Вход в личный кабинет | Регистрация
Избранное (0) Список сравнения (0)
Ваши покупки:
0 товаров на 0 Р
Итого: 0 Р Купить

Инсулин и гормон роста: Роль глюкозы и инсулина в метаболической регуляции секреции гормона роста | Соркина

Содержание

Роль глюкозы и инсулина в метаболической регуляции секреции гормона роста | Соркина

1. Frank SJ. Growth Hormone, Insulin-Like Growth Factor I, and Growth: Local Knowledge. Endocrinology. 2007;148(4):1486-1488. doi: https://doi.org/10.1210/en.2007-0064

2. Lichanska AM, Waters MJ. How growth hormone controls growth, obesity and sexual dimorphism. Trends Genet. 2008;24(1):41-47. doi: https://doi.org/10.1016/j.tig.2007.10.006

3. Raben MS, Hollenberg CH. Effect of growth hormone on plasma fatty acids. J Clin Invest. 1959;38(3):484-488. doi: https://doi.org/10.1172/JCI103824

4. Møller N, Jørgensen JOL, Alberti KGMM, et al. Short-Term Effects of Growth Hormone on Fuel Oxidation and Regional Substrate Metabolism in Normal Man. J Clin Endocrinol Metab. 1990;70(4):1179-1186. doi: https://doi.org/10.1210/jcem-70-4-1179

5. Воротникова С.Ю., Пигарова Е.А., Дзеранова Л.К. Метаболические эффекты гормона роста // Ожирение и метаболизм. — 2011. — Т. 8. — №4. — С. 55-59. doi: https://doi.org/10.14341/2071-8713-5308

6. Ranke MB, Wit JM. Growth hormone — past, present and future. Nat Rev Endocrinol. 2018;14(5):285-300. doi: https://doi.org/10.1038/nrendo.2018.22

7. Ocampo-Lim B. Nocturnal growth hormone (GH) secretion is eliminated by infusion of GH- releasing hormone antagonist. J Clin Endocrinol Metab. 1996;81(12):4396-4399. doi: https://doi.org/10.1210/jc.81.12.4396

8. Jaffe CA. Suppression of Growth Hormone (GH) Hypersecretion due to Ectopic GH-Releasing Hormone (GHRH) by a Selective GHRH Antagonist. J Clin Endocrinol Metab. 1997;82(2):634-637. doi: https://doi.org/10.1210/jc.82.2.634

9. Goldenberg N, Barkan A. Factors Regulating Growth Hormone Secretion in Humans. Endocrinol Metab Clin North Am. 2007;36(1):37-55. doi: https://doi.org/10.1016/j.ecl.2006.11.003

10. Dimaraki EV, Jaffe CA, Bowers CY, et al. Pulsatile and nocturnal growth hormone secretions in men do not require periodic declines of somatostatin. Am J Physiol Metab. 2003;285(1):E163-E170. doi: https://doi.org/10.1152/ajpendo.00334.2002

11. Jaffe CA. Nocturnal augmentation of growth hormone (GH) secretion is preserved during repetitive bolus administration of GH-releasing hormone: potential involvement of endogenous somatostatin—a clinical research center study. J Clin Endocrinol Metab. 1995;80(11):3321-3326. doi: https://doi.org/10.1210/jc.80.11.3321

12. Jaffe CA, DeMott-Friberg R, Barkan AL. Endogenous growth hormone (GH)-releasing hormone is required for GH responses to pharmacological stimuli. J Clin Invest. 1996;97(4):934-940. doi: https://doi.org/10.1172/JCI118516

13. Pandya N. Growth Hormone (GH)-Releasing Peptide-6 Requires Endogenous Hypothalamic GH-Releasing Hormone for Maximal GH Stimulation. J Clin Endocrinol Metab. 1998;83(4):1186-1189. doi: https://doi.org/10.1210/jc.83.4.1186

14. Carreira MC, Crujeiras AB, Andrade S, et al. Ghrelin as a GH-Releasing Factor. Endocr Dev. 2013;25:49-58. doi: https://doi.org/10.1159/000346052

15. Bermann M, Jaffe CA, Tsai W, et al. Negative feedback regulation of pulsatile growth hormone secretion by insulin-like growth factor I. Involvement of hypothalamic somatostatin. J Clin Invest. 1994;94(1):138-145. doi: https://doi.org/10.1172/JCI117299

16. Carro E, Señarís RM, Seoane LM, et al. Role of Growth Hormone (GH)-Releasing Hormone and Somatostatin on Leptin-Induced GH Secretion. Neuroendocrinology. 1999;69(1):3-10. doi: https://doi.org/10.1159/000054397

17. Fernández-Pérez L, de Mirecki-Garrido M, Guerra B, et al. Sex steroids and growth hormone interactions. Endocrinol Nutr. 2016;63(4):171-180. doi: https://doi.org/10.1016/j.endoen.2016.04.006

18. Birzniece V, Sata A, Ho KK. Growth hormone receptor modulators. Rev Endocr Metab Disord. 2009;10(2):145-156. doi: https://doi.org/10.1007/s11154-008-9089-x

19. Qiu H, Yang JK, Chen C. Influence of insulin on growth hormone secretion, level and growth hormone signalling. Sheng Li Xue Bao. 2017;69(5):541-556. doi: https://doi.org/10.13294/j.aps.2017.0062

20. Kim S, Park M. Effects of growth hormone on glucose metabolism and insulin resistance in human. Ann Pediatr Endocrinol Metab. 2017;22(3):145-152. doi: https://doi.org/10.6065/apem.2017.22.3.145

21. Sakharova A, Horowitz J, Surya S, et al. Role of Growth Hormone in Regulating Lipolysis, Proteolysis, and Hepatic Glucose Production during Fasting. J Clin Endocrinol Metab. 2008;93(7):2755-2759. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2008-0079

22. Isgaard J, Carlsson L, Isaksson O, et al. Pulsatile Intravenous Growth Hormone (GH) Infusion to Hypophysectomized Rats Increases Insulin-Like Growth Factor I Messenger Ribonucleic Acid in Skeletal Tissues More Effectively than Continuous GH Infusion. Endocrinology. 1988;123(6):2605-2610. doi: https://doi.org/10.1210/endo-123-6-2605

23. Surya S, Horowitz J, Goldenberg N, et al. The Pattern of Growth Hormone Delivery to Peripheral Tissues Determines Insulin-Like Growth Factor-1 and Lipolytic Responses in Obese Subjects. J Clin Endocrinol Metab. 2009;94(8):2828-2834. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2009-0638

24. Roth J, Glick SM, Yalow RS, et al. Secretion of human growth hormone: physiologic and experimental modification. Metabolism. 1963;12:577-579.

25. Okada K, Suzuki N, Sugihara H, et al. Effects of hyper- and hypoglycemia on blood growth hormone level in free-feeding rats with anterolateral deafferentation of the medial basal hypothalamus. Brain Res. 1995;699(1):33-41. doi: https://doi.org/10.1016/0006-8993(95)00849-l

26. Renier G, Serri O. Effects of acute and prolonged glucose excess on growth hormone release by cultured rat anterior pituitary cells. Neuroendocrinology. 1991;54(5):521-525. doi: https://doi.org/10.1159/000125947

27. Murao K, Sato M, Mizobuchi M, et al. Acute effects of hypoglycemia and hyperglycemia on hypothalamic growth hormone-releasing hormone and somatostatin gene expression in the rat. Endocrinology. 1994;134(1):418-423. doi: https://doi.org/10.1210/endo.134.1.7903934

28. Giustina A. Pathophysiology of the Neuroregulation of Growth Hormone Secretion in Experimental Animals and the Human. Endocr Rev. 1998;19(6):717-797. doi: https://doi.org/10.1210/er.19.6.717

29. Giustina A, Bresciani E, Tassi C, et al. Effect of pyridostigmine on the growth hormone response to growth hormone-releasing hormone in lean and obese type II Diabetic patients. Metabolism. 1994;43(7):893-898. doi: https://doi.org/10.1016/0026-0495(94)90273-9

30. Kopelman PG, Mason AC, Noonan K, Monson JP. Growth hormone response to growth hormone releasing factor in diabetic men. Clin Endocrinol (Oxf). 1988;28(1):33-38. doi: https://doi.org/10.1111/j.1365-2265.1988.tb01200.x

31. Hayford J, Danney M, Hendrix J, et al. Integrated concentration of growth hormone in juvenile-onset diabetes. Diabetes. 1980;29(5):391-398. doi: https://doi.org/10.2337/diabetes.29.5.391

