы и вторичная иммунная недостаточность провоцируют и поддерживают течение аритмий (Глотов А. В. и соавт., 2000; Святкина О. И., 2004; Дегтярева Е. А. и соавт., 2006). Учитывая вышеизложенное, мы поставили своей целью изучить эффективность Кудесана в комплексной терапии различных вариантов нарушений ритма и проводимости сердца у часто болеющих детей, а также определить наиболее оптимальные терапевтические дозы Кудесана.

Обоснование выбора дозы Кудесана в детской кардиологии. Диапазон доз убихинона, применяемых в клинической медицине, чрезвычайно широк: от 1 мг/кг до 10 мг/кг в зависимости от тяжести заболевания, но в среднем дозировка составляет 2 мг/кг.

Количественное соотношение компонентов Кудесана (в 1 мл Кудесана содержится 30 мг коэнзима Q10 и 4,5 мг токоферола ацетата) установлено с учетом их суточных норм потребления, которое необходимо для поддержания нормального содержания коэнзима Q10 в крови. Поскольку для получения лечебного эффекта уровень коэнзима Q10 в крови должен превышать нормальный в 2–4 раза, в проведенных нами клинических исследованиях традиционно рекомендуемые дозы Кудесана с целью получения лечебного эффекта были увеличены в 3 раза, т. е. составили около 2–3 мг/кг/сут.

Иммунотропный эффект препарата. У 40 длительно и часто болеющих детей с аритмиями нами показана способность Кудесана корригировать нарушения иммунитета, уменьшая степень иммунных расстройств по показателям клеточного звена в 41–71% наблюдений, и оказывать положительное влияние на содержание иммуноглобулинов М и А у 48–75% пациентов. Препарат восстанавливал баланс цитокинов (в 1,3–2,5 раза повышая содержание противовоспалительных и в 1,2–2,2 раза снижая уровень провоспалительных цитокинов), а также нормализовал функциональную активность нейтрофилов (по уровню активности фагоцитоза и НСТ-теста). Положительный иммунотропный эффект Кудесана у длительно и часто болеющих детей сопровождался быстрым купированием обострения сопутствующих очагов хронической инфекции. Данный эффект Кудесана отчасти обусловлен непосредственным влиянием препарата на течение хронических гастродуоденитов (Коровина Н. А. и соавт., 2007), хронических пиелонефритов (Захарова И. Н. и соавт., 2005), дисметаболических нефропатий (Коровина Н. А. и соавт., 2007), гипотрофии и задержки роста (Ключников С. О., Гнетнева Е. С., 2007).

Нарушения сердечного ритма и проводимости. Параллельно по данным ХМ с использованием общепринятых критериев установлено, что использование Кудесана в комплексной терапии часто болеющих детей с I–II вариантами синдрома слабости синусового узла и одиночной экстрасистолией в стандартно рекомендуемой дозе (Коровина Н. А., Рууге Э. К., 2006; Школьникова М. А. и соавт., 2006) соответствовало эффективности базисной нейрометаболической терапии. Увеличение дозы Кудесана до 2 мг/кг/сут способствовало развитию клинического и электрокардиографического улучшения у 30–50% больных (что на 10–15% выше результатов лечения традиционными средствами) и не сопровождалось развитием побочных реакций.

У детей с хроническими суправентрикулярными и желудочковыми тахиаритмиями дополнительное использование Кудесана (2 мг/кг/сут) позволило уменьшить дозу классических антиаритмиков на 1/3 от среднетерапевтической и при этом получить эффект, аналогичный эффекту противоаритмических средств в полной дозе, существенно ограничив вероятность развития побочных реакций. Применение Кудесана сопровождалось улучшением процессов реполяризации миокарда и параметров кардиогемодинамики, характеризующих как систолическую, так и диастолическую функцию миокарда левого желудочка сердца.

Полученные данные обосновывают возможность назначения Кудесана для повышения эффективности и безопасности традиционной антиаритмической терапии в детском возрасте.

Как показано нами в ходе доклинического исследования, антиаритмический эффект Кудесана реализуется, главным образом, благодаря присущей препарату кардиопротекторной, противоишемической и стресспротекторной активности и не связан со способностью блокировать ионные каналы кардиомиоцитов. Установлено, что при экспериментальных острых ишемических и стрессорных повреждениях миокарда Кудесан в дозе 10 мг/кг обладает противоаритмической активностью, сопоставимой с таковой для бета-блокатора Обзидана и антагониста кальция Финоптина, и имеет существенно (в десятки раз) более низкую токсичность, что еще раз подтверждает безопасность его использования в педиатрии в вышеобозначенных дозах.

Миокардиодистрофия стрессорного и физического перенапряжения у детей-спортсменов. Принимая во внимание, что потребность в коэнзиме Q10 прогрессивно возрастает при физических и психоэмоциональных нагрузках, И. А. Маркеловой и соавторами (2007) было проведено изучение эффективности Кудесана (2–2,5 мг/кг) в профилактике и коррекции миокардиодистрофии стрессорного и физического перенапряжения у юных спортсменов (членов юношеской сборной команды Республики Мордовии по футболу).

В группе атлетов с признаками миокардиодистрофии физического перенапряжения, получавших Кудесан, отмечалось уменьшение частоты регистрации ST-T нарушений (на 78% от исходного уровня), увеличение минимальной ЧСС (на 7%), снижение продолжительности асистолии (на 17–20%) и уменьшение представленности брадизависимых аритмий и нарушений проводимости (на 28–43%, p < 0,05). В динамике у обследованных отмечалось в 1,7–2,4 раза (p < 0,05) снижение уровня кортизола и биохимических маркеров повреждения миокарда (тропонина I, креатинфосфокиназы, лактатдегидрогеназы).

После курсового назначения Кудесана у всех детей отмечено возрастание индекса двойного произведения, уровня максимального потребления кислорода и показателя физической работоспособности по тесту PWC170.

Вторичная гипербилирубиновая кардиопатия. В исследовании Н. Н. Кемаевой и соавторов (2002) проанализированы результаты применения Кудесана в дозе 2–4 мг/кг/сут в 2 приема в составе стандартной терапии гипербилирубинемии новорожденных.

В группе детей, получавших Кудесан, отмечались достоверно более высокие темпы снижения общего и непрямого билирубина и исчезновения желтухи по сравнению с детьми, получавшими только стандартную терапию (фототерапию, инфузионную терапию, индукторы микросомальных ферментов, желчегонные). Снижение общего билирубина сыворотки ниже 100 ммоль/л у пациентов исследуемой группы было достигнуто на 7,1 ± 0,5, а контрольной — на 9,6 ± 0,8 дня (р < 0,05). Следует отметить, что у недоношенных новорожденных, получавших Кудесан, нормализация уровня билирубина была достигнута в среднем на 6,0 ± 0,7 дня (р < 0,001).

Использование Кудесана у пациентов с высоким уровнем билирубина сопровождалось более быстрой нормализацией амплитуды зубца Т при нормальном положении сегмента ST — на 4,2 ± 0,6 и 7,4 ± 0,5 дня лечения в исследуемой и контрольной группах соответственно (р < 0,05). Возможно, эффективность Кудесана при вторичной гипербилирубиновой кардиопатии опосредована улучшением энергозависимой функции ферментных систем, участвующих в метаболизме билирубина.

Постгипоксический синдром дезадаптации сердечно-сосудистой системы. В одном из последних клинических исследований (проведенном на базе Мордовской Республиканской клинической больницы № 1 с одобрения Локального этического комитета) была изучена целесообразность назначения Кудесана (в сравнении с Деринатом и Рибоксином) у новорожденных с постгипоксическим синдромом дезадаптации сердечно-сосудистой системы (Балыкова Л. А. и соавт., 2008). Терапия Кудесаном по данным стандартной ЭКГ в 2 раза уменьшала частоту регистрации обменных нарушений и сопоставимо с другими исследованными препаратами уменьшала выраженность электрической нестабильности миокарда (сокращала QTс и QTd). Суммарное отклонение сегмента ST от изолинии в группе, получавшей дополнительно Кудесан, сократилось на 44% от исходного уровня, против 28% в группе Дерината и 13% — среди получавших Рибоксин (p < 0,05).

По результатам ХМ Кудесан уменьшал представленность аритмий и способствовал восстановлению циркадной структуры ритма сердца, увеличивая средненочную и минимальную ЧСС (на 6–9%, p < 0,05), снижая среднедневную и максимальную ЧСС (на 9–9,5%,p < 0,05), а также сокращая длительность асистолии до уровня здоровых детей. По данным эхокардиографии, препарат улучшал систолическую и диастолическую функции миокарда желудочков, но на признаки легочной гипертензии влияния не оказал. Наиболее отчетливо эффект Кудесана проявился у новорожденных с сопутствующей гипербилирубинемией.

Диабетическая кардионейропатия. С целью изучения возможности предупреждения окислительной модификации (неферментного гликирования) белков нервной ткани и замедления темпов развития и прогрессирования диабетической кардионейропатии мы изучили влияние Кудесана в сравнении с другими антиоксидантами на эффективность стандартной терапии сахарного диабета 1-го типа у 96 детей и подростков (Балыкова Л. А. и соавт., 2004, 2008). Установлено, что добавление к традиционной базис-болюсной инсулинотерапии ежеквартальных курсов Кудесана (30–90 мг/сут внутрь в 2 приема в течение месяца),Берлитиона (50–100 мг/сут в/в капельно № 10, затем внутрь до месяца) замедляло прогрессирование диабетической кардионейропатии. Добавление антиоксидантов способствовало сопоставимому уменьшению выраженности тахикардии, а также частоты регистрации патологических значений циркадного индекса (с 42% до 25%) и признаков электрической нестабильности миокарда (в виде сокращения пространственной и временной дисперсии QT и QTс на 19–20% и 35–42% от исходного уровня соответственно).

Использование антиоксидантов способствовало восстановлению вегетативной регуляции ритма сердца, уменьшая выраженность свойственной больным с сахарным диабетом симпатикотонии и концентрации ритма сердца (увеличивая rMSSD и pNN50% на 23–69% от исходного уровня, p < 0,05). Кроме того, применение Кудесана и Берлитиона увеличивало мощность всех компонентов спектра вариабельности сердечного ритма (p < 0,05) с восстановлением вагосимпатического баланса. По своей эффективности при диабетической автономной кардионейропатии Кудесан соответствовал Берлитиону — одному из традиционных препаратов, используемых в терапии диабетической кардионейропатии. Положительный эффект убихинона при сахарном диабете был продемонстрирован и другими авторами (Hodgson J. M. et al., 2002).

Таким образом, обзор проведенных исследований эффективности препаратов коэнзима Q10 в детской кардиологии свидетельствует о перспективности дальнейшего изучения его эффективности в качестве вспомогательного средства комплексной терапии заболеваний, в патогенезе которых имеет существенное значение чрезмерная активация процессов перекисного окисления липидов, дефицит клеточной биоэнергетики, эндотелиальная и вегетативная дисфункция. По нашему мнению, дозы коэнзима Q10 для получения выраженного клинического эффекта должны соответствовать 2–10 мг/кг/сут в зависимости от тяжести патологии, но в любом случае находиться в диапазоне лечебных. Продолжительность приема Кудесана для создания оптимальной концентрации коэнзима Q10 в крови должна составлять не менее 1 месяца.

Л. А. Балыкова, доктор медицинских наук, профессор ГОУ ВПО Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева

По вопросам литературы обращайтесь в редакцию.

клинико-генетические варианты, пути диагностики и терапии – тема научной статьи по клинической медицине читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Дефицит коэнзима Q10 у детей: клинико-генетические варианты, пути диагностики и терапии

Е.А. Николаева, И.С. Мамедов

Московский НИИ педиатрии и детской хирургии

Coenzyme Q10 deficiency: clinical and genetic types, ways to diagnose and treat

E.A. Nikolaeva, I.S. Mamedov

Moscow Research Institute of Pediatrics and Pediatric Surgery

Коэнзим Q10 (убихинон) — жирорастворимое соединение с разнообразными биологическими функциями, неотъемлемый компонент дыхательной цепи митохондрий. В последние годы выделена группа митохондриальных заболеваний, обусловленных наследственным нарушением биосинтеза убихинона. Основные проявления этих состояний: атаксия, миопатические проявления, нарушение развития, эпилепсия, поражение почек, снижение слуха, гиперлактатацидемия. Лабораторным маркером служит низкое содержание убихинона в мышечной ткани, фибробластах или мононуклеарах периферической крови. Важность выявления генетически детерминированных дефектов синтеза обусловлена возможностью проведения целенаправленной терапии и необходимостью медико-генетического консультирования семей. Вторичная недостаточность убихинона при ряде наследственных заболеваний (в частности, при фенилкетонурии) заставляет внести коррективы в комплекс проводимого лечения для улучшения результатов медицинской реабилитации.

Ключевые слова: дети, коэнзим Q10, биосинтез, дефицит, диагностика, лечение.

Coenzyme Q10 (ubiquinone) is a fat soluble compound with diverse biological functions, the integral component of the respiratory chain of mitochondria. A group of mitochondrial diseases caused by inherited ubiquinone biosynthesis impairment has been recently identified. The major manifestations of these conditions are ataxia, myopathic manifestations, malformation, epilepsy, renal lesion, hearing impairment, hyperlactacidemia. The lower content of ubiquinone in muscle tissue, fibroblasts or peripheral blood mononu-clear cells is a laboratory marker. The importance of detecting genetically determined synthesis defects is due to the possibility of targeted therapy and the necessity of medical genetic counseling in families. Secondary ubiquinone deficiency in a number of hereditary diseases (in phenylketonuria in particular) forces one to make corrections into a complex of treatment for improving the results of medical rehabilitation.

Key words: infants, coenzyme Q,,, biosynthesis, deficiency, diagnosis, treatment.

Коэнзим Q10 (кофермент Q10, убихинон) — биологически активное, жирорастворимое соединение, входящее в группу убихинонов. Данная группа включает ряд коферментов, локализованных преимущественно в митохондриях. По строению убихино-ны представляют собой бензохиноны, содержат хи-ноидное кольцо и несколько изопрениловых групп. По химической природе они имеют сходство с витаминами Е и К. В организме человека наиболее распространен вариант убихинона с боковой цепью из 10 изопрениловых групп по 5 атомов углерода — коэнзим Q который был впервые изолирован из митохондрий миокарда в 1957 г [1]. Установлено, что ко-

© Е.А. Николаева, И.С. Мамедов, 2012 Ros Vestn Perinatol Pediat 2012; 2:77-83

Адрес для корреспонденции: Николаева Екатерина Александровна — д.м.н., гл.н.с. отдела врожденных и наследственных заболеваний с поражением центральной нервной системы и нарушением психики МНИИ педиатрии и детской хирургии

Мамедов Ильгар Салехович — к.м.н., зав. лабораторией Федерального центра неонатального скрининга на наследственные болезни того же института

125412 Москва, ул. Талдомская, д. 2

энзим Q входит в состав биологических мембран, он существует в окисленной (убихинон) и восстановленной (убихинол) формах [2—4].

Функции коэнзима Q10

Функции коэнзима Q многообразны. Наиболее изучено его участие в клеточном дыхании в качестве одного из основных компонентов электронно-транспортной цепи, функционирование которой ведет к синтезу АТФ. В форме убихинона коэнзим Q выполняет роль переносчика электронов от комплекса I (НАДН — коэнзим Q — оксидоредуктаза) и от комплекса II (сукцинатдегидрогеназа) к комплексу III (коэнзим Q — цитохром с — оксидоредуктаза). При этом происходит восстановление убихинона с образованием убихинола [3—5].

Восстановленная форма коэнзима Q (убихинол) является мощным антиоксидантом. Убихинол оказывает прямое протективное действие на биологические мембраны, регулирует их физико-химические свойства и проницаемость, ингибирует пероксидацию ли-попротеидов плазмы крови, обеспечивает восстановление активности токоферола [6—8].

Кроме того, установлено, что коэнзим Q фун-

кционирует как переносчик электронов в экстрами-тохондриальных электронно-транспортных системах, локализованных в плазматических и лизосомальных мембранах, оказывает влияние на эндотелий, модулирует состояние рецепторов моноцитов, принимает участие в биосинтезе пиримидиновых нуклеозидов и регуляции апоптоза [4, 5, 9]. По-видимому, роль этого соединения в биологических процессах раскрыта не полностью.

Биосинтез коэнзима Q10

Основной источник коэнзима Q — биосинтез в тканях организма; небольшое количество поступает с пищей — мясом, рыбой, орехами, в меньшей степени—с овощами и фруктами. Биосинтез осуществляется на внутренней митохондриальной мембране, хотя начальные этапы протекают в гладком эндоплаз-матическом ретикулуме и, по-видимому, в перок-сисомах. Биосинтез состоит из нескольких этапов (см. рисунок) [3—5, 10, 11]. Предшественниками хи-нонового кольца коэнзима Q служат аминокислоты тирозин и фенилаланин. Изопрениловая боковая цепь образуется в процессе трансформации изопен-тенилдифосфата (производное мевалоновой кислоты, которая, в свою очередь, синтезируется из аце-тил-КоА) в геранилдифосфат, фарнезилдифосфат (предшественник сквалена и холестерина) и дека-пренилдифосфат. Конденсация хиноновой структуры и изопрениловых групп происходит под действием 4-гидроксибензоатполипренилтрансферазы. Затем бензойное кольцо убихинона подвергается дальнейшей модификации (метилирование, декарбоксили-рование, гидроксилирование) под влиянием нескольких ферментов [5, 10—13].

