Вход в личный кабинет | Регистрация
Избранное (0) Список сравнения (0)
Ваши покупки:
0 товаров на 0 Р
Итого: 0 Р Купить

Омега 3 полиненасыщенные жирные кислоты препараты: Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты | Медицинский центр «Шанс»

Содержание

Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты | Медицинский центр «Шанс»

Всем известно, что любой живой организм состоит из клеток Клетка - это самая малая часть организма.

В теле человека их очень много, более 100 триллионов. Как вы думаете, что является главным в клетке? Из курса школьной биологии мы знали, что главное в клетке-это ядро, а в нем ДНК, хромосомы, гены. И это неправильный ответ. Главное в клетке –это ее мембрана- оболочка. Мембраны состоят из липидов Именно об одних из главных составляющих мембран, так называемых жирных кислотах я хочу вам рассказать. Это омега-3-полиненасыщенные жирные кислоты Называются они так по химической структуре: начало углеродной цепи называется «альфа», а ее конец — «омега».
 
Омега-3 кислоты имеют тройку в названии, потому что первая молекула с двойной связью находится на три атома углерода от омега-конца. Наиболее важными омега-3-полиненасыщенными жирными кислотами являются альфа-линоленовая кислота (АЛК), эйкозапентаеновая кислота (ЭПК) и докозагексаеновая кислота (ДГК). АЛК содержится в растительных маслах (льняное, рыжиковое, рапсовое), орехах, зеленых листьях шпината. салатах. Из нее в организме могут синтезироваться ЭПК и ДГК, но в очень незначительных количествах. ДГК и ЭПК содержатся в рыбных жирах, морских моллюсках, диатомовых и бурых водорослях. В пищевой рацион человека ЭПК попадает с жирной рыбой - сельдью, скумбрией, лососем, сардинами или печенью трески.  А для рыбы основной источник омега-3 – планктон.  Удивительный факт из мира природы! Синий кит живет очень много лет-никто даже и не знает сколько!  У него нет болезней! И всю жизнь он растет!  И всю жизнь сохраняет способность к деторождению, потому что питается планктоном и получает достаточно омеги!

Первые исследования омеги, проведенные в 1970-е годы, показали, что инуиты Гренландии (коренное население) потребляющие большое количество жирной рыбы, практически не болели сердечно-сосудистыми заболеваниями и не имели атеросклеротических повреждений.. Проведены крупные исследования, которые убедительно доказали пользу омеги в плане снижения риска внезапной сердечной смерти А чаще всего внезапная сердечная смерть обусловлена нарушением ритма сердца-аритмией.

Причин этому грозному осложнению может быть несколько, но в основе лежит нарушение работы клетки именно на уровне мембраны, о которой мы и начали разговор. Омега-3, оказывая влияние на сосудистый тонус, может оказывать гипотензивный эффект, что важно при лечении гипертонической болезни.  Еще немного о замечательной омеге   Эти кислоты влияют на способность человека запоминать и обрабатывать информацию. Пациенты с заболеванием Альцгеймера имеют на 30% меньше ДГК в тканях мозга, поэтому прием омеги профилактирует болезнь Альцгеймера. А 10 лет назад японцы выявили связь между недостатком жирных кислоты омега- три и склонностью к суициду.   

Омега-3 также защищает суставы, делает их более подвижными, то есть предотвращает артрит и его разновидности Омега-3 ПНЖК участвуют в образовании противовоспалительных веществ, тем самым уменьшая симптомы воспаления
Очень важным является прием омега-3 во время беременности В период беременности ребенок получает жирные кислоты Омега-3 из организма матери. Они обеспечивают полноценное развитие центральной нервной системы плода, особенно в период последних 3 месяцев беременности и послеродовой период, пока не закончится развитие сетчатки глаза и мозга на биохимическом уровне. Если беременная женщина не потребляет достаточное количество Омега-3 с едой, ее организм изымает их из собственных запасов. Это приводит к недостатку данных компонентов в материнском организме, делает его менее устойчивым к стрессам, увеличивает вероятность преждевременных родов, послеродовой депрессии, уменьшает эластичность клеточных мембран, что, в свою очередь, повышает риск разрывов при родах, приводит к пониженному весу новорожденного и гиперактивности растущего ребенка.

  
Организм человека не способен синтезировать эти жирные кислоты.   Возможный способ получить необходимую суточную дозировку качественной омега-3 пнжк – это употребление свежей глубоководной рыбы без термообработки. Но где мы такую рыбу возьмем и будем ли есть ее сырой?  А мы должны беречь свои клеточные мембраны, получая достаточное количество омега-3 ПНЖК ! Поэтому надо принимать дополнительно омегу-3.
В аптеках есть препараты.
Чтобы определиться с необходимой для Вас дозой и подобрать препарат с учетом имеющихся заболеваний, необходимо проконсультироваться со специалистом.
В небольшой статье невозможно рассказать о всех замечательных свойствах омеги.  Помните, что это основная составляющая клеточных мембран- фундамента, без которого организм, как дом, не выстоит.

С пожеланиями здоровья, врач-кардиолог Козлова Елена Александровна. 

Что выбрать: рыбу или таблетки?. Что такое омега-3-полиненасыщенные жирные кислоты и из каких источников их лучше получать. Объясняет доказательный диетолог

Эти незаменимые жиры

Жиры, которые мы получаем с едой, в основном относятся к триглицеридам: просто к молекуле глицерина присоединяются три остатка жирных кислот. Все слышали о насыщенных и ненасыщенных жирах. Разница между ними заключается в химическом строении. К углеродной цепочке, которая составляет структуру жирных кислот, в некоторых местах не присоединяется водород, и в них создается двойная углерод-углеродная связь. Она и называется ненасыщенной. Одна такая связь — мононенасыщенная жирная кислота, две — омега-6-полиненасыщенная, три и больше — омега-3-полиненасыщенная. От насыщенности зависят в том числе и физические свойства жиров — они могут быть жидкими или твердыми (а при комнатной температуре — пластичными).

Модель молекулы линолевой кислоты, омега-6-ненасыщенной жирной кислоты. Первая углерод-углеродная связь образовалась на 6-й молекуле со стороны омега-атома (справа), вторая на 9-й.

Практически все жирные кислоты человеческий организм может синтезировать самостоятельно. Исключения — незаменимые линолевая и альфа-линоленовая полиненасыщенные жирные кислоты, которые должны поступать с едой. Линолевая кислота — предшественница целого класса омега-6 жирных кислот (основной ее источник — растительные масла). Альфа-линоленовая кислота (АЛК) является родоначальницей омега-3 жирных кислот. Наиболее важные представители этой группы — эйкозапентаеновая кислота (ЭПК) и докозагексаеновая кислота (ДГК). К сожалению, клетки печени самостоятельно могут производить длинноцепочечную ЭПК (а потом ДГК, которая еще длиннее) из короткой линоленовой кислоты в небольших количествах и довольно медленно.

В диетологических исследованиях со стабильными изотопами показано, что у здоровых взрослых многомесячное потребление линоленовой кислоты лишь немного увеличивало содержание ЭПК, но почти не влияло на ДГК. Эффективность этих процессов зависит от генетических особенностей, возраста, сопутствующих болезней и питания (например, потребления омега-6 жиров). С практической стороны это означает, что льняное масло, зародыши пшеницы, грецкие орехи (и другие продукты, содержащие АЛК) не будут равноценной заменой рыбе, богатой омега-3 жирными кислотами (и ее готовым ЭПК и ДГК). Первоначально они синтезируются микроводорослями, которым питается зоопланктон. Его, в свою очередь, поедает рыба, в которой омега-3 и накапливаются, — такая вот пищевая цепочка.

Микрофотография водорослей Nannochloropsis sp, богатых омега-3 жирными кислотами. Фото: CSIRO / CC BY 3.0

Зачем нам их есть?

Затем, что из них строятся мембраны клеток. А еще из полиненасыщенных жирных кислот организм вырабатывает биологически активные соединения —

эйкозаноиды, которые регулируют важнейшие процессы жизнедеятельности. Эйкозаноиды, изготовленные из омега-6 жирных кислот, обычно являются более мощными медиаторами воспаления, сужения сосудов и агрегации тромбоцитов, чем те, которые сделаны из омега-3, хотя есть некоторые исключения. Семейства омега-3 и омега-6 конкурируют за синтез эйкозаноидов. А более высокие концентрации ЭПК и ДГК, по-видимому, выравнивают баланс эйкозаноидов в сторону меньшей воспалительной активности.

В популярной прессе постоянно муссируется тема соотношения этих двух классов жирных кислот в питании, называются даже точные цифры, каким оно должно быть. Однако оптимальное соотношение до сих пор не определено. Так что большинство исследователей пока сходятся в том, что в целом более важно достаточное потребление омега-3, чем ограничение омега-6.

Эта вкусная и полезная рыба

Адекватное и сбалансированное питание обязательно должно включать в себя жирную морскую рыбу (в данном случае речь идет о содержании в рыбе ЭПК и ДГК, а не о ее гастрономических свойствах). К этой группе относятся сельдь, лососевые (кета, нерка, чавыча, кижуч, семга), скумбрия, сардины и другие. Белая рыба: сайда, сибас, камбала, морской окунь — тоже содержит омега-3, но в меньшем количестве, чем жирная. Среднее количество омега-3 — в мидиях, кальмарах и крабах.

Здоровым взрослым рекомендуется съедать две-три порции рыбы в неделю, одна или две из которых должны быть жирной морской рыбой (порция — это примерно 140 г готовой рыбы). Следует выбирать такую рыбу, которая при максимальном количестве омега-3 накапливает минимальные количества ртути. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) не рекомендует есть рыбу-меч, акулу, королевскую макрель.

Это рыба-меч. Она богата омега-3-ненасыщенными жирами, но есть ее, особенно на регулярной основе, FDA не рекомендует — в ее тканях накапливается чересчур много ртути. Фото: NOAA Southeast Deep Coral Initiative and Pelagic Research Services

Для нас это все скорее экзотика. К рекомендуемым же этим экспертным сообществом относятся те виды рыбы, которые я уже перечислила выше. Рекомендации базируются на наблюдательных популяционных исследованиях питания, в которых было показано, что более высокое потребление рыбы и морепродуктов снижает риск ряда хронических заболеваний, включая сердечно-сосудистые.

Однако мы не знаем, связано ли это с омега-3 жирными кислотами, какими-то другими пищевыми веществами или тем, что рыба замещает другие продукты. Может быть, важно сочетание всех этих факторов? Точные рекомендации по содержанию в тканях и плазме крови ЭПК и ДГК пока не установлены. Они способны накапливаться в организме, поэтому у здоровых людей при нормальном питании их дефицит маловероятен.

Волшебная таблетка? Дайте две!

Всеобщее увлечение добавками с омега-3 жирными кислотами постепенно сменяется более трезвым подходом. Как сказано в одном из метаанализов, посвященных омеге-3, «выгоды не столь велики, как казалось ранее».

Метаанализ 2018 года, куда вошли десять рандомизированных контролируемых исследований на 77 917 людях суммарно показал, что прием препаратов с содержанием омега-3 жирных кислот не предотвращает развитие ишемической болезни сердца и других сердечно-сосудистых заболеваний у людей из групп высокого риска. А во всеобъемлющем докладе Агентства по исследованиям и качеству в здравоохранении (Agency for Healthcare Research and Quality), куда вошли почти сто исследований сердечно-сосудистых больных и людей из групп риска, показано, что более высокое потребление ЭПК и ДГК с продуктами (либо с диетическими добавками) оказывает разнонаправленное влияние на липиды крови.

Как мне пояснил врач-кардиолог Антон Родионов из Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, «препараты омега-3-полиненасыщенных жирных кислот используют в третьей линии лечения повышенного уровня триглицеридов (после статинов и фибратов), причем цель лечения не столько профилактика сердечно-сосудистых осложнений, сколько профилактика острого панкреатита». Научно обоснованные рекомендации по предотвращению болезней сердца и сосудов делают упор на здоровое питание, а не на прием добавок.

В целом данные наблюдательных исследований не находят связи между употреблением омега-3 и общим риском рака. Некоторые исследования показывают, что люди, которые получают большее количество омега-3 из пищевых продуктов и пищевых добавок, могут иметь более низкий риск рака молочной железы и, возможно, колоректального рака. Для подтверждения этой возможной связи необходимы дополнительные рандомизированные исследования. Что касается профилактики болезни Альцгеймера и улучшения когнитивных функций, то результаты столь же неопределенные.

Как стать еще здоровее (недорого)

Пищевые добавки с длинноцепочечными омега-3 жирными кислотами производятся в разных формах. Это рыбий жир, масло печени трески, добавки на основе микроводорослей и так далее. Они могут содержать омега-3 в виде триглицеридов, свободных жирных кислот, этиловых эфиров, фосфолипидов. Добавки имеют не только разные дозировки ДГК и ЭПК, но и разную их биодоступность.

Побочные эффекты от приема омега-3 добавок обычно мягкие: неприятный запах изо рта, изжога, тошнота, желудочно-кишечный дискомфорт, диарея, головная боль. Если вы принимаете добавки с маслом тресковой печени, то можете получить с ними избыточное количество витамина А, который имеет тенденцию накапливаться, как и все жирорастворимые витамины. Тут важен не только возможный токсический эффект, но и увеличение риска хронических заболеваний при длительном приеме. Такие добавки не рекомендуют беременным женщинам, чтобы не навредить ребенку. Если вы принимаете лекарства (особенно антикоагулянты), для назначения добавок лучше посоветоваться с врачом.

Как говорят нам научно обоснованные руководства по питанию, потребность в разнообразных пищевых веществах лучше всего удовлетворять с помощью еды. Если же вы вегетарианец или просто не любите рыбу и морепродукты, назначенные врачом добавки с ДГК и ЭПК в правильной форме и дозировке скорее всего будут вам полезны.

Автор — врач-диетолог, автор книги «Мой лучший друг — желудок. Еда для умных людей» и блога о доказательной медицине.

 Елена Мотова

Препараты ω3-полиненасыщенных жирных кислот как средство профилактики сердечно-сосудистых осложнений | Талицкий

1. Карпов Ю.А. Профилактика осложнений после перенесенного инфаркта миокарда: роль омега-3 полиненасыщенных жирных кислот. Сердце 2005; 5: 264-6.

2. Bang HO, Dyerberg J, Sinclair HM. The composition of the Eskimo food in Northwestern Greenland. Am J Clin Nutr 1980; 33: 2657-61.

3. Kromhout D, Bosschieter EB, de Lezenne Coulander C. The inverse relation between fish consumption and 20-year mortality from coronary heart disease. NEJM 1985; 312: 1205-9.

4. Siscovick DS, Raghunathan TE, King I, et al. Dietary intake and cell membrane levels of long chain n3- polyunsaturated fatty acids and the risk of primary cardiac arrest. JAMA 1995; 274(17): 1363-7.

5. Albert CM, Campos H, Stampfer MJ, et al. Blood levels of long chain n-3 fatty acids and the risk of sudden death. N Engl J Med 2002; 346(15): 1113-8.

6. Daviglus ML, Stamler J, Orencia AJ, et al. Fish consumption and the 30-year risk of fatal myocardial infarction. N Engl J Med 1997; 336(15): 1046-53.

7. Hu FB, Bronner L, Willett WC, et al. Fish and omega-3 fatty acid intake and risk of coronary heart disease in women. JAMA 2002; 287(14): 1815-21.

8. Keli SO, Feskens EJ, Kromhout D. Fish consumption and risk of stroke: the Zutphen Study. Stroke 1994; 25: 328-32.

9. Ascherio A, Rimm EB, Giovannucci EL, et al. Dietary fat and risk of coronary heart disease in men: cohort study in the United States. BMJ 1996; 313(7049): 84-90.

10. Williams CM, Burdge G. Long-chain n-3 PUFA: plant v. marine sources. Proc Nutr Soc 2006; 65(1): 42-50.

11. Natvig H, Borchgrevink CF, Dedichen J, et al. A controlled trial of the effect of linolenic acid on the incidence of coronary artery disease. The Norwegian vegetable oil experiment of 1965-66. Scand J Clin Lab Invest Suppl 1968; 105(Suppl): 1-20.

12. Bemelmans WJ, Broer J, Feskens EJ, et al. Effect of increased intake of alpha-linolenic acid and group nutritional education on cardiovascular risk factors: the Mediterranean Alpha-linolenic Enriched Groningen Dietary Intervention (MARGARIN) Study. Am J Clin Nutr 2002; 75(2): 221-7.

13. Burr ML, Fehily AM, Gilbert JF, et al. Effects of changes in fat, fish and fibre intakes on death and myocardial reinfarction: diet and reinfarction trial (DART). Lancet 1989; 2(8666): 757-61.

14. de Lorgeril M, Salen P, Martin JL, et al. Mediterranean diet, traditional risk factors, and the rate of cardiovascular complications after myocardial infarction: final report of the Lyon Diet Heart Study. Circulation 1999; 99(6): 779-85.

15. Marchioli R, Barzi F, Bomba E, et al. Early protection against sudden death by n-3 polyunsaturated fatty acids after myocardial infarction: time-course analysis of the results of the Gruppo Italiano per lo Studio della Sopravvivenza nell’ Infarto Miocardico (GISSI)-Prevenzione. Circulation 2002; 105(16): 1897-903.

16. Eritsland J, Arnesen H, Gronseth K, et al. Effect of dietary supplementation with n-3 fatty acids on coronary artey bypass grafts patency. Am J Cardiol 1996; 77(1): 31-6.

17. Gapinski JP, VanRuiswyk JN, Heudebert GR, Schectman GS. Preventing restenosis with fish oils following coronary angioplasty: a meta-analysis. Arch Intern Med 1993; 153(13): 1595-601.

18. Billman GE, Kang JX, Leaf A. Prevention of ischemia-induced sudden cardiac death by pure n-3 polyunsaturated fatty acids. Lipids 1997; 32(11): 1161-8.

19. Leaf A, Xiao YF, Kang JX, Billman GE. Membrane Effects of the n-3 Fish Oil Fatty Acids, which Prevent Fatal Ventricular Arrhythmias. J Membr Biol 2005; 206(2): 129-39.

20. Xiao YF, Sigg DS, Leaf A. The Antiarrhythmic Effect of n3 Polyunsaturated Fatty Acids: Modulation of Cardiac Ion Channels as a Potential Mechanism. J Membr Biol 2005; 206(2): 141-54.

21. Christensen JH, Gustenhoff P, Korup E, et al. Effect of fish oil on heart rate variability in survivors of myocardial infarction: a double blind randomized controlled trial. BMJ 1996; 312(7032): 677-8.

22. Kleiger RE, Miller JP, Bigger JT, Moss AJ. Decreased heart rate variability and its association with increased mortality after acute myocardial infarction. Am J Cardiol 1987; 59(4): 256-62.

23. Calo L, Bianconi L, Colivicchi F, et al. N-3 fatty acids for the prevention of atrial fibrillation after coronary artery bypass surgery: a randomized, controlled trial. JACC 2005; 45: 1723-8.

24. Sellmayer A, Witzgall H, Lorenz RL, Weber PC. Effects of dietary fish oil on ventricular premature complexes. Am J Cardiol 1995; 76(12): 974-7.

25. Raitt M, Connor WE, Morris C, et al. Fish oil supplementation and risk of ventricular tachycardia and ventricular fibrillation in patients with implantable defibrillators: a randomized, controlled trial. JAMA 2005; 293(23): 2884-91.

26. Harris WS. N-3 fatty acids and serum lipoproteins: human studies. Am J Clin Nutr 1997; 65(5 Suppl): 1645S-54.

27. Harris WS. Nonpharmacological management of hypertriglyceridemia: focus on fish oils. Clin Cardiol 1999; 22(Suppl II): II40-3.

28. Bhatnagar D, Mackness MI, Durrington P, et al. Treatment of mized hyperlipidemia using a combination of omega-3 fatty acids and HMG CoA reductase inhibitor. Eur Heart J 2001; 3(Suppl D): D53-9.

29. Yokoyama M, Origasa H; JELIS Investigators. Effects of eicosapentaenoic acid on cardiovascular events in Japanese patients with hypercholesterolemia: rationale, design, and baseline characteristics of the Japan EPA Lipid Intervention Study (JELIS). Am Heart J 2003; 146(4): 613-20.

30. von Schacky C, Angerer P, Kothny W, et al. The effect of dietary omega-3 fatty acids on coronary aterosclerosis: a randomized, double-blinded, placebo-controlled trial. Ann Intern Med 1999; 130(7): 554-62.

31. Kris-Etherton PM, Harris WS, Appel LJ; American Heart Association. Fish consumption, fish oil, omega-3 fatty acids, and cardiovascular disease. Circulation 2002; 106(21): 2747-57.

Доппельгерц® актив Омега – 3

Может применяться для снижения риска развития сердечно-сосудистых заболеваний, в том числе атеросклероза.

Область применения: дополнительный источник полиненасыщенных жирных кислот класса Омега-3 и витамина Е.

Физическая активность и здоровое питание являются необходимыми составляющими здорового образа жизни. Особенно важны для здоровья сердечно-сосудистой системы правильное питание, ограничивающее поступление в организм насыщенных жиров и холестерина, и оптимальное потребление полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) Омега-3.  

Многочисленными клиническими исследованиями показано, что полиненасыщенные жирные кислоты Омега-3 положительно влияют на деятельность сердечно-сосудистой системы, а именно на: снижение липопротеинов низкой плотности и нормализацию соотношения холестерина и триглицеридов в крови, что очень важно в борьбе с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, в том числе атеросклерозом. 

Полиненасыщенные жирные кислоты Омега-3 способствуют замедлению процессов тромбообразования, способствуют обеспечению поддержания иммунитета организма, нормализации мозгового кровообращения, улучшению памяти и обладают противовоспалительным действием [1].

Витамин Е, содержащийся в составе Омега – 3, способствует предотвращению отложения холестерина в стенках сосудов, обеспечивает защиту клеток, предохраняет сердце от повреждений, связанных с дефицитом магния или с недостатком кислорода. Витамин Е также положительно влияет на состояние суставов.

Таким образом,  комплекс   полиненасыщенных жирных кислот Омега-3 и витамина Е очень важен для снижения риска развития сердечно-сосудистых заболеваний, в том числе атеросклероза [1]. 


[1] Михайлов А.В., Булгаков С.А.  Путь  к здоровью (информация о лекарственных препаратах и биологически активных добавках к пище компании – производителе  «Квайссер Фарма ГмбХ и Ко. КГ»). Москва, 2009

О профилактической, лечебной и избыточной дозе омега-3 полиненасыщенных жирных кислот в прегравидарный период, во время беременности и кормления грудью

Из омега-3 ПНЖК образуется широкий спектр противовоспалительных молекул – резолвинов, способствующих нормальному физиологическому процессу прекращения воспаления при сахарном диабете. Например, прием омега-3 ПНЖК 2720 мг/сут (1548 мг ЭПК + 828 мг ДГК + 338 мг других омега-3 ПНЖК, всего три капсулы в день) в рандомизированном исследовании способствовал снижению провоспалительных интерлейкина 2, фактора некроза опухоли альфа в плазме крови в группе 84 пациентов (45–85 лет) с сахарным диабетом 2 типа по сравнению с контролем (р

Заметным терапевтическим эффектом обладают и более низкие дозы омега-3 ПНЖК. Так, прием ДГК в течение шести месяцев в дозах 250 и 500 мг/сут в группе 60 детей с неалкогольной жировой болезнью печени достоверно по сравнению с плацебо снижал степень тяжести течения заболевания. При этом дозы 250 и 500 мг/сут в равной степени уменьшали выраженность стеатоза печени. Эффект приема препарата сохранялся практически неизменным по крайней мере в течение последующих 18 месяцев (p = 0,02) [20]. 

Различные дозировки омега-3 ПНЖК при беременности

В другом исследовании 145 женщин принимали 1600 мг ЭПК + 1100 мг ДГК, что превышало суточную потребность в 34 раза. Было установлено, что распространенность пищевой аллергии была ниже в группе омега-3 ПНЖК по сравнению с группой плацебо (2 и 15% соответственно, р

Омега-3 ПНЖК в лечении тромбофилии у беременных

Нарушения процессов регуляции воспаления и тромбофилия играют основную роль в развитии патологий беременности. Фармакотерапия традиционно включает дипиридамол (антиагрегант), аспирин (антиагрегантное и отчасти противовоспалительное действие), антикоагулянтную терапию (препараты микродозированного гепарина). Прием этих препаратов дает определенную нагрузку на выводящие системы организма (печень и почки) и в ряде случаев сопровождается побочными эффектами. Кроме того, у некоторых пациенток эффект от подобной терапии не наблюдается. Таким образом, актуальность поиска эффективных и безопасных средств, снижающих воспаление и тромбофилию, очевидна. Прием в течение четырех недель 1200 мг/сут омега-3 ПНЖК преимущественно в форме ЭПК (1000 мг ЭПК + 200 мг ДГК) или преимущественно в форме ДГК (200 мг ЭПК + 1000 мг ДГК) приводил к достоверному уменьшению агрегации по сравнению с плацебо (-12%, р = 0,016). При этом ЭПК в большей степени уменьшала агрегацию тромбоцитов у мужчин (-18%, p = 0,005), а ДГК – у женщин (-19%, p = 0,001) [28]. Прием 640 мг/сут омега-3 ПНЖК (520 мг ДГК + 120 мг ЭПК) в течение четырех недель в группе 40 здоровых добровольцев и 16 пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями существенно уменьшал аденозиндифосфат-индуцированную (р = 0,036) и адреналин-индуцированную (р = 0,013) агрегацию тромбоцитов [29]. Механизмы воздействия омега-3 ПНЖК на различные патофизиологические процессы, приводящие в конечном счете к тромбоэмболии, основаны на исследованиях по фундаментальной медицине и экспериментальной фармакологии (рисунок) [30]. По данным многочисленных экспериментальных и клинических исследований, омега-3 ПНЖК существенно снижают агрегационную способность тромбоцитов, значительно улучшают параметры коагуляции (протромбиновое время, активированное частичное тромбопластиновое время, уровень фибриногена, активность факторов II, V, VII, VIII, IX, X, XI, XII и антитромбина III) и параметры фибринолиза (плазминоген, тканевый активатор плазминогена, альфа-2-ингибитор плазмина и ингибитор активатора плазминогена). На фоне приема омега-3 ПНЖК снижаются уровни триглицеридов в плазме и активации тромбоцитов, агрегации тромбоцитов, а также плазменные уровни фибриногена и фактора V [31]. Тридцать здоровых добровольцев получали ЭПК и ДГК всего 3400 мг/сут в течение 28 дней. Омега-3 ПНЖК не столько снижали уровни тромбоцитов (на 6,3%), сколько уменьшали активацию тромбоцитов посредством коллагена (на 50%) [32]. Повышенные уровни гомоцистеина, фактора VIII и фактора Виллебранда в плазме крови являются факторами риска тромбоэмболии и в значительной мере зависят от адекватности пищевого рациона. В проспективном исследовании ARIC в течение 12 лет наблюдали 14 962 взрослых среднего возраста. За этот срок было зарегистрировано 196 случаев венозной тромбоэмболии. Потребление рыбы один или более раз в неделю коррелировало с 30–45%-ным снижением риска тромбоэмболии, в то время как потребление красного жареного мяса двукратно повышало риск венозной тромбоэмболии [33]. Использование стандартизированных форм омега-3 ПНЖК перспективно в комбинированной терапии, направленной на снижение риска атеросклероза и протромботических состояний. Группа из 42 пациентов с сочетанной гиперлипидемией (уровень триглицеридов сыворотки 2,0–15,0 ммоль/л, сывороточный холестерин > 5,3 ммоль/л) после трехмесячного периода нормализации диеты получали лечение аторвастатином 10 мг/сут в течение 10 недель. В течение последних пяти недель пациенты были рандомизированы на две группы: в первой группе дополнительно назначали омега-3 ПНЖК по 1680 мг/сут, во второй – плацебо (кукурузное масло). Дополнительный прием препарата омега-3 ПНЖК вызвал дальнейшее снижение концентрации фактора FVIIa, а также уровня и активности фактора FVII [34]. Омега-3 ПНЖК уменьшают активность тромбоцитов и у пациентов со стабильной ишемической болезнью сердца, перенесших чрескожное коронарное вмешательство. Группа из 62 пациентов, получавших стандартную антиагрегантную терапию (аспирин 75 мг/сут, клопидогрел в нагрузочной дозе 600 мг, затем по 75 мг/сут), были рандомизированы на две группы: получение дополнительной дотации этилового эфира омега-3 в количестве 1000 мг/сут (n = 32) или плацебо (n = 30). Функция тромбоцитов была измерена трансмиссионной световой агрегометрией с аденозиндифосфатом и арахидоновой кислотой в качестве стимуляторов тромбообразования. После одного месяца лечения омега-3 ПНЖК максимальная агрегация тромбоцитов, вызванная 20 мкмоль/л аденозиндифосфата, была на 10% ниже по сравнению с контрольной группой (р = 0,029) [35]. В исследовании когорты из 485 пациентов со стабильной ишемической болезнью сердца все участ­ники принимали низкие дозы аспирина (от 75 до 162 мг/сут) в течение одной недели. Пациенты были обследованы на аспирин-резистентность с использованием анализа VerifyNow Aspirin и тестов на агрегацию тромбоцитов. Аспирин-резистентность устанавливалась при наличии двух из трех критериев: 

1) балл по шкале VerifyNow более 550;

2) агрегация тромбоцитов, вызванная 0,5 мг/мл арахидоновой кислоты, ≥ 20%; 

3) агрегация тромбоцитов, вызванная 10 мкмоль/л аденозиндифосфата, ≥ 70%. 