32. Ismail I, Scanlon M, Peters J. Cholinergic control of growth hormone (GH) responses to GH-releasing hormone in insulin dependent diabetics: evidence for attenuated hypothalamic somatostatinergic tone and decreased GH autofeedback. Clin Endocrinol (Oxf). 1993;38(2):149-157. doi: https://doi.org/10.1111/j.1365-2265.1993.tb00987.x

33. Patel YC, Wheatley T, Zingg HH. Increased blood somatostatin concentration in streptozotocin diabetic rats. Life Sci. 1980;27(17):1563-1570. doi: https://doi.org/10.1016/0024-3205(80)90565-2

34. Ndon JA, Giustina A, Wehrenberg WB. Hypothalamic regulation of impaired growth hormone secretion in diabetic rats. 1. Studies in streptozotocin-induced diabetic rats. Neuroendocrinology. 1992;55(5):500-505. doi: https://doi.org/10.1159/000126163

35. Joanny P, Peyre G, Steinberg J, et al. Effect of diabetes on in vivo and in vitro hypothalamic somatostatin release. Neuroendocrinology. 1992;55(5):485-491. doi: https://doi.org/10.1159/000126161

36. Tannenbaum GS. Growth hormone secretory dynamics in streptozotocin diabetes: evidence of a role for endogenous circulating somatostatin. Endocrinology. 1981;108(1):76-82. doi: https://doi.org/10.1210/endo-108-1-76

37. Olchovsky D, Bruno JF, Wood TL, et al. Altered pituitary growth hormone (GH) regulation in streptozotocin-diabetic rats: a combined defect of hypothalamic somatostatin and GH-releasing factor. Endocrinology. 1990;126(1):53-61. doi: https://doi.org/10.1210/endo-126-1-53

38. Liu K, Paterson AJ, Konrad RJ, et al. Streptozotocin, an O-GlcNAcase inhibitor, blunts insulin and growth hormone secretion. Mol Cell Endocrinol. 2002;194(1-2):135-146. doi: https://doi.org/10.1016/s0303-7207(02)00155-7

39. de Castro Barbosa T, Lourenço Poyares L, Fabres Machado U, et al. Chronic oral administration of arginine induces GH gene expression and insulin resistance. Life Sci. 2006;79(15):1444-1449. doi: https://doi.org/10.1016/j.lfs.2006.04.004

40. Maccario M, Procopio M, Grottoli S, et al. Effects of acipimox, an antilipolytic drug, on the growth hormone (GH) response to GH-releasing hormone alone or combined with arginine in obesity. Metabolism. 1996;45(3):342-346. doi: https://doi.org/10.1016/s0026-0495(96)90288-7

41. Casanueva FF, Villanueva L, Dieguez C, et al. Free fatty acids block growth hormone (GH) releasing hormone-stimulated GH secretion in man directly at the pituitary. J Clin Endocrinol Metab. 1987;65(4):634-642. doi: https://doi.org/10.1210/jcem-65-4-634

42. Ho PJ, Friberg RD, Barkan AL. Regulation of pulsatile growth hormone secretion by fasting in normal subjects and patients with acromegaly. J Clin Endocrinol Metab. 1992;75(3):812-819. doi: https://doi.org/10.1210/jcem.75.3.1517371

43. Arafat AM, Möhlig M, Weickert MO, et al. Growth hormone response during oral glucose tolerance test: the impact of assay method on the estimation of reference values in patients with acromegaly and in healthy controls, and the role of gender, age, and body mass index. J Clin Endocrinol Metab. 2008;93(4):1254-1262. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2007-2084

44. Colao A, Pivonello R, Auriemma RS, et al. Growth hormone nadir during oral glucose load depends on waist circumference, gender and age: normative data in 231 healthy subjects. Clin Endocrinol (Oxf). 2011;74(2):234-240. doi: https://doi.org/10.1111/j.1365-2265.2010.03896.x

45. Iranmanesh A, Lizarralde G, Veldhuis JD. Age and relative adiposity are specific negative determinants of the frequency and amplitude of growth hormone (GH) secretory bursts and the half-life of endogenous GH in healthy men. J Clin Endocrinol Metab. 1991;73(5):1081-1088. doi: https://doi.org/10.1210/jcem-73-5-1081

46. Williams T, Berelowitz M, Joffe SN, et al. Impaired growth hormone responses to growth hormone-releasing factor in obesity. A pituitary defect reversed with weight reduction. N Engl J Med. 1984;311(22):1403-1407. doi: https://doi.org/10.1056/NEJM198411293112203

47. Anderwald C-H, Tura A, Gessl A, et al. Whole-Body Insulin Sensitivity Rather than Body-Mass-Index Determines Fasting and Post-Glucose-Load Growth Hormone Concentrations. Wölfl S, ed. PLoS One. 2014;9(12):e115184. doi: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0115184

48. Garmes HM, Castillo AR. Insulin signaling in the whole spectrum of GH deficiency. Arch Endocrinol Metab. 2019;63(6):582-591. doi: https://doi.org/10.20945/2359-3997000000188

49. Cornford AS, Barkan AL, Hinko A, et al. Suppression in growth hormone during overeating ameliorates the increase in insulin resistance and cardiovascular disease risk. Am J Physiol Endocrinol Metab. 2012;303(10):E1264-E1272. doi: https://doi.org/10.1152/ajpendo.00320.2012

50. Hartman ML, Clayton PE, Johnson ML, et al. A low dose euglycemic infusion of recombinant human insulin-like growth factor I rapidly suppresses fasting-enhanced pulsatile growth hormone secretion in humans. J Clin Invest. 1993;91(6):2453-2462. doi: https://doi.org/10.1172/JCI116480

51. Chapman IM, Hartman ML, Pieper KS, et al. Recovery of growth hormone release from suppression by exogenous insulin-like growth factor I (IGF-I): evidence for a suppressive action of free rather than bound IGF-I. J Clin Endocrinol Metab. 1998;83(8):2836-2842.

52. Chapman IM, Hartman ML, Pezzoli SS, et al. Effect of aging on the sensitivity of growth hormone secretion to insulin-like growth factor-I negative feedback. J Clin Endocrinol Metab. 1997;82(9):2996-3004. doi: https://doi.org/10.1210/jcem.82.9.4223

53. Yamashita S, Melmed S. Insulin regulation of rat growth hormone gene transcription. J Clin Invest. 1986;78(4):1008-1014. doi: https://doi.org/10.1172/JCI112654

54. Yamashita S, Melmed S. Effects of insulin on rat anterior pituitary cells. Inhibition of growth hormone secretion and mRNA levels. Diabetes. 1986;35(4):440-447. doi: https://doi.org/10.2337/diab.35.4.440

55. Prager D, Gebremedhin S, Melmed S. An insulin-induced DNA-binding protein for the human growth hormone gene. J Clin Invest. 1990;85(5):1680-1685. doi: https://doi.org/10.1172/JCI114620

56. Prager D, Melmed S. Insulin regulates expression of the human growth hormone gene in transfected cells. J Biol Chem. 1988;263(32):16580-16585. doi: https://doi.org/10.1016/S0021-9258(18)37429-5

57. Kim K, Lee J, Cho JH, Kim E-K. Insulin synthesized in the paraventricular nucleus of the hypothalamus regulates body length by modulating pituitary growth hormone production. IBRO Reports. 2019;6:S390. doi: https://doi.org/10.1016/j.ibror.2019.07.1239

58. Melmed S. Acromegaly. N Engl J Med. 2006;355(24):2558-2573. doi: https://doi.org/10.1056/NEJMra062453

59. Plöckinger U. Medical therapy of acromegaly. Int J Endocrinol. 2012;2012:268957. doi: https://doi.org/10.1155/2012/268957

60. Masuda A, Shibasaki T, Nakahara M, et al. The effect of glucose on growth hormone (GH)-releasing hormone-mediated GH secretion in man. J Clin Endocrinol Metab. 1985;60(3):523-526. doi: https://doi.org/10.1210/jcem-60-3-523

61. Broglio F, Benso A, Gottero C, et al. Effects of glucose, free fatty acids or arginine load on the GH-releasing activity of ghrelin in humans. Clin Endocrinol (Oxf). 2002;57(2):265-271. doi: https://doi.org/10.1046/j.1365-2265.2002.01595.x