В целом биосинтез представляет собой малоизученный, сложный, многоступенчатый процесс. В нем

Ацетил-КЬА

Ацетоацетил-КоА

З-гидрокси-З-метилшугарил-КЬА

З-гидрокси-З-

метилглутарид-КЬА

редуктаза

Мевалоновая кислота

| Изопентилдифосфат

Сквален *

| Фарнезилдифосфат

Тирозин/фенилаланин

Декапренилдифосфат-синтаза (РОвв!, РОЯвг)

| Парагидроксибензоат

Декапренилдифосфат

4-гидроксибензоат-

полипренилтрансфераза

(СО0.2)

Убихинон

СО03-СО09

I КоЭНЗИМ (Зю

Рисунок. Схема биосинтеза коэнзима 010 [5, 10]

принимают участие витамины В2, В3, В6, В12, С, фо-лиевая и пантотеновая кислоты. Генетический контроль биосинтеза осуществляется, предположительно, 9 генами. Из них выделяют гены двух субъединиц декапренилдифосфатсинтазы — PDSS1 и PDSS2, ген 4-гидроксибензоатполипренилтрансферазы — COQ2, ген коэнзима Q9 — COQ9 и ген шапероноподобного белка — САВС1. О функции других генов сведений недостаточно (см. таблицу) [10, 12, 14].

Содержание коэнзима Q10 в крови и тканях организма

Показано, что в организме млекопитающих наибольшее количество коэнзима Q содержится в сердечной и скелетной мышцах. Будучи липофильным, в кровяном русле коэнзим Q находится в соединении с липопротеинами. Его уровень в плазме положительно коррелирует с содержанием общего холестерина, липопротеидов низкой плотности и в определенной степени зависит от поступления липидов с продуктами питания. У здоровых лиц в сыворотке/плазме крови и в мышцах содержание убихинона широко варьирует. В среднем у взрослых его уровень в крови составляет около 1 мг/л (0,5—1,7 мкмоль/л). Относительно детей — сведения противоречивы. По некоторым данным, у детей в возрасте до 6 лет показатель убихинона в крови выше, чем у школьников. Исследования других авторов демонстрируют низкий уровень этого вещества у детей первых месяцев жизни [4, 8, 9, 15].

В пожилом возрасте, а также при некоторых заболеваниях содержание кофермента Q в организме снижается. Так, дефицит убихинона в плазме и тканях наблюдается при нейродегенеративных заболеваниях (болезни Паркинсона, Альцгеймера), атеросклерозе, болезнях сердечно-сосудистой системы, онкологической патологии, сахарном диабете, гипертиреозе, гепатитах, бронхиальной астме, пищевой аллергии [16, 17].

Низкий уровень Q в организме может быть следствием приема ряда лекарственных препаратов — некоторых противоонкологических средств и статинов. Гипохолестеринемический эффект последних обусловлен ингибированием 3-гидрокси-3-метилглутарил-КоА редуктазы и нарушением синтеза мевалоновой кислоты, которая служит одним из предшественников не только холестерина, но и убихинона. Приблизительно у 50% пациентов, получающих статины, в мышечной ткани обнаруживается умеренное снижение содержания коэнзима Q в редких случаях происходит значительное снижение показателя. При этом могут наблюдаться миалгия и миоглобинурия, но отсутствуют морфологические признаки митохондриальной миопатии [8, 18—20].

Имеются сведения о снижении содержания коэн-зима Q в крови у больных мевалоновой ацидурией и фенилкетонурией, что возможно связано с нарушением продукции холестерина. При мевалоновой ацидурии недостаточность убихинона объясняют

снижением активности мевалонаткиназы, а при фе-нилкетонурии — ингибированием 3-гидрокси-3-ме-тилглутарил-КоА редуктазы высоким уровнем фени-лаланина. Не исключено, что при фенилкетонурии дефицит убихинона имеет экзогенную природу вследствие резкого ограничения в рационе продуктов животного происхождения [21, 22].

Низкое содержание коэнзима Q в мышцах и сыворотке описано при митохондриальных заболеваниях, вызванных мутацией митохондриальной ДНК или ее деплецией (снижением количества). Данное нарушение было выявлено не у всех больных (у 20—40%), по-видимому, имеет вторичный характер и связано с расстройством синтеза и реактивации убихинона дефектными митохондриями [23—25]. У детей с мио-патией другой природы изменений в содержании ко-энзима Q в мышцах не было обнаружено, за исключением больных мышечными дистрофиями [26, 27].

Генетически детерминированные формы дефицита коэнзима Q10

В 1989 г. S. Ogasahara и соавт. [28] впервые сообщили о случаях первичного генетически детерминированного дефицита убихинона у детей с тяжелой полисистемной митохондриальной патологией. К настоящему времени имеются сведения не менее чем о 50 пациентах, заболевание которых связывают с первичной недостаточностью коэнзима Q вследствие нарушения его биосинтеза. Однако в большинстве случаев основной дефект остался неуточненным. Мутации одного из генов, контролирующих синтез убихинона, идентифицированы только у отдельных больных (см. таблицу).

Критериями установления диагноза первичного дефицита убихинона служат следующие данные:

— низкое содержание убихинона в мышечной ткани, фибробластах и плазме крови;

— гиперлактатацидемия;

— недостаточность комплексов дыхательной цепи при определении общей активности комплексов !+П или П+Ш;

— морфологические признаки митохондриальной дисфункции в биоптатах мышечной ткани — наличие «рваных» красных мышечных волокон (RRF), скопление митохондрий.

На основании клинических исследований в настоящее время выделяют несколько основных клинических фенотипов, наблюдаемых у пациентов с первичным дефицитом коэнзима Q : митохондри-альную энцефаломиопатию с миоглобинурией; тяжелое младенческое (неонатальное) мультисистем-ное заболевание с поражением почек; мозжечковую атаксию; энцефаломиопатию Лея с глухотой и поражением почек; стероидрезистентный нефротиче-ский синдром с ранней манифестацией; мультиси-стемное заболевание с макроцефалией и ожирением [5, 12, 14, 20, 29, 30].

Все формы наследуются аутосомно-рецессивно, что доказано наличием заболевания у сибсов и регистрацией в семьях родственного брака. Проведенные у ряда больных молекулярно-генетические исследования с выявлением генных мутаций в гомозиготном состоянии или в состоянии компаундной гетерози-готности также подтверждают данный тип наследования. Ниже представлена характеристика указанных клинических фенотипов.

Митохондриальная энцефаломиопатия с миоглобинурией. Дебют заболевания происходит в возрасте старше 2 лет. Клинические проявления — непереносимость

Таблица. Наследственные заболевания, сопровождающиеся первичной недостаточностью убихинона

Клинический фенотип Ген, OMIM № Локализация гена Белок Функция белка

Мультисистемное заболевание с макроцефалией и ожирением PDSS1, № 607429 10р12.1 Декапренилдифос-фатсинтаза, субъединица 1 Удлинение пренильной боковой цепи коэнзима Q

Энцефаломиопатия Лея с поражением почек PDSS2, № 607426 6q21 Декапренилдифос-фатсинтаза, субъединица 2 То же

Изолированный стерои-дрезистентный нефроти-ческий синдром с ранней манифестацией COQ2, № 609825 4q21-q22 4-гидроксибензоат-полипренилтранс-фераза Синтез убихинона путем конденсации парагидрок-сибензоата и декапренил-дифосфата

Младенческое (неонатальное) мультисистем-ное заболевание COQ2, № 609825 4q21-q22 То же То же

COQ9 (C16ORF49), № 612837 16q13 Коэнзим Q9 Модификация бензохино-нового кольца коэнзима Q10

Прогрессирующая мозжечковая атаксия CABC1, № 606980 1q42.2 Шапероноподобный белок Обеспечение конформации и функционирования комплексов дыхательной цепи

физической нагрузки, повышенная утомляемость, прогрессирующая слабость в проксимальных отделах конечностей и аксиальной мускулатуре, снижение интеллекта, атаксия, судороги, повторные приступы миоглобинурии (могут отсутствовать), которые обычно наблюдаются на фоне судорог или гипертермии. У отдельных больных описаны инсультоподобные эпизоды [31]. Обследование выявляет гиперлактата-цидемию (3—12 ммоль/л), повышение показателя кре-атинфосфокиназы в крови (в 3—20 раз выше нормы), миопатические изменения на электронейромиограм-ме. В биоптатах мышечной ткани обнаружен феномен RRF, накопление липидов в волокнах 1-го типа. Содержание коэнзима Q резко снижено в мышцах (до 5—25% от нормы), однако нормальное в сыворотке и фибробластах [32, 33]. Генетический дефект, лежащий в основе данного заболевания, не уточнен.

Младенческое (неонатальное) мультисистемное заболевание с поражением почек манифестирует сразу после рождения или в первые месяцы жизни. Появляются нистагм, дистония и слабость, гипотермия, судороги. Несколько позже присоединяются атаксия, кар-диомиопатия, стероидрезистентный нефротический синдром. При обследовании выявляются атрофия зрительных нервов, пигментный ретинит, нейросенсор-ная тугоухость, тубулярные нарушения, церебральная и мозжечковая атрофия по данным магнитно-резонансной томографии. Могут наблюдаться инсульто-подобные эпизоды. Нефротический синдром быстро прогрессирует и ведет к почечной недостаточности. Отмечается лактат-ацидоз, снижение активности комплексов дыхательной цепи, системный дефицит коэн-зима Q в тканях. У 4 обследованных пациентов найдены мутации гена COQ2 [14, 20, 34, 35], у 1 ребенка — мутация гена COQ9 (см. таблицу) [36, 37].

Мозжечковая атаксия. Сроки манифестации — детский (старше 3 лет) или подростковый возраст. Клинические проявления включают, прежде всего, нарушение походки и атаксию, могут наблюдаться судороги, умственная отсталость, спастичность, гипогонадизм (в некоторых случаях). На магнитно-резонансной томограмме определяется церебральная и мозжечковая атрофия, реже — аномалии базальных ганглиев. В би-оптатах мышц отсутствуют признаки митохондриаль-ной недостаточности. Уровень коэнзима Q в мышцах и фибробластах снижен в 2 раза [38, 39]. У 9 пациентов выявлены мутации гена САВС1 (см. таблицу) [39, 40].

Энцефаломиопатия Лея (Ли) с глухотой и поражением почек характеризуется манифестацией в раннем возрасте, дизморфией лица, туловищной гипотонией, задержкой развития. У детей отмечена низкорослость, спастичность, гиперрефлексия, гипотрофия мышц, атаксия, снижение слуха, стероидрезистентный не-фротический синдром. При обследовании выявляется лактат-ацидоз, повышение сигнала в области хвостатого и чечевицеобразного ядер на магнитно-резонан-

сной томограмме. Уровень коэнзима Q в мышечной ткани и фибробластах значительно снижен. У 1 ребенка доказано наличие мутаций гена PDSS2 (см. таблицу) [41].

Изолированный стероидрезистентный нефротический синдром дебютирует на втором году жизни, имеет прогрессирующее течение и ведет к почечной недостаточности. Уровень лактата в крови у детей нормальный, значительно снижена активность комплексов дыхательной цепи. Содержание коэнзима Q в мышечной ткани снижено в 2—3 раза. У 2 пациентов выявлены мутации гена COQ2 (см. таблицу) [42].

Мультисистемное заболевание с макроцефалией и ожирением. Манифестирует в возрасте 1 года. Среди первых проявлений — нарушение зрения, оптическая атрофия. Затем появляются признаки энцефалопатии, булимия, ожирение, макроцефалия, периферическая нейропатия, тугоухость, livedo reticularis, пролапс митрального и аортального клапанов, легочная гипер-тензия. Отмечается умеренная гиперлактатацидемия (2,1—3,2 ммоль/л), в мышечных биоптатах — скопления митохондрий, снижение активности комплексов дыхательной цепи. В фибробластах содержание коэнзима Q снижено до 2% от нормы. У 2 больных обнаружены мутации гена PDSS1 (см. таблицу) [14].

До недавнего времени предполагалась возможность клинического проявления наследственного дефицита коэнзима Q в виде изолированной миопатии. Эти случаи характеризовались подострым началом в разном возрасте (детском, подростковом, взрослом). Основные признаки — низкая переносимость физической нагрузки, медленно прогрессирующая слабость в проксимальных отделах конечностей, аксиальной мускулатуре, иногда боли в мышцах по типу крампи. В мышечных биоптатах была обнаружена пролиферация митохондрий, феномен RRF и накопление ли-пидов. В крови увеличено содержание лактата и активность креатинфосфокиназы. Анализ ферментов дыхательной цепи демонстрировал снижение активности комплексов I+III и II+III при нормальной активности изолированных комплексов I и III. Содержание убихинона в мышцах было снижено в 2 раза, в фибробластах — нормальное [43]. У некоторых пациентов была исследована почечная экскреция органических кислот и уровень ацилкарнитинов крови. Отмечена повышенная экскреция этилмалоновой, ме-тилянтарной кислот, гексаноилглицина и увеличение содержания в крови ряда ацилкарнитинов (бутарил-, пентаноил-, гексаноил-, октаниол-, деканоилкарни-тинов) при нормальном или сниженном показателе свободного карнитина [44, 45]. Это дало основание заподозрить заболевание из группы болезней мито-хондриального ß-окисления жирных кислот, а именно позднюю форму множественного дефицита ацил-КоА дегидрогеназ, или глутаровую ацидемию 2С типа. Диагноз был подтвержден идентификацией мутаций гена

ETFDH (локализация 4q32-qter). Авторами сделан вывод о наличии вторичного дефицита коэнзима Q при глутаровой ацидемии 2С типа, проявляющейся изолированным миопатическим синдромом, и продемонстрирован положительный эффект сочетанного назначения убихинона и витамина В2.

Суммируя клинические данные, следует подчеркнуть, что основу клинических проявлений первичной недостаточности коэнзима Q составляют атаксия, миопатический синдром, нарушение развития, судороги, поражение почек и снижение слуха. У больных, как правило, повышен уровень лактата в крови. Дефицит коэнзима Q определяется, прежде всего, в мышечной ткани, а при тяжелой младенческой и атакти-ческой формах — и в фибробластах, при этом в крови уровень может оставаться нормальным.

Из представленных клинических фенотипов наиболее частый — мозжечковая атаксия — наблюдался более чем у 20 больных. Однако у ряда пациентов впоследствии был идентифицирован дефект гена АРТХ (локализация 9р13.3), ответственного за атаксию-оку-ломоторную апраксию 1-го типа [46]. Продуктом гена является белок апратаксин, участвующий в репарации повреждений однонитевой ядерной ДНК. Патогенез развития недостаточности убихинона при этом заболевании остается неясным.

Тем не менее у 9 пациентов с указанным фенотипом были выявлены мутации гена САВС1, который осуществляет регуляторную функцию, обеспечивая конформацию и функционирование комплексов дыхательной цепи [39, 40]. В то же время у ряда больных, страдавших мозжечковой атаксией и дефицитом коэн-зима Q в мышцах, генный дефект не был идентифицирован.

Необходимо подчеркнуть, что имеются сведения лишь об отдельных больных (по 2—3) с дефицитом убихинона при таких фенотипах, как мультисистем-ное заболевание с макроцефалией и ожирением, эн-цефаломиопатия Лея, изолированный нефротический синдром. Ценность данных наблюдений заключается в том, что у этих детей доказан первичный характер недостаточности убихинона — идентифицированы мутации генов PDSS1, PDSS2 и COQ2 соответственно [14, 41, 42].

При проведении молекулярно-генетического исследования у 5 детей с тяжелой младенческой (нео-натальной) формой мультисистемного заболевания в 4 случаях были установлены дефекты гена COQ2 [14, 20, 34, 35], в 1 случае — мутации гена COQ9 [36, 37].

Таким образом, при большинстве клинических вариантов митохондриальных заболеваний, сопровождающихся недостаточностью коэнзима Q в тканях и снижением сочетанной активности электронно-транспортных комплексов (комплексов 1+11 или П+Ш), доказаны мутации генов, принимающих участие в биосинтезе убихинона (гены PDSS1, PDSS2,

COQ2, COQ9) или контролирующих функцию дыхательной цепи (ген САВС1). Эти данные подтверждают первичный характер дефицита коэнзима Q при указанных фенотипах. Однако до сих пор отсутствуют сведения об уточнении генного дефекта у детей с первым описанным клиническим фенотипом — митохон-дриальной энцефаломиопатией с миоглобинурией.

В то же время результаты обследования больных с другими формами наследственной патологии свидетельствуют о наличии у них лабораторных признаков недостаточности убихинона вследствие, по-видимому, вторично развивающегося дефицита. К этим заболеваниям следует отнести глутаровую ацидемию 2С типа, атаксию-окуломоторную апраксию 1-го типа, мевало-новую ацидурию, фенилкетонурию, митохондриаль-ные энцефаломиопатии, в первую очередь, связанные с дефектами митохондриальной ДНК.

Диагностика дефицита коэнзима Q10

Для выявления дефицита коэнзима Q используют определение его уровня в биологических жидкостях (плазме или сыворотке крови), фибробластах и мышечной ткани методом высокоэффективной жидкостной хроматографии с детектированием в УФ диапазоне. Однако содержание коэнзима Q в крови считается недостаточно надежным индикатором его состояния в организме. На этот параметр влияют поступление липидов с пищей и концентрация в крови холестерина и ли-попротеидов низкой плотности [8, 22], в связи с этим предложено определять отношение коэнзима Q к данным показателям. Не отмечено соответствия между содержанием убихинона в крови и мышечной ткани [12, 47]. К тому же при некоторых наследственных дефектах биосинтеза коэнзима Q его уровень в крови может сохраняться в нормальных пределах.