У 30 (6,2%) пациентов была выявлена аспириновая резистентность. Они были рандомизированы на получение либо низких доз аспирина и омега-3 ПНЖК (4 г/сут), либо аспирина в дозе 325 мг/сут. После 30 дней лечения пациенты прошли повторное обследование. В обеих группах наблюдалось значительное сокращение числа пациентов с резистентностью к аспирину, снижение уровней тромбоксана В2 в плазме (на 57% в группе принимавших омега-3 и на 40% в группе принимавших аспирин) [36].  В итальянском исследовании было установлено, что эффективность омега-3 ПНЖК сравнима с эффективностью малых доз аспирина у женщин с антифосфолипидным синдромом. Роды в срок произошли у 80% женщин, принимавших аспирин, и у 74% женщин, принимавших омега-3 ПНЖК [37]. Представляется перспективным изучение совместного назначения малых доз аспирина и омега-3 ПНЖК с целью повышения эффективности терапии антифосфолипидного синдрома. В Научно-исследовательском институте акушерства и гинекологии им. Д.О. Отта РАМН (Санкт-Петербург) проанализирован клинический опыт использования капсул «9 месяцев. Омегамама» у беременных с высоким риском развития сосудистых осложнений и у беременных с гестозом легкой/средней степени в третьем триместре. В основной группе пациентки принимали добавку «9 месяцев. Омегамама» (две капсулы два раза в день, постоянно в течение всего третьего триместра). В контрольной группе проводилась стандартная комплексная профилактика эндотелиальной дисфункции тем или иным поливитаминным комплексом (Элевитом, Витрумом, Мульти-табсом – одна таблетка в день постоянно, Магне В6 Форте – по одной таблетке три раза в день, не менее одного месяца в триместр).  В основной группе гестоз отсутствовал в 53% случаев, легкая форма гестоза зарегистрирована у 47% беременных, в группе сравнения – 16 и 72% соответственно. Кроме того, если в основной группе формы гестоза средней и тяжелой степени не наблюдались, то в группе сравнения случаи гестоза средней степени отмечены у 8% пациенток, а тяжелой степени – у 4%. Капсулы «9 месяцев. Омегамама» значимо нормализовали липидный профиль и коагулограмму пациенток по сравнению с группой контроля. В частности, снижались уровни триглицеридов (от 342 ± 15 до 308 ± 13 мл/дл), общего холестерина (от 272 ± 6 до 243 ± 5 мг/дл), повышался уровень холестерина липопротеинов высокой плотности (от 52 ± 2 до 59 ± 2 мг/дл). На фоне приема омега-3 ПНЖК достоверно увеличилось время свертывания (с 27± 0,7 до 36 ± 0,5 с) и снизились уровни фибриногена (с 5,8 ± 0,2 до 4,1 ± 0,1 г/л).

Следует отметить: на фоне стандартной терапии преждевременное родоразрешение имело место в 22% случаев, а при приеме капсул «9 месяцев. Омегамама» – только у 12,5% женщин. Состояние новорожденных по шкале Апгар оценивалось в среднем в 5,5 ± 2 балла в контрольной группе и 7,3 ± 0,5 балла в основной. Прием капсул «9 месяцев. Омегамама» способствовал достоверной нормализации массы тела новорожденного (в среднем 2457 ± 48 г в основной группе и 2075 ± 56 г в группе сравнения). Кроме того, 15% новорожденных, матери которых не получали поддержку омега-3 ПНЖК, находились на искусственной вентиляции легких, в то время как ни один ребенок в основной группе не имел показаний для проведения искусственной вентиляции легких [38]. 

Выбор препаратов омега-3 ПНЖК для беременных: практические рекомендации

В России компенсация микронутриентной недостаточности у беременных, как правило, осуществляется специализированными витаминно-минеральными комплексами (Элевит Пронаталь, Витрум Пренатал форте, Компли­вит Мама). В последнее время появились витаминно-минеральные комплексы для беременных, содержащие от 90 до 200 мг омега-3 ПНЖК в правильной, так называемой акушерской пропорции (содержание ДГК превышает содержание ЭПК). Однако такие количества омега-3 ПНЖК ориентированы на дополнение хорошего (с точки зрения содержания омега-3) рациона питания у женщин, не имеющих соматической патологии и патологии беременности. В то же время стандартизированные по ДГК и ЭПК препараты омега-3 ПНЖК, имеющие доказательную базу эффективного применения, используются нечасто.  Европейский сертификат качества для применения у беременных имеет субстанция MEG-3 (DSM, Швейцария) и производимая на основании этой субстанции добавка «9 месяцев. Омегамама». Следует подчеркнуть, что DSM имеет не только европейский статус фармацевтической субстанции, но и европейский сертификат фармакологического качества Ph/Eur для применения у беременных. ПНЖК в добавке «9 месяцев. Омегамама» представлены практически полностью в виде ДГК (соотношение ДГК : ЭПК – 7 : 1), что оптимально для матери и важно для обеспечения оптимального нервно-психического развития будущего ребенка [15]. ДГК- и ЭПК-субстанции защищены от окисления посредством добавления альфа-, бета- и гамма-токоферолов, аскорбилпальмитата и лимонной кислоты. Субстанция приготовляется на основе экстракта жира из анчоусов и сардин. Эти виды рыб имеют короткий жизненный цикл и практически не накапливают токсичных металлов (ртуть, кадмий и т.д.). В двух капсулах добавки «9 месяцев. Омегамама» содержится 300 мг ПНЖК, что соответствует рекомендованной суточной потребности в ПНЖК (200–400 мг) и 40% рекомендованной суточной потребности в ДГК (700 мг).  В 2012 г. Российское общество акушеров-гинекологов издало информационное письмо, регламентирующее индивидуальный подход к дозированию препаратов омега-3 ПНЖК для беременных (на примере добавки капсул «9 месяцев. Омегамама», поскольку «…омега-3 ПНЖК в Омегамаме представлены практически полностью в виде ДГК. Соотношение ДГК : ЭПК крайне высоко (7 : 1), что оптимально и для матери, и для развивающегося плода, так как ДГК обладает антиапоптотическими и иммуномодулирующими свойствами. Содержание омега-3 ПНЖК в одной капсуле Омегамамы составляет 150 мг…»).  При физиологической беременности рекомендовано использовать две капсулы добавки «9 месяцев. Омегамама» в сутки (300 мг омега-3 ПНЖК). При осложненной беременности и при сопутствующей соматической патологии дозу можно увеличить до шести – восьми капсул (900–1200 мг) в сутки. Российское общество акушеров-гинекологов также рекомендует обязательно включать прием капсул «9 месяцев. Омегамама» в комплекс терапевтических мер для профилактики фетоплацентарной недостаточности, преэклампсии и осложнений беременности.  Таким образом, при нормальной беременности и отсутствии соматической патологии витаминно-минеральные комплексы, не содержащие омега-3 ПНЖК, следует дополнять приемом двух капсул добавки «9 месяцев. Омегамама» (300 мг/сут). При использовании витаминно-минеральных комплексов, содержащих ту или иную дозу омега-3 ПНЖК (например, 200 мг омега-3 ПНЖК в Наталбене Супра или Фемибионе II), дополнительно следует принимать одну капсулу добавки «9 месяцев. Омегамама» в день (150 мг/сут).  При патологии беременности и соматической патологии использование любых витаминно-минеральных комплексов для беременных, в том числе содержащих ту или иную дозу омега-3 ПНЖК, следует дополнять приемом капсул «9 месяцев. Омегамама» так, чтобы суммарная доза омега-3 ПНЖК составляла от 900 до 1200 мг/сут (шесть – восемь капсул в сутки). Эта рекомендация хорошо себя показала при ведении сложных клинических случаев повторно беременных женщин с дефицитом соединительной ткани в анамнезе, у которых в первых родах родились дети с кистами головного мозга и неврологической патологией разной степени тяжести [39, 40]. 

Прием добавки «9 месяцев. Омегамама» от 900 мг/сут (две капсулы три раза в день) до 1200 мг/сут (две капсулы четыре раза в день) в сочетании с органическим магнием в виде цитрата магния в течение трех-четырех месяцев беременности приводил к редукции кист головного мозга, в ряде случаев вплоть до полного исчезновения. Адекватный (необходимый и достаточный) уровень потребления омега-3 ПНЖК в виде ДГК позволяет существенно улучшать прогноз беременности у женщин с отягощенным провоспалительным анамнезом, страдающих дисплазией соединительной ткани, улучшать прогноз жизни и нервно-психического и интеллектуального развития новорожденных. 

Заключение

Следует отметить высокую безопасность использования омега-3 ПНЖК во время беременности. Омега-3 ПНЖК являются не просто фармацевтическим препаратом, а имеют статус эсссенциального микронутриента. Юридически установленными в Российской Федерации нормами предписано потребление 700 мг/сут омега-3 в форме ДГК и 600 мг/сут омега-3 в форме ЭПК. Широкое распространение дефицита потребления омега-3 ПНЖК (менее 30% от рекомендуемой суточной нормы) среди россиянок репродуктивного возраста ведет к нарушению регуляции процессов воспаления и формированию тромбофилии. Как следствие, эффективность противовоспалительной, антикоагулянтной и антиагрегантной фармакотерапии снижается. Именно поэтому использование высокоочищенных стандартизированных форм омега-3 ПНЖК весьма перспективно для преодоления резистентности конкретных пациенток к аспирину и другим антиагрегантам.

Для профилактики и лечения гестоза и тромбофилии у беременных рекомендуется использовать капсулы «9 месяцев. Омегамама», содержащие омега-3 ПНЖК преимущественно в виде ДГК. Кроме этого, прием капсул «9 месяцев. Омегамама» может быть рекомендован для коррекции неидеального уровня потребления беременными ДГК и ЭПК. В России у женщин с патологией беременности в виде тромбофилии, гестоза обеспеченность омега-3 ПНЖК в виде ДГК недостаточна для покрытия возрастающих потребностей в этом микронутриенте. Физиологическая обеспеченность ДГК – одно из определяющих условий для профилактики гестоза и тромбофилии у беременных; а также для развития мозга, зрения, иммунной системы плода.

Как выбрать комплекс Омега 3 или как мы привыкли называть "рыбий жир"

В последнее время появилось множество статей о пользе рыбьего жира и Омега-3 кислот для организма человека. Однако разобраться в этом объеме информации обычному человеку бывает сложно – процесс отнимает много времени и сил.

Актуальность темы оспаривать сложно, поэтому мы решили собрать и проанализировать для вас самые интересные материалы. Мы выделим полезную информацию и поможем разобраться в вопросе приема пищевых добавок, содержащих Омега-3 кислоты. Так что начнем по порядку.

 

Как рыбий жир становится Омега 3 комплексом

  1. Изначально рыбий жир, который извлекают из тушек и печени глубоководной океанической рыбы это смесь триглицеридов (это молекула глицерина на концах которой жирные кислоты. Так как конца у нее 3, поэтому так и назвали триглицериды). Такой продукт мы знаем просто как "Рыбий жир".
  2. Далее из рыбьего жира получают Омега 3 кислоты. С помощью всем известного этилового спирта жирные кислоты отделяют из смеси. В результате получается этиловый эфир жирной кислоты. В этой форме чаще всего Омега 3 кислоты капсулируют и предлагают в комплексах. В таком случае на упаковке можно встретить надпись Ethyl Esters.
  3. Так как в форме триглицеридов Омега 3 кислоты немного эффективнее усваиваются организмом, то некоторые производители премиум-комплексов после получения этилового эфира жирных кислот снова восстанавливают его до формы триглицеридов, то есть как бы возвращая природную форму. Такой процесс удорожает комплексы Омега-3.

 

 

Омега-3 очень важна!

Научно доказано, что Омега-3 жирные кислоты важны для здоровья и оказывают комплексное воздействие на организм. 

Главный секрет Омега-3 – это полиненасыщенные (полезные) жиры, которые тормозят образование холестериновых бляшек и соответственно уменьшают риски развития заболеваний сердечнососудистой системы.

Важно, что они не синтезируются в организме человека, но при этом регулярно расходуются, именно поэтому они должны поступать из внешних источников, главным образом из пищи.

 

 

Польза жирных кислот Омега-3 на системы организма:

 

  • Положительное влияние на сердце и сосуды – уменьшение риска развития инфаркта, инсульта, понижение холестерина и давления
  • Повышение регенерирующих функций кожи – кожа медленнее стареет и лучше восстанавливается, выглядит моложе и подтянутей
  • Защита кожи от солнца, уменьшение аллергических реакций и дерматитов
  • Поддержка суставов – замедляются процессы разрушения хрящевой ткани
  • Противовоспалительная функция суставов
  • Улучшение мозговой деятельности – положительное влияние на память и внимание, повышение работоспособности
  • Поддержка иммунной и кровеносной системы
  • Стимуляция репродуктивной функции
  • Уменьшение риска развития глазных болезней, уменьшение симптомов «сухих» глаз
  • Положительный эффект при лечении депрессии

 

 

Начнем выбирать. Смотрим на DHA и EPA кислоты

Омега-3 кислот в природе множество, однако наиболее важные для организма человека это EPA и DHA кислоты (именно так они обозначаются на баночках с составом), поэтому выбирая активный комплекс, необходимо учитывать их содержание в данном продукте.

  • ЕРА или ЭПК, это эйкозапентаеновая кислота, а DHA или ДГК - докозагексаеновая кислота. Они содержатся только в жирных сортах рыбы, чаще всего в тушках сардины, сельди, лосося и скумбрии.
  • EPA и DHA кислоты входят в состав клеточных мембран, а значит здоровье всего организма зависит от их необходимого количества.

 

! В наших органах находится разное количество Омега-3 кислот. В сложных системах содержание полезных  кислот больше, чем в простых. Больше всего DHA кислоты в сером веществе головного мозга, сетчатке глаза, тканях яичек и составе спермы. Наш мозг на 30% состоит из полиненасыщенных кислот.

 

Теперь становиться ясно почему при выборе Омега 3 обязательно необходимо обращать на количество именно EPA и DHA кислот.

 

Популярная ошибка:

При покупке Омега-3 большинство людей смотрит на общее количество рыбьего жира, в то время как надо обращать внимание на соотношение DHA+EPA. Во многих препаратах содержится не больше 30% полезных кислот. Если сравнивать разные препараты с одинаковым содержанием рыбьего жира, станет понятно, что в них разное количество DHA и EPA. Выбирайте комплексы, в которых не менее 180 мг EPA и 120 мг DHA на 1000 мг рыбьего жира. Чем больше содержание жирных кислот, тем больше пользы для здоровья.

 

Например:

На данном примере можно увидеть, что общее содержание Рыбьего жира (Fish Oil Concentrate) 2000 мг в 2 капсулах (Serving size: 2 Softgels). Значит в 1 капсуле 1000 мг рыбьего жира.

Содержание полезных EPA и DPA в 2 капсулах:

  • EPA - 320 мг
  • DPA - 200 мг

Соответственно содержание в 1 капсуле:

  • EPA - 160 мг
  • DPA - 100 мг

Именно так в современном мире обозначается содержание ненасыщенных жирных Омег 3 кислот. Всегда смотрите их количество на упаковке. Если на упаковке не указаны их количества, значит производитель не хочет акцентировать на этом внимания, а это значит, что скорее их там очень мало.

В данном случае выбран пример не комплекса Омега 3, а рыбьего жира, в котором также указывают содержание этих кислот.

 

Подведем итог. Наиболее высокое содержание EPA и DHA кислот расположим по убыванию:

 

Дневная норма Омега 3

В США нет официальных норм потребления Омега-3 кислот, в некоторых странах рекомендуется пить для профилактики 300-500 мг DHA+EPA в сутки. В лечебных целях доза может быть увеличена до 1-2,5 граммов. Больше 3 граммов жирных кислот употреблять не стоит. Дети с двухлетнего возраста могут принимать 250 мг смеси EPA и DHA в день.

Некоторые специалисты опираются на нормы скандинавских стран и считают, что доза Омега-3 для детей должна быть в два раза больше взрослой  (1100-1200 мг.).

 

 

Начнем выбирать. Растительная или животная Омега-3

Многие ошибочно считают, что растительная Омега-3 ничем не отличается от животной, но на самом деле это не так.

Растительная Омега является альфа-линоленовой кислотой (ALA), которая отличается по составу и усваивается совершенно по другой схеме, расщепляясь на EPA и DHA уже после попадания в организм.

Исследования показали, что 70% АЛК не может превратиться в организме в необходимые ЭПК и ДГК, поэтому даже при достаточном потреблении льняного масла положительный эффект не наблюдается.

Молекулы АЛК (ALA) неустойчивы, они легко окисляются под воздействием температуры и других внешних факторов (света, воздуха). Для сохранения полезных свойств льняного масла его надо хранить в холодильнике в тёмной посуде не более месяца, при этом вы должны быть уверены, что оно не окислилось во время перевозки или хранения в магазине.

 

 

Животная Омега 3 лучше

Рыба содержит ЭПК и ДГК в готовом виде, поэтому является предпочтительным источником данных кислот. Считается, что потребляя жирную морскую рыбу 2-3 раза в неделю, вы получаете необходимую порцию DHA и EPA кислот.

 

Треккер нутриентов поможет найти омега 3 кислоты

 

Если вы хотите быстро и легко узнать топ продуктов содержащих омега 3 кислоты, или хотите узнать весь состав вашего приема пищи, тогда попробуйте мобильное приложение PREPRO.

Кроме того что там можно составлять планы питания и проверять каких витаминов и минералов не хватает в вашем рационе, там есть замечательная функция, которая ищет среди продуктов и добавок все что, например, содержит омега 3 кислоты.

 

 

 

Познакомиться с приложением можно на сайте

 

 

 

А еще есть Омега 6 и омега 9. Зачем они?

Кроме Омега-3 кислот существует ещё Омега-6 и 9. В организме они находятся в определенном балансе относительно друг друга и нарушение этого баланса приводит к системным сбоям в организме и возникновению заболеваний. Обусловлено это тем, что в последние годы в рационе человека потребление Омега-6 и 9 значительно выросло, а Омега-3 – уменьшилось.

Как мы уже говорили, Омега-3 состоит из EPA кислоты, обладающей мощным противовоспалительным действием и снижающей риск развития заболеваний сердца, сосудов, онкологии и ревматизма, а также DHA, отвечающей за здоровье и работу мозга.

 

  • Омега-6 кислоты тоже необходимы для полноценной жизнедеятельности и не вырабатываются нашим организмом. Мы получаем их из пищи, потребляя растительные масла (кукурузное, кунжутное, арахисовое). Избыток Омега-6 провоцирует развитие воспалительного процесса, поэтому важно соблюдать баланс.
  • Омега-9 кислоты практически не требуются нашему организму и поступают вместе с подсолнечным и оливковым маслом, рапсом, миндалём и авокадо. В тоже время потребление Омега-9 вместо насыщенных жиров помогает снизить уровень холестерина, уменьшить риск развития диабета и заболеваний сердца.

 

Получается, что Омега 3 и Омега 6 кислоты оказывают противоположные эффекты (противовоспалительный и воспалительный) и смещения их количества относительно друг друга вызывает нарушения.

Для профилактики лучше принимать именно Омегу 3, а Омегу 6 достаточно принимать из пищи. Тогда соотношение пойдет в увеличение Омега 3 относительно Омега 6.

 

Из какой рыбы получен жир

 

 

Наилучший вариант – это жирная рыба, обитающая в холодных морях, в ней содержится максимальное количество Омега-3. Например, в нежирной рыбе типа трески содержание Омега-3 в 12 раз меньше, чем в скумбрии атлантической, поэтому она не обеспечивает необходимую порцию Омега-3.

Интересно, что рыба, выловленная в океане, содержит больше Омега-3, чем такая же рыба, выращенная в искусственных условиях. Намного отличается и соотношение Омега-3 и 6, поэтому фермерская рыба не пригодна для коррекции баланса между этими кислотами.

Употребляя 3-4 порции жирной качественной морской рыбы в неделю, вы покроете потребность организма в полезных кислотах, что является хорошей профилактикой многих заболеваний. Однако в пищу желательно потреблять «дикую» норвежскую рыбу или лосось, выловленный на Аляске – это самый чистый и полезный источник полиненасыщенных кислот.

Приём рыбьего жира в виде пищевых добавок в современных условиях – более дешёвый и безопасный способ восполнения Омега-3 кислот. Выбирайте препараты из океанической жирной рыбы (сардин или анчоусов), в них максимальное количество ненасыщенных жирных кислот и минимальное количество загрязняющих веществ.

 

! Рыбий жир, произведённый в США, проходит проверку на присутствие 32 загрязняющих веществ, что гарантирует потребителям безопасность продукта. Предпочтительно покупать рыбий жир, прошедший международные тестирования на тяжёлые металлы и другие загрязнения. Информация об этом обычно указывается на этикетке или на сайте производителя.

 

Полезный момент. Молекулярная форма

Существует две основных формы Омега-3 кислот, которые продаются в наших аптеках – триглицериды и этиловый эфир. Эту информацию сложно найти на упаковке, но знать о ее существовании важно.

 

Триглецириды – природная форма Омега-3 кислот, в том числе – рыбий жир, усваивается в организме лучше всего. Рыбий жир – всегда в форме триглицеридов. 

Этиловый эфир жирных кислот – это форма при которой Омега-3 кислоты отделяют от остальных компонентов из рыбьего жира. В этой форме жирные кислоты можно очищать от примесей и концентрировать. Преимущество таких препаратов в тщательной очистке, а недостаток в несколько меньшей усвояемости.

 

Надо заметить, что все исследования посвященные эффективности и пользе Омега 3 кислот проводились именно с этиловым эфиром жирных кислот. Да, триглицериды лучше всасываются, но в долгосрочной перспективе, если вы принимаете омега-3 комплексы на постоянной основе - эффект получается одинаковый!

 

! Проводились научные исследования биодоступности препаратов разной молекулярной формы. Триглецириды намного быстрее достигают тканей организма и считаются более эффективными в краткосрочной перспективе. Этиловым эфирам требуется от 8 до 12 недель, чтобы от приёма появился устойчивый эффект, в остальном они не менее полезны и эффективны, но при этом значительно экономичнее.

 

Капсулы или жидкая форма

Чаще всего продаются пищевые добавки рыбьего жира в виде капсулы – это самый удобный вариант. Преимущество капсул в том, что они легко проглатываются и не имеют привкуса рыбы. Рыбий жир защищён от воздействия света и воздуха, а это позволяет дольше сохранять его лечебные качества. Большинство производителей предлагают специальную оболочку, растворяющуюся не в желудке, а в кишечнике, что помогает избежать рыбной отрыжки.

Наиболее распространённый источник Омега-3 – печень трески, обычно такие комплексы продают в жидком виде. Рыбий жир фасуется в стеклянные или пластиковые тонированные бутылочки, которые необходимо держать в холодильнике. Жидкий рыбий жир быстро окисляется и теряет свои лечебные свойства, поэтому банку нельзя оставлять в открытом виде. Часто производители защищают жидкий рыбий жир от окисления инертным газом. Для детей выпускают рыбий жир с фруктовым вкусом.

Детские добавки с Омега-3 в последнее время выпускаются в форме желатиновых капсул с фруктовыми вкусами, а также желейных конфеток в виде мишек и других весёлых зверей. Преимущество жевательных конфет в небольшом размере, подходящем для малышей, и ярком вкусе, забивающем привкус рыбы. 

 

Анализируем и сравниваем

Напоследок сравним несколько достойных вариантов комплексов Омега-3, представленных на нашем рынке.

 

Комплекс Omega-3 1125, Source Naturals, арктический, 1125 мг, 60 капсул

 

 

Компания работает на рынке пищевых добавок уже больше полувека и зарекомендовала себя наилучшим образом. Source Naturals гарантирует высокое качество сырья - без ртути и примесей тяжёлых металлов, а также отсутствие в составе препарата глютена, пшеницы, молока и других продуктов, вызывающих аллергическую реакцию. Омега-3 добывается из арктической глубоководной рыбы, которая отличается большим содержанием полезных кислот.

Сырьё проходит глубокую очистку путём молекулярной дистилляции, а содержание EPA и DHA в комплексе достигает 962 мг.(EPA 687 + DHA 275 мг.), что позволяет эффективно восполнять недостаток Омега-3 в организме человека. Форма выпуска препарата – капсулы. В баночке 60 капсул, одна капсула покрывает суточную потребность организма в Омега-3.

  • Количество EPA+DHA в 1 капсуле - 962 мг
  • Качество сырья - высокое
  • Сырье - глубоководная рыба
  • Форма - капсулы

 

Омега-3 (супер) Life Extension, 120 капсул

 

Высококонцентрированный рыбий жир с расширенной формулой. Кроме Омега-3 в комплекс входит экстракт семян кунжута лигнаны. Концентрат рыбьего жира проходит глубокую очистку, имеет международные сертификаты GMP и IFOS, подтверждающие безопасность продукта.

Общее содержание рыбьего жира в капсуле – 1000 мг., EPA – 350 мг., DHA – 250 мг., всего Омега-3 кислот – 600 мг. В баночке 120 капсул. Рыбий жир добывается из холодноводной рыбы, как указано на этикетке - минтая. Рекомендуемая доза – 2 капсулы в сутки.

  • Количество EPA+DHA в 1 капсуле - 600 мг
  • Качество сырья - высокое
  • Сырье - холодноводная рыба
  • Дополнительный состав
  • Сертификат IFOS
  • Форма - капсулы

 

Биомакс Омега-3 1250 мг, Agetis Supplements, 30 капсул

Пищевая добавка соответствует стандартам качества GMP и очищается путём глубокой дистилляции. Продукт прошёл проверку на отсутствие вредных примесей. Содержание Омега-3 кислот - 465 EPA+375 DHA, общая концентрация рыбьего жира – 1250 мг., Омега-3 кислот – 840 мг. Рекомендуемая доза – 1 капсула в сутки.

  • Количество EPA+DHA в 1 капсуле - 840 мг
  • Качество сырья - высокое
  • Сырье - холодноводная рыба
  • Форма - капсулы
  • Отличная цена

 

Ultimate Omega Xtra лимон, 60 мягких таблеток от Nordic Naturals

 

 

Натуральный рыбий жир Nordic Naturals проходит проверку независимыми лабораториями и соответствует международным стандартам GMP. Добывается из экологически чистых глубоководных сортов рыбы – анчоусов и сардин. В препарате не содержится глютен, молочные продукты, искусственные красители и ароматизаторы. Используется натуральный ароматизатор  – лимон.

Форма обработки – молекулярная дистилляция, молекулярная форма – улучшенные триглицериды. Форма выпуска – мягкие гелевые таблетки. Концентрация Омега-3 в одном гелиевом шарике – 700 мг., EPA – 400 мг., DHA – 200 мг. В состав комплекса входит Витамин D3 – 500 мг. в каждой таблетке. Рекомендуемая доза – 2 гелиевых шарика в сутки.

  • Количество EPA+DHA в 1 капсуле - 600 мг
  • Качество сырья - высокое
  • Сырье - глубоководная рыба
  • Триглицериды
  • Дополнительный состав
  • Форма - капсулы

 

Carlson Elite Omega-3 Gems 1250 мг, 90+30 капсул

 

 

Компания Carlson зарекомендовала себя, как один из лучших производителей рыбьего жира из глубоководной норвежской рыбы. Для изготовления препаратов используются анчоусы, сардины, скумбрия, домкрат и помпано. Препарат прошёл проверку международными независимыми лабораториями, имеет сертификаты качества и безопасности GMP и IFOS.

Carlson Elite Omega-3 Gems выпускается в форме мягких гелевых таблеток, в упаковке 120 гелей с лимонным запахом. Не содержит искусственные ароматизаторы, глютен, сахар и консерванты. В одной таблетке содержится рыбьего жира – 1250 мг., Омега-3 – 800 мг., EPA – 400 мг., DHA – 300 мг. Рекомендуемая доза – 2 жевательные таблетки в сутки.