62. Peñalva A, Burguera B, Casabiell X, et al. Activation of cholinergic neurotransmission by pyridostigmine reverses the inhibitory effect of hyperglycemia on growth hormone (GH) releasing hormone-induced GH secretion in man: does acute hyperglycemia act through hypothalamic release of somatostatin?. Neuroendocrinology. 1989;49(5):551-554. doi: https://doi.org/10.1159/000125166

63. Nakagawa E, Nagaya N, Okumura H, et al. Hyperglycaemia suppresses the secretion of ghrelin, a novel growth-hormone-releasing peptide: responses to the intravenous and oral administration of glucose. Clin Sci (Lond). 2002;103(3):325-328. doi: https://doi.org/10.1042/cs1030325

64. Pena-Bello L, Pertega-Diaz S, Outeiriño-Blanco E, et al. Effect of Oral Glucose Administration on Rebound Growth Hormone Release in Normal and Obese Women: The Role of Adiposity, Insulin Sensitivity and Ghrelin. PLoS One. 2015;10(3):e0121087. doi: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0121087

65. Hattori N, Shimatsu A, Kato Y, et al. Growth hormone responses to oral glucose loading measured by highly sensitive enzyme immunoassay in normal subjects and patients with glucose intolerance and acromegaly. J Clin Endocrinol Metab. 1990;70(3):771-776. doi: https://doi.org/10.1210/jcem-70-3-771

66. Grottoli S, Razzore P, Gaia D, et al. Three-hour spontaneous GH secretion profile is as reliable as oral glucose tolerance test for the diagnosis of acromegaly. J Endocrinol Invest. 2003;26(2):123-127. doi: https://doi.org/10.1007/BF03345139

67. Hage M, Kamenický P, Chanson P. Growth Hormone Response to Oral Glucose Load: From Normal to Pathological Conditions. Neuroendocrinology. 2019;108(3):244-255. doi: https://doi.org/10.1159/000497214

68. Misra M, Cord J, Prabhakaran R, et al. Growth hormone suppression after an oral glucose load in children. J Clin Endocrinol Metab. 2007;92(12):4623-4629. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2007-1244

69. Costa AC, Rossi A, Martinelli CE Jr, et al. Assessment of disease activity in treated acromegalic patients using a sensitive GH assay: should we achieve strict normal GH levels for a biochemical cure?. J Clin Endocrinol Metab. 2002;87(7):3142-3147. doi: https://doi.org/10.1210/jcem.87.7.8631

70. Russell-Aulet M, Jaffe CA, Demott-Friberg R, et al. In vivo semiquantification of hypothalamic growth hormone-releasing hormone (GHRH) output in humans: evidence for relative GHRH deficiency in aging. J Clin Endocrinol Metab. 1999;84(10):3490-3497. doi: https://doi.org/10.1210/jcem.84.10.6063

71. Verrua E, Filopanti M, Ronchi CL, et al. GH response to oral glucose tolerance test: a comparison between patients with acromegaly and other pituitary disorders. J Clin Endocrinol Metab. 2011;96(1):E83-E88. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2010-1115

72. Colao A, Amato G, Pedroncelli AM, et al. Gender- and age-related differences in the endocrine parameters of acromegaly. J Endocrinol Invest. 2002;25(6):532-538. doi: https://doi.org/10.1007/BF03345496

73. Weissberger AJ, Ho KK, Lazarus L. Contrasting effects of oral and transdermal routes of estrogen replacement therapy on 24-hour growth hormone (GH) secretion, insulin-like growth factor I, and GH-binding protein in postmenopausal women. J Clin Endocrinol Metab. 1991;72(2):374-381. doi: https://doi.org/10.1210/jcem-72-2-374

74. Freda PU, Landman RE, Sundeen RE, et al. Gender and age in the biochemical assessment of cure of acromegaly. Pituitary. 2001;4(3):163-171. doi: https://doi.org/10.1023/a:1015314906972

75. Hansen BR, Haugaard SB, Iversen J, et al. Impact of switching antiretroviral therapy on lipodystrophy and other metabolic complications: a review. Scand J Infect Dis. 2004;36(4):244-253. doi: https://doi.org/10.1080/00365540410019381

76. Yalow RS, Goldsmith SJ, Berson SA. Influence of physiologic fluctuations in plasma growth hormone on glucose tolerance. Diabetes. 1969;18(6):402-408. doi: https://doi.org/10.2337/diab.18.6.402

77. Sandret L, Maison P, Chanson P. Place of cabergoline in acromegaly: a meta-analysis. J Clin Endocrinol Metab. 2011;96(5):1327-1335. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2010-2443

78. Devesa J, Diaz MJ, Tresguerres JA, et al. Evidence that alpha 2-adrenergic pathways play a major role in growth hormone (GH) neuroregulation: alpha 2-adrenergic agonism counteracts the inhibitory effect of muscarinic cholinergic receptor blockade on the GH response to GH-releasing hormone, while alpha 2-adrenergic blockade diminishes the potentiating effect of increased cholinergic tone on such stimulation in normal men. J Clin Endocrinol Metab. 1991;73(2):251-256. doi: https://doi.org/10.1210/jcem-73-2-251

79. Low LCK. Growth Hormone-Releasing Hormone: Clinical Studies and Therapeutic Aspects. Seoane LM, ed. Neuroendocrinology. 1991;53(1):37-40. doi: https://doi.org/10.1159/000125793

ГОРМОН РОСТА И ИНСУЛИНОПОДОБНЫЙ ФАКТОР РОСТА У ВЗРОСЛЫХ ПАЦИЕНТОВ С АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИЕЙ | Мангилева

1. Yuen КС, Dunger DB. Therapeutic aspects of growth hormone and insulin-like growth

2. factor treatment on visceral fat and insulin sensitivity in adult. Diabetes Obes.Metab.

3. ;9:11-22.

4. Moller N, Jorgensen 0. Effects of growth hormone on glucose, lipid and protein

5. metabolism in human subjects. Endocrine reviews 2009; 3: 152-77.

6. Puche JE, Castilla-Cortazar E. Human conditions of insulin-like growth factor-1 (IGF-1)

7. deficiency. J. Transl. Med. 2012; 10: 224-2

8. Hypponen E, Boucher BJ, Berry DJ. Power С 25-hydroxyvitamin D, IGF-1, and metabolic

9. syndrome at 45 years of age: a cross-sectional study in the 1958 British Birth Cohort.

10. Diabetes 2008; 57: 298-305.

11. Towie DHP, Merriam JR. Hypertension in growth hormone excess and deficiency. In: ed.

12. KochC.H.,ChrousosG.R Endocrine hypertension. Humana Press; 2013:151-79.

13. HigshiY, SukhanovS, Anwar A, etal. Aging, atherosclerosis, and IGF-1. J. Gerontol. A. Biol.

14. Sci. Med. Sci. 2012; 67A: 626-39.

15. Zhang L, Curhan GC, Forman JP. Plasma insulin-like growth factor-1 level and risk of

16. incident hypertension in non-diabetic women. J. Hypertens. 2011; 29: 229-35.

17. Hunt KJ, Lukanova A, Rinaldi S, et al. A potential inverse association between insulin like

18. growth factor-1 and hypertension in cross-sectional study. Ann.Epidemiol. 2006; 16:

19. -71.

20. Colao A, Somma CD, Cascella T, et al. Relationships between serum IGF-1 levels, blood pressure and glucose tolerance: an observational, exploratory study in 404 subjects. Europ.J.Endocrinol. 2008; 159: 389-97.

21. Zachariah JP, XanthakisV, Larson MJ, et al. Circulating vascular growth factors and central hemodynamic load in the community. Hypertension 2012; 59: 773-9.

22. Andronico G, Mangano MT, Nardi E, et al. Insulin-like growth factor 1 and sodium-lithium countertransport in essential hypertension and in hypertensive left ventricular hypertrophy. J. Hypertens. 1993; 10: 1097-101.

23. Lemne C, BrismarK. Insulin-like growth factor binding protein-1 as a marker of the metabolic syndrome — a study in borderline hypertension. Blood Press. 1998; 7: 89-95.

24. TivestenA, Barlind A, Caidahl K, etal. Growth hormone-induced blood pressure decrease is associated with increased nRNA levels of the vascular smooth muscle Kalp channel. J. Endocrinol. 2004; 183: 195-202.

25. Faje AT, Barkan AL. Basal, but not pulsatile growth hormone secretion determines the ambient circulating levels of insulin-like growth factor-1. JCEM 2010; 95: 2486-91.