Большое значение придают обнаружению низкого содержания убихинона в мышце и фибробластах, что указывает на системную недостаточность и с высокой вероятностью свидетельствует о первичном характере нарушения. Обнаруженная тесная корреляция (/=0,89) уровня коэнзима Q в мононуклеарах периферической крови с его содержанием в мышцах дает основание рекомендовать использовать данный показатель для выявления пациентов с дефицитом убихинона [8, 48].

Эффективность использования коэнзима Q в терапии

Многими исследованиями доказана эффективность применения убихинона в кардиологической практике, в частности, у пациентов с сердечной недостаточностью различного происхождения, при ишемической болезни сердца, атеросклерозе, гипертонической болезни, миокардиодистрофиях, кар-диомиопатиях, миокардитах, диастолической дисфункции миокарда [49, 50]. При назначении препаратов коэнзима Q в дозе 60—90 мг/сут сроком на 2—3 мес у большинства больных улучшается сократительная способность миокарда, достоверно повышается фрак-

ция выброса, улучшается толерантность к физическим нагрузкам, восстанавливается метаболизм кардиомио-цитов, снижается выраженность изменений на ЭКГ.

Показан положительный эффект лечения коэнзи-мом Q при нейродегенеративных заболеваниях: болезни Паркинсона, Альцгеймера, боковом амиотро-фическом склерозе, атаксии Фридрейха. Применение высоких доз убихинона (не менее 400 мг/сут) дает возможность снизить скорость прогрессирования, добиться стабилизации и даже некоторого улучшения состояния больных [10, 51]. Назначение коэнзима Q в дозе 100 мг/сут пациентам с гиперхолестеринемией, получающим статины, почти в 40% случаев позволяет избежать неблагоприятных эффектов в виде миал-гии [8]. Благоприятные результаты отмечены у детей с глутаровой ацидемией 2С типа при сочетанном лечении коэнзимом Q и рибофлавином [43—45].

В терапии митохондриальных заболеваний, не связанных с первичным дефицитом биосинтеза убихинона, коэнзим Q (несмотря на вторичный характер его недостаточности) играет ключевую роль, способствуя транспорту электронов в дыхательной цепи и оказывая антиоксидантное действие. Показано, что назначение данного препарата повышает активность дыхательной цепи митохондрий [25, 52, 53]. В детском возрасте ориентировочная доза составляет 4,5 мг/кг/сут. На фоне длительного лечения, как правило, наблюдается стабилизация общего состояния детей, отсутствие прогрессирования и приступов обострения (инсультоподобных эпизодов и др.), улучшение показателей лактата и пирувата в крови. Имеются сведения, что терапия убихиноном эффективнее у пациентов с более низким его уровнем в мышечной ткани [25, 54, 55].

При митохондриальных заболеваниях, обусловленных первичным дефектом биосинтеза коэнзима Q10, получен неоднозначный терапевтический эффект.

Высокая эффективность лечения продемонстрирована при митохондриальной энцефаломиопатии с ми-оглобинурией, при мультисистемном заболевании с макроцефалией и ожирением; умеренная эффективность отмечена при мозжечковой атаксии [14, 32, 33, 39, 40]. Отсутствие положительной динамики у больных с младенческим мультисистемным заболеванием, энцефаломиопатией Лея и изолированным стероидрезистентным нефротическим синдромом авторы объясняют тяжестью системного дефекта и поздним началом лечения [35, 37, 41, 42].

заключение

Благодаря исследованиям последних лет в большой группе митохондриальной патологии очерчена отдельная подгруппа заболеваний, обусловленных наследственным нарушением биосинтеза коэнзима Q10 — неотъемлемого компонента дыхательной цепи митохондрий. Лабораторным маркером указанных заболеваний служит низкое содержание убихинона в мышечной ткани, фибробластах или мононуклеарах периферической крови. Обследованию на первичный дефицит убихинона, в первую очередь, подлежат дети с атаксией, миопатическими проявлениями, нарушением развития, эпилепсией, поражением почек и снижением слуха, особенно в сочетании с гипер-лактатацидемией. Важность установления диагноза определяется возможностью проведения целенаправленной терапии и необходимостью медико-генетического консультирования семей с учетом высокого (25%) риска повторения патологии у сибсов. Выявление вторичной недостаточности убихинона при ряде заболеваний, в частности при фенилкетонурии, заставляет внести коррективы в комплекс рекомендуемой терапии для улучшения результатов медицинской реабилитации.

ЛИТЕРАТУРА

1. Crane F.L., Hatefi Y, LesterR.I., Widmer C. Isolation ofa quinone from beef heart mitochondria. Biochim Biophys Acta 1957; 25: 220—221.

2. Ernster L. Facts and ideas about the function of coenzyme Q10 in the Mitochondria. In: K. Folkers, Y. Yamamura (eds.). Biomedical and Clinical Aspects of Coenzyme Q. Amsterdam: Elsevier 1977; 15—18.

3. Ernster L., Dallner G. Biochemical, physiological and medical aspects of ubiquinone function. Biochim Biophys Acta 1995; 1271: 195—204.

4. Crane F.L. Biochemical functions of coenzyme Q10. J Am Coll Nutr 2001; 20: 6: 591—598.

5. Quinzii C.V., Hirano M, DiMauro S. CoQ10 deficiency diseases in adults. Mitochondrion 2007; 7: Suppl: 122—126.

6. Beyer R.E. The participation of coenzyme Q in free radical production and antioxidation. Free Radic Biol Med 1990; 8: 545—565.

7. Frei B., Kim M., Ames B.N. Ubiquinol-10 is an elective lipid-soluble antioxidant at physiological concentrations. Proc Natl

Acad Sci 1990; 87: 4879—4883.

8. Molyneux S.L., Yong J.M., Florkowski C.M. et al. Coenzyme Q10: is there a clinical role and a case for measurement? Clin Biochem Rev 2008; 29: 71—82.

9. San I.L., Sun E.E., Crane F.L. et al. Requirement for coenzyme Q in plasma membrane electron transport. Proc Natl Acad Sci USA 1992; 89: 11126—11130.

10. Quinzii C.M, Lopez L.C, Naini A. et al. Human CoQ10 deficiencies. Biofactors 2008; 32: 1—4: 113—118.

11. Turunen M, Olsson J., Dallner G. Metabolism and function of coenzyme Q. Biochim Biophys Acta 2004; 1660: 1-2: 171— 199.

12. DiMauro S., Quinzii C, Hirano M. Mutations in coenzyme Q10 biosynthetic genes. J Clin Invest 2007; 117: 3: 587—589.

13. Bentinger M, Tekle M, Dallner G. Coenzyme Q-biosynthesis and functions. Biochem Biophys Res Commun 2010; 396: 1: 74—79.

14. Mollet J., Giurgea I., Schlemmer D. et al. Prenyldiphosphate synthase, subunit 1 (PDSS1) and OH-benzoate polyprenyltransferase (COQ2) mutations in ubiquinone

deficiency and oxidative phosphorylation disorders. J Clin Invest 2007; 117: 3: 765—772.

15. Menke T., Niklowitz P., Schlüter B. et al. Plasma levels and redox status of coenzyme Q10 in infants and children. Biofactors 2004; 20: 173—181.

16. Constantinescu R., McDermott M.P., DiCenzo R. et al. A randomized study of the biovailability of different formulations of coenzyme Q10 (ubiquinone). J Clin Pharmacol 2007; 47: 1580—1586.

17. Miles M.V., Putnam P.E., Miles L. et al. Acquired coenzyme Q10 deficiency in children with recurrent food intolerance and allergies. Mitochondrion 2011; 11: 1: 127—135.

18. Thompson P.D., Clarkson P., Karas R.H. Statin-associated myopathy. JAMA 2003; 289: 1681—1690.

19. Lamperti C, Naini A.B., Lucchini V. et al. Muscle coenzyme Q10 level in statin-related myopathy. Arch Neurol 2005; 62: 1709— 1712.

20. Quinzii C.V., DiMauro S., Hirano M. Human coenzyme Q10 deficiency. Neurochem Res 2007; 32: 723—727.

21. Artuch R., Vilaseca M, Moreno J. et al. Decreased serum ubiquinone-10 concentrations in phenylketonuria. Am J Clin Nutr 1999; 70: 892—895.

22. Hargreaves I.P. Coenzyme Q10 in phenylketonuria and mevalonic aciduria. Mitochondrion 2007; 7: Suppl 1: S175—S180.

23. Matsuoka T, Maeda H, Goto Y, Nonaka I. Muscle coenzyme Q10 in mitochondrial encephalomyopathies. Neuromuscul Dis 1991; 1: 6: 443—447.

24. Montero R., Sánchez-Alcázar J.A., Briones P. et al. Coenzyme Q10 deficiency associated with a mitochondrial DNA depletion syndrome: a case report. Clin Biochem 2009; 42: 7-8: 742— 745.

25. Sacconi S., Trevisson E, Salviati L. et al. Coenzyme Q10 is frequently reduced in muscle of patients with mitochondrial myopathy. Neuromuscul Dis 2010; 20: 1: 44—48.

26. Zierz S., Jahns G., Jerusalem F. Coenzyme Q in serum and muscle of 5 patients with Kearns-Sayre syndrome and 12 patients with ophthalmoplegia plus. J Neurol 1989; 236: 2: 97—101.

27. Miles L., Miles M.V., Tang P.H. et al. Muscle coenzyme Q: a potential test for mitochondrial activity and redox status. Pediat Neurol 2005; 32: 5: 318—324.

28. OgassaharaS., Engel A.G., FrensD., MackD. Muscle coenzyme Q deficiency in familial mitochondrial encephalomyopathy. Proc Natl Acad Sci USA 1989; 86: 2379—2382.

29. Rötig A., Mollet J., Rio M., Munnich A. Infantile and pediatric quinone deficiency diseases. Mitochondrion 2007; 7: Suppl: S112—121.

30. Quinzii C.M., Hirano M. Coenzyme Q and mitochondrial disease. Dev Disabil Res Rev 2010; 16: 2: 183—188.

31. Sobreira C, Hirano M., Shanske S. et al. Mitochondrial encephalomyopathy with coenzyme Q10 deficiency. Neurology 1997; 48: 1238—1243. 10

32. Servidei S., SpinazzolaA., CrocianiP. et al. Replacement therapy is effective in familial mitochondrial encephalomyopathy with muscle CoQ10 deficiency. Neurology 1996; 46: A420.

33. Di Giovanni S., Mirabella M., Spinazzola A. et al. Coenzyme Q10 reverses pathological phenotype and reduces apoptosis in familial CoQ10 deficiency. Neurology 2001; 57: 515—518.

34. Salviati L., Sacconi S., Murer L. et al. Infantile encephalomyopathy and nephropathy with CoQ10 deficiency: a CoQ10-responsive condition. Neurology 2005; 65: 606—608.

35. Quinzii C., Naini A., Salviati L. et al. A Mutation in Para-Hydroxybenzoate-Polyprenyl Transferase (COQ2) Causes Primary Coenzyme Q10 Deficiency. Am J Hum Genet 2006; 78: 345—349. 10

36. Rahman S., Hargreaves I., Clayton P., Heales S. Neonatal

presentation of coenzyme Q10 deficiency. J Pediat 2001; 139: 456—458.

37. Duncan A.J., Bitner-Glindzicz M, Meunier B. et al. A nonsense mutation in COQ9 causes autosomal-recessive neonatal-onset primary coenzyme Q10 deficiency: a potentially treatable form ofmitochondrial disease. Am J Hum Genet 2009; 84: 558—566.

38. Musumeci O., Naini A., Slonim A.E. et al. Familial cerebellar ataxia with muscle coenzyme Q10 deficiency. Neurology 2001; 56: 849—855. 10

39. Lagier-Tourenne C., Tazir M, López L.C. et al. ADCK3, an Ancestral Kinase, Is Mutated in a Form of Recessive Ataxia Associated with Coenzyme Q10 Deficiency. Am J Hum Genet 2008; 82: 3: 661—672.

40. Mollet J., Delahodde A., Serre V. et al. CABC1 gene mutations cause ubiquinone deficiency with cerebellar ataxia and seizures. Am J Hum Genet 2008; 82: 623—630.

41. López L.C, Schuelke M, Quinzii C.M. et al. Leigh Syndrome with Nephropathy and CoQ10 Deficiency Due to decaprenyl diphosphate synthase subunit 2 (PDSS2) Mutations. Am J Hum Genet 2006; 79: 6: 1125—1129.

42. Diomedi-Camassei F, Di Giandomenico S, Santorelli F.M. et al. COQ2 nephropathy: a newly described inherited mitochondriopathy with primary renal involvement. J Am Soc Nephrol 2007; 18: 10: 2773—2780.

43. Horvath R, Schneiderat P., Schoser B.G. et al. Coenzyme Q10 deficiency and isolated myopathy. Neurology 2006; 66: 253—255.

44. Lalani S.R., Vladutiu G.D., Plunkett K. et al. Isolated Mitochondrial Myopathy Associated With Muscle Coenzyme Q10 Deficiency. Arch Neurol 2005; 62: 317—320.

45. Gempel K, Topaloglu H, Talim B. et al. The myopathic form of coenzyme Q10 deficiency is caused by mutations in the electron-transferring-flavoprotein dehydrogenase (ETFDH) gene. Brain 2007; 130: 8: 2037—2044.

46. Quinzii C.M., Kattah A.G., Naini A. et al. Coenzyme Q deficiency and cerebellar ataxia associated with an aprataxin mutation. Neurology 2005; 64: 539—541.

47. Laaksonen R., Riihimaki A., Laitila J. et al. Serum and muscle tissue ubiquinone levels in healthy subjects. J Lab Clin Med. 1995; 125: 517—521.

48. Duncan A.J., Heales S, Mills K. et al. Determination of ststus in blood mononuclear cells, skeletal muscle and plasma by HPLC with Di-Propoxy- Coenzyme Q10 as an internal standard. Clin Chem 2005; 51: 2380—2382.

49. Леонтьева И.В. Лекции по кардиологии детского возраста. М: Медпрактика 2005; 138—201.

50. Кравцова Л.А, Школьникова М.А. Биологические и клинические аспекты применения коэнзима Q10 в кардиологической практике. Рос вестн перинатол и педиат 2008; 1: 51—57.

51. Spindler M., Beal M.F., Henchcliffe C. Coenzyme Q10 effects in neurodegenerative disease. Neuropsychiatr Dis Treat 2009; 5: 597—610.

52. Ogasahara S, Nishikawa Y, Yorifujii S. et al. Treatment of Kearns-Sayre syndrome with coenzyme Q10. Neurology 1986;

36: 45—53. 10

53. Ogasahara S, Engel A.G., Frens D et al. Muscle coenzyme Q deficiency in familial mitochondrial encephalomyopathy. Proc Natl Acad Sci USA 1989; 86: 2379—2382.

54. Николаева Е.А., Яблонская М.И, Харабадзе М.Н. и др. Эффективность комплексной терапии при разных формах митохондриальных заболеваний у детей. Рос вестн пери-натол и педиат 2009; 6: 26—30.

55. Hassani A., Horvath R., Chinnery P.F.Mitochondrial myopathies: developments in treatment. Curr Opin Neurol 2010; 23: 5: 459—465.

Поступила 29.11.11

Рекомендации по лечению высокого холестерина - дозировки, режимы и многое другое

Когда вы принимаете лекарства для лечения высокого холестерина, вам необходимо тщательно следовать указаниям вашего врача. Если вы не принимаете лекарства в соответствии с предписаниями, они могут работать не так, как должны.

Советы по лекарствам от холестерина

  • Принимайте все лекарства в соответствии с указаниями врача.
  • Знайте, почему вы принимаете лекарство.
  • Принимайте лекарство каждый день в одно и то же время.Не прекращайте прием и не меняйте его, не посоветовавшись предварительно с врачом. Даже если тебе хорошо, продолжай принимать.
  • Составьте распорядок приема лекарств. Возьмите дот с указанием дней недели. Наполняйте таблетку в начале каждой недели, чтобы ее было легче запомнить.
  • Ведите календарь лекарств. Делайте отметки в календаре каждый раз, когда принимаете дозу. Составьте список любых изменений, которые ваш врач вносит в лекарства, в вашем календаре.
  • Не уменьшайте, сколько вы берете, чтобы сэкономить деньги.Вы должны взять полную сумму, чтобы получить все преимущества. Если стоимость является проблемой, поговорите со своим врачом о способах снижения затрат на лекарства.
  • Не принимайте лекарства, отпускаемые без рецепта, или лечебные травы, если предварительно не спросите у врача. Это может изменить то, как ваше лекарство от холестерина работает на вас.
  • Если вы забыли принять дозу, примите ее, как только вспомните, если только не пришло время для следующей дозы. Спросите своего врача, что вам следует делать в таком случае.
  • Заполните рецепты, пока они не закончатся.И задавайте своему фармацевту любые вопросы о вашем лекарстве. Сообщите своему врачу, если у вас есть проблемы с доступом в аптеку, финансовые проблемы или другие проблемы, из-за которых вам сложно получить лекарства по рецепту.
  • Во время путешествия держите лекарства при себе, чтобы вы могли принять их в нужное время. В более длительных поездках возьмите запас на неделю вместе с копиями рецептов. Таким образом, при необходимости вы сможете пополнить запасы.
  • Перед операцией под наркозом, включая стоматологическое вмешательство, сообщите врачу или стоматологу, какие лекарства вы принимаете.
  • Некоторые лекарства могут влиять на частоту сердечных сокращений. Спросите своего врача, нужно ли вам проверять частоту сердечных сокращений и как часто вы должны это делать.
  • Спросите своего врача, следует ли вам избегать употребления алкоголя. Алкоголь может усилить побочные эффекты некоторых лекарств. Это также может повлиять на их эффективность.
  • Спросите своего врача или фармацевта, как упростить прием лекарств.
  • Если вы не понимаете своего врача или фармацевта, попросите друга или любимого пойти с вами и помочь вам.
  • Если вы не чувствуете, что ваше лекарство имеет значение, сообщите об этом своему врачу.