  • Количество EPA+DHA в 1 капсуле - 600 мг
  • Качество сырья - высокое
  • Сырье - холодноводная рыба
  • Сертификат IFOS
  • Форма - капсулы

 

Подведем итоги

 

  Сравнительная таблица комплексов Омега-3 кислот
Комплекс Омега-3 Количество рыбьего жира на 1 капсулу Количество EPA+DHA кислот на 1 капсулу Молекулярная форма Форма выпуска
    Рыбий жир, Омега - 3, Solgar 950 мг 882 мг Этиловый эфир Гелиевые капсулы

 

Комплекс Omega Alaskan, Solgar 1200 мг 210 мг Триглицериды Гелиевые капсулы
Комплекс Омега 3, 1250 мг, Биомакс 1250 мг 840 мг Не указана Гелиевые капсулы

 

Омега 3, поддержка сердца, Omega-3, Now Foods

 

1000 мг

 

300 мг

 

Не указана

 

Гелиевые капсулы

Рыбий жир, Omega-3 Fish Oil, Solgar 1000 мг 260 мг Триглицериды Гелиевые капсулы

 

Рыбий жир (Omega-3 Fish oil), Natrol

 

1000 мг

 

300 мг

 

Не указана

 

Гелиевые капсулы

Комплекс Ultimate Omega, Nordic Naturals 700 мг 600 мг Триглицериды Гелиевые капсулы
Комплекс Elite Omega 3, Carlson Labs 1250 мг 700 мг Этиловый эфир Гелиевые капсулы
Супер омега 3, Omega-3, Now Foods 1000 мг 750 мг Не указана Гелиевые капсулы
Рыбий жир премиум, Omega-3, California Gold Nutrition 1000 мг 300 мг Триглицериды Гелиевые капсулы

 

Омега-3 комплексы для детей

 

           

 

Как быстро выбрать Омега 3

 

Просто нажмите "Подобрать Омега 3" и сможете самостоятельно с помощью удобных фильтров найти для себя необходимый вариант

   ПОДОБРАТЬ ОМЕГА 3   

 

Промо-код на скидку:   omg1301

(Действителен до конца месяца на категорию Омега 3)

 

Если вы не нашли ответов на свои вопросы, и все еще затрудняетесь с выбором, Вы всегда можете обратиться за консультацией фармацевта в онлайн-чат.

 

   ОНЛАЙН ФАРМАЦЕВТ   

 

 

 

 

OMEGA-3 FATTY ACIDS AND AGE-RELATED DISEASES: REALITIES AND PROSPECTS | Drapkina

1. Dyerberg J., Bang H.O., Hjorne N. Fatty acid composition of the plasma lipids in Greenland Eskimos. Am J Clin Nutr. 1975; 28: 958-66.

2. Harris W.S. ω-3 fatty acids and serum lipoproteins: human studies. Am J Clin Nutr 1997; 65(5 Suppl.): 1645S-1654S.

3. ErkkiläA.T., Lichtenstein A.H., Mozaffarian D., Herrington D.M. Fish intake is associated with a reduced progression of сoronary artery atherosclerosis in postmenopausal women with coronary artery disease. Am J Clin Nutr 2004; 80(3): 626-32.

4. von Schacky C., Angerer P., Kothny W. et al. The effect of dietary omega-3 fatty acids on coronary atherosclerosis. A randomized, double-blind, placebo-controlled trial. Ann Intern Med 1999; 130(7): 554-62.

5. Reiffel J.A., McDonald A. Antiarrhythmic effects of omega-3 fatty acids. Am J Cardiol 2006; 98(4A): 50i-60i.

6. Rosenberg I.H. Fish — food to calm the heart. N Engl J Med 2002; 346(15): 1102-3.

7. Das U.N. Long-chain polyunsaturated fatty acids interact with nitric oxide, superoxide anion, and transforming growth factor-beta to prevent human essential hypertension. Eur J Clin Nutr 2004 (58): 195-203.

8. Rasmussen B.M., Vessby B., Uusitupa M., et al., Kanwu study group, et al. Effects of dietary saturated, monounsaturated, and ω-3 fatty acids on blood pressure in healthy Subjects. Am J Clin Nutr 2006; 83: 221-6.

9. Shah A.P., Ichiuji A.M., Han J.K., et al. Cardiovascular and endothelial effects of fish oil supplementation in healthy Volunteers. J Cardiovasc Pharmacol There 2007; 12: 213-9.

10. Appel LJ; Miller III ER, Seidler AJ, Whelton PK. Does supplementation of diet with 'fish oil' reduce blood pressure? A meta-analysis of controlled clinical trials. Arch Intern Med 1993;153(12):1429-38.

11. Geleijnse J.M., Giltay E.J., Grobbee D.E., et al. Blood pressure response to fish oil supplementation: metaregression analysis of randomized trials. J Hypertens 2002(20): 1493-9.

12. Marchioli R., Barzi F., Bomba E., et al. Early protection against sudden death by n-3 polyunsaturated fatty acids after myocardial infarction: time course analysis of the results of the Gruppo Italiano per lo Studio della Sopravvivenza nell’Infarto Miocardico (GISSI) Prevenzione. Circulation 2002; 105: 1897-903

13. Albert C.M., Campos H., Stampfer M.J., et al. Blood levels of longchain n-3 fatty acids and the risk of sudden death. N Engl J Med 2002; 346: 1113-8.

14. Hartweg J, Farmer AJ, Holman RR, Neil HA. Meta-analysis of the effects of n-3 polyunsaturated fatty acids on haematological and thrombogenic factors in type 2 diabetes. Diabetologia 2007; 50(2): 250-8.

15. Hartweg J., Farmera A.J., Holmanb R., Neil A. Potential Impact of omega-3 Treatment on cardiovascular disease in type 2 diabetes. Curr Opin Lipidol 2009; 20: 30-8.

16. Damsgaard C.T., Schack-Nielsen L., Michaelsen K.F., et al. Fish oil affects blood pressure and the plasma lipid profile in healthy Danish infants. J Nutr 2006; 36(1): 94-9.

17. Lucas A., Fewtrell M.S., Cole T.J. Fetal origins of adult disease-the hypothesis revisited. BMJ 1999; 319: 245-249.

18. Owen C.G., Whincup P.H., Odoki K., et al. Infant feeding and blood cholesterol: a study in adolescents and a systematic review. Pediatrics 2002; 110: 597-608.

19. Singhal A., Cole T.J., Lucas A. Early nutrition in preterm infants and later blood pressure: two cohorts after randomised trials. Lancet 2001; 357: 413-9.

20. Lauritzen L., Hansen H.S., Jorgensen M.H., Michaelsen K.F. The essentiality of long chain ω-3 fatty acids in relation to development and function of the brain and retina. Prog Lipid Res 2001; 40: 1-94.

21. Armitage J.A., Pearce A.D., Sinclair A.J., et al. Increased blood pressure later in life may be associated with perinatal ω-3 fatty acid deficiency. Lipids 2003; 38: 459-64.

22. Forsyth J.S., Willatts P., Agostoni C., et al. Long chain polyunsaturated fatty acid supplementation in infant formula and blood pressure in later childhood: follow up of a randomised controlled trial. BMJ 2003; 326: 953-7.

23. Harris W.S., von Schacky C. The omega-3 index: a new risk factor for death from coronary heart disease. Prev Med 2004; 39: 212-20.

24. Bikbov BT, Tomilina NA. Condition replacement therapy in patients with chronic renal failure in the Russian Federation in 1998-2009 years. Report to the Russian Register of renal replacement therapy. Nefrologiya i Dializ 2014; 16 (1): 11-127. Russian (Бикбов Б. Т., Томилина Н. А. Состояние заместительной терапии больных с хронической почечной недостаточностью в Российской Федерации в 1998-2009 гг. Отчет по данным Российского регистра заместительной почечной терапии. Нефрология и Диализ 2014; 16(1):11-127).

25. Vernaglione L., Cristofano C., Chimienti S.Omega-3polyunsaturated fatty acids and proxies of cardiovascular disease in hemodialysis: a prospective cohort study. J Nephrol 2008; 21: 99-105.

26. Lankin VZ, Postnov AY, Rodnenkov AY, et al. Oxidative stress is a risk factor for complications of cardiovascular diseases and premature aging under the influence of adverse climatic conditions. Kardiologicheskiy Vestnik 2013; 8 (1): 22-5. Russian (Ланкин В.З., Постнов А.Ю., Родненков А.Ю. и др. Окислительный стресс как фактор риска осложнения сердечно-сосудистых заболеваний и преждевременного старения при действии неблагоприятных климатических условий. Кардиологический Вестник 2013; 8(1): 22-5).

27. Drapkina OM, Shepel RN Modern ideas about the role of telomeres and telomerase in the pathogenesis of hypertension. Arterial'naya Gipertenziya 2013; 19 (4): 290-8. Russian (Драпкина О.М., Шепель Р.Н. Современные представления о роли теломер и теломеразы в патогенезе гипертонической болезни. Артериальная Гипертензия 2013; 19(4): 290-8).

28. Ivashkin VT Molecular interactions between telomeres and mitochondria diseases of aging. Available at: http://internist.ru/publications/detail/6921/. Accessed by 05/18/2015. Russian (Ивашкин В.Т. Молекулярные взаимодействия между теломерами, митохондриями и болезни старения. Доступно на: http://internist.ru/publications/detail/6921/. Проверено 18.05.2015).

29. Drapkina OM, Shepel RN. Telomeres and telomerase complex. The main manifestations of the genetic fault. Kardiovaskulyarnaya Terapiya i Profilaktika 2015; 1: 70-7. Russian (Драпкина О.М., Шепель Р.Н. Теломеры и теломеразный комплекс. Основные проявления генетического сбоя. Кардиоваскулярная Терапия и Профилактика 2015;1: 70-7).

30. Drapkina OM, Shepel RN. Telomeres and chronic heart failure. Kardiologiia 2014; 54 (4): 60-7. Russian (Драпкина О.М., Шепель Р.Н. Теломеры и хроническая сердечная недостаточность. Кардиология 2014; 54(4): 60-7).

31. Finch C.E., Crimmins E.M. Inflammatory exposure and historical changes in human life-spans. Science 2004; 305: 1736-9.

32. Xu D., Neville R., Finkel T. Homocysteine accelerates endothelial cell senescence. FEBS Lett 2000; 470: 20-4.

33. Breitschopf K., Zeiher A.M., Dimmeler S. Pro-atherogenic factors induce telomerase inactivation in endothelial cells through an Akt-dependent mechanism. FEBS Lett 2001; 493: 21-5.

34. Kurz DJ, Decary S, Hong Y, et al. Chronic oxidative stress compromises telomere integrity and accelerates the onset of senescence in human endothelial cells. J Cell Sci 2004; 117: 2417-26.

35. Imanishi T., Hano T., Nishio I. Estrogen reduces endothelial progenitor cell senescence through augmentation of telomerase activity. J Hypertens 2005; 23:1699-706.

36. Farzaneh-Far R., Lin J., Epel E.S., et al. Association of marine omega-3 fatty acid levels with telomeric aging in patients with coronary heart disease. JAMA 2010; 303: 250-7.

37. Weng N.P., Levine B.L., June C.H., Hodes R.J. Regulated expression of telomerase activity in human T-lymphocyte development and activation. J Exp Med 1996; 183(6): 2471-9.

38. Ornish D., Lin J., Daubenmier J., et al. Increased telomerase activity and comprehensive lifestyle changes: a pilot study. Lancet Oncol 2008; 9(11):1048-57.

39. Eitsuka T., Nakagawa K., Suzuki T., Miyazawa T. Polyunsaturated fatty acids inhibit telomerase activity in DLD-1 human colorectal adenocarcinoma cells: a dual mechanism approach. Biochim Biophys Acta 2005; 1737(1): 1-0.

40. Belenkov YN, Mareev VY, Arutyunov GP, et al. Consensus of experts on the role of ethyl esters of n-3 polyunsaturated fatty acids 90% for the treatment and prevention of heart failure. Serdechnaya Nedostatochnost' 2011; 12 (4): 250-23. Russian (Беленков Ю.Н., Мареев В.Ю., Арутюнов Г.П., и др. Согласованное мнение экспертов о роли этиловых эфиров n-3 полиненасыщенных жирных кислот 90% для лечения и профилактики ХСН. Сердечная Недостаточность 2011; 12(4): 250-23).

41. 2013 ESC/ESH guidelines for the management of arterial hypertension. J Hypertension 2013; 31(7): 1281-357.

Профилактика сердечно-сосудистых событий с помощью полиненасыщенных жирных кислот омега-3 и задействованный механизм

Эпидемиологическое исследование гренландских инуитов показало, что рыбий жир или полиненасыщенные жирные кислоты омега-3 (ПНЖК) играет важную роль в предотвращении атеросклеротических заболеваний. После этого знаменательного исследования было проведено множество крупномасштабных эпидемиологических исследований и метаанализов, изучающих пользу для здоровья ПНЖК омега-3 как части богатой жирными кислотами диеты, чтобы продемонстрировать ее полезную роль в профилактике сердечно-сосудистых заболеваний.Недавние исследования также сосредоточили внимание на противовоспалительных эффектах омега-3 ПНЖК и на специализированных медиаторах, способствующих рассасыванию. Результаты этих исследований привели к разработке препаратов омега-3 ПНЖК для лечения дислипидемии, включая высокоочищенный продукт на основе этилового эфира эйкозапентаеновой кислоты (EPA) (Epadel ® ) в Японии и EPA / докозагексаеновая кислота (DHA). ) препарата (Lotriga ® ) в США и Европе. Хотя были проведены и опубликованы различные крупномасштабные клинические испытания профилактического эффекта омега-3 ПНЖК на сердечно-сосудистую систему, результаты не всегда были согласованными.Было высказано предположение, что проблемы не нацеливания на субъектов с гипертриглицеридемией и использования низких доз омега-3 ПНЖК способствуют неспособности продемонстрировать профилактический эффект омега-3 ПНЖК в этих клинических испытаниях. Принимая во внимание вышеупомянутые проблемы, исследование REDUCE-IT оценивало высокоочищенный препарат EPA в высокой дозе 4 г / день у пациентов с гипертриглицеридемией и высоким сердечно-сосудистым риском и продемонстрировало исключительный результат - относительное снижение сердечно-сосудистых событий на 25%.В этой статье содержится обзор исследований омега-3 жирных кислот за последние 50 лет, включая прогресс в выяснении молекулярных механизмов и недавние крупномасштабные клинические исследования.

Ключевые слова: Сердечно-сосудистые заболевания; Метаболизм жирных кислот; Масштабное клиническое испытание; Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты.

Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты с акцентом на эйкозапентаеновую кислоту и докозагексаеновую кислоту в профилактике сердечно-сосудистых заболеваний: обзор современного состояния

Вступление: : Эпидемиологическое исследование гренландских инуитов показало важность омега-3 полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) в предотвращении ишемической болезни сердца.После этого знаменательного исследования были проведены крупномасштабные эпидемиологические исследования, в которых изучалась польза омега-3 ПНЖК в профилактике сердечно-сосудистых заболеваний.

Охваченные области: : В этой статье рассматриваются исследования омега-3 ПНЖК и определяются проблемы, связанные с сердечно-сосудистым риском.

Мнение эксперта: : Недавние исследования были сосредоточены на противовоспалительных эффектах омега-3 ПНЖК и специализированных медиаторов, способствующих рассасыванию.Этиловый эфир эйкозапентаеновой кислоты (EPA) высокой чистоты и препараты EPA / докозагексаеновой кислоты (DHA) были разработаны в первую очередь для лечения гипертриглицеридемии. Сообщалось о различных исследованиях защитного действия омега-3 ПНЖК на сердечно-сосудистую систему, но результаты не были согласованными. Были предложены некоторые вопросы испытаний, такие как использование низких доз ПНЖК омега-3 и исключение гипертриглицеридемии в критериях отбора субъектов. Исследование REDUCE-IT, в котором использовалась высокая доза препарата EPA высокой чистоты, показало относительное снижение сердечно-сосудистых событий, но исследование STRENGTH, в котором использовалась высокая доза препарата EPA / DHA, не подтвердило это преимущество.В этой статье рассматривается роль ПНЖК омега-3 в сердечно-сосудистых заболеваниях, включая прогресс в понимании молекулярных механизмов и недавние крупномасштабные клинические испытания.

Ключевые слова: Сердечно-сосудистые заболевания; метаболизм жирных кислот; омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты; уменьшить-IT; сила.

Содержание длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот омега-3 и степень окисления добавок рыбьего жира в Новой Зеландии

В текущем исследовании оценивали статус окисления и содержание EPA / DHA 47 пищевых добавок рыбьего жира, продаваемых на рынке Новой Зеландии.Из протестированных продуктов из рыбьего жира 72% соответствовали максимально допустимому уровню первичного окисления, 86% соответствовали пределам вторичного окисления и 91% соответствовали заявлениям о содержании EPA / DHA. Настоящее исследование обеспечивает высокий уровень уверенности в точности полученных результатов испытаний, поскольку несколько аккредитованных лабораторий протестировали одни и те же образцы и получили приемлемую воспроизводимость результатов по окислительному статусу и содержанию омега-3 LCPUFA. Эти результаты показывают, что большинство, но явно не все проанализированные продукты из рыбьего жира соответствуют стандартам окислительного качества и содержанию EPA / DHA, добровольно установленным GOED.Текущие результаты совпадают с результатами сторонних мониторов качества продукции, таких как Consumer Reports 29 , Labdoor.com 30 , ConsumerLab.com 31 и Международная программа стандартов рыбьего жира 32 , все из которых публично сообщают о результатах своих испытаний и отмечают, что большинство добавок рыбьего жира соответствуют пределам окисления и заявленным на этикетке EPA / DHA. Как сообщили Альберт и его коллеги 28 , свидетельств высокого уровня несоответствия рыбьего жира в Новой Зеландии не обнаружено.Напротив, наблюдается более высокий уровень соответствия, но все еще есть продукты, превышающие установленные отраслью пределы окисления.

Стандарты GOED строже, чем большинство фармакопейных стандартов и международных правил, а максимальные пределы были добровольно установлены производителями и производителями готовой продукции, связанными с GOED 5 . Если менее строгие ограничения для pAV, PV и TOTOX, используемые Европейской и Британской фармакопеями и австралийскими властями, будут использоваться в качестве справочных в текущем исследовании, можно будет сделать вывод о еще более высоких показателях соблюдения.Например, 100% испытанных рыбьего жира соответствовали пределу p-AV 30, 98% - пределу PV 10 мэкв. O 2 / кг и 96% - комбинированному значению TOTOX 50. Другими словами. уровень соответствия продукта, о котором сообщается в опубликованных исследованиях, зависит от используемой нормативной базы, но никаких доказательств широкомасштабного несоблюдения добавок рыбьего жира в Новой Зеландии в отношении окисления или содержания EPA / DHA не обнаружено.

Так как продукция протестирована Альбертом и др. .не разглашаются (36 продуктов), точное сравнение продуктов, протестированных в настоящем исследовании (47 продуктов), невозможно. Наборы продуктов, вероятно, частично совпадают, поскольку протестированные здесь продукты охватывают все инкапсулированные продукты из рыбьего жира, которые были доступны в интернет-аптеках на рынке Новой Зеландии на момент покупки. Для информативности 75% продуктов из рыбьего жира протестированы Альбертом и др. . были обнаружены соответствующие пределы вторичного окисления, аналогичные нашим результатам, но высокий уровень несоблюдения был обнаружен в уровнях перекиси (только 17% рыбьего жира, как сообщалось, были ниже 5 мэкв O 2 / кг) .Чтобы лучше понять, сопровождает ли высокие уровни PV чаще другие совместимые уровни p-AV, отношения PV к p-AV были рассчитаны по результатам публичных отчетов о тестировании нескольких потребительских организаций, а также тех, о которых сообщалось в научных публикациях. Было обнаружено, что морские нефтепродукты с относительно повышенным значением PV по сравнению с соответствующим значением p-AV (взятым как отношение PV / p-AV выше 1) вообще не были типичными для большинства результатов испытаний. Напротив, указанная доля (38%) добавок рыбьего жира с соотношением PV / p-AV выше 1 в Albert et al .сравнительно высокий. Повышение PV свидетельствует о недавнем окислении, произошедшем в образцах рыбьего жира, например, во время слишком длительной подготовки образцов с воздействием окружающего воздуха, несанкционированного хранения образцов масла после выделения масла из желатиновых капсул, обращения с неподходящими лабораторными материалами, которые способствовать окислению, например . пластиковые трубки или неправильно промытые стеклянные трубки, загрязненные переходными металлами, недостаточное вытеснение кислорода в случае (не рекомендованного) хранения масла и / или чрезмерное воздействие света.Маловероятно, что в розничной торговле добавки с рыбьим жиром будут подвергаться воздействию кислорода, света или других катализаторов окисления, которые могут вызвать резкое повышение недавнего окисления, поскольку условия хранения относительно стабильны.

Помимо предотвращения непреднамеренного окисления образцов очень легко окисляемого рыбьего жира, важен ряд специфических аспектов, касающихся анализа окисления масел с высоким содержанием ПНЖК. Прежде всего, PV выражается по весу, а не по объему. Корректировка этого аспекта может привести к разным показателям соответствия в отчетах.Во-вторых, достоверность результатов p-AV и TOTOX ограничена для многих морских нефтепродуктов, содержащих ароматизаторы, потому что анализ для измерения p-AV подвержен влиянию ряда веществ, используемых для ароматических масел, что обычно приводит к ложноположительным результатам. завышение значений p-AV и неправильная атрибуция несоответствия из-за окисления ПНЖК. Вмешательство зависит от типа вкуса и концентрации и должно оцениваться для каждого отдельного типа продукта. Двадцать пять из 47 протестированных продуктов заявили об ароматизаторах на этикетках, некоторые из которых, как эмпирически известно, мешают измерению p-AV.Ограничение анализа p-AV неароматизированными продуктами подтвердило, что соответствие пределу p-AV было выше, и продемонстрировало, что значительное количество ароматизированных масел на рынке дает ложноположительные показания и не может быть надежно протестировано с помощью текущих тестов p-AV. Кроме того, мы отметили более высокую межлабораторную дисперсию результатов p-AV для ароматизированных масел, чем для неароматизированных масел, что предполагает наличие нескольких источников помех и дополнительно подтверждает низкую надежность тестирования p-AV для ароматизированных масел.Интересно отметить, что несколько исследований по измерению вторичного окисления ароматизированных морских нефтепродуктов ссылались на Добровольную монографию GOED, стандарт качества продукции, созданный для обеспечения того, чтобы потребители могли покупать высококачественные продукты, но Добровольная монография GOED исключает сформулированные продукты, такие как ароматизированные. масла из своего объема из-за вмешательства в тесты p-AV. Другими словами, уровни несоответствия вторичному окислению несут риск раздувания, если ароматизированные масла, богатые омега-3 LCPUFA, включены в тестирование p-AV.Это также можно понять из недавнего отчета, посвященного уровням окисления в добавках омега-3 в Северной Америке 24 .

Из 47 продуктов, протестированных на содержание EPA / DHA, только четыре продукта не соответствовали заявленным на этикетке при правильном указании содержания жирных кислот. Этот низкий уровень несоблюдения требований в 9% резко контрастирует с уровнем отказов в 91%, о котором сообщают Альберт и др. . 28 . Результаты текущего исследования подтверждают идею о том, что неприемлемый уровень межлабораторной изменчивости и ошибок в обработке проб, анализе и отчетности может лежать в основе заметного расхождения в соблюдении соответствия содержания EPA / DHA в морском масле, которое было подчеркнуто в недавних отчетах. 17,18,19,20,21,22,23, 28 .Возможные случаи завышения содержания могут также быть отмечены в литературе 16, 35 . Это говорит о том, что лаборатории сталкиваются со значительными и потенциально упускаемыми из виду техническими проблемами при проведении точных измерений жирных кислот в маслах с высоким содержанием ПНЖК в обоих направлениях.

Очень важно, чтобы содержание EPA / DHA выражалось в абсолютных весах (а не в процентах площадей, полученных на хроматограммах), а также в одной и той же химической форме, если содержание нужно сравнивать в разных продуктах.Например, для всех продуктов, предназначенных для продажи в Австралии, из которых большая часть новозеландского рыбьего жира в настоящем исследовании, результаты EPA и DHA должны быть выражены в виде триглицеридов для точности. В идеале содержание следует рассчитывать в виде эквивалентов свободных жирных кислот на основе веса / веса, например, мг EPA на 1 г масляного продукта, а затем указывать на этикетке в соответствии с применимыми правилами. Соответствие содержанию EPA и DHA, заявленному на этикетках продуктов, также следует оценивать по соответствующему нормативному порогу.Например, в Австралии и Новой Зеландии правила указывают, что продукт должен содержать не менее 90% заявленного содержания 36 , а не 100%, как утверждается в нескольких научных публикациях. В некоторых странах это допускает некоторую снисходительность к естественным вариациям в составе продуктов, а также к ограниченной степени расхождений в аналитических измерениях содержания жирных кислот.

В недавнем отчете 28 было высказано предположение, что окислительное разложение продуктов из рыбьего жира способствует потере EPA / DHA.Помимо вероятности того, что предполагаемая потеря EPA / DHA может быть артефактом, в текущем исследовании такую ​​взаимосвязь установить не удалось, о чем свидетельствуют результаты испытаний пяти продуктов, срок годности которых истек и которые были повторно протестированы через год. позже, по истечении срока годности. В то время как индексы первичного и вторичного окисления увеличились и были близки к максимальным пределам, содержание EPA и DHA не изменилось и оставалось в пределах заявленных на этикетке. Это не означает, что высокие уровни окисления не могут привести к потере содержания омега-3 в морских маслах, но при относительно низких уровнях окисления (и ниже промышленных пределов), встречающихся в большинстве продуктов из рыбьего жира в течение срока их хранения, окисление не происходит достаточной величины, чтобы способствовать чистому снижению содержания EPA / DHA.Уровни омега-3 ниже заявленных на этикетке, когда они встречаются, обычно связаны с (несоответствующим) использованием масел с низким содержанием омега-3 жирных кислот, используемых в рецептуре. Ограничением всех исследований, включая текущее, является то, что изменение окисления от партии к партии не рассматривалось. Однако изменение от партии к партии вряд ли может объяснить высокий уровень несоответствия, о котором сообщают Альберт и др. . 28 .

При нормальных условиях хранения готовые продукты с омега-3 обычно очень медленно окисляются, но остаются в допустимых и применимых пределах устойчивости к окислению в течение срока хранения 13 .Результаты настоящего исследования выявляют потенциальные проблемы в применении методов, которые, возможно, способствовали недавним исследованиям, сообщающим о высоких показателях несоответствия рыбьим жирным продуктам. Очень важно, чтобы производители рыбьего жира и производители готовой продукции устанавливали спецификации и заявления на продукцию с учетом надежного метода испытаний и использовали или выбирали лабораторию с аккредитацией или продемонстрированную квалификацию для анализа. Вывод о том, что рыбий жир в Новой Зеландии «сильно окислен», как указано в заголовке отчета Альбертом и др. ., кажется завышенным. Помимо того факта, что большинство продуктов в Новой Зеландии придерживаются самых жестких максимальных ограничений, те продукты, которые превысили эти установленные отраслевые ограничения, по-прежнему соответствуют ограничениям окисления в Австралии, Британской фармакопее и Европейской фармакопее. Чтобы обеспечить дополнительную перспективу, пределы окисления для масел морского происхождения значительно более жесткие, чем для растительных масел и масел из семян, которые гораздо чаще используются в качестве пищевых ингредиентов, а также при приготовлении пищи и жарке в домашних условиях, которые вызывают гораздо более высокие уровни окисления ПНЖК. и диетическое потребление которых намного больше, чем обычные дозы дополнительных рыбьего жира, которые могут принимать потребители.Недавнее исследование качества рыбьего жира и концентратов омега-3, распространенных в Австралии и Новой Зеландии, показало, что при использовании аккредитованных лабораторий и стандартных протоколов продукты явно соответствовали заявленным на этикетках по содержанию EPA и DHA и не подвергались окислению 16 .

Таким образом, оценка продуктов из рыбьего жира, доступных потребителям в Новой Зеландии, показывает, что большая их часть соответствует содержанию EPA / DHA и окислительному статусу. До 28% добавок рыбьего жира превышали предел GOED по PV, а 9% не соответствовали заявленным на этикетке EPA / DHA.Это исследование также обращает внимание на вероятность того, что гораздо более высокие показатели несоблюдения, о которых сообщают некоторые недавние исследования в этой области, могут быть аномальными. Повышенное внимание предлагается уделять предотвращению непреднамеренного окисления масел с высоким содержанием ПНЖК во время подготовки проб, оценке влияния на колориметрические анализы, а также совершенствованию аналитической методологии и адекватной отчетности для достижения улучшенных количественных оценок качества масел и продуктов с высоким содержанием ПНЖК. .