26. Colangelo LA, Liu K, CapsturSM. Insulin-like growth factor-1, insulin-like growth factor binding protein-3, and cardiovascular disease risk factors in young black men and white men: the CARDIA male hormone study. Am .J.Epidemiol. 2004; 160: 750-7.

Гормон роста (соматотропин) — Диетолог онлайн

Гормон роста (соматотропин) — главный жиросжигающий гормон

Сжигание жира и качественное похудение не возможны без восстановления здорового баланса гормонов, поэтому любая диета, не решающая эту задачу, не может быть эффективной в получении долгосрочных результатов.
Ключевыми гормонами в вопросе сжигания жира являются инсулин (о нём уже подробно написала здесь) и гормон роста — главный герой этой публикации.


Гормон роста, или соматотропин, — это гормон, благодаря которому растёт и развивается детский организм. Во взрослом организме — это гормон, сохраняющий молодость, потому что
:

  1. Продлевает жизнь белковых структур и несёт ответственность за синтез новых белко
  2. Сохраняет и увеличивает мышечную массу
  3. Обеспечивает синтез коллагена и эластина — белков, ответственных за молодость и эластичность кожи и связок
  4. Поддерживает волосы здоровыми и крепкими
  5. Ответственен за клеточный рост
  6. Обеспечивает клеточное восстановление
  7. Активизирует обновление клеток
  8. Защищает от старения
  9. Поддерживает когнитивные функции мозга (память, концентрация внимания и т.д.)
  10. Сжигает жир

.

Когда рост организма завершен, продукция гормона роста резко снижается и продолжает неуклонно падать с возрастом. Это приводит к появлению признаков старения:

  • изменение эластичности кожи,
  • морщины,
  • птоз,
  • истончение волос,
  • снижение физической силы и гибкости,
  • увеличение жировой массы.

Привычное питание среднестатистического человека, включающее большое количество углеводов, приводит к регулярному повышению инсулина и инсулинорезистентности, как следствие. Это является мощным дополнительным фактором, который блокирует повышение уровня гормона роста за счёт доминирования инсулина. Таким образом сахар, будучи токсичным, ускоряет процессы старения не только через прямое воздействие на клетки организма, приводя к их разрушению, но и опосредованно — через повышение уровня инсулина и снижение уровня гормона роста как следствие.

Согласно биоритмам, естественное повышение уровня гормона роста у взрослого человека происходит непосредственно перед сном (при условии, что последний приём пищи был не позднее, чем 4-5 часов назад) и особенно выражено утром, продолжаясь до первого приёма пищи. Это обусловлено отсутствием пищи в период сна, а значит, отсутствием провокации инсулина и потому его максимальным снижением к моменту завтрака.

Хорошая новость в том, что есть способы эффективного повышения уровня гормона роста.

Популярным, особенно в спортивной среде, вариантом до сих пор остаётся получение повышенных доз соматотропина в виде инъекций. Весьма дорогостоящий способ с существенным побочным действием -снижение (вплоть до полного прекращения) выработки организмом своего собственного гормона роста.
К счастью, природа очень мудра, и оставила возможность повысить уровень гормона роста естественным путём. Для этого нужно знать, что оказывает влияние на его продукцию.

Стимулируют выработку гормона роста

  • интервальное, или прерывистое, голодание (в течение 16 часов и более) — повышает продукцию гормона роста в 5 раз!
  • гипогликемия, или понижение сахара крови (каждый раз потребление сахара и углеводов снижает уровень гормона роста)
  • аргинин — аминокислота, содержащаяся в животных белках (яйца, рыба)
  • ниацин (витамин В3)
  • интервальные тренировки высокой интенсивности (при условии достаточного периода восстановления между ними)
  • умеренное количество белка

Подавляют выработку гормона роста

  • недостаточный сон
  • сахар
  • стресс (кортизол)
  • инсулин
  • вещества, разрушающие эндокринную систему (пестициды, инсектициды)

Теперь, когда вы знаете эту информацию, найдутся ли другие оправдания, чтобы не делать то, что сделает вас лучше?

Роль гормона роста в регуляции жирового и углеводного обмена | #05/02

Исследования, проводимые в последнее время и посвященные изучению различных факторов, участвующих в развитии ожирения, наглядно демонстрируют: гормон роста (ГР) играет активную роль в регуляции основного обмена. До сих пор не совсем понятно, почему при двух противоположных состояниях (акромегалии — состоянии, сопровождающемся повышенной секрецией ГР, и соматотропной недостаточности) имеют место схожие нарушения обмена: развитие ожирения, сахарный диабет, гиперлипидемии и дислипопротеидемии.

Говоря о метаболических эффектах гормона роста, необходимо помнить о том, что ГР не только является анаболическим гормоном, но также обладает антинатрийуретической и липолитической активностью. Ростовые факторы (ИФР-1, ИФР-2), помимо того что через них действует ГР, оказывают и собственное воздействие на органы и ткани организма. Большая часть циркулирующего в крови ИФР-1 продуцируется печенью, последний может синтезироваться в ряде органов и тканей, где действует как ауто- и/или паракринный ростовой фактор.

Об участии ГР в развитии и функционировании иммунной и кроветворной систем известно достаточно давно. Практически все клетки, относящиеся к системе лимфогемопоэза, не только имеют функционально активные рецепторы к ГР и ИФР-1 (Tapson et al., 1988; Johnson et al., 1992), но и синтезируют указанные соединения. Примером воздействия соматотропина на иммунокомпетентные клетки можно считать тот факт, что введение ГР гипофизэктомированным крысам восстанавливало клеточный и гуморальный иммунитет и повышало выживаемость гипофизэктомированных крыс, инфицированных Salmonella tiphy, в той же степени, что и тетрациклин (Еdvards et al., 1991).

ГР стимулирует синтез и секрецию ИФР-1 в печени, ИФР-1, в свою очередь, по механизму отрицательной обратной связи регулирует секрецию ГР. Большая часть ростовых факторов, синтезируемых в печени, находится под контролем не только ГР, но и инсулина. Так, снижение уровня инсулина, наблюдаемое у пациентов с сахарным диабетом первого типа, сочетается с уменьшением в крови уровня циркулирующего ИФР-1 и увеличением концентрации ГР.

Среди многочисленных факторов, влияющих на энергетический обмен, наиболее пристальное внимание клиницистов и исследователей в последнее время привлекает лептин, вырабатывающийся адипоцитами белой жировой ткани. Он выступает как антагонист нейропептида Y, синтезируемого аркуатным ядром гипоталамуса, в результате формируется ось, направленная на стимуляцию и торможение чувства насыщения: лептин усиливает чувство насыщения, нейропептид Y стимулирует чувство голода. Установлена прямая зависимость между концентрацией лептина и ИМТ, а также процентом жировой массы.

Достаточно интересен механизм взаимодействия между лептином и основными соединениями, принимающими активное участие в энергетическом обмене. Концентрация лептина у женщин в несколько раз превосходит таковую у мужчин, что может быть связано с преобладанием подкожно-жировой клетчатки над висцеральной у женщин, а также с положительным влиянием, оказываемым эстрогенами на концентрацию лептина. Предполагается, что именно лептин служит у женщин маркером достижения критической жировой массы, необходимой для наступления менархе и запуска репродуктивной функции.

Достаточно интересен механизм взаимодействия лептина и инсулина: в ответ на повышение инсулинемии адипоциты активизируются, что ведет к повышению концентрации лептина. В свою очередь, лептин, воздействуя на собственные рецепторы, локализованные на поверхности β-клеток, тормозит выброс инсулина. Однако данные, полученные Dagogo- Gack S., опровергают наличие корреляции между гиперлептинемией и гиперинсулинемией, в связи с чем принципы взаимодействия между лептином и инсулином требуют дальнейшего уточнения и изучения.