Коэнзим Q10 (PDQ®): интегративные, альтернативные и дополнительные методы лечения - информация для специалистов здравоохранения [NCI]

Обзор

В данном обзоре информации о раке представлен обзор использования кофермента Q 10 в терапии рака. Резюме включает историю исследований коэнзима Q 10 , обзор лабораторных исследований и данные исследований с участием людей.Хотя было идентифицировано несколько встречающихся в природе форм кофермента Q, Q 10 является преобладающей формой, обнаруживаемой у людей и большинства млекопитающих, и это форма, наиболее изученная с точки зрения терапевтического потенциала. Таким образом, это будет единственная форма кофермента Q, обсуждаемая в этом обзоре.

Это резюме содержит следующую ключевую информацию:

  • Коэнзим Q 10 естественным образом вырабатывается человеческим организмом.
  • Коэнзим Q 10 помогает клеткам вырабатывать энергию и действует как антиоксидант.
  • Коэнзим Q 10 показал способность стимулировать иммунную систему и защищать сердце от повреждений, вызванных некоторыми химиотерапевтическими препаратами.
  • Низкий уровень кофермента Q в крови 10 был обнаружен у пациентов с некоторыми видами рака.
  • Отчет о рандомизированном клиническом исследовании коэнзима Q 10 как средства лечения рака не был опубликован в рецензируемом научном журнале.
  • Коэнзим Q 10 продается в США как пищевая добавка.

Многие медицинские и научные термины, используемые в резюме, представляют собой гипертекстовые ссылки (при первом использовании в каждом разделе) со Словарём терминов по раку NCI, который ориентирован на неспециалистов. Если щелкнуть связанный термин, определение появится в отдельном окне.

Ссылки на ссылки в некоторых сводках информации о раке PDQ могут включать ссылки на внешние веб-сайты, которыми управляют отдельные лица или организации с целью маркетинга или защиты использования определенных методов лечения или продуктов.Эти ссылки включены только в информационных целях. Их включение не должно рассматриваться как одобрение содержания веб-сайтов, любого лечения или продукта редакционным советом PDQ по интегративным, альтернативным и дополнительным методам лечения или Национальным институтом рака.

Общая информация

Коэнзим Q 10 (также известный как CoQ 10 , Q 10 , витамин Q 10 , убихинон и убидекаренон) представляет собой соединение бензохинона, естественным образом синтезируемое человеческим организмом.«Q» и «10» в названии относятся к химической группе хинона и 10 изопренильным субъединицам, которые являются частью структуры этого соединения. Термин «кофермент» обозначает его как органическую (содержащую атомы углерода) небелковую молекулу, необходимую для правильного функционирования ее белкового партнера (фермента или ферментного комплекса). Коэнзим Q 10 используется клетками организма в процессе, известном под разными названиями:

  • Аэробное дыхание.
  • Аэробный метаболизм.
  • Окислительный метаболизм.
  • Клеточное дыхание.

Благодаря этому процессу митохондрии производят энергию для роста и поддержания клеток. [1,2,3,4] Коэнзим Q 10 также используется организмом в качестве эндогенного антиоксиданта. [1,2,4,5,6 , 7,8] Антиоксидант - это вещество, которое защищает клетки от свободных радикалов, которые представляют собой высокореактивные химические вещества, часто содержащие атомы кислорода, способные повредить важные клеточные компоненты, такие как ДНК и липиды.Кроме того, в исследованиях в качестве меры окислительного стресса использовался уровень кофермента Q 10 в плазме [9,10]

.

Коэнзим Q 10 присутствует в большинстве тканей, но самые высокие концентрации обнаружены в следующих органах: [11]

  • Сердце.
  • Печень.
  • Почки.
  • Поджелудочная железа.

Самая низкая концентрация обнаружена в легких. [11] Уровни этого соединения в тканях снижаются с возрастом из-за повышенных потребностей, снижения производства [11] или недостаточного потребления химических предшественников, необходимых для синтеза.[12] У людей нормальные уровни кофермента Q 10 в крови были определены по-разному, с зарегистрированными нормальными значениями в диапазоне от 0,30 до 3,84 мкг / мл. [2,4,13,14]

Учитывая важность коэнзима Q 10 в оптимизации производства клеточной энергии, было изучено использование этого соединения для лечения других заболеваний, помимо рака. Большинство этих исследований было сосредоточено на применении коэнзима Q 10 для лечения сердечно-сосудистых заболеваний. [2,4,15] Было показано, что у больных раком коэнзим Q 10 действует следующим образом:

  • Защищает сердце от кардиотоксичности, вызванной антрациклином (антрациклины - это семейство химиотерапевтических препаратов, включая доксорубицин, которые могут повредить сердце).[3,16,17,18]
  • Стимулирует иммунную систему. [19,20]

Стимуляция иммунной системы этим соединением также наблюдалась в исследованиях на животных и у людей без рака. [21,22,23,24,25,26,27] Отчасти из-за его иммуностимулирующего потенциала коэнзим Q 10 использовался в качестве адъювантной терапии у пациентов с различными типами рака. [17,20,28,29,30,31,32,33]

Хотя коэнзим Q 10 может проявлять непрямую противораковую активность через свое действие (я) на иммунную систему, есть данные, позволяющие предположить, что аналоги этого соединения могут напрямую подавлять рост рака.Было показано, что аналоги кофермента Q 10 ингибируют пролиферацию раковых клеток in vitro и рост раковых клеток, трансплантированных крысам и мышам. [12,34] С учетом этих результатов было предложено, что аналоги кофермента Q 10 могут действовать как антиметаболиты, нарушая нормальные биохимические реакции, необходимые для роста и / или выживания клеток, и, таким образом, они могут быть полезны в качестве химиотерапевтических агентов. [12,34]

Несколько компаний распространяют коэнзим Q 10 в качестве пищевой добавки.В Соединенных Штатах пищевые добавки регулируются как продукты питания, а не как лекарства. Поэтому предварительная оценка и одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) не требуются, за исключением случаев, когда заявлены конкретные меры по профилактике или лечению заболеваний. Однако FDA может удалить с рынка диетические добавки, которые сочтет небезопасными. Поскольку пищевые добавки официально не проверяются на соответствие требованиям производства, от партии к партии могут быть значительные различия. FDA не одобрило коэнзим Q 10 для лечения рака или любого другого заболевания.

Для проведения клинических исследований лекарств в Соединенных Штатах исследователи должны подать заявку на исследование нового лекарства (IND) в FDA. Процесс подачи заявки IND является строго конфиденциальным, и информация IND может быть раскрыта только заявителями. Ни один из исследователей не объявил, что они подали заявку на IND для изучения коэнзима Q 10 в качестве лечения рака.

В исследованиях на животных коэнзим Q 10 вводили путем инъекции (внутривенной, внутрибрюшинной, внутримышечной или подкожной).У людей его обычно принимают перорально в виде таблеток (гелевых шариков или капсул), но также делали внутривенные инфузии. [4] Коэнзим Q 10 лучше всего абсорбируется с жирами; поэтому липидные препараты абсорбируются лучше, чем очищенное соединение. [2,4] В исследованиях на людях дозы добавок и схемы введения варьировались, но обычно находились в диапазоне от 90 до 390 мг / день.

Ссылки:

  1. Crane FL, Sun IL, Sun EE: Основные функции коэнзима Q.Clin Investigation 71 (8 Suppl): S55-9, 1993.
  2. Pepping J: Коэнзим Q10. Am J Health Syst Pharm, 56 (6): 519-21, 1999.
  3. .
  4. Фолкерс К., Воланюк А. Исследование коэнзима Q10 в клинической медицине и иммуномодуляции. Наркотики Exp Clin Res 11 (8): 539-45, 1985.
  5. Overvad K, Diamant B, Holm L и др .: Коэнзим Q10 в здоровье и болезнях. Eur J Clin Nutr 53 (10): 764-70, 1999.
  6. .
  7. Beyer RE, Nordenbrand K, Ernster L: Роль коэнзима Q как митохондриального антиоксиданта: краткий обзор.В: Folkers K, Yamamura Y, ред .: Биомедицинские и клинические аспекты коэнзима Q. Том 5. Амстердам, Нидерланды: Elsevier Science Publishers B. V (Биомедицинское подразделение), 1986, стр 17-24.
  8. Гордон М. Диетические антиоксиданты в профилактике заболеваний. Nat Prod Rep 13 (4): 265-73, 1996.
  9. .
  10. Палаццони Г., Пучелло Д., Литтарру Г.П. и др.: Коэнзим Q10 и колоректальные новообразования у пожилых пациентов. Лучи 22 (1 приложение): 73-6, январь-март 1997 г.
  11. Эрнстер Л., Даллнер Г.: Биохимические, физиологические и медицинские аспекты функции убихинона.Biochim Biophys Acta 1271 (1): 195-204, 1995.
  12. Ямамото Ю., Ямасита С., Фудзисава А. и др.: Окислительный стресс у пациентов с гепатитом, циррозом и гепатомой оценивается с помощью антиоксидантов плазмы. Biochem Biophys Res Commun 247 (1): 166-70, 1998.
  13. Yamamoto Y, Yamashita S: Соотношение убихинола и убихинона в плазме как маркер окислительного стресса. Mol Aspect Med 18 (Suppl): S79-84, 1997.
  14. .
  15. Эрнстер Л., Форсмарк-Андре П.: Убихинол: эндогенный антиоксидант в аэробных организмах.Clin Investigation 71 (8 Suppl): S60-5, 1993.
  16. Фолкерс К. Потенциал коэнзима Q 10 (NSC-140865) в лечении рака. Cancer Chemother Rep 2 4 (4): 19-22, 1974.
  17. Фолкерс К., Остерборг А., Ниландер М. и др.: Активность витамина Q10 в моделях на животных и серьезный дефицит у больных раком. Biochem Biophys Res Commun 234 (2): 296-9, 1997.
  18. Джоллиет П., Саймон Н., Барре Дж и др.: Концентрации кофермента Q10 в плазме при раке груди: прогноз и терапевтические последствия.Int J Clin Pharmacol Ther 36 (9): 506-9, 1998.
  19. Baggio E, Gandini R, Plancher AC и др.: Итальянское многоцентровое исследование безопасности и эффективности коэнзима Q10 в качестве дополнительной терапии при сердечной недостаточности. Специалисты по надзору за наркотиками CoQ10. Mol Aspect Med 15 (Suppl): s287-94, 1994.
  20. .
  21. Кортес Е.П., Гупта М., Чоу С. и др.: Кардиотоксичность адриамицина: раннее обнаружение по систолическому временному интервалу и возможное предотвращение с помощью коэнзима Q10.Центр лечения рака 62 (6): 887-91, 1978.
  22. Фолкерс К., Браун Р., Джуди В. В. и др.: Выживание онкологических больных на терапии коэнзимом Q10. Biochem Biophys Res Commun 192 (1): 241-5, 1993.
  23. Ярусси Д., Ауриккио У., Агретто А. и др.: Защитный эффект коэнзима Q10 на кардиотоксичность антрациклинов: контрольное исследование у детей с острым лимфобластным лейкозом и неходжкинской лимфомой. Mol Aspect Med 15 (Suppl): s207-12, 1994.
  24. .
  25. Фолкерс К., Шизукуиси С., Такемура К. и др.: Повышение уровня IgG в сыворотке пациентов, получавших коэнзим Q10. Res Commun Chem Pathol Pharmacol 38 (2): 335-8, 1982.
  26. Дополнительные методы лечения подчеркнуты на недавней встрече. Онкология (Хантингт) 13 (2): 166, 1999.
  27. Близнаков Е, Кейси А., Премузик Е: Коэнзимы Q: стимуляторы фагоцитарной активности у крыс и иммунного ответа у мышей. Experientia 26 (9): 953-4, 1970.
  28. Folkers K, Hanioka T, Xia LJ, et al.: Коэнзим Q10 увеличивает соотношение Т4 / Т8 лимфоцитов у обычных субъектов и актуален для пациентов, страдающих комплексом, связанным со СПИДом. Biochem Biophys Res Commun 176 (2): 786-91, 1991.
  29. Каваза I, Нитани Х., Сайджо Н. и др.: Усиление эффекта кофермента Q10 на иммуноосстановление с помощью Mycobacterium bovis BCG у мышей с опухолями. Ганн 69 (4): 493-7, 1978.
  30. Близнаков Е.Г. Влияние стимуляции системы защиты хозяина коферментом Q 10 на индуцированные дибензпиреном опухоли и инфицирование мышей вирусом лейкемии Френд.Proc Natl Acad Sci U S. A 70 (2): 390-4, 1973.
  31. .
  32. Близнаков Е.Г., Адлер А.Д. Нелинейный ответ ретикулоэндотелиальной системы на стимуляцию. Pathol Microbiol (Базель) 38 (6): 393-410, 1972 г.
  33. Близнаков Е.Г .: Коэнзим Q при экспериментальных инфекциях и новообразованиях. В: Folkers K, Yamamura Y, ред .: Биомедицинские и клинические аспекты коэнзима Q. Том 1. Амстердам, Нидерланды: Elsevier / North-Holland Biomedical Press, 1977, стр. 73-83.
  34. Барбьери Б., Лунд Б., Лундстрём Б. и др.: Введение коэнзима Q10 увеличивает титр антител у вакцинированных против гепатита В добровольцев - одно слепое плацебо-контролируемое рандомизированное клиническое исследование. Биофакторы 9 (2-4): 351-7, 1999.
  35. Локвуд К., Мосгаард С., Ханиока Т. и др.: Очевидная частичная ремиссия рака груди у пациентов «высокого риска», получавших пищевые антиоксиданты, незаменимые жирные кислоты и коэнзим Q10.Mol Aspect Med 15 (Suppl): s231-40, 1994.
  36. .
  37. Локвуд К., Мосгаард С., Фолкерс К.: Частичная и полная регрессия рака груди у пациентов в зависимости от дозировки коэнзима Q10. Biochem Biophys Res Commun 199 (3): 1504-8, 1994.
  38. Локвуд К., Мосгаард С., Ямамото Т. и др.: Прогресс в терапии рака груди с витамином Q10 и регресс метастазов. Biochem Biophys Res Commun 212 (1): 172-7, 1995.
  39. Фолкерс К. Актуальность биосинтеза коэнзима Q10 и четырех оснований ДНК как обоснование молекулярных причин рака и лечения.Biochem Biophys Res Commun 224 (2): 358-61, 1996.
  40. Ren S, Lien EJ: Натуральные продукты и их производные в качестве химиопрофилактических средств против рака. Prog Drug Res 48: 147-71, 1997.
  41. Ходжес С., Герц Н., Локвуд К. и др.: CoQ10: может ли он играть роль в лечении рака? Биофакторы 9 (2-4): 365-70, 1999.
  42. .
  43. Фолкерс К., Портер TH, Бертино Дж. Р. и др.: Ингибирование двух линий опухолевых клеток человека антиметаболитами кофермента Q10.Res Commun Chem Pathol Pharmacol 19 (3): 485-90, 1978.

История

Коэнзим Q 10 был впервые выделен в 1957 году, а его химическая структура (бензохиноновое соединение) была определена в 1958 году. [1,2] Интерес к коэнзиму Q 10 как терапевтическому агенту при раке возник в 1961 году, когда возник дефицит был отмечен в крови как шведских, так и американских онкологических больных, особенно в крови пациентов с раком груди. [2,3,4] Последующее исследование показало статистически значимую взаимосвязь между уровнем кофермента Q 10 в плазме и недостаточностью прогноз рака груди.[5] Низкие уровни этого соединения в крови были зарегистрированы у пациентов со злокачественными новообразованиями, отличными от рака груди, включая миелому, лимфому и рак легких, простаты, поджелудочной железы, толстой кишки, почек, головы и шеи. [2,6, 7] Кроме того, пониженные уровни кофермента Q 10 были обнаружены в злокачественных тканях человека [8,9,10,11,12], но также сообщалось о повышенных уровнях [8].