Рецептурные продукты на основе омега-3 жирных кислот, содержащие высокоочищенную эйкозапентаеновую кислоту (EPA) | Липиды в здоровье и болезнях

  • 1.

    Адкинс Ю., Келли Д.С. Механизмы, лежащие в основе кардиозащитного действия полиненасыщенных жирных кислот омега-3. J Nutr Biochem. 2010; 21: 781–92.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 2.

    Weintraub HS. Обзор рецептурных продуктов с омега-3 жирными кислотами для лечения гипертриглицеридемии. Postgrad Med. 2014; 126: 7–18.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 3.

    Jump DB, Depner CM, Tripathy S. Добавление жирных кислот омега-3 и сердечно-сосудистые заболевания. J Lipid Res. 2012; 53: 2525–45.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 4.

    Larsson SC, Kumlin M, Ingelman-Sundberg M, Wolk A. Диетические длинноцепочечные n-3 жирные кислоты для профилактики рака: обзор потенциальных механизмов. Am J Clin Nutr. 2004. 79: 935–45.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 5.

    Мейсон Р.П., Джейкоб Р.Ф. Эйкозапентаеновая кислота ингибирует индуцированное глюкозой образование кристаллических доменов мембранного холестерина посредством мощного антиоксидантного механизма. Biochim Biophys Acta. 2015; 1848: 502–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 6.

    Брейвик Х., Харальдссон Г.Г., Кристинссон Б. Приготовление высокоочищенных концентратов эйкозапентаеновой кислоты и докозагексаеновой кислоты. J Am Oil Chem Soc. 1997; 74: 1425–149.

    CAS Статья Google Scholar

  • 7.

    Bays HE, Ballantyne CM, Kastelein JJ, Isaacsohn JL, Braeckman RA, Soni PN. Терапия этиловым эфиром эйкозапентаеновой кислоты (AMR101) у пациентов с очень высокими уровнями триглицеридов (из многоцентрового, плацебо-контролируемого, рандомизированного, двойного слепого, 12-недельного исследования с открытым расширенным исследованием [MARINE]). Am J Cardiol. 2011; 108: 682–90.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 8.

    Ballantyne CM, Bays HE, Kastelein JJ, Stein E, Isaacsohn JL, Braeckman RA, Soni PN. Эффективность и безопасность терапии этиловым эфиром эйкозапентаеновой кислоты (AMR101) у пациентов, принимающих статины, со стойкими высокими уровнями триглицеридов (из исследования ANCHOR). Am J Cardiol. 2012; 110: 984–92.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 9.

    Якобсон Т.А., Гликштайн С.Б., Роу Дж. Д., Сони PN. Влияние эйкозапентаеновой кислоты и докозагексаеновой кислоты на холестерин липопротеинов низкой плотности и другие липиды: обзор.J Clin Lipidol. 2012; 6: 5–18.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 10.

    Боров К.М., Нельсон Дж. Р., Мейсон Р. П.. Биологическая правдоподобность, клеточные эффекты и молекулярные механизмы эйкозапентаеновой кислоты (EPA) при атеросклерозе. Атеросклероз. 2015; 242: 357–66.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 11.

    Мейсон Р.П., Джейкоб Р., Борегар Дж., Роу Дж.Сравнительный антиоксидантный эффект липидов омега-3 жирных кислот в сочетании с ингибиторами HMG-CoA редуктазы [аннотация]. J Clin Lipidol. 2011; 5: 201.

    Артикул Google Scholar

  • 12.

    Мейсон Р.П., Джейкоб Р.Ф., Корбалан Дж.Дж., Малински Т. Комбинированное лечение эйкозапентаеновой кислотой и статинами полностью изменило эндотелиальную дисфункцию в HUVEC, подвергшихся воздействию окисленных ЛПНП [аннотация 160]. J Clin Lipidol. 2014; 8: 342–3.

    Артикул Google Scholar

  • 13.

    Mason RP, Sherratt SCR, Джейкоб РФ. Эйкозапентаеновая кислота ингибирует окисление ApoB-содержащих липопротеиновых частиц разного размера in vitro при введении отдельно или в комбинации с активным метаболитом аторвастатина по сравнению с другими средствами, снижающими уровень триглицеридов. J Cardiovasc Pharmacol. 2016; 68: 33–40.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 14.

    Тояма К., Нисиока Т., Иссики А., Андо Т., Иноуэ Ю., Киримура М., Камияма Т., Сасаки О, Ито Х., Маруяма И., Ёсимото Н.Эйкозапентаеновая кислота в сочетании с оптимальной терапией статинами улучшает эндотелиальную дисфункцию у пациентов с ишемической болезнью сердца. Кардиоваск наркотики Ther. 2014; 28: 53–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 15.

    Сасаки Дж., Мива Т., Одавара М. Введение высокоочищенной эйкозапентаеновой кислоты пациентам с сахарным диабетом, принимающим статины, дополнительно улучшает функцию сосудов. Эндокр Дж. 2012; 59: 297–304.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 16.

    Такаки А., Умемото С., Оно К., Секи К., Риоке Т., Фуджи А., Итагаки Т., Харада М., Танака М., Йонезава Т. и др. Дополнительная терапия EPA снижает окислительный стресс и ингибирует прогрессирование жесткости аорты у пациентов с ишемической болезнью сердца и терапией статинами: рандомизированное контролируемое исследование. J Atheroscler Thromb. 2011; 18: 857–66.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 17.

    Тис Ф., Гарри Дж. М., Якуб П., Реркасем К., Уильямс Дж., Ширман С. П., Галлахер П. Дж., Колдер П. К., Гримбл Р.Ф.Связь полиненасыщенных жирных кислот n-3 со стабильностью атеросклеротических бляшек: рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет. 2003; 361: 477–85.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 18.

    Нишио Р., Синке Т., Отаке Х., Накагава М., Нагоши Р., Иноуэ Т., Кодзуки А., Харики Х., Осуэ Т., Танигути Ю. и др. Стабилизирующий эффект комбинированной терапии эйкозапентаеновой кислотой и статинами на коронарную тонкокапсульную фиброатерому. Атеросклероз.2014; 234: 114–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 19.

    Кавуд А.Л., Динг Р., Нэппер Флорида, Янг Р.Х., Уильямс Дж. А., Уорд М.Дж., Гудмундсен О., Виг Р., Пейн С.П., Йе С. и др. Эйкозапентаеновая кислота (EPA) из высококонцентрированных этиловых эфиров жирных кислот n-3 включается в развитые атеросклеротические бляшки, а более высокое содержание EPA в бляшках связано с уменьшением воспаления бляшек и повышенной стабильностью. Атеросклероз.2010; 212: 252–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 20.

    Dangardt F, Osika W, Chen Y, Nilsson U, Gan LM, Gronowitz E, Strandvik B, Friberg P. Добавки жирных кислот омега-3 улучшают функцию сосудов и уменьшают воспаление у тучных подростков. Атеросклероз. 2010; 212: 580–5.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 21.

    Bays HE, Ballantyne CM, Braeckman RA, Stirtan WG, Soni PN.Икосапент этил, чистый этиловый эфир эйкозапентаеновой кислоты: влияние на циркулирующие маркеры воспаления из исследований MARINE и ANCHOR. Am J Cardiovasc Drugs. 2013; 13: 37–46.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 22.

    Танака Н., Исида Т., Нагао М., Мори Т., Монгути Т., Садаки М., Мори К., Кондо К., Накадзима Х., Хондзё Т. и др. Введение высоких доз эйкозапентаеновой кислоты усиливает противовоспалительные свойства липопротеинов высокой плотности у японских пациентов с дислипидемией.Атеросклероз. 2014; 237: 577–83.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 23.

    Ямано Т., Кубо Т., Шионо И., Шимамура К., Ории М., Танимото Т., Мацуо Ю., Ино И., Китабата Х., Ямагути Т. и др. Влияние лечения эйкозапентаеновой кислотой на толщину фиброзной капсулы у пациентов с коронарной атеросклеротической бляшкой: исследование оптической когерентной томографии. J Atheroscler Thromb. 2015; 22: 52–61.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 24.

    Uehara H, Miyagi N, Shimajiri M, Nago C. Дополнительный эффект эйкозапентановой кислоты на стабильность коронарных бляшек у пациентов со стабильной стенокардией, принимающих статины, с помощью анализа оптической когерентной томографии [аннотация P5495]. Eur Heart J. 2013; 34 прил. 1: 1011.

    Google Scholar

  • 25.

    Ники Т., Вакацуки Т., Ямагути К., Такетани Ю., Оэдука Х, Кусуносе К., Исэ Т., Ивасе Т., Ямада Н., Соэки Т., Сата М. Эффекты добавления эйкозапентаеновой кислоты к сильной статиновой терапии на воспалительные цитокины и компоненты коронарных бляшек, оцениваемые с помощью интегрированного внутрисосудистого ультразвука с обратным рассеянием.Circ J. 2016; 80: 450–60.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 26.

    Домей Т., Амемия К., Эномото С., Ичихаши К., Йокои Х., Ивабути М., Нобуёси М. Эйкозапентаеновая кислота уменьшала прогрессирование коронарного атеросклероза у пациентов с оптимальной терапией, снижающей уровень холестерина ЛПНП и P689 [. Eur Heart J. 2013; 34, прил. 1: 137.

    Google Scholar

  • 27.

    Нагахара Ю., Мотояма С., Сараи М., Ито Х., Кавай Х., Миядзима К., Нарус Х., Исии Дж., Одзаки Ю. Влияние эйкозапентаеновой кислоты на предотвращение развития бляшек, обнаруженное с помощью коронарной компьютерной томографии ангиографии [аннотация P5235]. Eur Heart J. 2016; 37 приложение 1: 1052.

    Google Scholar

  • 28.

    Gajos G, Rostoff P, Undas A, Piwowarska W. Влияние полиненасыщенных омега-3 жирных кислот на реакцию на двойную антитромбоцитарную терапию у пациентов, перенесших чрескожное коронарное вмешательство: OMEGA-PCI (OMEGA-3 жирные кислоты после ЧКВ для изменения реакции на двойную антитромбоцитарную терапию).J Am Coll Cardiol. 2010; 55: 1671–8.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 29.

    Nomura S, Shouzu A, Omoto S, Inami N, Ueba T, Urase F, Maeda Y. Влияние эйкозапентаеновой кислоты на микрочастицы, полученные из эндотелиальных клеток, ангиопоэтины и адипонектин у пациентов с диабетом 2 типа. J Atheroscler Thromb. 2009; 16: 83–90.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 30.

    Mozaffarian D, Wu JH. Омега-3 жирные кислоты и сердечно-сосудистые заболевания: влияние на факторы риска, молекулярные пути и клинические события. J Am Coll Cardiol. 2011; 58: 2047–67.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 31.

    Якобсон Т.А., Ито М.К., Маки К.С., Оррингер К.Э., Бэйс Х.Э., Джонс П.Х., МакКенни Дж.М., Гранди С.М., Гилл Е.А., Уайлд Р.А. и др. Рекомендации Национальной липидной ассоциации по ориентированному на пациента лечению дислипидемии: часть 1 - резюме.J Clin Lipidol. 2014; 8: 473–88.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 32.

    Stone NJ, Robinson J, Lichtenstein AH, Bairey Merz CN, Lloyd-Jones DM, Blum CB, McBride P, Eckel RH, Schwartz JS, Goldberg AC, et al. Руководство ACC / AHA 2013 г. по лечению холестерина в крови для снижения риска атеросклеротических сердечно-сосудистых заболеваний у взрослых: отчет рабочей группы Американского колледжа кардиологов / Американской кардиологической ассоциации по практическим рекомендациям.J Am Coll Cardiol. 2014; 63: 2889–934.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 33.

    Терамото Т., Сасаки Дж., Ишибаши С., Бироу С., Дайда Х., Дохи С., Эгуса Г., Хиро Т., Хиробе К., Иида М. и др. Краткое изложение рекомендаций Японского общества атеросклероза (JAS) по диагностике и профилактике атеросклеротических сердечно-сосудистых заболеваний в Японии - версия 2012 г. J Atheroscler Thromb. 2013; 20: 517–23.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 34.

    Эпадель [вкладыш в упаковке, 2015 г. и анкета для фармацевтического интервью, 2013 г.]. Токио, Япония: Mochida Pharmaceutical Co., Ltd; 2015.

  • 35.

    Vascepa [вкладыш в упаковке]. Бедминстер, штат Нью-Джерси: Amarin Pharma Inc .; 2016.

  • 36.

    Yokoyama M, Origasa H, Matsuzaki M, Matsuzawa Y, Saito Y, Ishikawa Y, Oikawa S, Sasaki J, Hishida H, Itakura H, et al. Влияние эйкозапентаеновой кислоты на основные коронарные события у пациентов с гиперхолестеринемией (JELIS): рандомизированный открытый слепой анализ конечных точек.Ланцет. 2007; 369: 1090–8.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 37.

    Бракман Р.А., Стиртан В.Г., Сони PN. Влияние сопутствующего икозапента этилового (этилового эфира эйкозапентаеновой кислоты) на фармакокинетику аторвастатина. Clin Drug Investigation. 2015; 35: 45–51.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 38.

    Braeckman RA, Stirtan WG, Soni PN.Фаза 1 исследования влияния икозапента этила на фармакокинетические и антикоагулянтные параметры варфарина. Clin Drug Investigation. 2014; 34: 449–56.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 39.

    Бракман Р.А., Стиртан В.Г., Сони PN. Влияние икозапента этилового (этилового эфира эйкозапентаеновой кислоты) на фармакокинетические параметры розиглитазона у здоровых людей. Clin Pharmacol Drug Dev. 2015; 4: 143–8.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 40.

    Braeckman RA, Stirtan WG, Soni PN. Влияние икозапента этилового (этилового эфира эйкозапентаеновой кислоты) на фармакокинетику плазмы омепразола у здоровых взрослых. Наркотики Р. Д. 2014; 14: 159–64.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 41.

    Wachira JK, Larson MK, Harris WS. n-3 жирные кислоты влияют на гемостаз, но не увеличивают риск кровотечения: клинические наблюдения и механистические выводы. Br J Nutr.2014; 111: 1652–62.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 42.

    Bays HE. Соображения безопасности при терапии жирными кислотами омега-3. Am J Cardiol. 2007; 99: 35C – 43C.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 43.

    Харрис В.С. Мнение эксперта: омега-3 жирные кислоты и кровотечение - повод для беспокойства? Am J Cardiol. 2007; 99: 44C – 6C.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 44.

    Йокояма М., Оригаса Х. Влияние эйкозапентаеновой кислоты на сердечно-сосудистые события у японских пациентов с гиперхолестеринемией: обоснование, дизайн и исходные характеристики исследования липидного вмешательства Японского агентства по охране окружающей среды (JELIS). Am Heart J. 2003; 146: 613–20.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 45.

    Сайто Й., Йокояма М., Оригаса Х., Мацузаки М., Мацудзава Й., Исикава Й., Оикава С., Сасаки Дж., Хисида Х., Итакура Х и др.Влияние EPA на ишемическую болезнь сердца у пациентов с гиперхолестеринемией с множественными факторами риска: субанализ случаев первичной профилактики из исследования липидов, проведенного Агентством по охране окружающей среды Японии (JELIS). Атеросклероз. 2008; 200: 135–40.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 46.

    Оикава С., Йокояма М., Оригаса Х., Мацузаки М., Мацудзава Ю., Сайто И., Исикава Ю., Сасаки Дж., Хисида Х., Итакура Х и др. Подавляющий эффект EPA на частоту коронарных событий при гиперхолестеринемии с нарушением метаболизма глюкозы: субанализ исследования липидного вмешательства, проведенного Агентством по охране окружающей среды Японии (JELIS).Атеросклероз. 2009; 206: 535–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 47.

    Исикава Ю., Йокояма М., Сайто Ю., Мацузаки М., Оригаса Х, Оикава С., Сасаки Дж., Хисида Х., Итакура Х, Кита Т. и др. Профилактические эффекты эйкозапентаеновой кислоты при заболевании коронарной артерии у пациентов с заболеванием периферических артерий. Circ J. 2010; 74: 1451–7.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 48.

    Сасаки Дж., Йокояма М., Мацузаки М., Сайто Й, Оригаса Х, Исикава Й, Оикава С., Итакура Х, Хисида Х, Кита Т. и др. Связь между ишемической болезнью сердца и не-HDL-C, а также влияние высокоочищенного EPA на риск ишемической болезни сердца у пациентов с гиперхолестеринемией, получавших статины: субанализ исследования липидного вмешательства Japan EPA (JELIS). J Atheroscler Thromb. 2012; 19: 194–204.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 49.

    Мацузаки М., Ёкояма М., Сайто Ю., Оригаса Х., Исикава И., Оикава С., Сасаки Дж., Хисида Х, Итакура Х, Кита Т. и др. Дополнительные эффекты эйкозапентаеновой кислоты на сердечно-сосудистые события у пациентов с ишемической болезнью сердца, принимающих статины. Circ J. 2009; 73: 1283–90.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 50.

    Танака К., Исикава Ю., Йокояма М., Оригаса Х., Мацузаки М., Сайто Ю., Мацузава Ю., Сасаки Дж., Оикава С., Хисида Х. и др.Уменьшение рецидивов инсульта с помощью эйкозапентаеновой кислоты у пациентов с гиперхолестеринемией: субанализ исследования JELIS. Инсульт. 2008; 39: 2052–8.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 51.

    Origasa H, Yokoyama M, Matsuzaki M, Saito Y, Matsuzawa Y. Клиническое значение приверженности лечению эйкозапентаеновой кислотой пациентов с гиперхолестеринемией. Circ J. 2010; 74: 510–7.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 52.

    Итакура Х, Йокояма М, Мацузаки М, Сайто Й, Оригаса Х, Исикава Й, Оикава С., Сасаки Дж, Хисида Х, Кита Т. и др. Взаимосвязь между составом жирных кислот плазмы и ишемической болезнью сердца. J Atheroscler Thromb. 2011; 18: 99–107.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 53.

    Рандомизированное исследование для оценки эффективности вторичной профилактики комбинированной терапии - статинами и эйкозапентаеновой кислотой UMIN000012069 [https: // upload.umin.ac.jp/cgi-open-bin/ctr/ctr.cgi?function=brows&action=brows&recptno=R000014051&type=summary&language=E].

  • 54.

    Ватанабе Т., Миямото Т., Миясита Т., Шишидо Т., Аримото Т., Такахаши Х., Нишияма С., Хироно О., Мацуи М., Сугавара С. и др. Комбинированная терапия эйкозапентаеновой кислотой и питавастатином для регрессии коронарных бляшек, оцененная с помощью интегрированного внутрисосудистого ультразвукового исследования с обратным рассеянием (исследование CHERRY) - обоснование и дизайн. J Cardiol. 2014; 64: 236–9.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 55.

    Андо К., Ватанабэ Т., Дайдо-дзи Х., Отаки Ю., Хашимото Н., Кумагаи Ю., Хашимото Н., Наруми Т., Кадоваки С., Ямаура Г. и др. Комбинированная терапия эйкозапентаеновой кислотой и питавастатином для регрессии коронарных бляшек, оцененная с помощью интегрированного внутрисосудистого ультразвукового исследования с обратным рассеянием: рандомизированное контролируемое исследование [аннотация 12007]. Тираж. 2015; 132: A12007.

    Google Scholar

  • 56.

    Бринтон Э.А., Баллантайн С.М., Бэйс Х.Э., Кастелейн Дж. Дж., Брекман Р.А., Сони PN.Влияние икозапента этила на липидные и воспалительные параметры у пациентов с сахарным диабетом-2, остаточным повышенным уровнем триглицеридов (200–500 мг / дл) и на терапию статинами при достижении целевого уровня ХС-ЛПНП: исследование ANCHOR. Кардиоваск Диабетол. 2013; 12: 100.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 57.

    Braeckman R, Manku MS, Ballantyne CM, Stirtan WG, Soni PN. Влияние AMR101, чистой эйкозапентаеновой жирной кислоты омега-3, на профиль жирных кислот в плазме и эритроцитах у пациентов, принимающих статины, со стойким высоким уровнем триглицеридов (результаты исследования ANCHOR) [аннотация].Тираж. 2012; 126: A18549.

    Google Scholar

  • 58.

    Braeckman RA, Manku MS, Bays HE, Stirtan WG, Soni PN. Икосапент этил, чистая жирная кислота омега-3 EPA: влияние на жирные кислоты плазмы и эритроцитов у пациентов с очень высоким уровнем триглицеридов (результаты исследования MARINE). Простагландины Leukot Essent Fatty Acids. 2013; 89: 195–201.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 59.

    Bays HE, Braeckman RA, Ballantyne CM, Kastelein JJ, Otvos JD, Stirtan WG, Soni PN. Икосапент этил, чистая жирная кислота омега-3 EPA: влияние на концентрацию и размер липопротеиновых частиц у пациентов с очень высоким уровнем триглицеридов (исследование MARINE). J Clin Lipidol. 2012; 6: 565–72.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 60.

    Баллантайн С.М., Брекман Р.А., Бэйс Х.Э., Кастелейн Дж.Дж., Отвос Д.Д., Стиртан В.Г., Дойл-младший Р.Т., Сони П.Н., Джулиано Р.А.Влияние икозапента этила на концентрацию и размер липопротеиновых частиц у пациентов, получавших статины, со стойкими высокими уровнями триглицеридов (исследование ANCHOR). J Clin Lipidol. 2015; 9: 377–83.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 61.

    Баллантайн С.М., Бэйс Х.Э., Филип С., Дойл РТДЖ, Брекман Р.А., Стиртан В.Г., Сони П.Н., Джулиано Р.А. Икосапент этил (этиловый эфир эйкозапентаеновой кислоты): влияние на остаточный холестерин частиц из исследований MARINE и ANCHOR.Атеросклероз. 2016; 253: 81–7.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 62.

    Toth PP, Bays HE, Brown WV, Tomassini JE, Wang C, Polis AB, Tershakovec AM. Холестерин в остаточных липопротеинах, измеренный различными методами [плакат]. В: 14–16 марта 2015 г .; Сан-Диего, Калифорния. Ежегодные научные сессии Американского колледжа кардиологов. 2015.

    Google Scholar

  • 63.

    Toth PP, Bays H, Brown W, Tomassini J, Wang C, Polis A, Tershakovec A. Холестерин в остаточных липопротеинах, измеренный различными методами [аннотация]. J Am Coll Cardiol. 2015; 65: A1569.

    Артикул Google Scholar

  • 64.

    Джонс С.Р., Мартин С.С., Бринтон Э.А. Письмо Джонса и др. Что касается статьи, «повышенный уровень остаточного холестерина вызывает как воспаление слабой степени, так и ишемическую болезнь сердца, тогда как повышенный уровень холестерина липопротеинов низкой плотности вызывает ишемическую болезнь сердца без воспаления».Тираж. 2014; 129: e655.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 65.

    Varbo A, Benn M, Nordestgaard BG. Остаточный холестерин как причина ишемической болезни сердца: доказательства, определение, измерение, атерогенность, пациенты с высоким риском, а также настоящее и будущее лечение. Pharmacol Ther. 2014; 141: 358–67.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 66.

    Баллантайн С.М., Бэйс Х.Э., Брекман Р.А., Филип С., Стиртан В.Г., Дойл-младший Р.Т., Сони П.Н., Джулиано Р.А. Икосапент этил (этиловый эфир эйкозапентаеновой кислоты): влияние на уровни аполипопротеина C-III в плазме у пациентов из исследований MARINE и ANCHOR. J Clin Lipidol. 2016; 10: 635–45.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 67.

    Ooi EM, Barrett PH, Chan DC, Watts GF. Аполипопротеин C-III: понимание возникающего фактора риска сердечно-сосудистых заболеваний.Clin Sci (Лондон). 2008; 114: 611–24.

    CAS Статья Google Scholar

  • 68.

    Исследование AMR101 для оценки его способности снижать сердечно-сосудистые события у пациентов с гипертриглицеридемией высокого риска и принимающих статины (REDUCE-IT). [http://clinicaltrials.gov/show/NCT01492361].

  • 69.

    Lovaza [листок-вкладыш]. Парк Исследовательского Треугольника, Северная Каролина: GlaxoSmithKline; 2015.

  • 70.

    Епанова [листок-вкладыш].Уилмингтон, Делавэр: AstraZeneca Pharmaceuticals LP; 2016.

  • 71.

    Омтрыг [листок-вкладыш]. Арлингтон, Вирджиния: Trygg Pharma, Inc .; 2014.

  • 72.

    Вайнтрауб Х. Обновленная информация о морских жирных кислотах омега-3: лечение дислипидемии и текущие варианты лечения омега-3. Атеросклероз. 2013; 230: 381–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 73.

    Заргар А, Ито МК. Пищевые добавки с длинными цепями омега-3: обзор базы данных национальной библиотеки медицинских травяных добавок.Metab Syndr Relat Disord. 2011; 9: 255–71.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 74.

    Артерберн Л.М., Холл Э.Б., Окен Х. Распределение, взаимопревращение и дозозависимость n-3 жирных кислот у людей. Am J Clin Nutr. 2006; 83: 1467С – 76С.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 75.

    Kastelein JJP, Maki KC, Susekov A, Ezhov M, Nordestgaard BG, Machielse BN, Kling D, Davidson MH.Свободные жирные кислоты омега-3 для лечения тяжелой гипертриглицеридемии: испытание EpanoVa для снижения очень высоких уровней триглицеридов (EVOLVE). J Clin Lipidol. 2014; 8: 94–106.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 76.

    Wei MY, Jacobson TA. Эффекты эйкозапентаеновой кислоты по сравнению с докозагексаеновой кислотой на липиды сыворотки: систематический обзор и метаанализ. Curr Atheroscler Rep. 2011; 13: 474–83.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 77.

    Offman E, Marenco T, Ferber S, Johnson J, Kling D, Curcio D, Davidson M. Стабильная биодоступность рецептурных омега-3 при низкожировой диете значительно улучшается при использовании композиции свободных жирных кислот по сравнению с этиловыми кислотами. состав сложного эфира: исследование ECLIPSE II. Vasc Health Risk Manag. 2013; 9: 563–73.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 78.

    Доусон К., Чжао Л., Адкинс Ю., Вемури М., Родригес Р.Л., Грегг Дж. П., Келли Д.С., Хван Д.Х.Модуляция экспрессии генов клеток крови добавлением DHA у мужчин с гипертриглицеридемией. J Nutr Biochem. 2012; 23: 616–21.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 79.

    Ishida T, Ohta M, Nakakuki M, Kami H, Uchiyama R, Kawano H, Notsu T, Imada K, Shimano H. Четкое регулирование холестерина ЛПНП в плазме эйкозапентаеновой кислотой и докозагексаеновой кислотой при диете с высоким содержанием жиров. кормленные хомяки: участие белка-переносчика эфира холестерина и рецептора ЛПНП.Простагландины Leukot Essent Fatty Acids. 2013; 88: 281–8.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 80.

    Хиллеман Д., Смер А. Отпускаемые по рецепту продукты на основе омега-3 жирных кислот и пищевые добавки не являются взаимозаменяемыми. Manag Care. 2016; 25: 46–52B.

  • 81.

    Нормативная информация: Закон о здоровье и образовании о пищевых добавках 1994 года [http://health.gov/dietsupp/ch2.htm].

  • 82.

    Лопес ЯГ, Ито МК.Обновление главы НОАК: рецептурный рыбий жир и синий крест Айдахо. LipidSpin. 2010; 8: 32–4.

    Google Scholar

  • 83.

    Коэн PA. Опасности ретроспективного мониторинга безопасности пищевых добавок. N Engl J Med. 2014; 370: 1277–80.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 84.

    БАДы: что безопасно? [http://www.cancer.org/acs/groups/cid/documents/webcontent/002385-pdf.pdf].

  • 85.

    Kleiner AC, Cladis DP, Santerre CR. Сравнение фактических и заявленных количеств EPA и DHA в коммерческих пищевых добавках с омега-3 в США. J Sci Food Agric. 2015; 95: 1260–7.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 86.

    Альберт Б.Б., Деррайк Дж. Г., Камерон-Смит Д., Хофман П.Л., Туманов С., Виллаш-Боас С.Г., Гарг М.Л., Катфилд В.С. Добавки рыбьего жира в Новой Зеландии сильно окислены и не соответствуют указанному на этикетке содержанию n-3 ПНЖК.Научный доклад 2015; 5: 7928.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 87.

    Риттер Дж. К., Бадж С. М., Йовица Ф. Анализ качества коммерческих препаратов рыбьего жира. J Sci Food Agric. 2013; 93: 1935–9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 88.