Хорошо известно, что гиперсекреция ГР вызывает многочисленные нарушения в функционировании органов и систем организма. Стимулируя рост мягких тканей, ГР способствует значительному увеличению размеров сердца. При этом диаметр клапанного аппарата остается прежним. В результате формируется недостаточность кровообращения. Обладая диабетогенными свойствами, ГР в высоких концентрациях приводит к стимуляции гликогенолиза, торможению утилизации глюкозы мышцами, повышает активность инсулиназы печени. Повышенная концентрация свободных жирных кислот вследствие активации липолиза угнетает активность гликолитических ферментов в периферических тканях и затрудняет утилизацию глюкозы периферическими тканями. Эти нарушения способствуют формированию инсулинорезистентности в 50-60% случаев и, вероятно, могут приводить к развитию сахарного диабета второго типа — в 20% случаев. Развитие апноэ во сне в связи с гипертрофией мягких тканей гортани и сужением верхних дыхательных путей повышает риск внезапной смерти у пациентов с акромегалией в три раза (в сравнении с контрольной группой). Не менее серьезным осложнением акромегалии являются разнообразные нарушения деятельности сердечно-сосудистой системы, включающие артериальную гипертензию, увеличение размеров сердца, развитие акромегалической кардиомиопатии и сердечной недостаточности.

Дефицит гормона роста (ДГР) — заболевание, развивающееся в результате тех или иных оперативных, лучевых, механических или иных воздействий на область гипофиза у взрослых и характеризующееся развитием стертой симптоматики. Наиболее характерными признаками ДГР являются снижение качества жизни пациентов, повышение удельного веса жировой с одновременным снижением процента мышечной массы, снижение плотности костной ткани, повышение атерогенности плазмы крови, развитие сердечно-сосудистых осложнений.

ДГР приводит к развитию гиперинсулинемии. Iranmanesh A. с соавторами доказали существование отрицательной связи между ИМТ и периодом полужизни ГР, ИМТ и амплитудой пиков секреции ГР, из чего можно сделать вывод, что, чем ниже концентрация ГР, тем выше показатель ИМТ.

Veldhuis J. D. в 1995 году выявил, что суточная концентрация ГР отрицательно коррелирует с содержанием жировой ткани. Хорошо известно, что развитие алиментарного ожирения сопровождается повышением содержания лептина в сыворотке крови. В условиях развития соматотропной недостаточности лептинемия повышается, что связано с прекращением отрицательного влияния ГР на секрецию лептина адипоцитами. Факт непосредственного воздействия инсулина на гипофиз остается спорным, но, несмотря на малое количество рецепторов к инсулину на поверхности питуитоцитов, торможение секреции и выброса ГР, сопровождающееся снижением концентрации м-РНК и ГР в соматотрофах, было выявлено в экспериментах in vitro.

Декомпенсированная соматотропная недостаточность способствует повышению концентрации ТГ, снижению содержания ЛПВП, повышению уровня фибриногена, активизации ингибитора-1 плазминогенного активатора фибриногена, снижению массы левого желудочка и уменьшению в связи с этим систолического выброса. Все перечисленные факторы способствуют повышению атерогенности плазмы крови, развитию сердечно-сосудистых осложнений у пациентов с дефицитом гормона роста.

Повышение уровня холестерина, липопротеидов низкой плотности (ЛПНП), липопротеидов очень низкой плотности (ЛПОНП), снижение уровня липопротеидов высокой плотности (ЛПВП) зарегистрированы у пациентов с ДГР в сравнении с контрольной группой, подобранной по возрастному и половому принципам. На фоне терапии препаратами гормона роста, проводившейся в ходе семи независимых, слепых, плацебо-контролируемых исследований, организованных в различных клиниках Европы, было продемонстрировано снижение уровня холестерина (выявлено в шести центрах), сочетавшееся со значимым снижением ЛПНП и ЛПОНП. Повышение уровня ЛПВП было зарегистрировано лишь в двух исследовательских центрах. Концентрация триглицеридов и аполипопротеина А за время лечения не изменилась. Отмечалась тенденция к снижению уровня ТГ на фоне терапии ГР у пациентов с повышенным содержанием ТГ до лечения. В ходе другого исследования, проводимого одновременно в шести медицинских центрах, не было отмечено снижения концентрации липопротеина (А) на фоне ЗГТ препаратами гормона роста; в ходе пяти из шести проводимых исследований его концентрация повысилась и не изменилась только в одном.

Два независимых исследования, проведенные в Швеции и Великобритании, были посвящены ретроспективному анализу продолжительности жизни и причинам смерти у пациентов с ДГР. Ретроспективное исследование продолжительности жизни пациентов с подтвержденным диагнозом ДГР позволило выявить более высокий уровень смертности в описываемой группе в сравнении с данными в популяции. Анализ причин смертности позволил достоверно утверждать, что первое место среди них занимают сосудистые заболевания. Два независимых эхокардиографических исследования подтвердили факт достоверного уменьшения массы левого желудочка и снижения систолического выброса у пациентов с ДГР в сравнении с контрольной группой (Rasat R. et al.,1996).

По сравнительным данным, полученным в результате многочисленных исследований, отмечались уменьшение толщины стенки левого желудочка, снижение фракции выброса у пациентов с более чем 20-летним анамнезом дефицита гормона роста (Frustraci A. et al., 1992). Острый инфаркт миокарда, ишемическая болезнь сердца в сочетании с сердечной недостаточностью и цереброваскулярными расстройствами являлись наиболее частыми причинами «сосудистой смерти» у пациентов с ДГР. Заместительная терапия ГР способствовала увеличению толщины стенки левого желудочка, повышению фракции выброса, увеличению массы левого желудочка, повышению ударного объема (Cuneo R. C. et al., 1989).

На принятом в Порт Стефенс консенсусе, посвященном диагностике и лечению ДГР, рекомендовано начинать терапию с низких доз препарата: 0,15-0,30 мг/день или 0,45-0,90 МЕ/день. Для контроля компенсации ДГР используется определение концентрации ИФР-1, именно этот показатель отражает функциональную активность системы гипоталамус-гипофиз-ростовые факторы.

Wiren L. et al. (1998) предлагают следующий расчет дозы препарата: 6 mg /кг/сутки или 0,018 МЕ/кг/сутки, максимальная доза в этом случае не будет превышать 12 mg /кг/сутки или 0,036 МЕ/кг/сутки. В ходе другого исследования нормализация концентрации ИФР-1 наступила при введении средних доз препарата, составляющих 0,6-1,2 МЕ/сутки (Janssen Y. J. H. et al., 1998).

В целях изучения влияния генотропина на показатели липидного обмена и антропометрических показателей у взрослых с ДГР в клинике эндокринологии ММА им. И. М. Сеченова было обследовано 18 пациентов (15 женщин и 3 мужчин) в возрасте 33,5±7 лет с подтвержденным диагнозом ДГР, семь из которых получали генотропин в дозе 1,0±0,2 МЕ/сутки в течение 6 месяцев. Исследовались показатели ИМТ, ОТ/ОБ, ХС, ТГ, ЛПНП, ЛПВП и индекс атерогенности (ИА) до лечения и через 6 месяцев терапии. Все полученные данные сравнивались с аналогичными показателями в группе, не получавшей генотропин. За время лечения в группе, получавшей генотропин, зафиксировано достоверное снижение показателей ОТ (р = 0,02) и ОТ/ОБ (р = 0,04), в отличие от группы сравнения, где рассматриваемые параметры остались прежними — р = 0,9 и р = 0,3 соответственно. В показателях липидного спектра на фоне приема генотропина произошло статистически значимое снижение ХС (р = 0,007), ЛПНП (р = 0,003), ИА (р = 0,003), содержание ТГ не изменилось (р = 0,4), а ЛПВП повысилось (р = 0,002). Среди пациентов, не получавших генотропин, не было отмечено сколь-нибудь значимых изменений в показателях жирового обмена: ХС (р = 0,4), ТГ (р = 0,6), ЛПНП (р = 0,4), ЛПВП (р = 0,3), ИА (р = 0,5). Таким образом, препараты гормона роста эффективно снижают концентрацию ХС, ЛПНП с одновременным повышением содержания ЛПВП, способствуют снижению ОТ и отношения ОТ/ОБ, что уменьшает риск развития висцерального ожирения и сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов с ДГР.

Перечень соединений, которые должны рассматриваться / КонсультантПлюс

как соединения товарной позиции 2937 <*>

 

———————————

<*> В случае, если лекарственные средства имеют международное несобственное название или международное (модифицированное) несобственное название, опубликованное Всемирной Организацией Здравоохранения, то именно это название приводится первым с пометкой (INN) или (INNM), соответственно.