С 1962 года накоплено большое количество лабораторных и животных данных по коферменту Q 10 .[2] Исследования клеточных механизмов производства энергии с участием этого соединения были удостоены Нобелевской премии по химии в 1978 году. Некоторые из накопленных данных показывают, что коэнзим Q 10 стимулирует иммунную систему животных, что приводит к повышению уровня антител [13]. большее количество и / или активность макрофагов и Т-клеток (Т-лимфоцитов), [13,14] и повышенная устойчивость к инфекции. [15,16,17] Также сообщалось, что коэнзим Q 10 увеличивает IgG (иммуноглобулин G) уровни антител и для увеличения соотношения CD4 и CD8 Т-клеток у людей.[18,19,20] CD4 и CD8 представляют собой белки, обнаруженные на поверхности Т-клеток, при этом CD4 и CD8 идентифицируют хелперные Т-клетки и цитотоксические Т-клетки соответственно; Сообщалось о снижении соотношения CD4 и CD8 Т-клеток у онкологических больных. [21,22] Впоследствии исследования выявили антиоксидантные свойства кофермента Q 10 . [23,24,25,26,27]

Предлагаемые механизмы действия кофермента Q 10 , которые имеют отношение к раку, включают его важную функцию в производстве клеточной энергии и его стимуляцию иммунной системы (что может быть связано), а также его роль в качестве антиоксиданта.Коэнзим Q 10 необходим для производства аэробной энергии [1,25,28], и было высказано предположение, что увеличение клеточной энергии приводит к увеличению синтеза антител в B-клетках (B-лимфоцитах). [6,18] Как отмечалось ранее ( Раздел «Общая информация»), коэнзим Q 10 также может вести себя как антиоксидант. [1,25,26,27,29,30,31,32] Считается, что в этом качестве кофермент Q 10 стабилизирует клеточные мембраны ( липидсодержащие структуры, необходимые для поддержания целостности клеток) и для предотвращения повреждения другими важными клеточными компонентами свободными радикалами.[1,25,27,32] Повреждение ДНК (и, возможно, других клеточных молекул) свободными радикалами может быть фактором развития рака. [11,23,30,33,34,35,36]

Ссылки:

  1. Pepping J: Коэнзим Q10. Am J Health Syst Pharm, 56 (6): 519-21, 1999.
  2. .
  3. Фолкерс К., Остерборг А., Ниландер М. и др.: Активность витамина Q10 в моделях на животных и серьезный дефицит у больных раком.Biochem Biophys Res Commun 234 (2): 296-9, 1997.
  4. Локвуд К., Мосгаард С., Ямамото Т. и др.: Прогресс в терапии рака груди с витамином Q10 и регресс метастазов. Biochem Biophys Res Commun 212 (1): 172-7, 1995.
  5. Ren S, Lien EJ: Натуральные продукты и их производные в качестве химиопрофилактических средств против рака. Prog Drug Res 48: 147-71, 1997.
  6. Джоллиет П., Саймон Н., Барре Дж и др.: Концентрация кофермента Q10 в плазме при раке груди: прогноз и терапевтические последствия. Int J Clin Pharmacol Ther 36 (9): 506-9, 1998.
  7. Фолкерс К. Потенциал коэнзима Q 10 (NSC-140865) в лечении рака. Cancer Chemother Rep 2 4 (4): 19-22, 1974.
  8. Фолкерс К. Актуальность биосинтеза коэнзима Q10 и четырех оснований ДНК как обоснование молекулярных причин рака и лечения. Biochem Biophys Res Commun 224 (2): 358-61, 1996.
  9. Чипперфилд B: Концентрации убихинона в некоторых тканях, несущих опухоль. Концентрации убихинона в опухолях и некоторых нормальных тканях человека. Nature 209 (29): 1207-8, 1966.
  10. Eggens I, Elmberger PG, Löw P: уровни полиизопреноидов, холестерина и убихинона в гепатоцеллюлярных карциномах человека. Br J Exp Pathol 70 (1): 83-92, 1989.
  11. Мано Т., Ивасе К, Хаяши Р. и др.: Концентрации витамина Е и кофермента Q в тканях щитовидной железы у пациентов с различными заболеваниями щитовидной железы.Am J Med Sci 315 (4): 230-2, 1998.
  12. Picardo M, Grammatico P, Roccella F и др .: Дисбаланс в пуле антиоксидантов в клетках меланомы и нормальных меланоцитах у пациентов с меланомой. J Invest Dermatol 107 (3): 322-6, 1996.
  13. Портакал О., Озкая О., Эрден Инал М. и др.: Концентрации коэнзима Q10 и антиоксидантный статус в тканях больных раком груди. Clin Biochem 33 (4): 279-84, 2000.
  14. Близнаков Е, Кейси А., Премузик Е: Коэнзимы Q: стимуляторы фагоцитарной активности у крыс и иммунного ответа у мышей.Experientia 26 (9): 953-4, 1970.
  15. Каваза I, Нитани Х., Сайджо Н. и др.: Усиление эффекта кофермента Q10 на иммуноосстановление с помощью Mycobacterium bovis BCG у мышей с опухолями. Ганн 69 (4): 493-7, 1978.
  16. Близнаков Е.Г. Влияние стимуляции системы защиты хозяина коферментом Q 10 на индуцированные дибензпиреном опухоли и инфицирование мышей вирусом лейкемии Френд. Proc Natl Acad Sci U S. A 70 (2): 390-4, 1973.
  17. .
  18. Близнаков Е.Г., Адлер А.Д. Нелинейный ответ ретикулоэндотелиальной системы на стимуляцию.Pathol Microbiol (Базель) 38 (6): 393-410, 1972 г.
  19. Близнаков Е.Г .: Коэнзим Q при экспериментальных инфекциях и новообразованиях. В: Folkers K, Yamamura Y, ред .: Биомедицинские и клинические аспекты коэнзима Q. Том 1. Амстердам, Нидерланды: Elsevier / North-Holland Biomedical Press, 1977, стр. 73-83.
  20. Фолкерс К., Шизукуиси С., Такемура К. и др.: Повышение уровня IgG в сыворотке крови пациентов, получавших коэнзим Q10. Res Commun Chem Pathol Pharmacol 38 (2): 335-8, 1982.
  21. Фолкерс К., Ханиока Т., Ся Л.Дж. и др.: Коэнзим Q10 увеличивает соотношение Т4 / Т8 лимфоцитов у обычных субъектов и имеет отношение к пациентам, имеющим комплекс, связанный со СПИДом. Biochem Biophys Res Commun 176 (2): 786-91, 1991.
  22. Барбьери Б., Лунд Б., Лундстрём Б. и др.: Введение коэнзима Q10 увеличивает титр антител у вакцинированных против гепатита В добровольцев - одно слепое плацебо-контролируемое рандомизированное клиническое исследование. Биофакторы 9 (2-4): 351-7, 1999.
  23. Шоу М., Рэй П., Рубенштейн М. и др.: Подмножества лимфоцитов у больных урологическим раком. Урол Res 15 (3): 181-5, 1987.
  24. Tsuyuguchi I, Shiratsuchi H, Fukuoka M: субпопуляции Т-лимфоцитов при первичном раке легкого. Jpn J Clin Oncol 17 (1): 13-7, 1987.
  25. Ямамото Ю., Ямасита С., Фудзисава А. и др.: Окислительный стресс у пациентов с гепатитом, циррозом и гепатомой оценивается с помощью антиоксидантов плазмы. Biochem Biophys Res Commun 247 (1): 166-70, 1998.
  26. Yamamoto Y, Yamashita S: Соотношение убихинола и убихинона в плазме как маркер окислительного стресса. Mol Aspect Med 18 (Suppl): S79-84, 1997.
  27. .
  28. Crane FL, Sun IL, Sun EE: Основные функции коэнзима Q. Clin Investig 71 (8 Suppl): S55-9, 1993.
  29. Overvad K, Diamant B, Holm L и др .: Коэнзим Q10 в здоровье и болезнях. Eur J Clin Nutr 53 (10): 764-70, 1999.
  30. .
  31. Эрнстер Л., Форсмарк-Андре П.: Убихинол: эндогенный антиоксидант в аэробных организмах.Clin Investigation 71 (8 Suppl): S60-5, 1993.
  32. Фолкерс К., Воланюк А. Исследование коэнзима Q10 в клинической медицине и иммуномодуляции. Наркотики Exp Clin Res 11 (8): 539-45, 1985.
  33. Beyer RE, Nordenbrand K, Ernster L: Роль коэнзима Q как митохондриального антиоксиданта: краткий обзор. В: Folkers K, Yamamura Y, ред .: Биомедицинские и клинические аспекты коэнзима Q. Том 5. Амстердам, Нидерланды: Elsevier Science Publishers B. V (Биомедицинское подразделение), 1986, стр 17-24.
  34. Гордон М. Диетические антиоксиданты в профилактике заболеваний. Nat Prod Rep 13 (4): 265-73, 1996.
  35. .
  36. Палаццони Г., Пучелло Д., Литтарру Г.П. и др.: Коэнзим Q10 и колоректальные новообразования у пожилых пациентов. Лучи 22 (1 приложение): 73-6, январь-март 1997 г.
  37. Эрнстер Л., Даллнер Г.: Биохимические, физиологические и медицинские аспекты функции убихинона. Biochim Biophys Acta 1271 (1): 195-204, 1995.
  38. Aust AE, Eveleigh JF: Механизмы окисления ДНК.Proc Soc Exp Biol Med 222 (3): 246-52, 1999.
  39. Холливелл Б. Кислород и азот - канцерогены. Повреждение ДНК химически активными формами кислорода, хлора и азота: измерение, механизм и влияние питания. Mutat Res 443 (1-2): 37-52, 1999.
  40. Burcham PC: Внутренние опасности: исходное повреждение ДНК эндогенными продуктами нормального метаболизма. Mutat Res 443 (1-2): 11-36, 1999.
  41. Dreher D, Junod AF: Роль свободных радикалов кислорода в развитии рака.Eur J Cancer 32A (1): 30-8, 1996.

Лаборатория / Животные / Доклинические исследования

Лабораторная работа с коферментом Q 10 была сосредоточена в первую очередь на его структуре и его функции в клеточном дыхании. Исследования на животных показали, что коэнзим Q 10 способен стимулировать иммунную систему, при этом животные, прошедшие лечение, демонстрируют повышенную устойчивость к протозойным инфекциям [1,2], а также к вирусным и химически индуцированным неоплазиям.[1,2,3,4] Ранние исследования кофермента Q 10 показали усиление кроветворения (образование новых клеток крови) у обезьян [4,5] кроликов [6] и домашней птицы. [5] Коэнзим Q 10 продемонстрировал защитный эффект на сердечную мышцу мышей, крыс и кроликов, получавших антрациклиновое противоопухолевое средство доксорубицин. [7,8,9,10,11,12] Хотя другое исследование подтвердило этот защитный эффект при внутрибрюшинном введении. Доксорубицина у мышей, он не смог продемонстрировать защитный эффект при внутривенном введении антрациклина, что является путем введения людям.[13]

Исследователи в одном исследовании высказали предостережение, когда обнаружили, что совместное введение кофермента Q 10 и лучевой терапии снижает эффективность лучевой терапии. [14] В этом исследовании мыши, инокулированные клетками мелкоклеточного рака легкого человека (исследование ксенотрансплантата), а затем получавшие кофермент Q 10 и однократную лучевую терапию, показали значительно меньшее ингибирование роста опухоли, чем мыши в контрольной группе, которых лечили. только с лучевой терапией.Поскольку радиация приводит к образованию свободных радикалов, а антиоксиданты защищают от повреждения свободными радикалами, эффект в этом исследовании можно объяснить действием кофермента Q 10 как антиоксиданта. Как отмечалось ранее (см. Раздел «Общая информация»), лабораторные исследования и исследования на животных свидетельствуют о том, что аналоги кофермента Q 10 могут обладать прямой противораковой активностью. [15,16]

Ссылки:

  1. Близнаков Е.Г., Адлер А.Д. Нелинейный ответ ретикулоэндотелиальной системы на стимуляцию.Pathol Microbiol (Базель) 38 (6): 393-410, 1972 г.
  2. Близнаков Е.Г .: Коэнзим Q при экспериментальных инфекциях и новообразованиях. В: Folkers K, Yamamura Y, ред .: Биомедицинские и клинические аспекты коэнзима Q. Том 1. Амстердам, Нидерланды: Elsevier / North-Holland Biomedical Press, 1977, стр. 73-83.
  3. Близнаков Е.Г. Влияние стимуляции системы защиты хозяина коферментом Q 10 на индуцированные дибензпиреном опухоли и инфицирование мышей вирусом лейкемии Френд.Proc Natl Acad Sci U S. A 70 (2): 390-4, 1973.
  4. .
  5. Фолкерс К., Остерборг А., Ниландер М. и др.: Активность витамина Q10 в моделях на животных и серьезный дефицит у больных раком. Biochem Biophys Res Commun 234 (2): 296-9, 1997.
  6. Фолкерс К., Браун Р., Джуди В. В. и др.: Выживание онкологических больных на терапии коэнзимом Q10. Biochem Biophys Res Commun 192 (1): 241-5, 1993.
  7. Людвиг ФК, Элашофф Р.М., Смит Дж. Л. и др.: Ответ костного мозга кролика с дефицитом витамина E на кофермент Q и витамин E. Scand J Haematol 4 (4): 292-300, 1967.
  8. Choe JY, Combs AB, Folkers K: Предотвращение коферментом Q10 электрокардиографических изменений, вызванных адриамицином у крыс. Res Commun Chem Pathol Pharmacol 23 (1): 199-202, 1979.
  9. Combs AB, Choe JY, Truong DH и др .: Уменьшение коферментом Q10 острой токсичности адриамицина у мышей. Res Commun Chem Pathol Pharmacol 18 (3): 565-8, 1977.
  10. Folkers K, Choe JY, Combs AB: Спасение с помощью коэнзима Q10 от электрокардиографических аномалий, вызванных токсичностью адриамицина у крыс. Proc Natl Acad Sci U S A 75 (10): 5178-80, 1978.
  11. Lubawy WC, Dallam RA, Hurley LH: Защита от антрамициновой токсичности у мышей с помощью кофермента Q10. J Natl Cancer Inst 64 (1): 105-9, 1980.
  12. Шинозава С., Гомита Ю., Араки Ю.: Защитные эффекты различных лекарств от токсичности, вызванной адриамицином (доксорубицином), и перекисного окисления липидов микросомами у мышей и крыс.Биол Фарм Булл 16 (11): 1114-7, 1993.
  13. Усуи Т., Ишикура Х, Изуми Ю. и др .: Возможная профилактика развития кардиотоксичности у кроликов, получавших адриамицин, с помощью кофермента Q10. Toxicol Lett 12 (1): 75-82, 1982.
  14. Shaeffer J, El-Mahdi AM, Nichols RK: Токсичность коэнзима Q10 и адриамицина у мышей. Res Commun Chem Pathol Pharmacol 29 (2): 309-15, 1980.
  15. Лунд Е.Л., Квисторфф Б., Спанг-Томсен М. и др.: Эффект лучевой терапии на мелкоклеточный рак легкого снижается при приеме убихинона. Folia Microbiol (Praha) 43 (5): 505-6, 1998.
  16. Фолкерс К. Потенциал коэнзима Q 10 (NSC-140865) в лечении рака. Cancer Chemother Rep 2 4 (4): 19-22, 1974.
  17. Фолкерс К., Портер TH, Бертино Дж. Р. и др.: Ингибирование двух линий опухолевых клеток человека антиметаболитами кофермента Q10. Res Commun Chem Pathol Pharmacol 19 (3): 485-90, 1978.

Исследования на людях / Клинические исследования

Клинические исследования использования коэнзима Q 10 для предотвращения побочных эффектов лечения рака, лечения побочных эффектов лечения рака и / или в качестве лечения рака очень ограничены. Важно отметить, что клинические испытания, в которых изучали использование коэнзима Q 10 во время лечения рака для предотвращения токсичности, не отслеживали долгосрочных результатов пациентов, чтобы определить, снижает ли кофермент Q 10 эффективность лечения рака (например,г., химиотерапия и лучевая терапия). Недавнее обсервационное исследование, проведенное с участием 1134 пациентов с раком груди, включенных в многоучрежденческое клиническое исследование Национального института рака (SWOG S0221), показало, что использование антиоксидантных добавок, включая кофермент Q 10 , до и во время лечения рака может быть связано с увеличением частоты рецидивов и снижением выживаемости. [1]

Лечение симптомов и побочных эффектов

Сердечная токсичность

Ввиду многообещающих результатов исследований на животных, коэнзим Q 10 был протестирован в качестве защитного агента против сердечной токсичности, которая наблюдалась у онкологических больных, получавших антрациклиновый препарат доксорубицин.Было высказано предположение, что доксорубицин мешает генерирующим энергию биохимическим реакциям с участием кофермента Q 10 в митохондриях сердечной мышцы, и что это вмешательство можно преодолеть с помощью добавок кофермента Q 10 [2,3,4] Дети, включая вышеупомянутое рандомизированное исследование, подтвердили снижение сердечной токсичности, наблюдаемое в исследованиях на животных. [2,5,6,7] Рандомизированное исследование [7] с участием 20 пациентов проверило способность коэнзима Q 10 снижать кардиотоксичность. вызванные антрациклиновыми препаратами.