    Shim SM, Santerre CR, Burgess JR, Deardorff DC. Омега-3 жирные кислоты и полихлорированные бифенилы в 26 пищевых добавках.J Food Sci. 2003; 68: 2436–40.

    CAS Статья Google Scholar

  • 89.

    Mason RP, Hilleman DE. Пищевые добавки с жирными кислотами омега-3 и рыбьим жиром для лечения заболеваний: подходят ли они пациентам? LipidSpin. 2016; 14. https://www.lipid.org/node/1903.

  • 90.

    Mason P, Sherratt S. Пищевые добавки с жирными кислотами омега-3 и рыбьим жиром содержат насыщенные жиры и окисленные липиды, которые могут повлиять на их предполагаемые биологические преимущества.2016. Epub опережает печать.

    Google Scholar

  • 91.

    Bradberry JC, Hilleman DE. Обзор методов лечения жирными кислотами омега-3. П. Т. 2013; 38: 681–91.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 92.

    Халворсен Б.Л., Бломхофф Р. Определение продуктов окисления липидов в растительных маслах и морских добавках с омега-3. Food Nutr Res. 2011; 55. DOI: 10.3402 / fnr.v3455i3400.5792.

  • 93.

    Рупп Х., Рупп КГ. Побочные эффекты этиловых эфиров или продуктов окисления в препаратах омега-3? Cardiovasc J Afr. 2014; 25: 86–7.

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 94.

    Mason R, Sherratt S. Анализ пищевых добавок с омега-3 жирными кислотами по содержанию: подходят ли они для пациентов? [аннотация E21]. J Manag Care Spec Pharm. 2015; 21: S34.

    Google Scholar

  • 95.

    Альберт ББ, Камерон-Смит Д., Хофман П.Л., Катфилд В.С. Окисление морских добавок омега-3 и здоровье человека. Biomed Res Int. 2013; 2013: 464921.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 96.

    Уолтер М.Ф., Джейкоб Р.Ф., Джефферс Б., Гаданфар М.М., Престон Г.М., Буч Дж., Мейсон Р.П. Уровни реактивных веществ тиобарбитуровой кислоты в сыворотке позволяют прогнозировать сердечно-сосудистые события у пациентов со стабильной ишемической болезнью сердца: продольный анализ исследования PREVENT.J Am Coll Cardiol. 2004; 44: 1996–2002.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 97.

    Mason RP, Jacob RF, Shrivastava S, Sherratt SC, Chattopadhyay A. Эйкозапентаеновая кислота снижает текучесть мембран, ингибирует образование домена холестерина и нормализует ширину бислоя в атеросклеротических модельных мембранах. Biochim Biophys Acta. 2016; 1858: 3131–40.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 98.

    Bays HE, Ballantyne CM, Doyle Jr RT, Juliano RA, Philip S. Икосапент этил: концентрация эйкозапентаеновой кислоты и эффекты снижения триглицеридов в клинических исследованиях. Простагландины Other Lipid Mediat. 2016; 125: 57–64.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 99.

    Носака К., Миёси Т., Ивамото М., Кадзия М., Окава К., Цукуда С., Йокогама Ф., Сого М., Нишибе Т., Мацуо Н. и др. Раннее начало лечения эйкозапентаеновой кислотой и статинами связано с лучшими клиническими исходами, чем применение только статинов у пациентов с острыми коронарными синдромами: годичные результаты рандомизированного контролируемого исследования.Int J Cardiol. 2016; 228: 173–9.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 100.

    Накамура Х., Аракава К., Итакура Х, Китабатаке А, Гото Y, Тойота Т, Накая Н., Нишимото С., Муранака М., Ямамото А. и др. Первичная профилактика сердечно-сосудистых заболеваний с помощью правастатина в Японии (исследование MEGA): проспективное рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет. 2006; 368: 1155–63.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 101.

    Braeckman RA, Stirtan WG, Soni PN. Фармакокинетика эйкозапентаеновой кислоты в плазме и эритроцитах после многократного перорального приема икозапентаэтила у здоровых людей. Clin Pharmacol Drug Dev. 2014; 3: 101–8.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Селективное обогащение жирных кислот омега-3 в маслах фосфолипазой A1

    Abstract

    Омега-жирные кислоты признаны ключевыми питательными веществами для более здорового старения.Липазы используются для выделения ω-3 жирных кислот из масел для приготовления обогащенных ω-3 жирных кислот. Однако использование липаз для обогащения ω-3 жирных кислот ограничено из-за их недостаточной специфичности к ω-3 жирным кислотам. В этом исследовании было изучено использование фосфолипазы A1 (PLA1), которая обладает как sn-1, специфической активностью в отношении фосфолипидов, так и липазной активностью, для гидролиза ω-3 жирных кислот из анчоусного масла. Субстратная специфичность PLA1 из Thermomyces lenuginosus была первоначально протестирована с синтетическими p -нитрофениловыми эфирами вместе с липазой из Bacillus subtilis (BSL) в качестве контроля липазы.Газохроматографическая характеристика гидролизата, полученного при обработке масла анчоуса этими ферментами, показала селективное удерживание ω-3 жирных кислот во фракции триглицеридов с помощью PLA1, а не BSL. Анализ положения жирных кислот на основе спектроскопии 13 C ЯМР в обработанных ферментом и необработанных образцах показал, что PLA1 предпочтительно удерживал ω-3 жирные кислоты в масле, в то время как насыщенные жирные кислоты гидролизовались независимо от их положения. Гидролиз структурированного триглицерида, 1,3-диолеоил-2-пальмитоилглицерина, показал, что оба фермента гидролизуют жирные кислоты в обоих положениях.Наблюдаемая дискриминация ω-3 жирных кислот с помощью PLA1, по-видимому, связана с его селективностью по жирным кислотам, а не с позиционной специфичностью. Эти исследования показывают, что PLA1 может быть использован в качестве потенциального фермента для селективной концентрации ω-3 жирных кислот.

    Образец цитирования: Ранджан Мохарана Т., Байредди А.Р., Пури М., Барроу С., Рао Н.М. (2016) Селективное обогащение жирных кислот омега-3 в маслах фосфолипазой A1. PLoS ONE 11 (3): e0151370. https: // doi.org / 10.1371 / journal.pone.0151370

    Редактор: Андреа Мотта, Национальный исследовательский совет Италии, ИТАЛИЯ

    Поступила: 20 ноября 2015 г .; Принята к печати: 26 февраля 2016 г .; Опубликован: 15 марта 2016 г.

    Авторские права: © 2016 Ranjan Moharana et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе.

    Финансирование: Эта работа была поддержана Индо-австралийским фондом биотехнологий (http://www.science.gov.au/international/CollaborativeOpportunities/AISRF/Pages/default.aspx) GAP373. TRM благодарит за стипендию, полученную от CSIR.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    На основании нескольких проспективных и ретроспективных исследований было показано, что потребление рыбьего жира полезно для здоровья, в основном при сердечно-сосудистых событиях [1,2].Большинство преимуществ рыбьего жира были приписаны полиненасыщенным омега-3 (ω-3) жирным кислотам, а именно эйкозапентаеновой кислоте (EPA) и докозагексаеновой кислоте (DHA) [3]. Американская кардиологическая ассоциация рекомендует пациентам с ишемической болезнью сердца потреблять 1 г в день ω-3 жирных кислот [4]. ω-3 жирные кислоты составляют примерно 30% от общего количества жирных кислот в натуральном рыбьем жире. Концентрированные эфиры ω-3 жирных кислот были разработаны для доставки пациентам большего количества EPA и DHA на дозу [1].Однако преобразование жирных кислот в этиловые эфиры с последующей фракционной перегонкой и концентрацией мочевины повреждает эти чувствительные к окислению ω-3 жирные кислоты. Кроме того, повторная этерификация до триацилглицеридов требует дальнейшей обработки этих жирных кислот, что приводит к статистическому распределению жирных кислот в основе глицерина [5].

    Чтобы преодолеть эти проблемы, липазы были использованы для селективного гидролиза ω-3 жирных кислот [6]. Триглицериды из натурального рыбьего жира имеют сложный состав [7].Помимо содержания нескольких видов жирных кислот, в основном насыщенных, мононенасыщенных и полиненасыщенных, жирные кислоты также неравномерно распределены по глицериновой основной цепи. 13 C ЯМР-спектральные исследования на рыбьем жире анчоуса показывают, что DHA в большем количестве в sn-2, чем в sn-1 и -3 положениях, тогда как распределение EPA более обильно в sn-1 и sn-3 положениях по сравнению с sn -2 позиция [8]. Неравномерное распределение жирных кислот в глицерине еще больше затрудняет их селективный гидролиз липазами.

    Липазы были протестированы на селективное концентрирование ω-3 жирных кислот из рыбьего жира либо путем гидролиза рыбьего жира, либо путем селективной этерификации [8–11]. Липазы обладают некоторыми важными свойствами, такими как частичная селективность в отношении длины цепи и положения жирной кислоты в глицерине, а также различают жирные кислоты с одинарными и множественными двойными связями. Эти свойства липаз делают их подходящими кандидатами для ферментативной концентрации ω-3 жирных кислот [12]. Большинство липаз предпочтительно гидролизуют насыщенные и мононенасыщенные жирные кислоты из триглицеридов и дискриминируют ω-3 жирные кислоты, по-видимому, из-за наличия двойных связей, которые вызывают стерические затруднения в активном центре липазы [13,14].Большинство липаз предпочтительно гидролизуют EPA, а не DHA, вероятно, из-за наличия дополнительной двойной связи, расположенной ближе к сложноэфирной связи в DHA [8,15]. В ходе исследования пять липаз были протестированы на специфичность гидролиза рыбьего жира и сложных эфиров жирных кислот в качестве контролей. Дискриминация в отношении EPA и DHA наблюдалась в отношении эфиров жирных кислот, но не в отношении рыбьего жира [6]. Другое исследование гидролиза рыбьего жира, опосредованного липазой, показало, что гидролиз смещен в сторону химической природы жирных кислот, а не их содержания в данной позиции на глицерине [8].В другом исследовании липаза поджелудочной железы предпочтительно гидролизовала докозапентаеновую кислоту (DPA) по сравнению с EPA и DHA [16].

    Фосфолипаза A1 специфически гидролизует фосфолипиды с высвобождением жирных кислот в положении sn-1 и высвобождает 2-ациллизофосфолипид. Функции PLA1 четко не установлены, и сообщалось, что некоторые PLA1 проявляют липазоподобную активность [17,18]. Липазы, которые проявляют фосфолипазную активность, широко исследовались, но не наоборот [19]. Каталитический механизм между липазами и фосфолипазами идентичен; однако специфичность проистекает из свойств активного сайта.Исследования показали, что липазы с короткой крышкой и короткой петлей β9 более подходят для размещения полярных фосфолипидов [20]. Чтобы исследовать способность фосфолипазы к региоселективному гидролизу триглицеридов, мы выбрали PLA1 в этом исследовании, поскольку он, скорее всего, будет селективным по положению sn-1,3 в триглицеридах.

    Фосфолипаза A1, использованная в этом исследовании, представляет собой рекомбинантный фермент, производимый Novozymes. Было обнаружено, что этот фермент гидролизует как фосфолипиды, так и триглицериды с одним активным центром [17,21].Фосфолипазная активность этого фермента используется в промышленном рафинировании растительных масел и для модификации фосфолипидов [22,23]. Липазную активность PLA1 использовали в органическом синтезе структурированных липидов [17]. PLA1 также успешно иммобилизуется на различных наночастицах для дальнейшего улучшения его каталитических свойств [17,24,25]. В этом исследовании мы использовали PLA1 для определения концентрации ω-3 жирных кислот из рыбьего жира анчоуса. Способность PLA1 концентрировать ω-3 жирные кислоты в триглицеридной части исследовали путем изучения предпочтительного гидролиза жирных кислот с использованием газовой хроматографии и спектроскопии ЯМР 13 C.

    Материалы и методы

    Химические вещества

    Отбеленное масло анчоуса было поставлено компанией Ocean Nutrition Canada (Канада). Состав основных жирных кислот анчоусного масла был определен методом газовой хроматографии [8]. Фосфолипаза A1 (Lecitase Ultra ® ), диолеоил-2-пальмитоилглицерин, гуммиарабик и метил нонадеканоат, а также стандарты для газовой хроматографии были закуплены у Sigma-Aldrich (Castle Hill, Австралия). Пластины для ТСХ были закуплены у Merck, Индия. Все буферы были изготовлены с использованием химикатов степени чистоты.Все использованные растворители были аналитической степени чистоты или выше.

    Методы

    Гидролиз анчоусного масла.

    Реакционную смесь, содержащую 50 мМ Трис, 25 мМ CaCl 2 , 5% (мас. / Об.) Гуммиарабика при pH 8,00 и 5% (об. / Об.) Масла анчоуса, эмульгировали обработкой ультразвуком. Добавляли 100 единиц PLA1 и реакцию проводили при 37 ° C при постоянном перемешивании в присутствии газообразного азота. Скорость реакции контролировали с помощью pH-статистики (Ω Metrohm 718 STAT Tritino) путем титрования 1 М NaOH.В разные моменты времени отбирали 2 мл образца, и свободную жирную кислоту отделяли от глицерида методом экстракции растворителем, как описано ранее [26], с изменениями. Гидролизат фермента (2 мл) растворяли в 5 мл этанольного (30%) КОН (0,5 М) для растворения свободных жирных кислот в виде солей калия. Нерастворимые глицериды в щелочно-этанольной фракции экстрагировали 5 мл гексана. Оставшуюся этанольную фракцию, содержащую свободные жирные кислоты, экстрагировали 5 мл гексана после добавления 0.5 мл 12 н. HCl. Эффективность экстракции подтверждена методом ТСХ. Растворители из экстрактов удаляли выпариванием в присутствии газообразного азота, а полученные фракции глицеридов хранили в герметичной полипропиленовой пробирке при -20 ° C до дальнейшего анализа. Все процедуры проводились в среде азота, чтобы уменьшить воздействие воздуха на образец.

    Анализ IATROSCAN.

    Как негидролизованные, так и гидролизованные части рыбьего жира анализировали капиллярной хроматографией с пламенно-ионизационным детектором (Iatroscan MK5, Iatron Laboratories Inc., Токио, Япония). Настройки Iatroscan были следующими: скорость потока воздуха 200 мл / мин; расход водорода 160 мл / мин и скорость сканирования 30 с / сканирование. В этих условиях хромароды очищали двойным сканированием перед нанесением образцов. Один микролитр каждой липидной фракции в гексане наносили на стержни с помощью автоматической пипетки вдоль линии происхождения на держателе стержней, и стержни проявляли в течение 22 минут в резервуаре для растворителя, содержащем гексан / диэтиловый эфир / уксусную кислоту (60%). : 17: 0.2, об / об / об). Стандарты ТСХ, приобретенные в Nu-Chek Prep, использовали для идентификации каждого класса липидов [8].

    Метилирование и анализ ГХ.

    Образец 5 мкл (как свободной жирной кислоты, так и глицерида) метилировали с использованием ацетилхлорида в метаноле, как описано Christie et al [27] с небольшими изменениями. В пробирки для метилирования добавляли 1 мл толуола с последующим добавлением 200 мкл (5 мМ) внутреннего стандарта, метил нонадеканоата (C19: 0) и 200 мкл (1 мМ) бутилированного гидрокситолуола (BHT). 2 мл кислого метанола (полученного добавлением 10% ацетилхлорида в метаноле по каплям на ледяной бане) добавляли в пробирку и оставляли на ночь для инкубации при 50 ° C.Метиловые эфиры жирных кислот (МЭЖК) экстрагировали гексаном. Гексановый слой удаляли и сушили над безводным сульфатом натрия. МЭЖК концентрировали сушкой с использованием газообразного азота и анализировали с помощью газовой хроматографии. Гидролизованный и негидролизованный рыбий жир анализировали с помощью газовой хроматографии (Agilent 6890) с пламенно-ионизационным детектором (FID), снабженным капиллярной колонкой Supelcowax 10 (30 м, внутренний диаметр 0,25 мм, толщина пленки 0,25 мкм; Supelco). В качестве газа-носителя использовался гелий при расходе 1 л.5 мл мин -1 . Инжектор поддерживали при 250 ° C и вводили образец объемом 1 мкл. Пики жирных кислот были идентифицированы путем сравнения с данными о времени удерживания внешних стандартов (Sigma-Aldrich, Сент-Луис, Миссури, США) и скорректированы с использованием теоретических факторов отклика FID [28]. Пики количественно определяли с помощью программного обеспечения для хроматографии Chemstation (Agilent Technologies, Санта-Клара, Калифорния, США).

    Анализ позиционного распределения жирных кислот с помощью ЯМР.

    300 мкл рыбьего жира растворяли в 1 мл CDCl 3 (99.Чистота 8%). Спектры ЯМР получали с использованием прибора Bruker для ЯМР 600 МГц. Пики, соответствующие разным жирным кислотам в разных положениях, были назначены, как описано ранее [29]. Относительную количественную оценку проводили путем сравнения площади под каждым пиком. Количественные спектры ЯМР 13 C негидролизованных масел регистрировали при непрерывном разделении 1 H при 24 ° C. Чтобы количественно определить остаток каждой жирной кислоты в различных положениях, соотношения площадей пиков были проанализированы путем интегрирования и представлены в процентах. [8].

    Результаты

    Эстеразная активность фосфолипазы A1

    PLA1, использованный в этом исследовании, был выделен из Thermomyces lanuginosus (Lecitase TM ) и представляет собой рекомбинантный ферментный препарат. Этот фермент был исследован в первую очередь для рафинирования растительных масел [23,30]. Однако его способность гидролизовать триглицериды является лишь незначительной в процессах рафинирования растительного масла. Первоначально мы изучали эстеразную активность PLA1 с п-нитрофениловыми эфирами жирных кислот с различной длиной цепи.Некоторые из сложных эфиров НЧ p были синтезированы на основе опубликованных методов [31,32]. На рис. 1 показано, что PLA1 способен гидролизовать сложные эфиры с длиной цепи от C4 до C20 с сопоставимой эффективностью. Активность была самой высокой для C10 и самой низкой для сложного эфира C4 (40% C10). Наличие ненасыщенности, одинарных или множественных двойных связей не оказывает значительного влияния на активность эстеразы. Однако эфиры DHA не подвергались эффективному гидролизу. Аналогичное исследование длины цепи было выполнено с липазой из Bacillus subtilis (BSL), и было обнаружено, что цепи C8 гидролизуются наиболее эффективно [33]

    Гидролиз масла анчоусов с помощью PLA1

    Первоначально гидролиз масла анчоуса был протестирован в эмульсии масло-в-воде, и степень гидролиза контролировалась Iatroscan.На рис. 2А показано сканирование до и после гидролиза масла PLA1. Для получения более количественной кинетики гидролиза гидролиз анчоусного масла контролировали с помощью pH Stat, поддерживая постоянный pH и используя гуммиарабик (5%) в качестве эмульгатора. Первоначально мы измерили скорость гидролиза масла анчоуса с помощью PLA1 и BSL (рис. 2B). Оба фермента были способны гидролизовать масло с сопоставимой скоростью. При 37 ° C степень гидролиза достигала 45% к 2 ч, а затем выходила на плато. Фракцию жирных кислот отделяли от фракции глицеридов, метилировали и анализировали с помощью ГХ.На рис. 3А показана динамика высвобождения различных жирных кислот из масла анчоуса под действием PLA1. Как насыщенные, так и мононенасыщенные жирные кислоты подверглись экстенсивному гидролизу (примерно 40% от общего количества), тогда как процент гидролиза как ω-3 жирных кислот EPA, так и DHA был относительно низким - 15% и 4%, соответственно. Идентичные эксперименты были также выполнены с BSL (рис. 3B). BSL также гидролизовал масла с аналогичной эффективностью. Однако степень гидролиза различных жирных кислот BSL ​​была одинаковой. Хотя степень гидролиза насыщенных, мононенасыщенных и EPA была равной (50%), наблюдался только 30% гидролиз DHA.Продукты жирных кислот, полученные после 3-часового гидролиза, показаны на фиг. 4. Данные свидетельствуют о том, что PLA1 дискриминирует EPA и DHA, тогда как BSL демонстрирует маргинальную дискриминацию в отношении DHA. Наблюдалась значительная пятикратная более высокая дискриминация DHA с помощью PLA1 по сравнению с BSL.

    Рис. 2. Динамика гидролиза рыбьего жира анчоуса под действием PLA1 и BSL.

    A, Ятроскан негидролизованной (светлый след) и гидролизованной (темный след) фракции анчоусового масла с помощью PLA1. Идентифицируются начало и конец сканирования.B, определение скорости гидролиза масла анчоуса на основе pH-статистики в присутствии PLA1 (закрашенный кружок) и BSL (незакрашенный кружок).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0151370.g002

    Рис. 3. Динамика гидролиза анчоусового масла и распределение жирных кислот в гидролизате.

    Масло анчоуса подвергали гидролизу с помощью PLA1 (A) и BSL (B). Продукт реакции в разное время подвергали метилированию и ГХ-анализу. Процент гидролиза каждой жирной кислоты рассчитывали на основании ее гидролиза при t x как доли от t o .Насыщенные (□), мононенасыщенные (●), EPA (○), DHA (▲), полный гидролиз (■).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0151370.g003

    13 C ЯМР-исследования гидролиза анчоусного масла с помощью PLA1 и BSL

    13 Спектры CNMR сложных триглицеридов, таких как рыбий жир, могут предоставить информацию о положении различных жирных кислот в масле. Эта информация позволяет изучить позиционную специфичность гидролиза жирных кислот с помощью PLA1 и BSL, а также получить количественную информацию о степени гидролиза жирных кислот в каждой позиции.Первоначально мы получили информацию о положении различных жирных кислот в масле анчоуса. В таблице 1 представлены подробные сведения о позиционном распределении жирных кислот в масле анчоуса. Отношение содержания различных жирных кислот в положениях sn-1,3 и sn-2 составило 1,64 для насыщенных, 3,06 для мононенасыщенных, 4,2 для EPA и 0,6 для DHA. Соотношение 2 предполагает, что жирные кислоты распределены одинаково. Соотношение 0,6 для DHA указывает на то, что она преимущественно присутствует в положении sn-2. Отношение высокое (4.2) для EPA, что указывает на его преимущественное распределение в положении sn-1,3 по сравнению с распределением DHA.

    Гидролиз анчоусного масла с помощью PLA1 и BSL позволяли протекать до тех пор, пока не гидролизовалось 30% масла, а затем извлекали негидролизованную часть масла и получали спектры ЯМР 13 C. Этот процесс был повторен с негидролизованным маслом анчоуса. На рис. 5 показаны спектры ЯМР 13 C гидролизованного и негидролизованного масла анчоуса, подвергнутого обработке PLA1 (рис. 5A) и BSL (рис. 5B).Наложение гидролизованных и негидролизованных спектров как для PLA1, так и для BSL ясно демонстрирует, что PLA1 предпочтительно удерживает EPA и DHA больше, чем BSL. Жирные кислоты, оставшиеся в негидролизованной части масел, указанные как процент накопления с PLA1 и BSL, показаны на фиг. 6. Насыщенные и мононенасыщенные жирные кислоты предпочтительно гидролизуются обоими ферментами, в то время как жирные кислоты ω-3 подвергаются дискриминации. BSL также предпочтительно гидролизовал EPA по сравнению с DHA. Данные по процентному накоплению, показанные на фиг. 6A, показывают, что EPA в sn-1 более эффективно гидролизовался BSL, чем PLA1.BSL гидролизовал EPA в sn-1, но не DHA в sn-1 или sn-2, в то время как PLA1 не имел предпочтения EPA над DHA. Эти результаты показывают, что дискриминация ω-3 жирных кислот с помощью PLA1 является результатом химической природы жирной кислоты, а не ее положением в триглицериде. Чтобы проверить это наблюдение, мы выполнили гидролиз структурированного триглицерида, 1,3-диолеоил-2-гексадеканового глицерина, используя PLA1 и BSL, и оценили продукты жирных кислот с помощью ГХ (рис. 7). Если PLA1 демонстрирует абсолютное предпочтение жирным кислотам в положении sn-1,3, гидролиз гексадекановой кислоты по sn-2 должен быть намного ниже, чем гидролиз олеиновой кислоты.PLA1 и BSL гидролизовали каждую из жирных кислот почти в равной степени, что указывает на то, что PLA1 не проявляет какой-либо специфичности в отношении положений sn-1,3. Однако существует явное предпочтение против DHA в масле анчоуса, что указывает на специфичность жирных кислот PLA1.

    Рис. 5.

    13 C ЯМР-спектры масел: Спектры негидролизованной масляной фракции до (синий) и после (красный) 30% гидролиза анчоусного масла с помощью PLA1 (A) и BSL (B). Обозначены жирные кислоты и их положение.Насыщенный (насыщенный), моно (мононенасыщенный), STA (стеаридоновая кислота), EPA (эйкозапентаеновая кислота) и DHA (докозагексаеновая кислота).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0151370.g005

    Рис. 6. Процент накопления различных классов жирных кислот во фракции триглицеридов после 30% гидролиза масла анчоуса с помощью PLA1 (темный) и BSL (светлый).

    A, накопление каждой жирной кислоты в процентах рассчитывается как ( UH FA x - Всего FA x ) / Всего FA x ) X 100).Каждую из фракций жирных кислот рассчитывали на основании площади пика в спектрах ЯМР. B, данные о процентном накоплении, отображаемые с позиционной информацией.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0151370.g006

    Рис. 7. Гидролиз структурированного триглицерида липазой: 1,3-диэоил-2-миристиновый триглицерид подвергали гидролизу с помощью PLA1 (светлый) и BSL ( Темный) и высвободившиеся жирные кислоты количественно определяли с помощью ГХ-анализа.

    https://doi.org/10.1371 / journal.pone.0151370.g007

    Обсуждение

    Обогащение натурального рыбьего жира жирными кислотами ω-3 важно для производства концентратов ω-3 с гарантированной пользой для здоровья. Повышение содержания ω-3 жирных кислот в рыбьем жире является сложной задачей, поскольку ω-3 жирные кислоты асимметрично распределены по двум позициям глицеридов (sn-1 и sn-3 считаются равными). Многие липазы, испытанные на улучшение содержания ω-3 жирных кислот в глицеридах, были успешными лишь частично, поскольку липазы во время гидролиза не проявляют сильной специфичности ни к химической природе жирных кислот, ни к их положению на глицеридах.Мы исследовали полезность PLA1, фосфолипазы с липазной активностью, в обогащении ω-3 жирных кислот. Наше исследование показывает, на основании анализа положения 13 C ЯМР, что PLA1 различает ω-3 жирные кислоты по сравнению с другими жирными кислотами во время гидролиза.

    Фосфолипазы как гидролазы ТГ

    PLA1 специфически гидролизует sn -1 ациловых эфиров из фосфолипидов и высвобождает свободные жирные кислоты и лизофосфолипиды. Ферменты PLA1 обычно проявляют очень низкую лизофосфолипазную и некоторую липазную активность.Ферменты PLA1 являются потомками нейтральных липаз, и несколько последовательностей PLA1 демонстрируют существенное сходство последовательностей с хорошо охарактеризованными липазами поджелудочной железы, печени и эндотелия [18,34]. Хотя ферменты PLA1 обнаруживаются в большом количестве клеток и тканей, только небольшое количество ферментов PLA1 было клонировано, и их предпочтения в отношении субстратов недостаточно хорошо документированы [18].

    Липазная активность фосфолипаз и наоборот изучалась в единичных случаях. Соотношение липазной и фосфолипазной активности липаз или фосфолипаз широко варьируется, и это соотношение не только связано со структурой липазы / фосфолипазы, но также зависит от реакционной системы [23].Например, PLA1 из Thermomyces lanuginosus , использованный в этом исследовании, проявляет гидролитическую активность в отношении как триацилглициеридов, так и фосфолипидов и используется для дегуммирования масел [22,23]. PLA1, хотя и обладает липазной активностью, проявляет преимущественно фосфолипазную активность при температурах реакции выше 40 ° C [23]. Фосфолипазы поджелудочной железы гидролизуют фосфолипиды в водной фазе, а липаза из Fusarium oxysporum гидролизует фосфолипиды в масляной фазе [23]. Сравнительно больше структурных исследований было выполнено на липазах, которые также проявляют активность фосфолипазы.Структурные усилия были сосредоточены на архитектуре активного центра и предпочтениях субстратов в липазах. Баланс гидрофобности и гидрофильности петли β5, β9 и верхнего домена липаз играет избирательную роль в предпочтении триглицерида или фосфолипида [20,34,35]. Крышка домена белка 2, связанного с панкреатической липазой морских свинок (GPLRP2), уменьшается в размере, и последующее воздействие гидрофильных остатков позволяет активному центру принимать фосфолипиды и более крупные галактолипиды [20].Липаза поджелудочной железы человека, которая не проявляет активности фосфолипазы, не способна аккомодировать молекулу фосфолипида. Выравнивание последовательностей липаз поджелудочной железы свиней указывает на то, что Val260 имеет решающее значение для взаимодействия с липидами [36]. Эти исследования показывают, что объемы активных центров в этих ферментах играют решающую роль в отборе субстрата, то есть глицерида или фосфолипида.