 

(А) ПОЛИПЕПТИДНЫЕ ГОРМОНЫ, БЕЛКОВЫЕ И ГЛИКОПРОТЕИНОВЫЕ

ГОРМОНЫ, ИХ ПРОИЗВОДНЫЕ И СТРУКТУРНЫЕ АНАЛОГИ

 

Сюда включаются, inter alia:

(1) Соматотропин, его производные и структурные аналоги. Соматотропин (гормон роста, GH, STH (соматотропный гормон)). Водорастворимый белок, стимулирующий рост тканей и участвующий в регуляции других фаз белкового обмена. Он секретируется соматотропными клетками передней доли гипофиза. Секреция регулируется высвобождающим фактором (соматолиберином) и ингибитором соматотропина, соматостатином. Гормон роста человека (hGH) представляет собой единственную полипептидную цепочку из 191 аминокислоты, получаемую преимущественно на основе рекомбинантной ДНК. Сюда же включаются производные и аналоги, такие как соматрем (INN) (метионил-hGH), ацетилированный hGH, дезамидо-hGH и сомнопор (INN) и такие антагонисты, как пегвисомант (INN).

(2) Инсулин и его соли. Инсулин представляет собой полипептид, содержащий 51 аминокислотную группу и образующийся в островках Лангерганса поджелудочной железы у многих животных. Человеческий инсулин может быть выделен из поджелудочной железы, модификацией бычьего или свиного инсулина или методами биотехнологии — с применением бактерий или дрожжей для получения рекомбинантного человеческого инсулина. Инсулин обеспечивает захват клетками глюкозы и прочих питательных веществ, а также запасание их в виде гликогена или жира. Чистый инсулин представляет собой белый негигроскопичный порошок аморфной структуры или блестящие кристаллы, растворимые в воде.

В клинике инсулин используют для лечения сахарного диабета. Соли инсулина включают и гидрохлорид инсулина.

(3) Кортикотропин (INN), (ACTH (адренокортикотропный гормон), адренокортикотропин). Полипептид, растворимый в воде. Стимулирует увеличение образования стероидов коры надпочечников. Гирактид (INN) является аналогом кортикотропина.

(4) Лактогенный гормон (LTH, галактин, галактогенный гормон, лютеотропин, маммотропин, пролактин). Полипептид, способный кристаллизоваться. Повышает секрецию молока и влияет на активность желтого тела.

(5) Тиротропин (INN) (тиротропный гормон, TSH (стимулирующий деятельность щитовидной железы)). Гликопротеин, регулирующий действие щитовидной железы на кровь и вывод йода из организма. Он воздействует на рост и секрецию.

(6) Фолликулостимулирующий гормон (FSH). Гликопротеин, растворимый в воде. Активизирует половые функции.

(7) Лютеинизирующий гормон (LH, ICSH (гормон, стимулирующий интерстициальные клетки), лютеиностимулин). Гликопротеин, растворимый в воде. Стимулирует половые функции путем стимуляции секреции стероидов, овуляции и развития интерстициальных клеток.

(8) Хорионический гонадотропин (INN) (hCG (хорионический гонадотропин человека)). Образуется в плаценте; это гликопротеин, извлекаемый из мочи беременных женщин. Белые кристаллы; относительно неустойчивы в водном растворе. Стимулирует созревание фолликулов.

(9) Гонадотропин сыворотки (INN) (гонадотропин сыворотки лошади (eCG)). Гонадостимулирующий гликопротеин, образующийся в плаценте и эндометрии жеребых кобыл. Исходно назывался гонадотропином сыворотки жеребой кобылы.

(10) Окситоцин (INN) (-гипофамин). Растворимый в воде полипептид. Его основное действие — сокращение матки и выделение молока молочными железами. Сюда же включаются и аналоги — карбетоцин (INN), демокситоцин (INN), и т.п.

(11) Вазопрессины: аргипрессин (INN), липрессин (INN), их производные и структурные аналоги. Вазопрессины — это полипептиды, повышающие давление крови и способствующие задержке воды почками. Также сюда включаются аналоги полипептидов, такие как терлипрессин (INN), десмопрессин (INN), и т.п.

(12) Кальцитонин (INN) (TCA (тирокальцитонин)). Гипокальциемический и гипофосфатемический полипептид.

(13) Глюкагон (INN) (HGF (гипергликемическо-гликогенолитический фактор)). Полипептид, способный повышать концентрацию глюкозы в крови.

(14) Тиролиберин (TRF, TRH). Этот полипептид стимулирует секрецию тиротропина.

(15) Гонадорелин (INN) (гонадолиберин, гонадотропина рилизинг-гормон, LRF, GnRH). Этот полипептид усиливает секрецию фолликулостимулирующего и лютеинизирующего гормонов гипофизом. Сюда же включаются полипептиды, аналогичные бусерилину (INN), госерилину (INN), фертирелину (INN), серморелину (INN) и т.п.

(16) Соматостатин (INN) (SS, SRIH, SRIF). Этот полипептид подавляет высвобождение гормона роста и TSH гипофизом и имеет нейротропное действие.

(17) Атриальный натрийуретический гормон (ANH, ANF), полипептидный гормон, выделяемый предсердиями. Когда предсердие растянуто из-за увеличения объема крови, стимулируется секреция ANH. ANH в свою очередь увеличивает экскрецию соли и воды и уменьшает давление крови.

(18) Эндотелин, полипептидный гормон, выделяемый эндотелиальными клетками всех сосудов. Несмотря на то, что эндотелин выделяется в кровоток, он действует локально паракринным образом, сокращая прилегающие гладкие мышцы сосудов и таким образом повышая давление крови.

(19) Ингибин и активин, гормоны, присутствующие в тканях половых желез.

(20) Лептин — полипептидный гормон, продуцируемый жировой тканью и, как считают, действующий на рецепторы мозга в целях регулирования массы тела и отложения жира. Сюда включается также метрелептин (INN) — рекомбинантная метиониловая производная лептина, имеющая подобную ему активность и, как считают, являющаяся аналогом лептина.

 

(Б) СТЕРОИДНЫЕ ГОРМОНЫ, ИХ ПРОИЗВОДНЫЕ

И СТРУКТУРНЫЕ АНАЛОГИ

 

(1) Кортикостероидные гормоны, выделяемые корой надпочечников, играют важную роль в процессах обмена веществ в организме. Они также называются гормонами коры надпочечников или кортикоидами и делятся главным образом на следующие две группы в зависимости от их физиологического действия: (i) глюкокортикоиды, регулирующие обмен белков и углеводов и (ii) минералокортикоиды, которые вызывают удерживание натрия и воды в организме и ускорение выведения калия. Свойства минералокортикоидов используются при лечении почечной недостаточности и болезни Аддисона. Сюда же включаются следующие кортикостероидные гормоны, их производные и аналоги:

(а) кортизон (INN). Глюкокортикоид, регулирующий обмен белков и углеводов и обладающий местным противовоспалительным действием;

(б) гидрокортизон (INN) (кортизол). Глюкокортикоид, обладающий действиями, сходными с кортизоном;

(в) преднизон (INN) (дегидрокортизон). Глюкокортикоид. Производное кортизона;

(г) преднизолон (INN) (дегидрогидрокортизон). Глюкокортикоид. Производное гидрокортизона;

(д) альдостерон (INN). Минералокортикоид;

(е) кортодоксон (INN).

Некоторые производные гормонов модифицированы таким образом, что их кортикостероидная активность подавлена, но выражен противовоспалительный эффект, считается, что они обладают гормональным действием. К ним относятся основные производные кортизона (INN), гидрокортизона (INN), преднизона (INN) и преднизолона (INN), которые используются как противовоспалительные и антиревматические средства.

(2) Галогенированные производные кортикостероидных гормонов — это стероиды, в которых атом водорода, главным образом в 6- или 9-положении в гонановом кольце, замещен на атом хлора или фтора (например, дексаметазон (INN), что значительно усиливает глюкокортикоидное и противовоспалительное действие кортикоидов, производными которых они являются. Эти производные часто дополнительно модифицируют и поставляют в виде сложных эфиров, ацетонидов (например, флуоцинолона ацетонид (INN)), и т.п.

(3) Эстрогены и прогестины. Это две главные группы половых гормонов, секретируемые мужскими и женскими репродуктивными органами. Они также могут быть получены путем синтеза. Эти гормоны также называют прогестинами и гестагенами.