Усталость

В двух рандомизированных контролируемых испытаниях изучалась способность добавок, содержащих кофермент Q 10 , предотвращать или лечить усталость у пациентов, получавших терапию рака. Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование 236 пациентов с раком груди, получавших адъювантную химиотерапию с лучевой терапией или без нее, показало, что коэнзим Q 10 в суточной дозе 300 мг в сочетании с 300 МЕ витамина E, разделенных на три приема, действительно помог. не предотвращать вызванное лечением ухудшение среднего уровня утомляемости или качества жизни после 24 недель приема добавок.[8] В другом небольшом исследовании (N = 59) использовалось ежедневное введение другой добавки, содержащей кофермент Q 10 (30 мг) вместе с аминокислотами с разветвленной цепью (2500 мг) и L-карнитином (50 мг). Все пациенты получали адъювантную химиотерапию, но ни один из них не получал лучевую терапию в течение 21 дня испытания. Результаты этого исследования также не показали значимой разницы в средних уровнях утомляемости между экспериментальной группой и контрольной группой, хотя статистически значимое улучшение было замечено для основной конечной точки исследования (наихудший уровень утомляемости за последние 24 часа).[9]

Лечение рака

Использование коэнзима Q 10 для лечения рака у людей было исследовано только ограниченно. Ввиду наблюдений, что уровни кофермента Q 10 в крови часто снижаются у онкологических больных, [10,11,12,13,14] добавление этого соединения было протестировано на пациентах, проходящих традиционное лечение. В открытом, неслепом, неконтролируемом клиническом исследовании, проведенном в Дании, в течение 18 месяцев наблюдали 32 пациента с раком груди.[15] Заболевание распространилось на подмышечные лимфатические узлы, и у неизвестного количества пациентов были отдаленные метастазы. Пациенты получали антиоксидантные добавки (витамин C, витамин E и бета-каротин), другие витамины и микроэлементы, незаменимые жирные кислоты и кофермент Q 10 (в дозе 90 мг / день) в дополнение к стандартной терапии (хирургическое вмешательство). , лучевая терапия и химиотерапия с тамоксифеном или без него). Пациентов осматривали каждые 3 месяца для мониторинга статуса заболевания (прогрессирующее заболевание или рецидив), а при подозрении на рецидив выполняли маммографию, сканирование костей, рентген или биопсию.Выживаемость за исследуемый период составила 100% (ожидались четыре смерти). Сообщалось, что у шести пациентов наблюдалась ремиссия; однако были предоставлены неполные клинические данные, а информация, указывающая на ремиссию, была представлена ​​только для трех из шести пациентов. Ни у одного из шести пациентов не было признаков дальнейших метастазов. Сообщалось о снижении использования обезболивающих, улучшении качества жизни и отсутствии потери веса у всех 32 пациентов. Были ли объективно оценены использование обезболивающих и качество жизни (например,g., из аптечных записей и проверенных анкет соответственно) или субъективно (из самоотчетов пациентов) не указано.

В последующем исследовании один из шести пациентов с зарегистрированной ремиссией и один новый пациент в течение нескольких месяцев лечили более высокими дозами кофермента Q 10 (390 мг / день и 300 мг / день, соответственно) [16]. ] Хирургическое удаление первичной опухоли молочной железы у обеих пациенток было неполным. После 3–4 месяцев приема добавок кофермента Q 10 с высоким уровнем содержания у обеих пациенток, по-видимому, наблюдалась полная регрессия остаточных опухолей молочной железы (по оценке клинического обследования и маммографии).Следует отметить, что в последующем исследовании использовался другой идентификатор пациента, который участвовал в исходном исследовании. Следовательно, невозможно определить, кто из шести пациентов с зарегистрированной ремиссией принимал участие в последующем исследовании. В отчете о последующем исследовании исследователи отметили, что все 32 пациента из первоначального исследования остались живы через 24 месяца наблюдения, тогда как ожидалось шесть смертей [16].

В другом отчете тех же исследователей трех пациентов с раком груди, которые получали высокие дозы кофермента Q 10 (390 мг / день), наблюдали в общей сложности от 3 до 5 лет.[12] У одного пациента была полная ремиссия метастазов в печень (определенная клиническим обследованием и ультразвуковым исследованием), у одного пациента была ремиссия опухоли, распространившейся на грудную стенку (определенная клиническим осмотром и рентгенологическим исследованием грудной клетки), и у одного пациента была ремиссия. отсутствие микроскопических доказательств того, что опухоль осталась после мастэктомии (определяется биопсией ложа опухоли).

Все три вышеупомянутых исследования на людях [12,15,16] имели серьезные недостатки дизайна, которые могли повлиять на их результат.Слабые стороны исследования включают отсутствие контрольной группы (т. Е. Все пациенты получали коэнзим Q 10 ), возможную систематическую ошибку отбора при последующих исследованиях и множественные искажающие переменные (т. Е. Пациенты получали различные добавки в дополнение к коэнзиму Q 10 и получали стандартную терапию во время или непосредственно перед добавлением кофермента Q ( 10 ). Таким образом, невозможно определить, был ли какой-либо из положительных результатов напрямую связан с терапией коферментом Q 10 .

Отдельные сообщения о коэнзиме Q 10 , увеличивающем выживаемость пациентов с раком поджелудочной железы, легких, прямой кишки, гортани, толстой кишки и простаты, также существуют в рецензируемой научной литературе [6]. Пациенты, описанные в этих отчетах, также получали терапию, отличную от коэнзима Q 10 , включая химиотерапию, лучевую терапию и хирургическое вмешательство.

Текущие клинические испытания

Воспользуйтесь расширенным поиском по клиническим исследованиям, чтобы найти поддерживаемые NCI клинические исследования рака, в которые в настоящее время входят пациенты.Поиск можно сузить по месту проведения исследования, типу лечения, названию препарата и другим критериям. Также доступна общая информация о клинических исследованиях.

Ссылки:

  1. Ambrosone CB, Zirpoli GR, Hutson AD и др .: Использование пищевых добавок во время химиотерапии и результаты выживания пациентов с раком груди, участвовавших в клиническом исследовании совместной группы (SWOG S0221). Дж. Клин Онкол 38 (8): 804-814, 2020.
  2. Кортес Е.П., Гупта М., Чоу С. и др.: Кардиотоксичность адриамицина: раннее обнаружение по систолическому временному интервалу и возможное предотвращение с помощью коэнзима Q10. Центр лечения рака 62 (6): 887-91, 1978.
  3. Усуи Т., Ишикура Х, Изуми Ю. и др .: Возможная профилактика развития кардиотоксичности у кроликов, получавших адриамицин, с помощью кофермента Q10. Toxicol Lett 12 (1): 75-82, 1982.
  4. Ивамото Ю., Хансен И.Л., Портер Т.Х. и др.: Подавление кофермента Q10-ферментов, сукциноксидазы и НАДН-оксидазы адриамицином и другими хинонами, обладающими противоопухолевой активностью. Biochem Biophys Res Commun 58 (3): 633-8, 1974.
  5. Фолкерс К., Воланюк А. Исследование коэнзима Q10 в клинической медицине и иммуномодуляции. Наркотики Exp Clin Res 11 (8): 539-45, 1985.
  6. Фолкерс К., Браун Р., Джуди В. В. и др.: Выживание онкологических больных на терапии коэнзимом Q10. Biochem Biophys Res Commun 192 (1): 241-5, 1993.
  7. Ярусси Д., Ауриккио У., Агретто А. и др.: Защитный эффект коэнзима Q10 на кардиотоксичность антрациклинов: контрольное исследование у детей с острым лимфобластным лейкозом и неходжкинской лимфомой. Mol Aspect Med 15 (Suppl): s207-12, 1994.
  8. .
  9. Lesser GJ, Случай D, Старк Н. и др.: Рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование перорального коэнзима Q10 для снятия утомляемости, связанной с лечением, у недавно диагностированных пациентов с раком груди.J Support Oncol 11 (1): 31-42, 2013.
  10. Ивасе С., Кавагути Т., Йоцумото Д. и др.: Эффективность и безопасность аминокислотного желе, содержащего кофермент Q10 и L-карнитин, в борьбе с усталостью у пациентов с раком груди, получающих химиотерапию: мультиинституциональное рандомизированное исследовательское исследование (JORTC- CAM01). Support Care Cancer 24 (2): 637-646, 2016.
  11. .
  12. Фолкерс К. Потенциал коэнзима Q 10 (NSC-140865) в лечении рака. Cancer Chemother Rep 2 4 (4): 19-22, 1974.
  13. Фолкерс К., Остерборг А., Ниландер М. и др.: Активность витамина Q10 в моделях на животных и серьезный дефицит у больных раком. Biochem Biophys Res Commun 234 (2): 296-9, 1997.
  14. Локвуд К., Мосгаард С., Ямамото Т. и др.: Прогресс в терапии рака груди с витамином Q10 и регресс метастазов. Biochem Biophys Res Commun 212 (1): 172-7, 1995.
  15. Фолкерс К. Актуальность биосинтеза коэнзима Q10 и четырех оснований ДНК как обоснование молекулярных причин рака и лечения.Biochem Biophys Res Commun 224 (2): 358-61, 1996.
  16. Ren S, Lien EJ: Натуральные продукты и их производные в качестве химиопрофилактических средств против рака. Prog Drug Res 48: 147-71, 1997.
  17. Локвуд К., Мосгаард С., Ханиока Т. и др.: Очевидная частичная ремиссия рака груди у пациентов «высокого риска», получавших пищевые антиоксиданты, незаменимые жирные кислоты и коэнзим Q10. Mol Aspect Med 15 (Suppl): s231-40, 1994.
  18. .
  19. Локвуд К., Мосгаард С., Фолкерс К.: Частичная и полная регрессия рака груди у пациентов в зависимости от дозировки коэнзима Q10.Biochem Biophys Res Commun 199 (3): 1504-8, 1994.

Побочные эффекты

Не сообщалось о серьезной токсичности, связанной с использованием кофермента Q 10 . [1,2,3,4] Дозы 100 мг / день или выше вызывали легкую бессонницу у некоторых людей. Повышение уровня печеночных ферментов было обнаружено у пациентов, принимавших дозы 300 мг / день в течение продолжительных периодов времени, но о токсичности для печени не сообщалось [1]. Исследователи в одном исследовании сердечно-сосудистой системы сообщили, что коэнзим Q 10 вызывал сыпь, тошноту и боль в эпигастрии (верхней части живота), что потребовало исключения небольшого числа пациентов из исследования.[5] Другие зарегистрированные побочные эффекты включали головокружение, светобоязнь (аномальная зрительная чувствительность к свету), раздражительность, [5] головная боль, изжога и усталость. [6]

В проспективном исследовании, в котором изучалась связь между употреблением добавок и исходами рака груди (SWOG S0221), использование любых антиоксидантных добавок до и во время лечения, включая кофермент Q 10 , витамин A, витамин C, витамин E и каротиноиды –Был связан с тенденцией, показывающей повышенный риск рецидива (скорректированный коэффициент риска, 1.41; доверительный интервал, 0,98–2,04, P = 0,06). [7]

Некоторые препараты, снижающие уровень липидов, такие как статины (ловастатин, правастатин и симвастатин) и гемфиброзил, а также пероральные средства, снижающие уровень сахара в крови, такие как глибурид и толазамид, вызывают снижение сывороточных уровней кофермента Q 10 и уменьшают эффекты добавок коэнзима Q 10 . [1,8,9,10] Бета-блокаторы (препараты, замедляющие частоту сердечных сокращений и понижающие кровяное давление) могут ингибировать ферментативные реакции, зависимые от коэнзима Q 10 .Сократительная сила сердца у пациентов с высоким кровяным давлением может быть увеличена введением коэнзима Q 10 [1]. Коэнзим Q 10 может снизить реакцию организма на антикоагулянтный препарат варфарин. [10] Наконец, коэнзим Q 10 может снизить потребность в инсулине у людей с диабетом.

Ссылки:

  1. Pepping J: Коэнзим Q10. Am J Health Syst Pharm 56 (6): 519-21, 1999.
  2. Overvad K, Diamant B, Holm L и др .: Коэнзим Q10 в здоровье и болезнях. Eur J Clin Nutr 53 (10): 764-70, 1999.
  3. .
  4. Ходжес С., Герц Н., Локвуд К. и др.: CoQ10: может ли он играть роль в лечении рака? Биофакторы 9 (2-4): 365-70, 1999.
  5. .
  6. Хеллер Дж. Х .: Болезнь, защита хозяина и Q-10. Perspect Biol Med 16 (2): 181-7, 1973 Winter.
  7. Баджо Э., Гандини Р., Планчер А.С. и др.: Итальянское многоцентровое исследование безопасности и эффективности коэнзима Q10 в качестве дополнительной терапии при сердечной недостаточности. Специалисты по надзору за наркотиками CoQ10. Mol Aspect Med 15 (Suppl): s287-94, 1994.
  8. .
  9. Фейгин А., Кибурц К., Комо П. и др.: Оценка переносимости коэнзима Q10 при болезни Хантингтона. Mov Disord 11 (3): 321-3, 1996.
  10. .
  11. Ambrosone CB, Zirpoli GR, Hutson AD и др .: Использование пищевых добавок во время химиотерапии и результаты выживания пациентов с раком груди, участвовавших в клиническом исследовании совместной группы (SWOG S0221).J Clin Oncol 38 (8): 804-814, 2020.
  12. .
  13. Kaikkonen J, Nyyssönen K, Tuomainen TP, et al .: Детерминанты плазменного кофермента Q10 у людей. FEBS Lett 443 (2): 163-6, 1999.
  14. Тибо А., Самид Д., Томпкинс А.С. и др.: Фаза I исследования ловастатина, ингибитора мевалонатного пути, у больных раком. Clin Cancer Res 2 (3): 483-91, 1996.
  15. Коэнзим Q10. В: Джеллин Дж. М., Хитченс К., ред .: Всеобъемлющая база данных по натуральным лекарствам.Стоктон, Калифорния: Факультет терапевтических исследований, 1999, стр. 241-42.

Сводка доказательств для коэнзима Q10

Чтобы помочь читателям в оценке результатов исследований на людях интегративных, альтернативных и дополнительных методов лечения рака, по возможности приводится сила доказательств (т. Е. «Уровни доказательств»), связанных с каждым типом лечения. Чтобы претендовать на уровень анализа доказательств, исследование должно:

  • Опубликовать в рецензируемом научном журнале.
  • Сообщите о терапевтическом результате или результатах, таких как ответ опухоли, улучшение выживаемости или измеренное улучшение качества жизни.
  • Опишите клинические данные достаточно подробно, чтобы можно было сделать значимую оценку.

Отдельные уровни доказательности присваиваются квалифицируемым исследованиям на людях на основе статистической силы дизайна исследования и научной силы результатов лечения (т. Е. Конечных точек).Затем полученные две оценки объединяются для получения общей оценки. Таблица, показывающая уровни доказательств для квалификационных исследований на людях, процитированных в этом резюме, представлена ​​ниже. Для объяснения оценок и дополнительной информации об уровнях анализа доказательств интегративных, альтернативных и дополнительных методов лечения рака см. Уровни доказательств для исследований интегративных, альтернативных и дополнительных методов лечения на людях.

Коэнзим Q 10 Резюме: справочные номера и соответствующие уровни доказательности
Регистрационный номер Статистическая надежность дизайна исследования Измеренная прочность конечных точек Общий результат
[1] 3iii Непоследовательное дело, серия Diii Непрямые суррогаты - скорость ответа опухоли 3iiiDiii

Ссылки:

  1. Локвуд К., Мосгаард С., Ханиока Т. и др.: Очевидная частичная ремиссия рака груди у пациентов «высокого риска», получавших пищевые антиоксиданты, незаменимые жирные кислоты и кофермент Q10. Mol Aspect Med 15 (Suppl): s231-40, 1994.
  2. .

Изменения в этой сводке (04.06.2020)

Информационные сводки PDQ по раку регулярно пересматриваются и обновляются по мере поступления новой информации. В этом разделе описаны последние изменения, внесенные в эту сводку по состоянию на указанную выше дату.

Человек / Клинические исследования

Этот раздел был существенно переработан.

Побочные эффекты

Добавлен текст, в котором говорится, что в проспективном исследовании, в котором изучалась связь между употреблением добавок и исходами рака груди, использование любых антиоксидантных добавок до и во время лечения, включая кофермент Q 10 , витамин A, витамин C, витамин E и каротиноиды - были связаны с тенденцией к увеличению риска рецидива (цитируется Ambrosone et al. в качестве ссылки 7).

Это резюме написано и поддерживается Редакционной коллегией PDQ по интегративной, альтернативной и дополнительной терапии, которая редакционно не зависит от NCI.Резюме отражает независимый обзор литературы и не представляет собой политическое заявление NCI или NIH. Более подробную информацию о сводных политиках и роли редакционных советов PDQ в ведении сводок PDQ можно найти на страницах «Об этом сводке PDQ» и PDQ® - Комплексная база данных рака NCI.

Об этом PDQ Сводка

Цель данного обзора

Это краткое изложение информации о раке PDQ для медицинских работников содержит исчерпывающую, прошедшую экспертную оценку, основанную на фактических данных информацию об использовании коэнзима Q10 в лечении людей, больных раком.Он предназначен для информирования и помощи врачам, которые заботятся о онкологических больных. Он не дает официальных руководящих принципов или рекомендаций для принятия медицинских решений.

Рецензенты и обновления

Это резюме регулярно проверяется и обновляется по мере необходимости редакционной коллегией PDQ по интегративной, альтернативной и дополнительной терапии, которая редакционно не зависит от Национального института рака (NCI). Резюме отражает независимый обзор литературы и не представляет собой политическое заявление NCI или Национальных институтов здравоохранения (NIH).

Члены Правления ежемесячно просматривают недавно опубликованные статьи, чтобы определить, должна ли статья:

  • обсудить при встрече,
  • цитируется с текстом, или
  • заменить или обновить существующую статью, которая уже цитируется.

Изменения в резюме вносятся посредством процесса консенсуса, в ходе которого члены Правления оценивают силу доказательств в опубликованных статьях и определяют, как статью следует включить в резюме.

Любые комментарии или вопросы по поводу содержания резюме следует направлять на сайт Cancer.gov через электронную почту веб-сайта NCI. Не связывайтесь с отдельными членами Правления с вопросами или комментариями по поводу резюме. Члены правления не будут отвечать на индивидуальные запросы.

Уровни доказательности

Некоторые ссылки в этом резюме сопровождаются обозначением уровня доказательности. Эти обозначения призваны помочь читателям оценить силу доказательств, подтверждающих использование конкретных вмешательств или подходов.Редакционная коллегия PDQ по интегративной, альтернативной и дополнительной терапии использует формальную систему ранжирования доказательств при разработке своих обозначений уровня доказательности.