    PLA1 из Thermomyces lanuginosus , использованный в этом исследовании, дискриминировал DHA и частично EPA при гидролизе масла анчоуса.В аналогичных экспериментах с использованием липазы из Bacillus subtilis подобной селективности против EPA и DHA не наблюдали. Масло анчоуса имеет DHA, предпочтительно расположенную в положении sn-2 (60%), по сравнению с положениями sn-1,3 (40%). Если PLA1 предпочтительно гидролизуется в sn-1,3-положении в маслах, то в негидролизованной фракции должно присутствовать больше DHA, чем EPA. Это наблюдалось в наших экспериментах (рис. 4). Из анализа предпочтения жирных кислот во время гидролиза с помощью PLA1 очевидно, что PLA1 плохо гидролизует DHA.Однако мы не наблюдали такой позиционной или химической специфичности в гидролизе, опосредованном BSL. Конформационно ω-3 жирные кислоты демонстрируют ограниченные состояния из-за наличия множественных двойных связей по сравнению с насыщенными или мононенасыщенными жирными кислотами. Этот аспект может сильно влиять на их связывание с активными центрами ферментов.

    Позиционно-специфический гидролиз анчоусного масла с помощью PLA1 и BSL (рис. 6B) предполагает, что ω-3 жирные кислоты были дискриминированы, а насыщенные и мононенасыщенные жирные кислоты предпочтительно гидролизовались.Положение, в котором присутствовали эти жирные кислоты, не влияло на их гидролиз. Чтобы подтвердить позиционную специфичность этих гидролаз, мы использовали структурированный глицерид с фиксированным позиционным распределением жирных кислот. При использовании 1,3-диолеоил-2-гексадеканового глицерина, структурированного TG, ни PLA1, ни BSL не проявляют какого-либо позиционно-специфического гидролиза в условиях нашей реакции, причем обе жирные кислоты гидролизуются в равной степени. В предыдущем исследовании пять липаз были проверены на их специфичность с использованием рыбьего жира и метиловых эфиров EPA, DHA и пальмитиновой кислоты.Все липазы отличаются от EPA и DHA, когда представлены в виде метиловых эфиров. Однако липаза из Thermomyces sp . продемонстрировал дискриминацию в отношении DHA, особенно на ранней стадии реакции гидролиза, в то время как липаза из Candida rugosa была наиболее эффективной в обогащении DHA во фракции глицеридов [6]. В другом исследовании липаза из Candida rugosa отличала ω-3 жирные кислоты от других жирных кислот во время гидролиза сардинового масла [37]. Эти исследования также предполагают, что специфичность гидролиза природных масел липазами или фосфолипазами зависит от температуры и продолжительности реакции.Отсутствие позиционной информации о жирных кислотах может затруднить интерпретацию селективности этих ферментов.

    Наше исследование и аналогичные исследования с липазой из Thermomyces lanuginosus предполагают, что гидролиз обусловлен селективностью жирных кислот в большей степени, чем региоселективностью [8]. Несколько отчетов о жирнокислотной специфичности липаз и фосфолипаз, перечисленных выше и включающих наше исследование, а также структурная информация об этих ферментах предполагает, что требования к активному центру SFA / MUFA vs.полиненасыщенные жирные кислоты существенно отличаются. Наблюдаемые линейные каналы рядом с активными центрами липаз для связывания жирных кислот, вероятно, менее подходят для связывания полиненасыщенных жирных кислот, таких как ω-3 жирные кислоты. Соответствующее предыдущее исследование показало, что связывание субстрата зависит от относительного объема субстрата к объему активного сайта [38]. Тридцать восемь липаз in silico были исследованы на их сродство к структурированным TG с различным химическим и позиционным составом.Это исследование показало, что различия в аффинности связывания между различными субстратами с липазами сложны, но помогли идентифицировать позиции активных сайтов, которые имеют решающее значение для связывания. Эта информация может быть полезна для разработки сайта-насыщенного мутагенеза для идентификации аминокислотных замен, которые могут усилить гидролиз определенных жирных кислот. Несколько исследований успешно идентифицировали положения аминокислот, которые важны для связывания триглицеридов и фосфолипидов [20]. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы разработать ферменты, которые могут обогащать ω-3 жирные кислоты.

    Заключение

    Селективный гидролиз PLA1 по положению жирных кислот был протестирован для гидролиза масла анчоуса. Селективность PLA1 по длине цепи жирных кислот исследовали с использованием p сложных эфиров NP с длиной цепи от C2 до C22, включая длинноцепочечные PUFA, EPA и DHA. Для гидролиза анчоусного масла SFA и MUFA предпочтительно гидролизовались PLA1, и жирные кислоты ω-3 были исключены. Из ω-3 жирных кислот EPA гидролизовалась более предпочтительно, чем DHA.Липаза из Bacillus subtilis не демонстрировала различения жирных кислот в той же степени, что и PLA1. Гидролиз структурированного триглицерида, 1,3-диолеоил-2-гексадеканового глицерина, подтвердил, что дискриминационное свойство PLA1 в первую очередь связано с химической природой жирных кислот, а не с его положением в триглицериде. Наше исследование предполагает, что PLA1 является потенциальным катализатором селективного обогащения ω-3 жирных кислот триацилглицеридами.

    Благодарности

    Авторы выражают признательность за финансовую поддержку, полученную от Индо-австралийского фонда биотехнологий (GAP373).TRM благодарит за стипендию, полученную от CSIR. Мы благодарим докторов Ананта Б. Пателя, Аканби Тайво и Захида Камала за помощь и советы.

    Вклад авторов

    Задумал и спроектировал эксперименты: ЯМР CB. Проведены эксперименты: TRM ARB. Проанализированы данные: ЯМР ТРМ МП. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: ARB CB.

    Список литературы

    1. 1. Molfino A, Gioia G, Fanelli F, Muscaritoli M. Роль пищевых добавок с жирными кислотами омега-3 у пожилых людей.Питательные вещества. 2014. 6 (10): 4058–72. pmid: 25285409
    2. 2. Лави СиДжей, Милани Р.В., Мехра М.Р., Вентура Х.о. Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты и сердечно-сосудистые заболевания. Журнал Американского колледжа кардиологии. 2009. 54 (7): 585–94. pmid: 19660687
    3. 3. Ван С., Харрис В.С., Чанг М., Лихтенштейн А.Х., Балк Е.М., Купельник Б. и др. n− 3 Жирные кислоты из рыбы или рыбьего жира, но не α-линоленовая кислота, улучшают исходы сердечно-сосудистых заболеваний в исследованиях первичной и вторичной профилактики: систематический обзор.Американский журнал лечебного питания. 2006. 84 (1): 5–17. pmid: 16825676
    4. 4. Краловец Дж.А., Чжан С., Чжан В., Барроу С.Дж. Обзор прогресса в области ферментативной концентрации и микрокапсулирования масла, богатого омега-3, из рыбных и микробных источников. Пищевая химия. 2012. 131 (2): 639–44.
    5. 5. Клинкесорн У., Аран Х., Чиначоти П., Софанодора П. Химическая переэтерификация тунцового масла до обогащенных омега-3 полиненасыщенных жирных кислот. Пищевая химия. 2004. 87 (3): 415–21.
    6. 6. Lyberg A-M, Adlercreutz P. Специфичность липазы в отношении эйкозапентаеновой кислоты и докозагексаеновой кислоты зависит от структуры субстрата. Biochimica et Biophysica Acta (BBA) -белки и протеомика. 2008; 1784 (2): 343–50.
    7. 7. Миллер М.Р., Николс П.Д., Картер К.Г. n-3 Источники масла для использования в аквакультуре - альтернатива неустойчивому вылову дикой рыбы. Обзоры исследований питания. 2008. 21 (02): 85–96.
    8. 8. Аканби Т.О., Адкок Дж.Л., Барроу С.Дж.Селективная концентрация EPA и DHA с использованием липазы Thermomyces lanuginosus обусловлена ​​селективностью жирных кислот, а не региоселективностью. Пищевая химия. 2013. 138 (1): 615–20. pmid: 23265531
    9. 9. Шимада Ю., Маруяма К., Сугихара А., Морияма С., Томинага Ю. Очистка докозагексаеновой кислоты из тунцового масла двухступенчатым ферментативным методом: гидролиз и селективная этерификация. JAOCS, Журнал Американского общества химиков-нефтяников. 1997. 74 (11): 1441–6.
    10. 10. Краловец Ю.А., Ван В., Барроу С.Дж.Производство концентратов триацилглицерина омега-3 с использованием новой пищевой иммобилизованной липазы Candida antarctica B. Австралийский химический журнал. 2010. 63 (6): 922–8.
    11. 11. Косуги Ю., Азума Н. Синтез триацилглицерина из полиненасыщенной жирной кислоты с помощью иммобилизованной липазы. Журнал Американского общества химиков-нефтяников. 1994. 71 (12): 1397–403.
    12. 12. Шахиди Ф., Ванасундара ООН. Концентраты жирных кислот омега-3: аспекты питания и технологии производства.Тенденции в пищевой науке и технологиях. 1998. 9 (6): 230–40.
    13. 13. Casas-Godoy L, Meunchan M, Cot M, Duquesne S, Bordes F, Marty A. Yarrowia lipolytica липаза Lip2: эффективный фермент для производства концентратов этилового эфира докозагексаеновой кислоты. Журнал биотехнологии. 2014; 180: 30–6. pmid: 24657346
    14. 14. Халлдорссон А., Кристинссон Б., Харальдссон Г.Г. Селективность липазы в отношении жирных кислот, обычно обнаруживаемых в рыбьем жире. Европейский журнал липидной науки и технологий.2004. 106 (2): 79–87.
    15. 15. Шимада Ю., Маруяма К., Сугихара А., Баба Т., Комемуши С., Морияма С. и др. Очистка этилдокозагексаеноата путем селективного алкоголиза этиловых эфиров жирных кислот с иммобилизованной липазой Rhizomucor miehei. JAOCS, Журнал Американского общества химиков-нефтяников. 1998. 75 (11): 1565–71.
    16. 16. Аканби Т.О., Синклер А.Дж., Бэрроу С. Липаза поджелудочной железы селективно гидролизует DPA по сравнению с EPA и DHA из-за расположения двойных связей в жирной кислоте, а не региоселективности.Пищевая химия. 2014; 160 (0): 61–6.
    17. 17. Мишра МК, Кумарагуру Т., Шилу Г., Фаднавис Н.В. Липазная активность Lecitase® Ultra: характеристика и применение в энантиоселективных реакциях. Тетраэдр: асимметрия. 2009. 20 (24): 2854–60.
    18. 18. Ричмонд Г.С., Смит Т.К. Фосфолипазы A1. Международный журнал молекулярных наук. 2011; 12 (1): 588–612. pmid: 21340002
    19. 19. Aloulou A, Frikha F, Noiriel A, Ali MB, Abousalham A. Кинетическая и структурная характеристика триацилглицеринлипаз, обладающих активностью фосфолипазы A 1.Biochimica et Biophysica Acta (BBA) - Молекулярная и клеточная биология липидов. 2014; 1841 (4): 581–7.
    20. 20. Carriére F, Withers-Martinez C, van Tilbeurgh H, Roussel A, Cambillau C, Verger R. Структурная основа субстратной селективности липаз поджелудочной железы и некоторых родственных белков. Biochimica et Biophysica Acta (BBA) - Обзоры биомембран. 1998. 1376 (3): 417–32.
    21. 21. Фернандес-Лоренте Дж., Филиче М., Террени М., Гисан Дж. М., Фернандес-Лафуэнте Р., Паломо Дж. М..Lecitase® ultra как региоселективный биокатализатор при гидролизе полностью защищенных углеводов. Сильная модуляция с использованием различных протоколов иммобилизации. Журнал молекулярного катализа B: энзиматический. 2008. 51 (3–4): 110–7.
    22. 22. Шилу Г., Кавита Г., Фаднавис Н. Эффективная иммобилизация лецитазы в гидрогеле желатина и дегуммирование масла рисовых отрубей с использованием реактора с вращающейся корзиной. Журнал Американского общества химиков-нефтяников. 2008. 85 (8): 739–48.
    23. 23. Ян Б., Чжоу Р., Ян Дж. Г., Ван Ю. Х., Ван В. Ф.Понимание ферментативного процесса рафинирования соевого масла. JAOCS, Журнал Американского общества химиков-нефтяников. 2008. 85 (5): 421–5.
    24. 24. Ван И, Чжао М., Сон К., Ван Л, Тан С., Райли У. Частичный гидролиз соевого масла фосфолипазой A1 (Lecitase Ultra). Пищевая химия. 2010. 121 (4): 1066–72.
    25. 25. Лю Н, Ван И, Чжао К., Цуй Ц., Фу М., Чжао М. Иммобилизация лецитазы® ultra для производства диацилглицеринов глицеролизом соевого масла. Пищевая химия.2012; 134 (1): 301–7.
    26. 26. Гамес-Меза Н., Норьега-Родригес Дж., Медина-Хуарес Л., Ортега-Гарсиа Дж., Монрой-Ривера Дж., Торо-Васкес Ф. и др. Концентрация эйкозапентаеновой кислоты и докозагексаеновой кислоты из рыбьего жира путем гидролиза и комплексообразования с мочевиной. Food Research International. 2003. 36 (7): 721–7.
    27. 27. Кристи В., Хан X. Анализ липидов: выделение, разделение, идентификация и липидомный анализ. 4. Ойли Пресс, Бриджуотер, Англия. 2010.
    28. 28.Акман Р.Г. Газовый хроматограф для практического анализа обычных и необычных жирных кислот 21 века. Analytica Chimica Acta. 2002. 465 (1-2): 175–92.
    29. 29. Суарес Э. Р., Магфорд П. Ф., Ролле А. Дж., Бертон И. В., Уолтер Дж. А., Краловец Дж. А. 13C-ЯМР региоизомерный анализ EPA и DHA в концентратах триацилглицерина, полученных из рыбьего жира. Журнал Американского общества химиков-нефтяников. 2010. 87 (12): 1425–33.
    30. 30. Ян Дж.Г., Ван И-Х, Ян Б., Майнда Дж., Го Ю.Обескровливание растительного масла новой микробной липазой. Пищевая технология и биотехнология. 2006; 44 (1): 101.
    31. 31. Neises B, Steglich W. Простой метод этерификации карбоновых кислот. Angewandte Chemie International Edition на английском языке. 1978. 17 (7): 522–4.
    32. 32. Налдер Т.Д., Маршалл С., Пфеффер Ф.М., Барроу С.Дж. Характеристика селективности липазы и жирных кислот с использованием новых pNP-ациловых эфиров омега-3. Журнал функционального питания. 2014; 6 (0): 259–69.
    33. 33.Дартуа В., Баулар А., Шанк К., Колсон С. Клонирование, нуклеотидная последовательность и экспрессия в Escherichia coli гена липазы из Bacillus subtilis 168. Структура и экспрессия гена Biochimica et Biophysica Acta (BBA). 1992; 1131 (3): 253–60.
    34. 34. Aoki J, Inoue A, Makide K, Saiki N, Arai H. Структура и функция внеклеточной фосфолипазы A 1, принадлежащей к семейству генов панкреатической липазы. Биохимия. 2007. 89 (2): 197–204. pmid: 17101204
    35. 35. Тизинга Дж. Дж., Ван Поудеройен Дж., Нардини М., Рансак С., Дейкстра Б. В..Структурные основы фосфолипазной активности липазы Staphylococcus hyicus. Журнал молекулярной биологии. 2007. 371 (2): 447–56. pmid: 17582438
    36. 36. Ван Кампен М., Саймонс Дж. В., Деккер Н., Эгмонд М., Верхей Х. Фосфолипазная активность липазы Staphylococcus hyicus сильно зависит от одной мутации Ser в Val. Химия и физика липидов. 1998. 93 (1): 39–45.
    37. 37. Окада Т, Моррисси МТ. Производство концентрата n− 3 полиненасыщенных жирных кислот из сардинового масла путем гидролиза, катализируемого липазой.Пищевая химия. 2007. 103 (4): 1411–9.
    38. 38. Камаль М.З., Барроу С.Дж., Рао Н.М. Вычислительный поиск липаз, которые могут предпочтительно гидролизовать длинноцепочечные жирные кислоты омега-3 из триацилглицеринов рыбьего жира. Пищевая химия. 2015; 173: 1030–6. pmid: 25466121

    Дозировка, показания, взаимодействия, побочные эффекты и др. Ловаза (омега-3 жирные кислоты)

    Беременность

    Доступных данных из опубликованных клинических случаев и базы данных фармаконадзора по применению у беременных женщин недостаточно для определения связанного с лекарством риска серьезных врожденных дефектов, выкидыша или неблагоприятных исходов для матери или плода

    Данные на животных
    • В исследованиях на животных этиловые эфиры омега-3-кислоты, вводимые перорально самкам крыс до спаривания в период лактации, не оказывали неблагоприятного воздействия на репродуктивную функцию или развитие при введении в дозах, в 5 раз превышающих максимальную рекомендуемую дозу для человека (MRHD) 4 грамма / день в зависимости от тела сравнение площади поверхности; Этиловые эфиры омега-3-кислоты, вводимые перорально крысам и кроликам во время органогенеза, не оказывали тератогенного действия при клинически значимых воздействиях на основании сравнения площади поверхности тела

    Лактация

    Опубликованные исследования выявили омега-3 жирные кислоты, включая EPA и DHA, в грудном молоке

    Кормящие женщины, получающие перорально жирные кислоты омега-3 в качестве добавок, привели к повышению уровня омега-3 жирных кислот в грудном молоке

    Нет данных о влиянии этиловых эфиров омега-3 жирных кислот на грудного ребенка или на производство молока

    Следует учитывать преимущества грудного вскармливания для развития и здоровья наряду с клинической потребностью матери в терапии и любыми потенциальными побочными эффектами на грудного ребенка от лекарств или от основного материнского состояния

    Категории беременности

    A: В целом приемлемо.Контролируемые исследования на беременных женщинах не показывают доказательств риска для плода.

    B: Может быть приемлемо. Либо исследования на животных не показывают риска, но исследования на людях отсутствуют, либо исследования на животных показали незначительные риски, а исследования на людях, проведенные и не выявившие риска. C: используйте с осторожностью, если преимущества перевешивают риски. Исследования на животных показывают, что исследования риска и человека отсутствуют, или исследования на животных или людях не проводились. D: Использовать в ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЯХ, когда нет более безопасного препарата. Положительное свидетельство риска для плода у человека. X: Не использовать при беременности.Риски перевешивают потенциальные выгоды. Существуют более безопасные альтернативы. NA: Информация отсутствует.

    границ | Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты смягчают вызванные пальмитатом нарушения жизнеспособности и дифференцировки клеток скелетных мышц

    Введение

    Считается, что избыточное накопление липидов, таких как пальмитат (PAL), негативно влияет на жизнеспособность клеток скелетных мышц. PAL - это диетическая насыщенная жирная кислота, которой много в западных диетах, которая обычно используется для экспериментальной оценки липотоксических эффектов повышенного содержания насыщенных жирных кислот в таких тканях, как скелетные мышцы (Alsabeeh et al., 2018). Было продемонстрировано, что воздействие PAL in vitro отрицательно влияет на метаболизм клеток скелетных мышц, снижая чувствительность к инсулину (Hage Hassan et al., 2012), подавляя синтез белка (Perry et al., 2018) и стимулируя протеолитический механизм (Woodworth- Hobbs et al., 2014). Кроме того, было показано, что PAL вызывает стресс эндоплазматического ретикулума (ER), который, следовательно, активирует развернутый белковый ответ (UPR), серию скоординированных сигнальных сетей, которые коллективно стимулируют адаптивные ответы для восстановления клеточного гомеостаза (Deldicque et al., 2010). В случае, если UPR не может восстановить гомеостаз белка в ответ на клеточное поражение, такое как PAL, запрограммированная гибель клеток может быть вызвана апоптозом (Bohnert et al., 2018).

    В отличие от насыщенных жирных кислот, таких как PAL, полиненасыщенные жирные кислоты омега-3 (n-3 ПНЖК) обладают противовоспалительными свойствами и могут улучшить функцию и метаболизм скелетных мышц за счет изменения липидного состава клеточных мембран (Di Girolamo et al., 2014 ; Herbst et al., 2014; Mcglory et al., 2016; Jeromson et al., 2017; Герлинг и др., 2019). Кроме того, докозагексаеновая кислота (DHA) n-3 PUFA, как было показано, улучшает липотоксические эффекты PAL в моделях клеток скелетных мышц за счет восстановления чувствительности к инсулину (Bryner et al., 2012) и предотвращения активации UPR в дифференцированных миотрубках скелетных мышц ( Woodworth-Hobbs et al., 2014). В отличие от DHA, эйкозапентаеновая кислота (EPA) является единственной n-3 PUFA, защищающей от вредных эффектов воспаления (Magee et al., 2008) и воздействие PAL (Saini et al., 2017) за счет частичного восстановления регенеративной способности скелетных мышц. EPA и DHA обычно содержатся в добавках с рыбьим жиром, и было продемонстрировано, что они улучшают маркеры миогенной дифференцировки (то есть экспрессию миозина 4 и индекс слияния миотрубок) (Briolay et al., 2013).

    Докозапентаеновая кислота (DPA) - это менее изученная n-3 PUFA, однако она обладает биоактивными свойствами, аналогичными EPA и DHA (Kaur et al., 2010, 2016). Клеточные исследования показали, что DPA является промежуточным n-3 PUFA и может быть легко преобразован в EPA (Achard et al., 1995; Каур и др., 2011а; Norris and Dennis, 2012), тогда как преобразование в DHA ограничено (Kaur et al., 2010). Однако еще предстоит определить, может ли DPA также защищать скелетные мышцы от клеточных поражений, таких как PAL, аналогично этим другим n-3 PUFA. Более того, в предыдущих исследованиях, посвященных изучению эффектов n-3 ПНЖК в моделях клеток скелетных мышц in vitro , использовались полностью дифференцированные мышечные трубки (Kamolrat and Gray, 2013; Tachtsis et al., 2018), в то время как сравнению их эффекты в пролиферирующих миобластах и ​​во время индукции дифференцировки миотрубок.

    Таким образом, основной целью данного исследования было сравнение эффективности n-3 ПНЖК EPA, DPA и DHA в снижении липотоксичности, вызванной PAL, в клетках скелетных мышц. Вторичной целью было определить, ослабляют ли n-3 PUFAs липотоксические клеточные механизмы, вызванные PAL, включая индукцию стресса ER и потерю целостности митохондрий, а также последующие дефекты дифференцировки миотрубок. Мы предположили, что EPA, DPA и DHA будут вызывать аналогичные защитные эффекты против липотоксичности, вызванной PAL, и в одинаковой степени ослаблять вызванные PAL нарушения в формировании мышечной трубки.

    Материалы и методы

    Культура клеток C2C12

    Миобласты C2C12 мыши (Lonza, Базель, Швейцария) культивировали в среде DMEM, содержащей 4,5 г / л глюкозы и L-глутамина (Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США) с добавлением 10% фетальной бычьей сыворотки (Life Technologies, Карлсбад, Калифорния). , США) и 0,5% пенициллина / стрептомицина (Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США) в колбах T75 см 2 при 37 ° C в увлажненном инкубаторе с 5% CO 2 .При 70% конфлюэнтности миобласты (номера пассажей 7–14) промывали 1 × PBS и трипсинизировали, используя 0,25% раствор трипсина (Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США). Диссоциированные клетки промывали 1 × раствором PBS (Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США), центрифугировали (центрифуга Heraeus Sepatech Megafuge 1.0R, BS4402 / A ротор # 3360) при 3000 g в течение 3 минут и повторно засевали при плотности 3,0 × 10 5 мл на 6- или 96-луночные планшеты для иммуноблоттинга и анализа флуоресцентной микроскопии.Каждый биологический повторный эксперимент проводили с клетками, культивированными и собранными независимо, и, где применимо, технические повторения также включались в каждый биологический повтор (как описано в каждом анализе ниже).

    Приготовление средств лечения жирными кислотами

    DHA (цис-4, 7, 13, 16, 19-докозагексаеновая кислота), EPA (цис-5, 8, 11, 14, 17-эйкозапентаеновая кислота) и PAL были получены от Sigma-Aldrich (Сент-Луис, Миссури). , Соединенные Штаты). DPA (цис-7, 10, 13, 16, 19-докозапентаеновая кислота) был приобретен у Nu-Chek Prep Inc (Элизиан, Миннесота, США).Исходные растворы n-3 ПНЖК и PAL получали растворением каждой жирной кислоты в 100% (об. / Об.) Этаноле. Рабочие растворы n-3 ПНЖК и PAL получали путем разбавления каждого исходного раствора в предварительно нагретой среде DMEM, содержащей 2% (мас. / Об.) БСА без жирных кислот (Sigma-Aldrich, Сент-Луис, Миссури, США) для достижения конечная концентрация 50 мкМ для каждой n-3 ПНЖК (Woodworth-Hobbs et al., 2017; Jeromson et al., 2018) и 500 мкМ для PAL (Perry et al., 2018). Исходные растворы PAL обрабатывали ультразвуком при 50 ° C в течение 10 мин, чтобы убедиться, что PAL полностью растворился.Для обработки клеток рабочие растворы готовили свежими в день каждого эксперимента. Все жирные кислоты инкубировали при 37 ° C в течение примерно 30 минут перед нанесением на клетки. Конечная концентрация этанола (<0,01%) использовалась в качестве контроля носителя и была идентична между каждой обработкой. Контрольные группы обработки также содержали 2% (мас. / Об.) БСА без жирных кислот. Количество клеток, первоначально высеянных для каждого эксперимента и условий обработки, было одинаковым. При равном уровне слияния 70% между каждым условием обработки клетки инкубировали с носителем, EPA, DHA, DPA и / или совместно обрабатывали PAL в течение 16 часов.Для оценки способности к дифференцировке после этой однократной обработки 16 ч n-3 PUFA и / или PAL в течение ночи следующую утреннюю среду заменяли на DMEM, содержащую 2% лошадиной сыворотки (Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США), чтобы вызвать дифференциация миотрубок. В течение 5-дневного периода дифференцировки миотрубок среду заменяли каждые 2 дня.

    n-3 ПНЖК Инкорпорация

    После 16 ч обработки 50 мкМ EPA, DPA или DHA среду аспирировали и миобласты дважды промывали ледяным 1 × PBS, pH 7.4. 100 мкл трипсина EDTA добавляли в каждую лунку и инкубировали при 37 ° C в течение 5 минут. Клетки из 3 лунок 6-луночного планшета объединяли и к трипсинизированным клеткам добавляли 1,5 мл PBS. Затем клетки переносили в 10 мл стеклянные пробирки с завинчивающейся крышкой (покрытые тефлоном) и экстрагировали липиды с использованием смеси хлороформ: метанол 2: 1, как ранее описано у Kaur et al. (2011b) и Portolesi et al. (2007). Вкратце, после добавления смеси хлороформ: метанол образцы встряхивали в течение 10 минут и центрифугировали (Heraeus Sepatech Megafuge 1.0R, ротор BS4402 / A № 3360) при 1500 g в течение 10 мин для разделения водной и органической фаз при комнатной температуре. Органическую фазу, содержащую липид, удаляли и переносили в новую стеклянную пробирку и упаривали в токе азота. Жирные кислоты дериватизировали 2% H 2 SO 4 в 100% метаноле в течение 3 часов при 80 ° C с образованием метиловых эфиров жирных кислот (FAME). Очищенные МЭЖК разделяли капиллярной газожидкостной хроматографией (ГЖХ) с использованием 50 мкм 0,32 мм (I.D.) колонка со связанной фазой из плавленого кварца (BPX70, SGE, Мельбурн, Австралия). Жирные кислоты были идентифицированы путем сравнения со стандартными смесями FAME, как подробно описано Kaur et al. (2011b), и результаты были рассчитаны с использованием факторов ответа, полученных из стандартов FAME известного состава (Nu-Chek Prep, Inc., Elysian, MN, США), и нормированы на количество клеток.