Эстрогенами называются женские половые гормоны, вырабатываемые яичниками, мужскими половыми железами, надпочечниками, плацентарными и другими стероидпродуцирующими тканями. Они характеризуются способностью вызывать сильное половое влечение у самок млекопитающих. Эстрогены ответственны за развитие женских половых признаков и используются при лечении менопаузы или при изготовлении противозачаточных средств. Они включают следующие эстрогены, производные и аналоги:

(а) эстрон (INN). Основной эстроген человека;

(б) эстрадиол (INN). Важный природный эстроген;

(в) эстриол (INN). Природный эстроген;

(г) этинилэстрадиол (INN). Важный синтетический эстроген, активный при оральном употреблении и применяемый в качестве основного эстрогенного компонента в составе оральных контрацептивов;

(д) местранол (INN). Простой эфир этинилэстрадиола. Применяется как оральный контрацептив.

Прогестины — класс стероидных гормонов, получивших свое название из-за гестагенных эффектов, имеющих важное значение при возникновении и развитии беременности. Эти женские половые гормоны вырабатываются в матке при возникновении и для сохранения беременности. Из-за того, что прогестагены препятствуют овуляции, они используются как компоненты противозачаточных средств. Они включают:

(а) прогестерон (INN). Главный прогестин человека и промежуточный продукт в биосинтезе эстрогенов, андрогенов и кортикостероидов. Он вырабатывается клетками желтого тела после выхода яйцеклетки и надпочечниками, а также плацентой и мужскими половыми железами;

(б) прегнандиол, встречающийся в природе прогестин с гораздо меньшей физиологической активностью, чем прогестерон.

(4) Прочие стероидные гормоны.

Андрогены — основная группа половых гормонов, которые не были упомянуты выше, вырабатываются главным образом мужскими половыми железами и в меньшей степени яичниками, надпочечниками и плацентой. Андрогены ответственны за развитие мужских половых признаков. Андрогены влияют на обмен веществ, то есть имеют анаболический эффект. Тестостерон (INN) является одним из наиболее важных андрогенов.

Сюда также включаются синтетические стероиды, используемые преимущественно для подавления или устранения действия гормонов, такие как антиэстрогены, антиандрогены и антипрогестины (антиэстагены). Стероидные антипрогестины являются антагонистами прогестина, находящими применение при лечении некоторых заболеваний. Примерами соединений данной группы могут служить онапристон (INN) и аглепристон (INN).

Стероиды, занимающие наиболее важное место в международной торговле, приведены ниже. Соединения перечислены в алфавитном порядке в соответствии с их краткими названиями с указанием их основного гормонального действия. При наличии двух или нескольких названий указывается то, которое принято в международном перечне несобственных названий (International Nonproprietary Names) для фармацевтических препаратов (INN), опубликованном Всемирной Организацией Здравоохранения, или в модифицированном перечне (International Nonproprietary Names Modified) (INNM). Химические названия приведены в соответствии с правилами IUPAC 1957 для номенклатуры стероидов.

Инсулин и гормон роста человека

    Инсулин и гормон роста человека [c.73]

    Секреция гормона роста человека регулируется совместным действием двух других гормонов, выделяемых гипоталамусом (рис. 22.27). Это рилизинг-фактор гормона роста человека, известный также под названием соматолиберина или соматокринина, и гормон, ингибирующий гормон роста, известный также как соматостатин. Гормон роста человека оказывает непосредственное воздействие на весь организм, но в особенности на рост скелета и скелетных мышц. Он обладает также опосредованным действием, стимулируя высвобождение малых белковых гормонов, называемых соматомединами, из печени. Соматомедины, известны также как инсулиноподобные факторы роста, потому что по своей структуре и по некоторым функциональным аспектам они похожи на инсулин, опосредуя или регулируя некоторые эффекты гормонов роста человека. Схема, иллюстрирующая регуляцию секреции этих гормонов и их воздействие на организм, представлена на рис. 22.27. [c.140]


    В последние годы для крупномасштабного получения труднодоступных пептидов все более широкое распространение получают методы генной инженерии (технологии рекомбинантных ДНК). Некоторые из белков (инсулин, гормон роста), полученных этим методом, абсолютно идентичны природным белкам человека. Другое вещества, например гликопротеин эритропоэтин, идентичны нативным веществам по структуре полипептидной цепи, но немного отличаются от них по строению боковых углеводных цепей в зависимости от продуцирующей линии животных клеток. Получение белков и некоторых гликопротеинов в качестве стандартов генно-инженерным путем наиболее удобно в случае труднодоступных объектов (интерлейкины 1а и ренин, интерфероны человека). Проблемы контроля производства и детального исследования свойств рекомбинантных продуктов рассмотрены в работах [11, 12]. [c.35]

    Например инсулин, гормон роста человека, соматотропин, устойчивость к пестицидам, устойчивость к гербицидам, трансгенные животные, трансгенные растения, переработка нефти, вакцины и т. д. [c.40]

    Одно из наиболее перспективных направлений генной инженерии — выращивание лекарств на ферме , т. е. получение относительно больщих количеств редких и дорогих белков, применяемых в медицине, из молока трансгенных коров или овец. Дело в том, что не все лекарственные препараты можно получить с помощью бактерий тем способом, который описан для инсулина и гормона роста человека. Во многих случаях для экспрессии белка необходима очень точная его укладка или модификация с использованием аппарата, имеющегося только в клетках млекопитающих. Так, к некоторым аминокислотам белка фактора IX уже после его синтеза должна добавляться группа —СООН. Крупномасштабное культивирование клеток, продуцирующих эти белки, теоретически возможно, однако оно потребует больших затрат и технически трудно выполнимо. [c.235]

    Разнообразные гены были химически синтезированы, введены в клоны и использованы для направленного синтеза белков с помощью рекомбинантной ДНК. Например, инсулин — это белок, применяемый при лечении диабета. Ген, синтезирующий инсулин человека, получен химиками в 1978 г. Он был введен в плазмиду и внедрен в обычную бактерию Е. соИ. Еще один пример — гормон роста человека (соматотропин). Это белок, представляющий собой полипептид из 191 аминокислоты. Ген, кодирующий этот белок, был получен сращиванием одной из природных ДНК с химически синтезированной. В 1979 г. белок начал производиться в клетках Е. соИ. Он испытывается как возможное средство лечения карликовости и сходных заболеваний, вызываемых недостатком гормона роста. [c.119]


    МЕДИКАМЕНТЫ. Гормоны, например инсулин, соматотропин, гормон роста человека [c.40]

    Бычий соматотропин (БСТ) — это гормон, близкий гормону роста человека. Он тоже вырабатывается в гипофизе и стимулирует клеточное деление у животных. Ген, кодирующий этот гормон, бьш встроен в геном бактерии тем же способом, что и гены инсулина и гормона роста. Благодаря этому БСТ в настоящее время получают в промышленных количествах в процессе ферментации. [c.227]

    Гормон роста человека Инсулин человека Интерферон [c.501]

    Одно из практических применений технологии рекомбинантных ДНК—получение медикобиологической продукции. Генная инженерия дает возможность получать в больших количествах белки, которые не могут быть выделены применением обычных методов очистки (интерферон, плазмино-ген-активирующий фактор) кроме того, с помощью рекомбинантных ДНК можно нарабатывать специфические белки человека для замены используемых в клинической практике аналогичных белков животных (инсулин, гормон роста). Достоинства обеих технологий очевидны. [c.46]

    В последнее время выделяют все больше генов, определяюш их поведение. Конечно, это не означает, что все поведение человека и животных полностью предопределено генетически (немалый вклад вносят среда, окружение, воспитание и т. д.), но во многсия оно зависит от генотипа. Это подтверждают простые примеры. Например, при недостаточной секреции гипофизом гормона роста люди в 80% случаев бывают карликами. Их дети также будут нести этот ген. Как еще совсем недавно им пытались помочь Из трупов брали гипофизы и выделяли из них гормон роста, который вводили инъекциями, как инсулин диабетикам, больным детям (это эффективно до 17—18 лет, пока человек растет), и они вырастали до нормы. Стоит ли говорить, что позволить себе такую терапию могли только богатые люди и богатые страны Что изменили в этой грустной истории генные инженеры Выделив ген, отвечающий за синтез гормона роста, они снабдили им кишечную палочку, которая и стала синтезировать этот гормон. [c.57]

    С помощью методов генной инженерии можно получать белки человека в количествах достаточных для терапевтических целей (инсулин, гормон роста, активатор плазминогена). [c.35]