Разрешение на использование этой сводки

PDQ - зарегистрированная торговая марка. Хотя содержимое документов PDQ можно свободно использовать в качестве текста, его нельзя идентифицировать как сводную информацию о раке NCI PDQ, если оно не представлено полностью и не обновляется регулярно.Тем не менее, автору будет разрешено написать такое предложение, как «Краткое изложение информации о раке PDQ NCI о профилактике рака молочной железы содержит краткие сведения о рисках: [включить выдержку из резюме]».

Рекомендуемая ссылка для этого обзора PDQ:

Редакционная коллегия интегративных, альтернативных и дополнительных методов лечения PDQ®. PDQ Коэнзим Q10. Бетесда, Мэриленд: Национальный институт рака. Обновлено <ММ / ДД / ГГГГ>. Доступно по адресу: https://www.cancer.gov/about-cancer/treatment/cam/hp/coenzyme-q10-pdq.Дата обращения <ММ / ДД / ГГГГ>. [PMID: 26389329]

Изображения в этом обзоре используются с разрешения автора (ов), художника и / или издателя для использования только в резюме PDQ. Разрешение на использование изображений вне контекста информации PDQ должно быть получено от владельцев и не может быть предоставлено Национальным институтом рака. Информация об использовании иллюстраций в этом обзоре, наряду со многими другими изображениями, связанными с раком, доступна в Visuals Online, коллекции из более чем 2000 научных изображений.

Заявление об ограничении ответственности

Информация в этих сводках не должна использоваться в качестве основы для определения страхового возмещения. Более подробная информация о страховом покрытии доступна на сайте Cancer.gov на странице «Управление онкологическими услугами».

Свяжитесь с нами

Дополнительную информацию о том, как связаться с нами или получить помощь на веб-сайте Cancer.gov, можно найти на нашей странице «Свяжитесь с нами для получения помощи».Вопросы также можно отправить на Cancer.gov через электронную почту веб-сайта.

Последняя редакция: 04.06.2020

Информация о коэнзиме Q10

| Гора Синай

Aguilaniu H, Durieux J, Dillin A. Метаболизм, синтез убихинона и долголетие. Гены Дев . 2005; 19 (20): 2399-406.

Аль-Хассо. Коэнзим Q10: обзор. Хосп Фарм . 2001; 36 (1): 51-66.

Бил М.Ф. Лечебные эффекты коэнзима Q10 при нейродегенеративных заболеваниях. Методы Enzymol . 2004; 382: 473-87.

Белардинелли Р., Мукай А., Лакалаприс Ф. и др., Коэнзим Q10 и упражнения при хронической сердечной недостаточности. Eur Heart J . 2006; 27 (22): 2675-81.

Berthold HK, Naini A, Di Mauro S, Hallikainen M, Gylling H, Krone W., Gouni-Berthold I. Влияние эзетимиба и / или симвастатина на уровни кофермента Q10 в плазме: рандомизированное испытание. Лекарственная безопасность . 2006; 29 (8): 703-12.

Caso G, Kelly P, McNurlan MA, Lawson WE.Влияние кофермента q10 на симптомы миопатии у пациентов, получавших статины. Ам Дж. Кардиол . 2007; 99 (10): 1409-12.

Дханасекаран М., Рен Дж. Новая роль коэнзима Q-10 в старении, нейродегенерации, сердечно-сосудистых заболеваниях, раке и сахарном диабете. Curr Neurovasc Res . 2005; 2 (5): 447-59.

de Bustos F, Molina JA, Jimenez-Jimenz FJ, Garcia-Redondo A, Gomez-Escalonilla C, Porta-Etessam J, et al. Уровни коэнзима Q10 в сыворотке крови у пациентов с болезнью Альцгеймера. Дж. Нейронная передача . 2000; 107 (2): 233-239.

Heck AM, DeWitt BA, Lukes AL. Возможные взаимодействия между альтернативными методами лечения и варфарином. Am J Health-System Pharm . 2000; 57 (13): 1221-1227.

Ходжсон Дж. М., Уоттс Г. Ф., Плейфорд Д. А. и др. Коэнзим Q (10) улучшает кровяное давление и гликемический контроль: контролируемое исследование с участием пациентов с диабетом 2 типа. Eur J Clin Nutr . 2002; 56: 1137-1142.

Хан М., Гросс Дж., Хаупт Х. и др. Пилотное клиническое испытание эффектов коэнзима Q10 на хронический ауриум в ушах. Otolaryngol Head Neck Surg . 2007; 136 (1): 72-7.

Khatta M, Alexander BS, Krichten CM, Fisher ML, Freudenberger R, Robinson SW et al. Влияние конэнзима Q10 на пациентов с застойной сердечной недостаточностью. Энн Инт Мед . 2000; 132 (8): 636-640.

Колахдуз Мохаммади Р., Хоссейнзаде-Аттар М.Дж., Эшрагян М.Р., Нахджавани М., Хорами Э., Эстегамати А. Влияние добавок коэнзима Q10 на метаболический статус пациентов с диабетом 2 типа. Минерва Гастроэнтерол Диетол .2013; 59 (2): 231-6.

Lafuente R, Gonzalez-Comadran M, Sola I, et al. Конезим Q10 и мужское бесплодие: метаанализ. J Assist Reprod Genet . 2013; 30 (9): 1147-56.

Langsjoen PH, Langsjoen JO, Langsjoen AM, Lucas LA. Лечение побочных эффектов статинов добавлением коэнзима Q10 и прекращение приема статинов. Биофакторы . 2005; 25 (1-4): 147-52.

Ли Б.Дж., Цзэн Ю.Ф., Йен Ч., Линь П.Т. Влияние добавок коэнзима Q10 (300 мг / день) на антиоксидантное и противовоспалительное действие у пациентов с ишемической болезнью сердца во время терапии статинами: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Nutr J . 2013; 12 (1): 142.

Леви Г., Кауфманн П., Бухсбаум Р. и др., Двухэтапный план клинического исследования фазы II коэнзима Q10 при БАС. Неврология . 2006; 66 (5): 660-3.

Мадмани М.Э., Юсуф Солайман А., Тамр Ага К. и др. Коэнзим Q10 при сердечной недостаточности. Кокрановская база данных Syst Rev . 2014; 6: CD008684.

Маккарти М.Ф. К практической профилактике диабета 2 типа. Медицинские гипотезы . 2000; 54 (5): 786-793.

Нахас Р.Подходы дополнительной и альтернативной медицины к снижению артериального давления: обзор, основанный на фактах. Кан Фам Врач . 2008 ноябрь; 54 (11): 1529-33. Рассмотрение.

Очиаи А., Итагаки С., Курокава Т., Кобаяши М., Хирано Т., Исэки К. Улучшение абсорбции кишечного кофермента q10 при приеме пищи. Якугаку Засси . 2007; 127 (8): 1251-4.

Островский Р.П. Влияние кофермента Q (10) на биохимические и морфологические изменения при экспериментальной ишемии в головном мозге крыс. Brain Res Bull . 2000; 53 (4): 399-407.

Palan PR, Connell K, Ramirez E, Inegbenijie C, Gavara RY, Ouseph JA, Mikhail MS. Влияние менопаузы и заместительной гормональной терапии на сывороточные уровни кофермента Q10 и других жирорастворимых антиоксидантов. Биофакторы . 2005; 25 (1-4): 61-6.

Quinzii CM, Dimauro S, Hirano M. Дефицит человеческого кофермента q (10). Neurochem Res . 2007; 32 (4-5): 723-7.

Райтакари О.Т., Маккреди Р.Дж., Уиттинг П., Гриффитс К.А., буква J, Салливан Д., Стокер Р., Келермайер Д.С.Коэнзим Q улучшает устойчивость ЛПНП к окислению ex vivo, но не усиливает функцию эндотелия у молодых людей с гиперхолестеринемией. Свободный Радик Биол Мед . 2000; 28 (7): 1100-1105.

Ракель Д. Ракель: интегративная медицина . 2-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевьер Сондерс; 2007.

Rosenfeldt FL, Haas SJ, Krum H, Hadj A, Ng K, Leong JY, Watts GF. Конэнзим Q10 в лечении гипертонии: метаанализ клинических исследований. Дж Хум Гипертенс .2007; 21 (4): 297-306.

Розенфельдт Ф., Хилтон Д., Пепе С., Крам Х. Систематический обзор действия коэнзима Q10 при физических упражнениях, гипертонии и сердечной недостаточности. Биофакторы . 2003; 18 (1-4): 91-100.

Salles JE, Moises VA, Almeida DR, Chacra AR, Moises RS. Дисфункция миокарда при митохондриальном диабете, леченном коэнзимом Q10. Diabetes Res Clin Pract . 2006; 72 (1): 100-3.

Sander S, Coleman CI, Patel AA, Kluger J, White CM. Влияние коэнзима Q10 на систолическую функцию у пациентов с хронической сердечной недостаточностью. J Card Fail . 2006; 12 (6): 464-72.

Шульц К.В., Хаас Р. Клинические испытания коэнзима Q10 при неврологических расстройствах. Биофакторы . 2005; 25 (1-4): 117-26.

Шульц CW. Терапевтическая роль коэнзима Q (10) при болезни Паркинсона. Pharmacol Ther . 2005; 107 (1): 120-30.

Сингх У, Деварадж С., Джиалал И. Добавка коэнзима Q10 и сердечная недостаточность. Nutr Ред. . 2007; 65 (6 Pt 1): 286-93.

Spigset O. Снижение эффекта варфарина, вызванного убидекареноном. Ланцет . 1994; 344: 1372-1373.

Торкос С. Взаимодействие с питательными веществами: основное внимание уделяется агентам, снижающим уровень холестерина. Инт Дж. Интегративная медицина . 2000; 2 (3): 9-13.

Уотсон П.С., Скалия Г.М., Гэлбрейт А. и др. Отсутствие влияния кофермента Q на функцию левого желудочка у пациентов с застойной сердечной недостаточностью. Дж. Ам Колл Кардиол . 1999; 33: 1549-1552.

Weant KA, Smith KM. Роль коэнзима Q10 при сердечной недостаточности. Энн Фармакотер .2005; 39 (9): 1522-6.

Витте К.К., Кларк А.Л., Клеланд JG. Хроническая сердечная недостаточность и микроэлементы. Дж. Ам Колл Кардиол . 2001; 37 (7): 1765-1774.

Коэнзим Q10 - обзор

al. [121]
Lee BJ et al. [30] Вторичный CoQ10 300 мг / день 51 55,4–83,2 Пациенты с ИБС 12 недель Значительно более низкие уровни маркеров воспаления (TNF-a и IL-6)
Lee BJ et al.[31] Вторичный CoQ10 60 мг / день или 150 мг / день 51 69,8–84,6 Пациенты с ИБС 12 недель Добавление CoQ10 в дозировке 150 мг снижает C- реактивный белок, ИЛ-6, гомоцистеин, малоновый диальдегид и супероксидаза дисмутаза
Tiano L et al. [32] Вторичный CoQ10 300 мг / день 38 Средний возраст 55 ± 4 Пациенты с ИБС 1 месяц Улучшение эндотелий-зависимой вазодилатации и супероксидной активности внеклеточного эндотелия
Томе-Карнейро и др.[48] ​​ Вторичный Ресвератрол 8 мг / день 35 47–75 Пациенты с гипертонической болезнью и сахарным диабетом II типа 1 год Лечение снижает воспалительные цитокины, такие как мотив C – C хемокиновый лиганд 3, фактор некроза опухоли-α, IL-6, -8-1β и мотив CXC, хемокиновый лиганд 2
Tome-Carneiro et al. [49] Вторичный Ресвератрол 8 мг / день 75 48–72 Пациенты со стабильным ИБС 1 Ресвератрол увеличивает уровень противовоспалительного сывороточного адипонектина и снижает уровень активатора тромбогенного типа. 1
Макьяр К.и другие. [50] Вторичный Ресвератрол 10 мг / день 40 - Постинфарктные пациенты европеоидной расы 3 месяца Улучшает диастолическую функцию левого желудочка, эндотелиальную функцию , снижает уровень холестерина ЛПНП Потсдамское подразделение Европейского проспективного исследования рака и питания [71] Первичное Шоколад Среднее потребление ∼6 г / день 19,357 35–65 Здоровые взрослые 8 лет Потребление шоколада по-видимому, снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний, отчасти за счет снижения артериального давления.Обратная связь может быть сильнее для инсульта, чем для инфаркта миокарда.
Zomer E. et al. [72] Первичный Шоколад 100 г / день 2013 - Люди с артериальной гипертензией, соответствующие критериям метаболического синдрома, без сердечно-сосудистых заболеваний в анамнезе и не получающие гипотензивную терапию 10 лет Эффект снижения артериального давления и холестерина от потребления темного шоколада полезен для предотвращения сердечно-сосудистых событий у населения с метаболическим синдромом.
Inami S. et al. [77] Первичный Полифенол 70S 500 мг катехина в день, что эквивалентно 6 чашкам зеленого чая в день 40 28,6–49,7 Здоровые взрослые добровольцы 4 недели сокращает циркулирующий Ox-LDL
Widlansky ME et al. [78] Вторичный Галлат эпигаллокатехина (EGCG) 300 мг / день 42 48–68 Клинически стабильные пациенты с ИБС 2 недели 90i646 A et al.[85] Первичный l-аргинин - 6 39 ± 4 Здоровые взрослые 1 неделя Снижает артериальное давление
Siasos G et al. [152] Первичный l-аргинин 21 г / день 12 - Здоровые курильщики 2 дня Улучшает функцию эндотелия
Kelly BS et al. [87] Первичный и вторичный l-аргинин 9 г / день в течение 9 дней, затем 18 г / день в течение еще 9 дней 16 - 6 нормотензивных добровольцев и 10 пациентов с трансплантацией почки 18 дней Восстанавливает NO-опосредованный ответ на вазодилататоры и снижение артериального давления
Yin WH et al.[89] Вторичный l-аргинин и витамин C 10 г / день l-аргинина или 500 мг / день витамина C в качестве активного контроля 31 - стабильные пациенты с ИБС 6 недель Потребление L-аргинина или витамина С значительно увеличивает дилатацию плечевой артерии, опосредованную кровотоком
Lee BJ et al. [96] Вторичный Ацетил-1-карнитин 1000 мг / день 47 61.3–83,8 Пациенты с ИБС 12 недель увеличивает активность антиоксидантных ферментов
Селенотерапия у пациентов с ишемической болезнью сердца (SETCAP) Исследование [104] Вторичное Селенит натрия 500 или 500 мкг / 646 200 день 465 61–70 Пациенты с ИБС 12 недель Дозозависимое увеличение экспрессии и активности белка пероксида глутатиона-1 (GPx-1)
Mohammadpour AH et al.[153] вторичный Пентоксифиллин 400 мг × 3 / день 40 44,43–63,15 Пациенты с ИБС 2 месяца Уменьшает сывороточные уровни 9064 молекулы 1 межклеточной адгезии 1 и сосудистой адгезии.
Fernandes JL et al. [111] Вторичный Пентоксифиллин 400 мг / день 64 18–80 Пациенты с острыми коронарными синдромами (ОКС) 6 месяцев Значительное снижение альфа-CRP Собенинин И.А. и соавт.[120] Вторичный Чесночный порошок 150 мг 2 раза в день 51 40–55 Пациенты с ИБС 12 месяцев Снижает уровень холестерина ЛПНП и снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний WuZ
Вторичный Экстракт гинкго билоба 87,5 мг / день 80 45–74 Пациенты с ИБС 2 недели Увеличивает кровоток в левой передней нисходящей коронарной артерии 33 F647 90 et646 Enseit 906 al.[123] вторичный Пикногенол 200 мг / день 23 ≥18 Пациенты с ИБС 8 недель Улучшает опосредованную потоком дилатацию и снижает 15-F 2t -изопростан 9064