    Анализ жизнеспособности клеток

    После обработки n-3 PUFA и / или PAL миобласты были обработаны трипсином (описано выше) и равными объемами клеточной суспензии и 0.Объединяли 4% трипанового синего (Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США). Для оценки количества оставшихся жизнеспособных клеток в каждом состоянии 10 мкл этого комбинированного раствора загружали в автоматизированную систему подсчета клеток (Countess II FL; Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США). Окрашивание DAPI (1:20 000, Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США) также использовалось для оценки жизнеспособности клеток после обработки n-3 ПНЖК и / или PAL, поскольку морфологические изменения ядер после обработки PAL обычно наблюдаются во время поздние стадии гибели клеток (Mandelkow et al., 2017). Ядра определялись как DAPI-положительные области от 10 до 1000 мкм 2 . Путем определения этих критериев размера вручную были исключены небольшие фрагменты ядер вместе с большими кластерами ядер. Анализируемые параметры морфологии ядра включают площадь ( 2 мкм), периметр (мкм) и яркость (относительные единицы флуоресценции / ядра). Всего случайным образом было выбрано 10 полей из каждого условия лечения, и изображения были собраны с 20-кратным увеличением. Для всех условий лечения такие параметры, как яркость и контраст, поддерживались постоянными во время получения и анализа всех изображений.Анализ проводился путем преобразования изображений в 16-битные изображения в градациях серого и применения пороговой функции в программе ImageJ.

    TUNEL Assay

    Для оценки апоптоза после обработки n-3 PUFA и / или PAL, анализ TUNEL проводили с использованием набора для анализа прямой фрагментации ДНК in situ (TUNEL) (Abcam, Cambridge, United Kingdom, ab66108) в соответствии с инструкциями производителя. Вкратце, клеточные мазки после фиксации параформальдегидом, блокирования и повышения проницаемости инкубировали с реакционной смесью TUNEL в течение 1 часа при 37 ° C в защищенном от света и контрастном окрашивании раствором РНКазы / PI в течение 30 минут.Клетки получали с помощью системы визуализации клеток EVOS FL Auto 2 Cell Imaging System при 20-кратном увеличении. Для визуализации случайным образом были выбраны всего 10 полей, и для каждого условия лечения были подсчитаны TUNEL-положительные клетки по отношению к общему количеству клеток в этих полях (Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США). Для всех условий лечения такие параметры, как яркость и контраст, поддерживались постоянными во время получения и анализа всех изображений. Анализ проводился путем преобразования изображений в 16-битные изображения в градациях серого и применения пороговой функции в программе ImageJ.

    Иммунофлуоресцентный анализ дифференцировки миотрубок

    Для оценки образования миотрубок через 5 дней после 16 ч в течение ночи обработки n-3 PUFA и / или PAL и индукции дифференцировки на следующее утро клетки дважды промывали ледяным 1 × PBS, фиксировали 100% этанолом и проницаемость 0,1% Triton X-100. Клетки блокировали в течение ночи 2% раствором BSA и инкубировали с первичным антителом десмина (D33, MA5-13259, Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США) в течение ночи при 4 ° C.Затем клетки инкубировали в течение 2 ч при комнатной температуре во вторичном антителе Alexa Fluor 488 (1: 200, Life Technologies, Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США), защищенном от света. Ядра контрастировали с DAPI. Изображения были получены с использованием системы визуализации клеток EVOS FL Auto 2 (Life Technologies, Карлсбад, Калифорния, США) при 10-кратном увеличении. Всего случайным образом было выбрано 5 полей для каждого условия лечения. Для всех условий лечения такие параметры, как яркость и контраст, поддерживались постоянными во время получения и анализа всех изображений.Анализ проводился с использованием функции ручного счетчика клеток в ImageJ.

    Иммуноблоттинг

    После обработки n-3 PUFA и / или PAL миобласты и мышечные трубки дважды промывали ледяным 1 × PBS и соскребали в присутствии буфера для лизиса, содержащего 50 мМ Трис HCl, 1 мМ EDTA, 1 мМ EGTA, 10 % глицерина, 1% Triton X-100, 50 мМ NaF, 5 мМ пирофосфата натрия, 1 мМ DTT, 10 мкг · мл –1 ингибитора трипсина , 2 мкг · мл –1 апротинина , 1 мМ бензамидина и 1 мМ PMSF (Sigma-Aldrich, St.Луис, Миссури, США). Лизаты пропускали через иглу 22 размера десять раз для гомогенизации и центрифугировали (центрифуга Eppendorf 5424 R, ротор F45-24-11) при 15871 g в течение 15 минут при 4 ° C для удаления клеточного мусора. Полученный супернатант анализировали на концентрацию общего белка с использованием анализа белка BCA (Pierce, Rockford, IL, США). Лизаты ресуспендировали в буфере для образцов Лэммли в концентрации 0,33 мкг · мкл –1 . Белки разделяли с помощью SDS-PAGE с использованием 4–20% -ных безцветных гелей Precast (Bio-Rad, Hercules, Калифорния, США) и переносили на поливинилиденфторидные мембраны, блокировали 5% обезжиренным молоком, промывали 10 мМ Трис. ⋅HCl, 100 мМ NaCl и 0.02% Tween 20 (Sigma-Aldrich, Сент-Луис, Миссури, США) и инкубировали в течение ночи при 4 ° C с первичным антителом, как указано соответствующим поставщиком (1: 1000, если не указано иное), включая BiP (Cell Signaling Technology, Данверс, Массачусетс, США, # 3177, клон номер C50B12), CHOP (Cell Signaling Technology, Данверс, Массачусетс, США # 5554, клон номер D46F1), фосфо-eIF2α Ser51 (Cell Signaling Technology, Дэнверс, Массачусетс, США # 9721), общий eIF2α (Cell Signaling Technology, Danvers, MA, United States # 9722), тяжелая цепь миозина (Thermo Fisher Scientific, Waltham, MA, United States, PA5-31466) и миогенин [F5D] (Abcam, Cambridge , Великобритания, ab1835).Затем мембраны инкубировали со вторичными антителами (антикроличьи, связанные с HRP, Cell Signaling Technology, Danvers, MA, США, 1: 2000). Во все гели в равной степени загружали 10 мкг белка в каждую лунку. Идентичный объединенный образец клеточного лизата был обработан на каждом геле для каждой анализируемой мишени, чтобы нормализовать интенсивность полосы между гелями, и все белки были нормализованы к общему белку, загруженному в каждую дорожку, с использованием технологии визуализации без пятен (Bio-Rad, Hercules, CA , США), как это было сделано ранее (Tachtsis et al., 2016; Smiles et al., 2019).

    Митохондриальное дыхание

    миобластов C2C12 инкубировали с 2% BSA (контроль), DPA или совместно обрабатывали PAL и DPA в течение 16 часов. Эксперименты по респирометрии высокого разрешения проводились в дыхательной среде MiR05 (0,5 мМ EGTA, 3 мМ MgCl2, 60 мМ K-лактобионовая кислота, 20 мМ таурин, 10 мМ KH 2 PO 4 , 20 мМ HEPES, 100 мМ D- Сахароза и 1 г / л BSA, pH 7,1) при 37 ° C с использованием флуореспирометра Oxygraph-2k (серия G) и DatLab Version 7.3 (Oroboros Instruments, Инсбрук, Австрия). Для всех экспериментов в каждую камеру загружали 500 мкл респираторной среды, содержащей 1 × 10 6 жизнеспособных клеток (определяемых с помощью гемоцитометра), проницаемость которых повышалась добавлением 4,1 мкМ дигитонина. Дыхание инициировали с помощью 10 мМ пирувата и 5 мМ малата, а затем 5 мМ АДФ. Для определения максимального дыхания добавляли глутамат (10 мМ) и сукцинат (10 мМ). Целостность митохондриальной мембраны проверяли путем добавления цитохрома с (10 мкМ), при этом увеличение дыхания <15% указывает на сохранение целостности внешней митохондриальной мембраны (Johnson et al., 2015; Leckey et al., 2018). Наконец, максимальный перенос электронов стимулировали титрованием CCCP (последовательные добавления 0,5 мкМ). Все эксперименты проводились в двух экземплярах на клетках одного и того же пассажа (технические повторы), при этом частота дыхания усреднялась для обеих камер одного прибора Oxygraph-2K. Все обработки (с пальмитатом и без него) и условия (контроль и DPA) выполнялись в один и тот же день. Клетки выращивали и собирали независимо, чтобы получить общий размер образца в 4 биологических повтора.Каждый биологический повторный эксперимент состоял из 2 технических повторных измерений с использованием отдельных камер. Для всех экспериментов скорость потребления кислорода ( Дж, O 2 ) была приведена к объему камеры (2 мл).

    Статистический анализ

    Статистический анализ проводился с использованием Sigma Plot (версия 12.5). Данные анализировали с помощью однофакторного или двустороннего дисперсионного анализа (ANOVA). Когда были обнаружены значительные основные эффекты, для определения различий в каждой группе использовался апостериорный анализ Bonferroni (состояние × лечение).Все данные представлены в виде среднего значения ± стандартная ошибка среднего, при этом значения p <0,05 считаются статистически значимыми. Все результаты представляют как минимум 3 биологических повторных эксперимента с независимо культивированными и собранными клетками.

    Результаты

    EPA, DPA и DHA защищают от гибели клеток, вызванной PAL

    Миобласты обрабатывали в течение 16 часов PAL (доза-ответ 0–1000 мкМ) для определения концентрации (концентраций), при которой возникает липотоксичность, вызванная PAL. Самая низкая испытанная концентрация, при которой происходило значительное снижение жизнеспособности клеток, составляла 500 мкМ (снижение ~ 48% по сравнению с CON p <0.05), и поэтому эта концентрация использовалась во всех последующих экспериментах (рис. 1А). Не наблюдалось разницы в жизнеспособности отдельных n-3 ПНЖК по сравнению с необработанными контрольными (CON) клетками, тогда как обработка CON-клеток PAL (CON-PAL) вызывала снижение жизнеспособности на ~ 60% ( p <0,05). (Рисунки 1B, C). Когда миобласты обрабатывали совместно с EPA или DHA в присутствии PAL, жизнеспособность клеток значительно повышалась по сравнению с CON-PAL (∼55 и 50%, соответственно, p <0.05), хотя жизнеспособность клеток оставалась на ~ 10 и 20% ниже, чем у клеток CON, соответственно ( p <0,05). Напротив, совместная обработка с DPA предотвращала вызванное PAL снижение жизнеспособности клеток, поскольку жизнеспособность клеток DPA-PAL существенно не отличалась от только клеток CON или DPA.

    Рис. 1. EPA, DPA и DHA защищают от снижения жизнеспособности клеток, вызванного PAL. Эксперимент «доза-реакция на исключение трипанового синего» в миобластах после 16-часовой обработки пальмитатом (PAL) для оценки жизнеспособности клеток (A) .Тест исключения жизнеспособности клеток трипановым синим после обработки 500 мкМ PAL и / или 50 мкМ EPA, DPA или DHA (B) . Репрезентативные изображения ядерного окрашивания DAPI после обработки (C) . Среднее количество ядер / поле (D) , яркость / ядра (E) , площадь ядра (F) и периметр ядра (мкм) (G) . Обработки, которые не имеют одинаковых букв, считаются статистически значимыми ( p <0,05; миобласты культивировали и собирали независимо, чтобы получить общий размер выборки в 3–4 биологических повтора).Масштабная линейка представляет 125 мкм. Значения представлены как среднее ± стандартная ошибка среднего.

    Окрашивание ядер DAPI подтвердило лечение PAL-индуцированной гибели клеток, о чем свидетельствует уменьшение количества ядер на поле (∼50%, p <0,05; рис. 1D), площади ядра (∼35%, p < 0,05; рис. 1F) и периметра (∼20%, p <0,05; рис. 1G) по сравнению с CON. Увеличение яркости ядер (~ 70% относительно CON, p <0,05) было обнаружено после воздействия PAL, что свидетельствует о гибели клеток (Mandelkow et al., 2017; Рисунок 1E). Однако не было обнаруженных изменений между обработкой одним только ПНЖК или совместным лечением PAL-PUFA относительно CON с точки зрения количества ядер или яркости (Фигуры 1D, E). И EPA, и DHA ослабляли PAL-индуцированное уменьшение площади ядер ( p <0,05; рис. 1F) и периметра ( p <0,05; рис. 1G) по сравнению с CON-PAL, хотя эти показатели были снижены по сравнению с CON и PUFA. один. Напротив, совместная обработка DPA полностью защищала от вызванного PAL уменьшения площади и периметра клеток, поскольку не было обнаружено различий в этих показателях между DPA-PAL по сравнению с CON или DPA отдельно (Фигуры 1F, G).

    TUNEL-анализ окрашивания фрагментации ДНК, характерной для поздних фаз апоптоза, подтвердил, что обработка PAL увеличивала апоптоз [~ 60-кратное (~ 6000%) увеличение% TUNEL-положительных клеток по сравнению с CON, p <0,05]. Апоптотическая гибель клеток, вызванная PAL, снижалась в присутствии EPA, DPA и DHA в ~ 60 раз (~ 6000%), ~ 51 раз (~ 5100%) и ~ 54 раза (5400%) по сравнению с CON -PAL, соответственно, без каких-либо заметных различий, наблюдаемых между обработками только PUFA или совместными обработками PAL-PUFA по сравнению с CON (Фигуры 2A, B).

    Рисунок 2. EPA, DPA и DHA ослабляют PAL-индуцированное увеличение фрагментации ДНК, характерное для апоптоза. Репрезентативные изображения окрашивания миобластов TUNEL через 16 часов после обработки 500 мкМ PAL и / или 50 мкМ EPA, DPA или DHA (A) . Процент TUNEL-положительных клеток по отношению к общему количеству клеток в поле (B) . Обработки, которые не имеют одинаковых букв, считаются статистически значимыми ( p <0,05; миобласты культивировали и собирали независимо, чтобы получить общий размер образца в 3 биологических повтора).Масштабная линейка представляет 125 мкм. Значения представлены как среднее ± стандартная ошибка среднего.

    Внутриклеточные концентрации EPA, DPA и DHA увеличиваются в миобластах после 16 ч лечения

    Внутриклеточная концентрация EPA увеличилась в ~ 17 раз (~ 1700% относительно CON, p <0,05) после обработки EPA (дополнительная фигура S1A). Обработка DPA увеличивала внутриклеточную концентрацию DPA в ~ 4,2 раза (~ 427% относительно CON, p <0,05). Обработка DPA также увеличивала внутриклеточную концентрацию EPA на 1.8-кратное (~ 180%) по отношению к CON, что незначительно отличалось от концентрации DPA ( p = 0,062), что указывает на ретро-конверсию DPA в EPA (дополнительная фигура S1B). Обработка DHA увеличивала внутриклеточную концентрацию DHA примерно в 2,5 раза (256% относительно CON, p <0,05; дополнительный рисунок S1C).

    EPA, DPA и DHA ослабляют индуцированное PAL повышение маркера стресса BiP, но только DPA предотвращает индуцированное PAL повышение уровня CHOP

    Поскольку было установлено, что стресс ER участвует в индуцированном PAL снижении жизнеспособности клеток и потенциальном смягчении последствий с помощью n-3 ПНЖК (Perry et al., 2018; Chen et al., 2020), маркеры передачи сигналов стресса ER были затем проанализированы в миобластах, чтобы определить, могут ли EPA, DHA и DPA также потенциально ослаблять ответы индукции стресса ER на PAL. По сравнению с CON, увеличение BiP [∼8,4 раза (∼840%), p <0,05; Фигуры 3A, B] и CHOP [∼3,6 раза (∼360%), p <0,05; Фигуры 3A, C] содержание белка наблюдали при лечении PAL. Совместное лечение с EPA, DPA или DHA ослабляло PAL-индуцированное увеличение BiP на ∼70, 80 и 50%, соответственно, по сравнению с PAL ( p <0.05). Однако только DPA предотвращает вызванное PAL увеличение содержания белка BiP (рис. 3B).

    Рисунок 3. EPA, DPA и DHA ослабляют PAL-индуцированное повышение маркеров стресса ER BiP и CHOP. Репрезентативные изображения ER стрессовых белков BiP и CHOP после 16-часовой обработки 500 мкМ PAL и / или 50 мкМ EPA, DPA или DHA (A) и репрезентативное изображение блоттинга без красителей, использованного для нормализации, показаны с указанными маркерами молекулярной массы. Количественное определение содержания белка в BiP (B) и CHOP (C) .В отсутствие PAL белок CHOP практически не обнаруживался. Все значения денситометрии выражены относительно содержания белка, определенного с помощью визуализации без окрашивания, и представлены в произвольных единицах относительно CON. Обработки, которые не имеют общих букв, считаются статистически значимыми ( p <0,05; миобласты культивировали и собирали независимо, чтобы получить общий размер образца в 5 биологических повторов). Значения представлены как среднее ± стандартная ошибка среднего.

    PAL-индуцированное увеличение содержания белка CHOP все еще наблюдалось при совместном лечении EPA и DHA [∼64% и ∼3.В 2 раза (~ 320%), соответственно ( p <0,05), по сравнению с соответствующей обработкой только n-3 ПНЖК]. Напротив, содержание белка CHOP в миобластах, обработанных DPA, оставалось на уровне, аналогичном CON после совместной обработки PAL (рис. 3C). Также была тенденция для DPA предотвращать PAL-индуцированное увеличение экспрессии CHOP (снижение на ~ 66% по сравнению с PAL, p = 0,06; рис. 3C). Не было обнаружено никаких изменений в фосфорилировании маркера стресса ER eIF2α Ser51 или в общем содержании белка между любыми обработками PAL и / или n-3 PUFA (дополнительные рисунки S2A – D).

    EPA, DPA и DHA улучшают пагубное влияние PAL на дифференцировку миобластов

    Для дальнейшего исследования влияния n-3 ПНЖК на последующую индукцию дифференцировки мышечных клеток миобласты дифференцировали в течение 5 дней после воздействия однократной обработки PAL и / или каждой n-3 PUFA (EPA, DPA или DHA) и оценивались миогенные маркеры. Содержание белка миогенного маркера миогенина снизилось после лечения PAL (снижение примерно на 90% по сравнению с CON, p <0.05; Рисунки 4A, B). Напротив, EPA, DPA и DHA, каждый, защищают от вредного воздействия PAL на дифференцировку, на что указывает повышенное содержание белка миогенина (∼50, 110 и 46%, соответственно, p <0,05 по сравнению с CON-PAL; Рисунок 4B). В соответствии с этими находками и наблюдаемым снижением жизнеспособности миобластов, PAL предотвращал последующее образование мышечных трубок (Figures 4C-E). Однако миобласты, обработанные EPA, DPA и DHA, эффективно дифференцировались в мышечные трубки после совместной обработки PAL, при этом не наблюдались изменения в среднем количестве мышечных трубок на поле или индексе слияния мышечных трубок между каждой обработкой n-3 PUFA в отсутствие или в присутствии PAL (Рисунки 4C – E).

    Рис. 4. EPA, DPA и DHA защищают от ингибирующего действия PAL на дифференцировку миотрубок. Экспрессия миогенного белка миогенина через 120 часов после обработки 500 мкМ PAL и / или 50 мкМ EPA, DPA или DHA, с репрезентативным изображением блоттинга без пятен, использованного для нормализации, с указанием маркеров молекулярной массы (A) . Количественная оценка белковой экспрессии миогенного белка миогенина (B) . Все значения денситометрии выражены относительно содержания белка, определенного с помощью визуализации без окрашивания, и представлены в произвольных единицах относительно CON.Обработки, которые не имеют одинаковых букв, считаются статистически значимыми ( p <0,05; n = 6 биологических повторностей). Среднее количество мышечных трубок / поле (C) и индекс слияния (количество ядер в трубках по отношению к общему количеству ядер, выраженное в процентах) (D) . Репрезентативные изображения каждой группы лечения через 120 ч ( n = 3 биологических повтора) (E) . Масштабная линейка представляет 275 мкм. Значения представлены как среднее ± стандартная ошибка среднего.

    DPA защищает от индуцированных PAL нарушений целостности митохондриальной мембраны без изменения митохондриального содержимого или максимального митохондриального дыхания

    Учитывая известную роль митохондриального цитохрома с в индукции гибели клеток посредством апоптоза, функция и содержание митохондрий были оценены после лечения PAL и / или DPA, которые обеспечивали наиболее устойчивое ослабление маркеров PAL-индуцированной гибели клеток и ER стресса. Не стимулированное АДФ (пируват + малат; PM), стимулированное АДФ (PMD), максимальное поддерживаемое комплексом I дыхание (PMDG), максимальное сопряженное (PMDGS) и несвязанное (CCCP) дыхание не изменились с PAL и / или n- 3 Обработка ПНЖК (рис. 5А).Однако миобласты CON, обработанные PAL, демонстрировали значительное увеличение митохондриального дыхания при добавлении экзогенного цитохрома c (~ 60%, p <0,05), чего не наблюдалось при совместной обработке клеток с DPA (рис. 5B). Этот ответ происходил независимо от изменений в составе митохондрий, так как не было обнаруживаемых различий в содержании белка любого из митохондриальных комплексов OXPHOS в миобластах, обработанных PAL и / или DPA (Фигуры 6A – F).

    Рисунок 5. Обработка DPA и / или PAL не изменяет митохондриальное дыхание, но DPA поддерживает целостность митохондриальной мембраны в ответ на PAL. В (A) , J O 2 представляет митохондриальный поток O 2 . Ответ теста удержания цитохрома c выражается как (PMDGS-CytoC / CytoC) × 100 (B) . Обработки, не имеющие одинаковых букв, считаются статистически значимыми ( p <0,05). Миобласты культивировали и собирали независимо, чтобы получить общий размер образца в 4 биологических повтора.Значения представлены как среднее ± стандартная ошибка среднего.

    Рис. 6. Обработка DPA и / или PAL не изменяет содержание митохондрий миобластов. Содержание белка в митохондриальных комплексах OXPHOS после 16-часовой обработки 500 мкМ PAL и / или 50 мкМ EPA, DPA или DHA и репрезентативные изображения (A – F) . Все значения денситометрии выражены относительно содержания белка, определенного с помощью визуализации без образования пятен ( A ; репрезентативное изображение показано с указанными маркерами молекулярной массы) и представлено в произвольных единицах относительно CON.Миобласты культивировали и собирали независимо, чтобы получить общий размер образца в 6 биологических повторов. Значения представлены как среднее ± стандартная ошибка среднего.

    Обсуждение

    Это первое исследование, в котором сравниваются защитные эффекты EPA, DHA, а также DPA против липотоксических эффектов PAL в клетках скелетных мышц. Мы демонстрируем, что PAL вызывает гибель клеток, что определяется изменениями жизнеспособности миобластов, числа ядер и морфологии ядер, в поддержку предыдущих результатов (Mandelkow et al., 2017; Saini et al., 2017). Кроме того, мы определяем, что гибель клеток происходит через апоптоз, о чем свидетельствует усиленное окрашивание TUNEL миобластов, обработанных PAL. Наши результаты также показывают, что EPA, DPA и DHA защищают от этих вредных эффектов PAL, тем самым позволяя происходить дифференциации, несмотря на различия, наблюдаемые в ответах передачи сигналов ER-стресса между каждой n-3 PUFA. Кроме того, мы демонстрируем, что DPA смягчает вызванное PAL снижение целостности митохондриальной мембраны, что является потенциальным механизмом, лежащим в основе наблюдаемых защитных эффектов n-3 ПНЖК.Хотя результаты настоящего исследования согласуются с предыдущими данными по дифференцированным мышечным трубкам, показывающими, что EPA и DHA вызывают защиту от пагубных клеточных эффектов PAL (Bryner et al., 2012; Woodworth-Hobbs et al., 2014; Pinel et al., 2016), мы впервые показываем, что DPA может вызывать дополнительные защитные эффекты против липотоксичности PAL (т. Е. Гибели клеток и связанных маркеров стресса ER) по сравнению с EPA и DHA.

    Механизмы, лежащие в основе гибели клеток в ответ на PAL, сложны, многогранны и включают множественные сигнальные пути клеток, как показано Saini et al.(2017), которые показали, что EPA защищает от снижения жизнеспособности миобластов, вызванного PAL, за счет снижения активности каспаз. Однако ингибирование активности каспазы лишь частично предотвращает ответ клеточной смерти, указывая на то, что могут быть задействованы другие пути, такие как передача сигналов MAPK и JNK. Дополнительные механизмы, которые могут играть роль в гибели клеток, вызванной PAL, включают индукцию передачи сигналов ER-стресса (Zhang E. et al., 2019), нарушение процессов аутофагии, участвующих в удалении поврежденных митохондрий (Sadeghi et al., 2020), а также стойкие нарушения функции митохондрий (Rachek et al., 2007; Yuzefovych et al., 2010). Данные в настоящем исследовании согласуются с консенсусом о том, что воздействие клеточного PAL приводит к липотоксичности, и дополнительно демонстрируют, что лечение n-3 ПНЖК может уменьшить эти вредные эффекты, тем самым предотвращая гибель клеток.

    В настоящем исследовании также были изучены дополнительные механизмы, включающие целостность митохондриальной мембраны и высвобождение цитохрома с, с помощью которых n-3 ПНЖК могут вызывать защиту от липотоксических эффектов PAL, приводящих к наблюдаемому снижению жизнеспособности миобластов, как было исследовано с использованием дополнительных методов микроскопии для оценки яркости ядер. и фрагментация ДНК, характерная для апоптоза.Анализ ядер на основе микроскопии подтвердил, что вызванное PAL уменьшение количества ядер на площадь произошло из-за гибели клеток, а не из-за нарушений пролиферации, поскольку количество клеток, первоначально высеянных на чашки, было постоянным для каждого экспериментального условия до анализа и составляло ~ 70% слияние. Окраска TUNEL связывается с 3'-гидроксильными концами двухцепочечных разрывов ДНК, что является признаком поздних стадий апоптоза. В отличие от основанных на микроскопии анализов площади и периметра ядра, TUNEL-анализ не обнаружил каких-либо изменений в процентном содержании апоптозных клеток между отдельными n-3 PUFA и клетками, совместно обработанными PAL.Ограничением настоящего исследования является то, что окрашивание TUNEL было проанализировано только в один момент времени. Поэтому трудно точно установить, когда происходит запрограммированная апоптотическая гибель клеток после воздействия PAL. Тем не менее, была выбрана 16-часовая временная точка, поскольку другие исследования как мышечных, так и немышечных типов клеток показали, что PAL вызывает значительную гибель клеток в этот момент времени (Listenberger et al., 2001; Hage Hassan et al., 2012; Salvado et al., 2013; Woodworth-Hobbs et al., 2017; Perry et al., 2018).

    Результаты исследований, проведенных на моделях грызунов и клеточных культур, предполагают, что обеспечение избыточного насыщенного жира может привести к стрессу ER, что приведет к активации передачи сигналов UPR (Deldicque et al., 2010; Yuzefovych et al., 2013; Woodworth- Hobbs et al., 2017). UPR включает высвобождение BiP из трансмембранных преобразователей сигнала ER, PKR-подобной ER киназы (PERK), инозит-требующего фермента 1 (IRE1) и активирующего фактора транскрипции 6 (ATF6). BiP является ключевым регулятором UPR, поскольку активация PERK, IRE1 и ATF6 зависит от его диссоциации от этих белков (Lee, 2005).В конечном итоге, эти три ветви UPR сходятся ниже по течению на гомологичном белке фактора транскрипции C / EBP (CHOP), запуская апоптоз (Li et al., 2014). Учитывая, что известно, что PAL индуцирует стресс ER и стимулирует передачу сигналов UPR, неудивительно, что экспрессия белка BiP была повышена в ответ на воздействие PAL. В попытке снять стресс ER, активация PERK приводит к увеличению фосфорилирования eIF2α, подавлению трансляции белка и содействию правильному фолдингу и экспорту белка из ER (Harding et al., 2000). Хотя нам не удалось обнаружить каких-либо изменений в статусе фосфорилирования или содержании белка eIF2α, учитывая временный характер фосфорилирования, возможно, что фосфорилирование eIF2α могло произойти в более ранний момент времени в попытке восстановить гомеостаз после лечения PAL (Saelens и др., 2001). Принимая во внимание общую несогласованность, наблюдаемую между эффектами каждой n-3 ПНЖК в отношении жизнеспособности клеток и маркеров ER-стресса, благоприятные защитные эффекты n-3 ПНЖК на жизнеспособность клеток в экспериментальном дизайне настоящего исследования вряд ли будут связаны с защита от индукции стресса ER.Однако наблюдаемая гибель клеток и связанный с ней ответ апоптоза совпадают с ответами митохондриального цитохрома с, что указывает на то, что гибель клеток, индуцированная PAL, и защитные эффекты n-3 ПНЖК происходят не только в зависимости от конвергенции UPR на CHOP, предполагая, что альтернативные пути апоптоза могут привести к наблюдаемому снижению жизнеспособности (Green and Llambi, 2015). Тем не менее, гибель клеток, вызванная PAL, ослабляется, когда клетки совместно обрабатывают n-3 ПНЖК.Этот ответ, скорее всего, обусловлен ингибированием белков, ответственных за проницаемость внешней митохондриальной мембраны, предотвращая высвобождение цитохрома с из митохондрий (Ott et al., 2007).