Коэнзим Q10 - обзор

al. [121]
Lee BJ et al. [30] Вторичный CoQ10 300 мг / день 51 55,4–83,2 Пациенты с ИБС 12 недель Значительно более низкие уровни маркеров воспаления (TNF-a и IL-6)
Lee BJ et al.[31] Вторичный CoQ10 60 мг / день или 150 мг / день 51 69,8–84,6 Пациенты с ИБС 12 недель Добавление CoQ10 в дозировке 150 мг снижает C- реактивный белок, ИЛ-6, гомоцистеин, малоновый диальдегид и супероксидаза дисмутаза
Tiano L et al. [32] Вторичный CoQ10 300 мг / день 38 Средний возраст 55 ± 4 Пациенты с ИБС 1 месяц Улучшение эндотелий-зависимой вазодилатации и супероксидной активности внеклеточного эндотелия
Томе-Карнейро и др.[48] ​​ Вторичный Ресвератрол 8 мг / день 35 47–75 Пациенты с гипертонической болезнью и сахарным диабетом II типа 1 год Лечение снижает воспалительные цитокины, такие как мотив C – C хемокиновый лиганд 3, фактор некроза опухоли-α, IL-6, -8-1β и мотив CXC, хемокиновый лиганд 2
Tome-Carneiro et al. [49] Вторичный Ресвератрол 8 мг / день 75 48–72 Пациенты со стабильным ИБС 1 Ресвератрол увеличивает уровень противовоспалительного сывороточного адипонектина и снижает уровень активатора тромбогенного типа. 1
Макьяр К.и другие. [50] Вторичный Ресвератрол 10 мг / день 40 - Постинфарктные пациенты европеоидной расы 3 месяца Улучшает диастолическую функцию левого желудочка, эндотелиальную функцию , снижает уровень холестерина ЛПНП Потсдамское подразделение Европейского проспективного исследования рака и питания [71] Первичное Шоколад Среднее потребление ∼6 г / день 19,357 35–65 Здоровые взрослые 8 лет Потребление шоколада по-видимому, снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний, отчасти за счет снижения артериального давления.Обратная связь может быть сильнее для инсульта, чем для инфаркта миокарда.
Zomer E. et al. [72] Первичный Шоколад 100 г / день 2013 - Люди с артериальной гипертензией, соответствующие критериям метаболического синдрома, без сердечно-сосудистых заболеваний в анамнезе и не получающие гипотензивную терапию 10 лет Эффект снижения артериального давления и холестерина от потребления темного шоколада полезен для предотвращения сердечно-сосудистых событий у населения с метаболическим синдромом.
Inami S. et al. [77] Первичный Полифенол 70S 500 мг катехина в день, что эквивалентно 6 чашкам зеленого чая в день 40 28,6–49,7 Здоровые взрослые добровольцы 4 недели сокращает циркулирующий Ox-LDL
Widlansky ME et al. [78] Вторичный Галлат эпигаллокатехина (EGCG) 300 мг / день 42 48–68 Клинически стабильные пациенты с ИБС 2 недели 90i646 A et al.[85] Первичный l-аргинин - 6 39 ± 4 Здоровые взрослые 1 неделя Снижает артериальное давление
Siasos G et al. [152] Первичный l-аргинин 21 г / день 12 - Здоровые курильщики 2 дня Улучшает функцию эндотелия
Kelly BS et al. [87] Первичный и вторичный l-аргинин 9 г / день в течение 9 дней, затем 18 г / день в течение еще 9 дней 16 - 6 нормотензивных добровольцев и 10 пациентов с трансплантацией почки 18 дней Восстанавливает NO-опосредованный ответ на вазодилататоры и снижение артериального давления
Yin WH et al.[89] Вторичный l-аргинин и витамин C 10 г / день l-аргинина или 500 мг / день витамина C в качестве активного контроля 31 - стабильные пациенты с ИБС 6 недель Потребление L-аргинина или витамина С значительно увеличивает дилатацию плечевой артерии, опосредованную кровотоком
Lee BJ et al. [96] Вторичный Ацетил-1-карнитин 1000 мг / день 47 61.3–83,8 Пациенты с ИБС 12 недель увеличивает активность антиоксидантных ферментов
Селенотерапия у пациентов с ишемической болезнью сердца (SETCAP) Исследование [104] Вторичное Селенит натрия 500 или 500 мкг / 646 200 день 465 61–70 Пациенты с ИБС 12 недель Дозозависимое увеличение экспрессии и активности белка пероксида глутатиона-1 (GPx-1)
Mohammadpour AH et al.[153] вторичный Пентоксифиллин 400 мг × 3 / день 40 44,43–63,15 Пациенты с ИБС 2 месяца Уменьшает сывороточные уровни 9064 молекулы 1 межклеточной адгезии 1 и сосудистой адгезии.
Fernandes JL et al. [111] Вторичный Пентоксифиллин 400 мг / день 64 18–80 Пациенты с острыми коронарными синдромами (ОКС) 6 месяцев Значительное снижение альфа-CRP Собенинин И.А. и соавт.[120] Вторичный Чесночный порошок 150 мг 2 раза в день 51 40–55 Пациенты с ИБС 12 месяцев Снижает уровень холестерина ЛПНП и снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний WuZ
Вторичный Экстракт гинкго билоба 87,5 мг / день 80 45–74 Пациенты с ИБС 2 недели Увеличивает кровоток в левой передней нисходящей коронарной артерии 33 F647 90 et646 Enseit 906 al.[123] вторичный Пикногенол 200 мг / день 23 ≥18 Пациенты с ИБС 8 недель Улучшает опосредованную потоком дилатацию и снижает 15-F 2t -изопростан 9064

Дефицит первичного кофермента Q10: MedlinePlus Genetics

Дефицит первичного кофермента Q10 - это заболевание, которое может поражать многие части тела, особенно мозг, мышцы и почки. Как следует из названия, заболевание связано с нехваткой (дефицитом) вещества, называемого коэнзимом Q10.

Серьезность, сочетание признаков и симптомов и возраст начала дефицита первичного кофермента Q10 широко варьируются. В наиболее тяжелых случаях заболевание проявляется в младенчестве и вызывает серьезную дисфункцию головного мозга в сочетании с мышечной слабостью (энцефаломиопатией) и отказом других систем организма. Эти проблемы могут быть опасными для жизни. Самые легкие случаи первичного дефицита коэнзима Q10 могут начаться уже к шестидесяти годам и часто вызывают мозжечковую атаксию, которая относится к проблемам с координацией и равновесием из-за дефектов в той части мозга, которая участвует в координации движений (мозжечок).Другие неврологические нарушения, которые могут возникать при первичном дефиците кофермента Q10, включают судороги, умственную отсталость, плохой мышечный тонус (гипотония), непроизвольные мышечные сокращения (дистония), прогрессирующая жесткость мышц (спастичность), аномальные движения глаз (нистагм), потеря зрения, вызванная дегенерацией. (атрофия) зрительных нервов или разрушение светочувствительной ткани в задней части глаза (ретинопатия) и нейросенсорная тугоухость (вызванная аномалиями во внутреннем ухе).Неврологические проблемы постепенно ухудшаются, если не принимать добавки коэнзима Q10.

Тип дисфункции почек, называемый нефротическим синдромом, является еще одним частым признаком первичной недостаточности кофермента Q10. Это может произойти с неврологическими отклонениями или без них. Нефротический синдром возникает, когда повреждение почек нарушает их функцию, что позволяет белку из крови переходить в мочу (протеинурия). Другие признаки и симптомы нефротического синдрома включают повышенный уровень холестерина в крови (гиперхолестеринемию), аномальное скопление жидкости в брюшной полости (асцит) и отек (отек).У больных также может быть кровь в моче (гематурия), что может привести к снижению количества эритроцитов в организме (анемия), аномальному свертыванию крови или снижению количества определенных белых кровяных телец. Низкое количество лейкоцитов может привести к ослаблению иммунной системы и частым инфекциям у людей с нефротическим синдромом. Если не лечить добавкой коэнзима Q10, у больных со временем развивается необратимая почечная недостаточность (терминальная стадия почечной недостаточности).

Тип сердечного заболевания, при котором увеличивается и ослабляется сердечная мышца (гипертрофическая кардиомиопатия), также может возникать при дефиците первичного кофермента Q10.

Терапевтический потенциал коэнзима Q 10 в митохондриальной дисфункции при повреждении бета-клеток, вызванном такролимусом

Заявление об этике

Все процедуры были выполнены в строгом соответствии с рекомендациями этических принципов для исследований на животных. Все протоколы по уходу за экспериментальными животными были одобрены Комитетом по уходу и использованию животных Корейского католического университета (CUMC-2015-0028-02). Животных умерщвляли под анестезией ксилазином / ромпуном, и прилагались все усилия, чтобы минимизировать страдания животных.

Модель экспериментальных крыс

Самцам крыс Sprague-Dawley (SD) (Orient Bio, Seongnamsi, Корея) давали диету с содержанием натрия 0,05% (Research Diets, Нью-Брансуик, Нью-Джерси, США) и воду ad libitum. Через 7 дней мышей случайным образом разделили на 4 группы ( n = 8 на группу) и им вводили 1,5 мг / (кг • день) Tac (Astellas, Ibaraki, Япония) или 1 мл / (кг • день, подкожно). ) носитель (Vh: оливковое масло; Sigma-Aldrich, Сент-Луис, Миссури, США) с / без кофермента Q 10 (CoQ 10 ; 20 мг / кг • день, разбавленный оливковым маслом, ежедневный желудочный зонд; Chong Kun Dang Pharm., Сеул, Корея) на 4 недели. Путь введения и дозы были выбраны в соответствии с установленными в предыдущих отчетах 25,26 .

Основной протокол лечения

Животные кормились попарно, и за их массой следили. Крыс содержали отдельно в метаболических клетках (Tecniplast, Gazzada, Италия) для оценки потребления воды и объема мочи в течение 1 дня после 4-недельного лечения. На следующий день крыс анестезировали и собирали их кровь и ткани для следующих экспериментов.Концентрацию Tac в цельной крови измеряли с помощью тандемной жидкостной хроматографии и масс-спектрометрии (Abbott Diagnostics, Abbott Park, IL, USA) 27 .

Функция поджелудочной железы и площадь бета-клеток в островках

После 4-недельного лечения был проведен внутрибрюшинный тест толерантности к глюкозе (IPGTT) для измерения уровня глюкозы. Данные, полученные в IPGTT, рассчитывали путем трапециевидной оценки площади под кривой глюкозы (AUCg). Уровень инсулина натощак в сыворотке крови исследовали с помощью набора для ELISA Kit (Millipore Corp).HbA1c измеряли в цельной крови с помощью Cobas Integra 800 (Roche Instrument Center AG, Роткройц, Швейцария). Для количественной оценки площади бета-клеток в каждом образце оценивали количество бета-клеток с использованием захваченных изображений после иммуногистохимического окрашивания на инсулин (TDI Scope Eye Version 3.6 для Windows; Сеул, Корея). Инсулин-положительные клетки были отобраны случайным образом и подсчитаны путем случайного отбора 20 островков у восьми животных в каждой группе.

Иммуногистохимия

После обработки восстанавливающим раствором (pH 6.0), метанольный H 2 O 2 , 0,5% Triton X-100 и 10% нормальной сыворотки (Jackson ImmunoResearch, West Grove, PA, USA), срезы тканей инкубировали в течение 1 дня при 4 °. C с первичными антителами против инсулина (18-0067, Invitrogen, Carlsbad, CA, USA), 8-гидрокси-2'-дезоксигуанозин (8-OHdG: MOG-100P; JaICA, Shizuoka, Japan), 4-гидроксигексенал (4 -HHE: MHH-030n; JaICA) или Ki67 (ab15580, Abcam, Кембридж, Великобритания), а затем с антителами, конъюгированными с пероксидазой (Molecular Probes, Карлсбад, Калифорния, США).Активность пероксидазы оценивали с использованием 3,3'-диаминобензидина (DAB; Vector Laboratories, Burlingame, CA, USA). Для двойного мечения инсулином срезы ткани, окрашенные 8-OHdG и 4-HHE, промывали фосфатно-солевым буфером, а затем обрабатывали антителом против инсулина (Invitrogen) и антителом, меченным цианином 3 (Cy 3 ). (Jackson ImmunoResearch). Окрашенные срезы тканей наблюдали под конфокальным микроскопом Zeiss LSM700 (Carl Zeiss MicroImaging GmbH, Йена, Германия).Количество клеток, меченных 8-OHdG или 4-HHE, определяли путем измерения приблизительно 20 случайно выбранных неперекрывающихся островков у восьми животных в каждой группе. Используя выравнивание гистограммы, процент положительной площади был рассчитан путем количественного анализа при той же интенсивности (TDI Scope Eye).

Измерение массы бета-клеток

Относительные объемы бета-клеток оценивали методом точечного подсчета 28 . Относительный объем бета-клеток измеряли путем классификации количества точек, соответствующих инсулин-положительной области, по количеству точек, соответствующих оставшейся области поджелудочной железы.Клеточные массы измеряли путем умножения соотношений бета-клеток на общую массу поджелудочной железы 29 .

Анализ глюкозо-стимулированной секреции инсулина (GSIS)

Как описано ранее, островки были изолированы от самцов крыс SD (250–300 г) путем переваривания с использованием коллагеназы 30,31 . Островки предварительно инкубировали в кондиционированной среде RPMI 1640 при 37 ° C в течение 24 часов. Затем изолированные островки обрабатывали Tac (1 мкг / мл) и CoQ 10 (10–1000 нг / мл) в течение 12 часов.После этого был проведен анализ секреции инсулина. Собранные островки были разделены на группы по 30 островков и промыты модифицированным буфером Кребса-Рингера (KRB) с последующим добавлением 2,8 мМ глюкозы (базальная). После промывки KRB островки инкубировали с KRB, содержащим 16,7 мМ глюкозы, в течение 1 часа. Уровень инсулина в растворе проверяли с помощью набора для ELISA (Millipore Corp., Сент-Чарльз, Миссури, США).

Измерение 8-OHdG в сыворотке

Конечный продукт окислительного повреждения ДНК измеряли путем определения концентрации 8-OHdG в сыворотке.Уровень 8-OHdG оценивали с помощью набора для ELISA (Cell Biolabs, Сан-Диего, Калифорния, США).

Анализ терминальной дезоксинуклеотидилтрансферазы dUTP с меткой ник-концов (TUNEL)

Анализ TUNEL проводили для срезов ткани с использованием набора для обнаружения апоптоза (Millipore Corp.) в соответствии с инструкциями производителя. Для двойного мечения инсулином срезы тканей инкубировали с антителом к ​​инсулину (Invitrogen) с последующей инкубацией с антителом, меченным Cy 3 (Jackson ImmunoResearch).Клетки с двойной меткой подсчитывали примерно в 20 случайно выбранных неперекрывающихся островках на животное в каждой группе.

Просвечивающая электронная микроскопия

Электронно-микроскопический контроль выполняли, как описано ранее 32 . Площадь и количество митохондрий на клетку оценивали в 40 случайных бета-клетках с использованием анализатора изображений (TDI Scope Eye).

Трехмерная (3D) реконструкция митохондрий

Длинные ленты примерно до 20 секций изолированных островков, обработанных лекарствами, были разрезаны толщиной 70–90 нм на ультрамикротоме (Leica Microsystems Ltd.). Была выбрана интересующая область, и последовательные серийные срезы были отображены под электронным микроскопом (JEM 1010; JEOL, Токио, Япония). Контуры отдельных митохондрий вручную обводили разными цветами через стопки изображений с помощью программного обеспечения Photoshop (Adobe Systems, Сан-Хосе, Калифорния, США). Каждое изображение было выровнено, а отмеченные структуры были замаскированы и экспортированы в программу 3D-моделирования Mimics v.19.0 (Materialize, Левен, Бельгия) вместе с информацией о толщине среза, фактическом размере пикселей и ориентации изображения.Объем митохондрий и площадь поверхности в стопке, состоящей из равного количества секций, также были рассчитаны с помощью Mimics v.19.0.

Клеточная культура

INS-1 (линия клеток инсулиномы крысы) выращивалась в кондиционированной среде RPMI-1640 в увлажненной атмосфере, содержащей 5% CO 2 . Клетки помещали в чашки для культивирования и обрабатывали Tac (50 мкг / мл, разведенный в ДМСО) и CoQ 10 (1 пг / мл – 10 мкг / мл, разбавленный в ДМСО) в течение 12 часов.

Жизнеспособность клеток и апоптоз

Для оценки жизнеспособности клеток клетки INS-1 высевали в чашки для культивирования при 90% слиянии.На следующий день клетки обрабатывали Tac (50 мкг / мл) и 1 пг / мл – 10 мкг / мл CoQ 10 в течение 12 часов. Раствор CCK-8 (Dojindo, Rockville, MD, USA) добавляли в каждую лунку для оценки жизнеспособности клеток. Для оценки апоптоза клетки, отделенные трипсином, обрабатывали аннексином V (BD Biosciences, Сан-Хосе, Калифорния, США) в связывающем буфере (BD Biosciences). Клетки анализировали с использованием проточного цитометра FACSCalibur (BD Biosciences). Данные представляли как процент флуоресцентных клеток по сравнению с общим числом клеток.

Измерение митохондриальных ROS

Клетки обрабатывали MitoSOX Red (Invitrogen) в течение 30 минут при 37 ° C для определения уровней митохондриальных ROS (супероксид-анион) с использованием проточного цитометра FACSCalibur (BD Biosciences). Были получены данные о боковом и прямом рассеянии (10 000 событий на образец).

Покадровая визуализация живых клеток

Клетки INS-1 культивировали в 12-луночном планшете, а затем инкубировали с 1 мкМ MitoSOX Red (Invitrogen) и лекарствами. Автоматизированную визуализацию живых клеток выполняли на автоматическом микроскопе Lionheart FX (BioTeck Instruments Inc., Winooski, VT, USA) с прикрепленным манипулятором для планшетов и инкубатором живых клеток с использованием 10-кратного объектива. Флуоресцентные изображения получали каждые 1 час в течение 12 часов с длинами волн оптического излучения и возбуждения 580 нм и 510 нм соответственно.

Эксперименты по скорости потребления кислорода (OCR)

OCR в реальном времени в клетках оценивали с использованием анализатора внеклеточного потока XF24 (Seahorse, Billerica, MA, USA). В инкубаторе без CO 2 среду клеток заменяли на текущую среду после инкубации с лекарствами или Vh и обрабатывали в течение 1 часа при 37 ° C.В качестве митохондриальных ингибиторов использовали 1 мкМ олигомицина (ингибитор АТФ-синтазы), 0,5 мкМ карбонилцианид-4 (трифторметокси) фенилгидразон (FCCP) и 0,5 мкМ ротенон / антимицин A (ингибитор комплекса I и III). Сразу после завершения анализа каждую лунку промывали фосфатно-солевым буфером и добавляли буфер для лизиса (Pierce Biotechnology, Rockford, IL, USA) для лизиса клеток в лунке.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*