    Результаты настоящего исследования также дополняют другие отчеты о влиянии n-3 ПНЖК на стимулирование дифференцировки жизнеспособных миобластов скелетных мышц в мышечные трубки (Briolay et al., 2013; Saini et al., 2017). Несмотря на различия в сроках лечения и используемых линиях мышечных клеток, наши результаты согласуются с предыдущими выводами, демонстрирующими, что EPA и DHA способствуют дифференцировке жизнеспособных миобластов в мышечные трубки.Также было показано, что хроническая обработка (до 72 часов) дифференцирующихся мышечных клеток L6 20 мкМ EPA и DHA улучшает показатели дифференцировки (Briolay et al., 2013). В текущем исследовании мы не наблюдали дальнейшего увеличения миогенина. Напротив, Бриолей и его сотрудники обнаружили, что и EPA, и DHA увеличивают экспрессию миозина и креатинкиназы, а также миогенный индекс в большей степени по сравнению с необработанными контрольными клетками. Аналогичным образом, Saini et al. (2017) также представили доказательства, полученные на клетках C2 мыши, что обработка 50 мкМ EPA в течение 72 часов улучшает дифференцировку, что измеряется по креатинкиназе и экспрессии гена MyoD.Напротив, Zhang J. et al. (2019) и Hsueh et al. (2018) демонстрируют, что EPA и / или DHA могут ингибировать пролиферацию миобластов, снижая жизнеспособность клеток и миогенный потенциал, что приводит к ослаблению экспрессии миогенина и экспрессии мРНК тяжелой цепи миозина, а также к снижению образования миотрубок. Существует ряд причин, по которым EPA и DHA в этих двух исследованиях (Hsueh et al., 2018; Zhang J. et al., 2019) могут демонстрировать расходящиеся эффекты с результатами текущего исследования и предыдущей работы (Saini et al., 2017). В более ранних исследованиях дифференцировались клетки C2C12 в присутствии 50 мкМ EPA или DHA либо в комбинации (всего 100 мкМ ПНЖК) (Hsueh et al., 2018), либо по отдельности в течение 72 часов (Zhang J. et al., 2019) . Однократная 16-часовая доза, использованная в данном исследовании, позволила дифференцировать жизнеспособные миобласты, что позволяет предположить, что длительное лечение n-3 ПНЖК в более высоких концентрациях может иметь ингибирующий эффект на дифференцировку. Тем не менее, нынешний дизайн исследования нов в том, что в нем напрямую сравниваются защитные эффекты трех n-3 ПНЖК EPA, DPA и DHA против липотоксических эффектов PAL в миобластах, а также последовательные эффекты на оставшиеся жизнеспособные миотрубки внутри тот же набор экспериментов.

    Учитывая, что DPA-PAL привел к наибольшей степени защиты от потери жизнеспособности клеток по сравнению с клетками, обработанными PAL, изменения в функции и содержании митохондрий были исследованы как механизмы, которые потенциально могут объяснить, почему жизнеспособность клеток сохраняется, несмотря на сохраняющееся увеличение стресса ER. сигнализация после лечения DPA. В нескольких исследованиях было высказано предположение, что биологические эффекты n-3 ПНЖК происходят за счет улучшения митохондриальной биоэнергетики (Aas et al., 2006; Vaughan et al., 2012; Lanza et al., 2013; Джонсон и др., 2015). Защитный эффект DPA против гибели клеток, вызванной PAL, можно объяснить включением DPA в клеточные мембраны, повышением уровня ненасыщенных видов липидов (например, фосфолипидов) и, следовательно, увеличением текучести митохондриальных мембран, тем самым изменяя функцию митохондрий (Sullivan et al. др., 2018). Было показано, что увеличение количества фосфолипидов митохондриальной мембраны человека в результате приема n-3 ПНЖК (EPA и DHA) улучшает кинетику АДФ, а не влияет на максимальное митохондриальное дыхание (Herbst et al., 2014). В подтверждение этих результатов мы не наблюдали увеличения максимального митохондриального дыхания после лечения DPA. Напротив, мы демонстрируем, что PAL нарушает целостность внешних митохондриальных мембран, что приводит к высвобождению цитохрома c. DPA ослабляет этот ответ, указывая на то, что его включение в липидные мембраны поддерживает целостность митохондриальных мембран, несмотря на присутствие PAL и связанное с этим увеличение передачи сигналов, связанных со стрессом ER. Это согласуется с включением n-3 ПНЖК в митохондриальные мембраны в скелетных мышцах человека, наблюдаемым после 12 недель приема добавок EPA и DHA (Gerling et al., 2019). Учитывая, что наши данные показывают увеличение клеточного включения DPA после инкубации с 50 мкМ DPA, а также повышенные уровни EPA, которые существенно не отличались от уровней DPA, необходимы дальнейшие исследования, направленные на включение DPA в митохондрии и биологические действия, чтобы определить, как эта доза и уровень включения соответствует in vivo моделям .

    Будущие исследования необходимы для анализа точных прямых и непрямых клеточных механизмов, лежащих в основе опосредованной n-3 PUFA защиты от липотоксичности, индуцированной PAL.Данные свидетельствуют о том, что n-3 ПНЖК предотвращают накопление производных PAL церамидов и диглицеридных липидов, которые, как известно, вызывают цитотоксические эффекты за счет увеличения окисления жирных кислот (Capel et al., 2015; Pinel et al., 2016). Одна неисследованная возможность текущего исследования заключается в том, что лечение PAL привело к накоплению церамидов, вызывая чрезмерное производство ROS в митохондриях. Следовательно, это могло привести к активации поры перехода митохондриальной проницаемости и высвобождению цитохрома с, ответственного за снижение жизнеспособности (Yuzefovych et al., 2012; Ким и др., 2017; Law et al., 2018). Кроме того, известно, что n-3 ПНЖК являются предшественниками уникальных липидных медиаторов, таких как резолвины и протектины (Markworth et al., 2016; Serhan et al., 2018). Следовательно, возможно, что эффекты, наблюдаемые в текущем исследовании, могли иметь место косвенно через специфические последующие клеточные действия их уникальных метаболитов. Более того, DPA может вызывать различные биологические эффекты напрямую или через его превращение в виды липидов, которые обеспечивают уникальные последующие действия и превосходную защиту по сравнению с EPA и DHA против липотоксичности, вызванной PAL, наблюдаемой в текущем исследовании.Это косвенное биологическое действие DPA согласуется с выводами Suphioglu et al. (2010) демонстрируют, что DHA защищает от апоптоза в нейронных клетках человека косвенно, воздействуя на транспорт цинка, что, в свою очередь, снижает клеточные уровни цинка, тем самым способствуя выживанию клеток. Возможно, что аналогичный непрямой клеточный механизм (ы) n-3 PUFA также может происходить в скелетных мышцах в ответ на апоптоз, индуцированный PAL. Учитывая схожую химическую структуру DPA по сравнению с EPA и DHA, мы предполагаем, что различные биологические эффекты DPA потенциально объясняются тем, что DPA метаболизируется в разные виды липидов, обладающих уникальными свойствами и / или запускающих различные нижестоящие клеточные события, чем те, которые производятся EPA и DHA.Наши данные подтверждают эту гипотезу, поскольку мы не наблюдали увеличения DPA в ответ на лечение EPA, но, тем не менее, наблюдали ретро-конверсию DPA в EPA после лечения DPA, демонстрируя потенциал уникальных и превосходных биологических эффектов DPA.

    Таким образом, n-3 ПНЖК EPA, DPA и DHA вызывают аналогичные защитные эффекты против липотоксичности, вызванной PAL, тем самым предотвращая апоптоз и способствуя жизнеспособности клеток и дифференцировке жизнеспособных миобластов в мышечные трубки (дополнительный рисунок S3).Кроме того, DPA поддерживает жизнеспособность клеток потенциально за счет уменьшения потери целостности митохондриальной мембраны, вызванной PAL. Вместе эти данные подчеркивают потенциал n-3 ПНЖК и, в частности, DPA для повышения жизнеспособности клеток и борьбы с пагубными эффектами накопления липидов в мышечных клетках, а также обеспечивают новую механическую основу для защитных эффектов DPA против липотоксичности, вызванной PAL.

    Заявление о доступности данных

    Все наборы данных, представленные в этом исследовании, включены в статью / Дополнительные материалы.

    Авторские взносы

    BT, JW, JH и NH внесли свой вклад в концепцию и дизайн исследования, подготовили и критически отредактировали рукопись, а также одобрили окончательную представленную версию рукописи. BT, JW и NH выполняли и помогали в проведении экспериментов, анализе и интерпретации данных.

    Финансирование

    Эта работа была поддержана Исследовательским фондом Австралийского католического университета (ACURF; грант № 2016000363).

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Мы благодарим доктора Гунвин Каур за помощь в анализе FAME.

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fphys.2020.00563/full#supplementary-material

    Список литературы

    Аас В., Роклинг-Андерсен М. Х., Касе Э. Т., Торесен Г. Х. и Рустан А. С. (2006). Эйкозапентаеновая кислота (20: 5 n-3) увеличивает поглощение жирных кислот и глюкозы культивируемыми клетками скелетных мышц человека. J. Lipid Res. 47, 366–374. DOI: 10.1194 / мл. M500300-JLR200

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Achard, F., Benistant, C., and Lagarde, M. (1995). Взаимопревращения и различная метаболическая судьба эйкозапентаеновой, докозапентаеновой и докозагексаеновой кислот в эндотелиальных клетках аорты крупного рогатого скота. Biochim. Биофиз. Acta 1255, 260–266. DOI: 10.1016 / 0005-2760 (94) 00238-т

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Alsabeeh, N., Чаус, Б., Какимото, П. А., Ковальтовски, А. Дж., И Ширихай, О. (2018). Модели перегрузки жирными кислотами на клеточных культурах: проблемы и решения. Biochim. Биофиз. Acta Mol. Cell Biol. Липиды 1863, 143–151. DOI: 10.1016 / j.bbalip.2017.11.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бонерт, К. Р., Макмиллан, Дж. Д., и Кумар, А. (2018). Возникающая роль стресса ER и раскрытых путей белкового ответа в здоровье и заболевании скелетных мышц. Дж.Клетка. Physiol. 233, 67–78. DOI: 10.1002 / jcp.25852

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бриолей А., Джаафар Р., Немоз Г. и Бессуэй Л. (2013). Миогенная дифференцировка и липидный состав клеток скелетных мышц L6 модулируются ПНЖК. Biochim. Биофиз. Acta 1828, 602–613. DOI: 10.1016 / j.bbamem.2012.10.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брайнер, Р. У., Вудворт-Хоббс, М.Э., Уильямсон Д. Л. и Алвей С. Э. (2012). Докозагексаеновая кислота защищает мышечные клетки от атрофии, вызванной пальмитатом. ISRN Obes. 2012: 647348. DOI: 10.5402 / 2012/647348

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Капель, Ф., Аквавива, К., Питойс, Э., Лайе, Б., Ригодьер, Дж. П., Жув, К., et al. (2015). DHA в пищевых дозах восстанавливает чувствительность к инсулину в скелетных мышцах, предотвращая липотоксичность и воспаление. J. Nutr. Biochem. 26, 949–959. DOI: 10.1016 / j.jnutbio.2015.04.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чен, К., Хуа, Х., Чжу, З., Ву, Т., Цзя, З., и Лю, К. (2020). Артемизинин и дигидроартемизинин способствуют апоптозу бета-клеток, вызванному пальмитатом, за счет усиления стресса ER. Апоптоз 25, 192–204. DOI: 10.1007 / s10495-019-01587-z

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дельдик, Л., Кани, П. Д., Филп, А., Раймакерс, Дж. М., Микин, П. Дж., Эшфорд, М. Л. и др. (2010). Развернутый белковый ответ активируется в скелетных мышцах кормлением с высоким содержанием жиров: потенциальная роль в подавлении синтеза белка. Am. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 299, E695 – E705. DOI: 10.1152 / ajpendo.00038.2010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ди Джироламо, Ф. Г., Ситулин, Р., Маццукко, С., Валентини, Р., Тойго, Г., и Биоло, Г. (2014). Омега-3 жирные кислоты и метаболизм белков: усиление анаболических вмешательств при саркопении. Curr. Opin. Clin. Nutr. Метаб. Уход 17, 145–150. DOI: 10.1097 / mco.0000000000000032

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Герлинг, К. Дж., Мукаи, К., Чабовски, А., Хейгенхаузер, Г. Дж. Ф., Холлоуэй, Г. П., Сприет, Л. Л. и др. (2019). Включение омега-3 жирных кислот в сарколемму и митохондриальные мембраны скелетных мышц человека после 12 недель приема рыбьего жира. Фронт. Physiol. 10: 348. DOI: 10.3389 / fphys.2019.00348

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hage Hassan, R., Hainault, I., Vilquin, J. T., Samama, C., Lasnier, F., Ferre, P., et al. (2012). Стресс эндоплазматического ретикулума не опосредует индуцированную пальмитатом резистентность к инсулину в мышечных клетках мыши и человека. Диабетология 55, 204–214. DOI: 10.1007 / s00125-011-2328-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хардинг, Х. П., Чжан, Ю., Бертолотти, А., Зенг, Х., и Рон, Д. (2000). Perk необходим для регуляции трансляции и выживания клеток во время развернутого белкового ответа. Мол. Клетка. 5, 897–904. DOI: 10.1016 / s1097-2765 (00) 80330-5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хербст, Э.А., Паглиалунга, С., Герлинг, К., Уитфилд, Дж., Мукаи, К., Чабовски, А., и др. (2014). Добавка омега-3 изменяет состав митохондриальных мембран и кинетику дыхания в скелетных мышцах человека. J. Physiol. 592, 1341–1352. DOI: 10.1113 / jphysiol.2013.267336

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hsueh, T.-Y., Baum, J. I., and Huang, Y. (2018). Влияние эйкозапентаеновой кислоты и докозагексаеновой кислоты на миогенез и биосинтез митохондрий во время дифференцировки клеток скелетных мышц мышей. Фронт. Nutr. 5:15. DOI: 10.3389 / fnut.2018.00015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джеромсон, С., Маккензи И., Доэрти М. К., Уитфилд П. Д., Белл Г., Дик Дж. И др. (2017). Ремоделирование липидов и измененный протеом мембраны могут управлять эффектами лечения EPA и DHA на поглощение глюкозы в скелетных мышцах и накопление белка. Am. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 00438: 02015. DOI: 10.1152 / ajpendo.00438.2015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джеромсон С., Маккензи И., Доэрти М. К., Уитфилд П. Д., Белл Г., Дик Дж. И др.(2018). Ремоделирование липидов и измененный мембранно-связанный протеом могут управлять различными эффектами лечения EPA и DHA на поглощение глюкозы в скелетных мышцах и накопление белка. Am. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 314, E605 – E619.

    Google Scholar

    Джонсон, М. Л., Лалия, А. З., Дасари, С., Паллауф, М., Фитч, М., Хеллерштейн, М. К. и др. (2015). Эйкозапентаеновая кислота, но не докозагексаеновая кислота, восстанавливает окислительную способность митохондрий скелетных мышц у старых мышей. Ячейка старения 14, 734–743. DOI: 10.1111 / acel.12352

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Камолрат Т., и Грей С. Р. (2013). Влияние эйкозапентаеновой и докозагексаеновой кислот на синтез и распад белка в мышиных мышечных трубках C2C12. Biochem. Биофиз. Res. Commun. 432, 593–598. DOI: 10.1016 / j.bbrc.2013.02.041

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Каур, Г., Бегг, Д. П., Барр, Д., Гарг, М., Кэмерон-Смит, Д., и Синклер, А. Дж. (2010). Кратковременный прием докозапентаеновой кислоты (22: 5 n-3) увеличивает тканевую докозапентаеновую кислоту. Концентрации DHA и EPA у крыс. Br. J. Nutr. 103, 32–37. DOI: 10,1017 / s00071145099

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Каур, Г., Кэмерон-Смит, Д., Гарг, М., и Синклер, А. Дж. (2011a). Докозапентаеновая кислота (22: 5n-3): обзор ее биологических эффектов. Прог. Lipid Res. 50, 28–34. DOI: 10.1016 / j.plipres.2010.07.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Каур, Г., Го, X. Ф., и Синклер, А. Дж. (2016). Краткое обновление докозапентаеновой кислоты: биоактивной длинноцепочечной жирной кислоты n-3. Curr. Opin. Clin. Nutr. Метаб. Уход 19, 88–91. DOI: 10.1097 / mco.0000000000000252

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Каур, Г., Синклер, А. Дж., Камерон-Смит, Д., Барр, Д. П., Молеро-Навахас, Дж. К., и Константопулос, Н. (2011b). Докозапентаеновая кислота (22: 5n-3) подавляет экспрессию генов, участвующих в синтезе жира в клетках печени. Простагланд. Лейкот. Ессент. Жирные кислоты 85, 155–161. DOI: 10.1016 / j.plefa.2011.06.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ким, С., Ким, К., и Парк, С. (2017). Mdivi-1 защищает нервные стволовые клетки гиппокампа взрослых крыс от окислительного стресса и апоптоза, вызванного пальмитатом. Внутр. J. Mol. Sci. 18: 1947. DOI: 10.3390 / ijms18091947

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ланца, И. Р., Блахнио-Забельска, А., Джонсон, М. Л., Шимке, Дж. М., Якайтис, Д. Р., Лебрассер, Н. К. и др. (2013). Влияние рыбьего жира на митохондриальную энергию и липидные метаболиты скелетных мышц при диете с высоким содержанием жиров. Am. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 304, E1391 – E1403. DOI: 10.1152 / ajpendo.00584.2012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Закон, Б.A., Liao, X., Moore, K. S., Southard, A., Roddy, P., Ji, R., et al. (2018). Липотоксические церамиды с очень длинной цепью вызывают митохондриальную дисфункцию, окислительный стресс и гибель клеток кардиомиоцитов. FASEB J. 32, 1403–1416. DOI: 10.1096 / fj.201700300R

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лекей, Дж. Дж., Хоффман, Н. Дж., Парр, Э. Б., Девлин, Б. Л., Тревин, А. Дж., Степто, Н. К. и др. (2018). Высокое потребление жиров с пищей увеличивает окисление жиров и снижает митохондриальное дыхание скелетных мышц у тренированных людей. FASEB J. 32, 2979–2991. DOI: 10.1096 / fj.201700993R

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли Ю., Го Ю., Тан Дж., Цзян Дж. И Чен З. (2014). Новое понимание роли апоптоза, индуцированного CHOP, при стрессе ER. Acta Biochim. Биофиз. Грех. 46, 629–640. DOI: 10.1093 / abbs / gmu048

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Listenberger, L. L., Ory, D. S., and Schaffer, J. E. (2001).Апоптоз, индуцированный пальмитатом, может происходить по церамид-независимому пути. J. Biol. Chem. 276, 14890–14895. DOI: 10.1074 / jbc.M010286200

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маги П., Пирсон С. и Аллен Дж. (2008). Омега-3 жирная кислота, эйкозапентаеновая кислота (EPA), предотвращает повреждающее действие фактора некроза опухоли (TNF) -альфа во время дифференцировки клеток скелетных мышц мышей. Lipids Health Dis. 7:24. DOI: 10.1186 / 1476-511x-7-24

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Mandelkow, R., Gumbel, D., Ahrend, H., Kaul, A., Zimmermann, U., Burchardt, M., et al. (2017). Обнаружение и количественная оценка изменений ядерной морфологии в апоптотических клетках с помощью флуоресцентной микроскопии и последующий анализ визуализированных флуоресцентных сигналов. Anticancer. Res. 37, 2239–2244. DOI: 10.21873 / anticanres.11560

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Маркуорт, Дж.Ф., Каур, Г., Миллер, Э. Г., Ларсен, А. Е., Синклер, А. Дж., Маддипати, К. Р. и др. (2016). Дивергентные сдвиги в профиле липидного медиатора после приема n-3 докозапентаеновой кислоты и эйкозапентаеновой кислоты. FASEB J. 30, 3714–3725. DOI: 10.1096 / fj.201600360R

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Макглори К., Уордл С. Л., Макнотон Л. С., Витард О. С., Скотт Ф., Дик Дж. И др. (2016). Добавки рыбьего жира подавляют упражнения с отягощениями и вызванное кормлением усиление анаболических сигналов, не влияя на синтез миофибриллярного белка у молодых мужчин. Physiol. Реп. 4: e12715. DOI: 10.14814 / phy2.12715

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Норрис П. К., Деннис Е. А. (2012). Жирные кислоты омега-3 вызывают резкие изменения в передаче сигналов TLR4 и пуринергических эйкозаноидов. Proc. Natl. Акад. Sci. США 109, 8517–8522. DOI: 10.1073 / pnas.1200189109

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Отт, М., Норберг, Э., Вальтер, К. М., Шрейнер, П., Кемпер, К., Rapaport, D., et al. (2007). Митохондриальный комплекс TOM необходим для tBid / Bax-индуцированного высвобождения цитохрома c. J. Biol. Chem. 282, 27633–27639. DOI: 10.1074 / jbc.M703155200

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Перри, Б. Д., Ранерт, Дж. А., Се, Ю., Чжэн, Б., Вудворт-Хоббс, М. Э. и Прайс, С. Р. (2018). Вызванный пальмитатом стресс ER и ингибирование синтеза белка в культивируемых мышечных трубках не требует Toll-подобного рецептора 4. PLoS One 13: e01

    .DOI: 10.1371 / journal.pone.01

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пинель, А., Ригодьер, Дж. П., Лайе, Б., Пуйе, К., Мальпюш-Брюгере, К., Прип-Буус, К., и др. (2016). N-3PUFA дифференциально модулирует липотоксичность, вызванную пальмитатом, за счет изменения его метаболизма в мышечных клетках C2C12. Biochim. Биофиз. Acta 1861, 12–20. DOI: 10.1016 / j.bbalip.2015.10.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Портолези, Р., Пауэлл, Б.С., и Гибсон, Р.А. (2007). Конкуренция между 24: 5n-3 и ALA за дельта-6-десатуразу может ограничивать накопление DHA в клеточных мембранах HepG2. J. Lipid Res. 48, 1592–1598. DOI: 10.1194 / мл. M700081-JLR200

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рачек, Л. И., Мусиенко, С. И., Леду, С. П., и Уилсон, Г. Л. (2007). Пальмитат индуцировал повреждение митохондриальной дезоксирибонуклеиновой кислоты и апоптоз 16 клеток скелетных мышц крыс. Эндокринология 148, 293–299. DOI: 10.1210 / en.2006-0998

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Садеги А., Шабани М., Ализаде С. и Мешкани Р. (2020). Взаимодействие между окислительным стрессом и функцией аутофагии и его роль в экспрессии воспалительных цитокинов, индуцированной пальмитатом в клетках скелетных мышц. Цитокин 125: 154835. DOI: 10.1016 / j.cyto.2019.154835

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Saelens, X., Kalai, M., и Vandenabeele, P. (2001). Ингибирование трансляции при апоптозе: каспазозависимая активация PKR и фосфорилирование eIF2-альфа. J. Biol. Chem. 276, 41620–41628. DOI: 10.1074 / jbc.M103674200

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шайни А., Шарплс А. П., Аль-Шанти Н. и Стюарт К. Э. (2017). EPA жирных кислот омега-3 улучшает регенеративную способность клеток скелетных мышц мышей, подвергшихся воздействию насыщенных жиров и воспалений. Биогеронтология 18, 109–129.DOI: 10.1007 / s10522-016-9667-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Salvado, L., Coll, T., Gomez-Foix, A. M., Salmeron, E., Barroso, E., Palomer, X., et al. (2013). Олеат предотвращает вызванный насыщенными жирными кислотами стресс ER, воспаление и инсулинорезистентность в клетках скелетных мышц посредством AMPK-зависимого механизма. Диабетология 56, 1372–1382. DOI: 10.1007 / s00125-013-2867-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Серхан, К.Н., Чан, Н. и Далли, Дж. (2018). Новые про-рассасывающиеся медиаторы n-3 способствуют разрешению инфекционного воспаления и регенерации тканей. Мол. Аспекты Мед. 64, 1–17. DOI: 10.1016 / j.mam.2017.08.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Смайлз, У. Дж., Черчвард-Венн, Т. А., Ван Лун, Л. Дж. К., Хоули, Дж. А., и Камера, Д. М. (2019). Один сеанс интенсивных упражнений преодолевает индуцированную липидами анаболическую резистентность к потреблению белка у мужчин среднего возраста с избыточным весом. FASEB J. 33, 7009–7017. DOI: 10.1096 / fj.201801917R

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Салливан, Э. М., Пеннингтон, Э. Р., Грин, В. Д., Бек, М. А., Браун, Д. А., и Шейх, С. Р. (2018). Механизмы, с помощью которых диетические жирные кислоты регулируют структуру-функцию митохондрий при здоровье и болезнях. Adv. Nutr. 9, 247–262. DOI: 10.1093 / авансы / nmy007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Суфиоглу, К., Садли, Н., Кунан, Д., Кумар, Л., Де Мел, Д., Лешейм, Дж. И др. (2010). Цинк и DHA оказывают противоположное действие на уровни экспрессии гистонов h4 и h5 в нейрональных клетках человека. Br. J. Nutr. 103, 344–351. DOI: 10,1017 / s0007114509991826

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тахтсис, Б., Смайлс, У. Дж., Лейн, С. К., Хоули, Дж. А., и Камера, Д. М. (2016). Острые упражнения на выносливость вызывают изобилие ядерного p53 в скелетных мышцах человека. Фронт. Physiol. 7: 144. DOI: 10.3389 / fphys.2016.00144

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Воан, Р. А., Гарсия-Смит, Р., Бисоффи, М., Конн, К. А., и Трухильо, К. А. (2012). Конъюгированная линолевая кислота или омега-3 жирные кислоты увеличивают митохондриальный биосинтез и метаболизм в клетках скелетных мышц. Lipids Health Dis. 11: 142. DOI: 10.1186 / 1476-511x-11-142

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вудворт-Хоббс, М.Э., Хадсон, М. Б., Ранерт, Дж. А., Чжэн, Б., Франч, Х. А., и Прайс, С. Р. (2014). Докозагексаеновая кислота предотвращает индуцированную пальмитатом активацию протеолитических систем в мышечных трубках C2C12. J. Nutr. Biochem. 25, 868–874. DOI: 10.1016 / j.jnutbio.2014.03.017

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вудворт-Хоббс, М. Е., Перри, Б. Д., Ранерт, Дж. А., Хадсон, М. Б., Чжэн, Б., и Расс Прайс, С. (2017). Докозагексаеновая кислота противодействует индуцированному пальмитатом стрессу эндоплазматического ретикулума в мышечных трубках C2C12: влияние на атрофию мышц. Physiol. Реп. 5: e13530. DOI: 10.14814 / phy2.13530

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Юзефович, Л. В., Леду, С. П., Уилсон, Г. Л., и Рачек, Л. И. (2013). Повреждение митохондриальной ДНК из-за усиленного окислительного стресса регулирует стресс эндоплазматического ретикулума и аутофагию: перекрестные помехи, связи и передачу сигналов. PLoS One 8: e83349. DOI: 10.1371 / journal.pone.0083349

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Юзефович, Л.В., Солодушко В. А., Уилсон Г. Л., Рачек Л. И. (2012). Защита от индуцированного пальмитатом повреждения митохондриальной ДНК предотвращает митохондриальный окислительный стресс, митохондриальную дисфункцию, апоптоз и нарушение передачи сигналов инсулина в клетках скелетных мышц L6 крыс. Эндокринология 153, 92–100. DOI: 10.1210 / en.2011-1442

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Юзефович, Л., Уилсон, Г., и Рачек, Л. (2010). Различные эффекты олеата vs.пальмитат на функцию митохондрий, апоптоз и передачу сигналов инсулина в клетках скелетных мышц L6: роль окислительного стресса. Am. J. Physiol. Эндокринол. Метаб. 299, E1096 – E1105. DOI: 10.1152 / ajpendo.00238.2010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Zhang, E., Lu, X., Yin, S., Yan, M., Lu, S., Fan, L., et al. (2019). Функциональная роль Bax / Bak в липоапоптозе, индуцированном пальмитатом. Food Chem. Toxicol. 123, 268–274. DOI: 10.1016 / j.fct.2018.11.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Zhang, J., Xu, X., Liu, Y., Zhang, L., Odle, J., Lin, X., et al. (2019). EPA и DHA подавляют миогенез и подавляют экспрессию связанных с мышцами генов в миобластах C2C12. Гены 10:64. DOI: 10.3390 / genes10010064

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    *
    *