    Ген, кодирующ ий образование гормона роста человека, был синтезирован искусственно и встроен в генетический материал Е.соН аналогично тому, как это сделали с геном инсулина. В настоящее время проблема производства высококачественного, безопасного для здоровья пациентов соматотропина в необходимых количествах и при минимальных затратах полностью решена. Более того, с помощью технологии рекомбинантных ДНК получены штаммы микроорганизмов, способные синтезировать и другие факторы роста человеческого организма. Для целей сельского хозяйства большое значение имела организация производства гормона роста крупного рогатого скота (впервые — американской фирмой Монсанто). Его применение позволяет значительно (до 15% и более) повысить удойность коров. Сам ген, кодирующий образование соматотропина, пытаются использовать в генетической инженерии животных для выведения ускоренно растущих пород. Так, получены обнадеживающие результаты на рыбах. Лососи с встроенным геном гормона роста способны достигать потребительских размеров за один год вместо двух в отличие от обычных рыб. [c.34]

    Получение природного инсулина — гормона для лечения диабета, основанное на извлечении его из поджелудочных желез крупного рогатого скота и свиней, сдерживается дефицитом сырья. Кроме того, гормон имеет животное происхождение. Разработанный генетической инженерией метод получения человеческого инсулина путем выращивания рекомбинантного штамма Е. oli решил проблему обеспечения больных этим жизненно важным препаратом. Такая же ситуация наблюдается и в отношении гормона роста человека, получаемого из гипофиза умерших людей. Этого гормона не хватало для лечения карликовости, быстрейшего заживления ран и т.д. Генетическая инженерия решила эту проблему достаточно 1000 л культуры рекомбинантного штамма Е. oli, чтобы получить количество гормона, достаточ- [c.103]

    Были клонированы гены ряда белков, необходимых в медицине. Нужный для лечения диабета инсулин в настоящее время получают из поджелудочной железы забитых на бойне животных. Хотя такой инсулин удовлетворяет сегодняшние потребности в этом препарате, тем не менее в связи с увеличением случаев заболевания сахарным диабетом, которому в США подвержено более 5% населения, в какой-то момент спрос может превысить предложение. Кроме того, инсулин забиваемых на бойнях животных не идентичен по своей аминокислотной последовательности инсулину человека, и потому для некоторых людей он неэффективен и даже непереносим. Недавно удалось заставить Е. соН синтезировать инсулин человека, введя в нее соответствующий ген. Полученный таким способом синтетический инсулин человека уже применяется при лечении диабета. Сходным образом благодаря рекомбинантным ДНК стало возможным использование в лечебной практике гипофизарного гормона роста (соматотропина), ранее недоступного для медицинских целей. Это важно потому, что гормон роста животных из-за различий в аминокислотной последовательности соматотропина человека и животньк неэффективен при лечении карликовости человека. [c.989]


    Гормон роста — соматотропин — синтезируется в ацидофильных клетках гипофиза. Концентрация гормона в гипофизе — 5—15 мг/г, что в 1000 раз выше по сравнению с другими гипофизарными гормонами. Соматотропин — это полипептид, который состоит из 191 аминокислотного остатка (ММ 22 ООО Да). Синтез и вьщеление соматотропина регулируются нейропептидами гипоталамуса — сомато-либерином и соматостатином. Гормон видоспецифичен. Для терапевтических целей получен рекомбинантный соматотропин. Соматотропин необходим для постнатального роста и нормального обмена углеводов, липидов и минеральных солей. Он обладает прямым (через цАМФ-зависимые эффекты) и опосредованным действием. Соматотропин непосредственно влияет на транспорт аминокислот и липолиз. Связанные с ростом эффекты опосредуются ЮР-1 (инсулиноподобный фактор, полученный по информации одного из семейства инсулиноподобных генов). Он усиливает включение сульфата в хрящи (поэтому сначала назывался сульфатирующим фактором, затем соматомедином С) по строению сходен с проинсулином (70 аминокислотных остатков). Из плазмы крови человека выделен ЮР-2, состоящий из 67 аминокислотных остатков. Этот инсулино- [c.403]

    Гормон роста — это небольшой белок, который вырабатывается гипофизом и действует на все ткани организма. Недостаток этого гормона в детстве приводит к карликовости при этом тело человека остается маленьким, но имеет нормальные пропорции. В отличие от инсулина, который не обладает строгой специфичностью, гормон роста строго специфичен для того вида млекопитаюших, в котором он вырабатывается. Вот почему лечение карликовости долгое время было основано на использовании гормона роста, вьщеленного из гипофиза умерших людей. Полученные таким образом препараты могли быть случайно загрязнены инфекционным белком, вызывающим болезнь Крейтцфельда-Якоба (такой же белок, по-видимому, является причиной коровьего бешенства). После некото- [c.227]

    Подобные копии применяются для экспрессии в бактериях важных с медицинской точки зрения белков человека и животных, таких, как инсулин, ренин, гормон роста и др. В данном случае фрагменты генома нельзя использовать. Это связано с тем, что у эукариот отдельные части некоторых структурных генов разобщены кодирующие последовательности (экзоны) чередуются с некодирующими вставочными последовательностями (нитроны). Ген целиком транскрибируется с обра.зованием первичного транскрипта РНК, затем транскрипты нитронов выщепляются, а последовательности соответствующие экзонам, сши- [c.136]

    Кумагаи С., Горение, пер. с япон.. М., 1979 Математическая теория горения и взрыва, М., 1980. А. Г. Мержанов. ГОРМОНЫ ЖИВОТНЫХ, органические в-ва, выделяемые железами внутр. секреции в кровь и тканевую жидк. биол. регуляторы важнейших ф-ций организма животных и человека (обмена в-в, роста, полового развития и др.). Секреция Г. ж. эндокринными железами контролируется центр, нервной сист. и гуморальными факторами (биологически активным в-вами, содержащимися в крови, лимфе и тканевой жидк.). По хим. строению различают след, группы Г. ж. производные аминокислот (напр., Ь-адреналин), белково-пептидные (напр., инсулин, секретин, вазопрессин) и стероидные гормоны. В крови и моче содержатся маого-числ. продукты метаболизма Г. ж., многие из к-рых также обладают гормональной активностью. Г. ж. выделяют из прир. источников или синтезируют. Нек-рые из них — лек. ср-ва (напр., инсулин, адренокортикотропии). [c.141]

    Биотехнологический синтез цитокинов, ростового гормона, инсулина, эпидермального фактора роста, бета-эндорфина человека и многих других биологически активных соединений осущ,ествляется в настоящ,ее время во многих странах, благодаря созданию автономно реплицируюш,ихся экстра-хромосомных векторов дрожжей. [c.69]


«Дорогой Лайл …»: о гормоне роста и еде на ночь : znatok_ne — LiveJournal

Рубрика ответов на вопросы: «Спросите Лайла МакДональда»

Лайл, я слышал различные высказывания о роли еды перед вечерней тренировкой. Некоторые источники, похоже, настроены решительно против такого приема пищи, особенно против употребления углеводов, что мол это будет тормозить рост секреции гормона, повышая уровень инсулина. Я работаю допоздна, и я начинаю сомневаться, можно ли мне употребить углеводы перед (и после) моей вечерней тренировкой. С одной стороны, я хочу, пополнить запасы гликогена, но с другой я не хочу, препятствовать высвобождению гормона роста, когда я буду спать. Был бы очень признателен за Ваши соображения по данному вопросу.

Да, инсулин и гормон роста являются по отношению друг к другу гомонами антагонистами. Как правило, высокие уровни глюкозы / инсулина в крови снижают уровни гормона роста, и наоборот, низкие уровни глюкозы / инсулина в крови повышают уровни гормона роста.

Но суть в том, что самостоятельно, ГР не носит такого уж капитально анаболического характера, и любые его анаболические эффекты проявляются во взаимодействии с инсулиноподобным фактором роста-1 (IGF-1, также называемым Соматомедин). Так при секреции ГР, а также множеством других сопутствующих факторов в нужное время и в нужном месте (в том числе в присутствии адекватной суточной калорийности, белков и т.д.), печень производит IGF-1. Кроме того, IGF-1 может быть секретирован и самими мышечными клетками.

Что касается влияния на мышечный рост, я, не могу согласится с важностью роли ГР для роста мышц. В исследованиях, где одной группе испытуемых (занимающимся силовым тренингом) вводили экзогенно ГР, а другой нет, не было выявлено значительного роста мышечной массы по сравнению с группой лиц, которым не делали инъекции ГР.

Известно, что уровни гормона роста значительно повышаются в периоды голодания (пост) и на тощак. Но несмотря на то, что действительно при высоких уровнях глюкозы/ инсулина секреция гормона роста уменьшается, особенно в покое, то возникает вопрос, а насколько будет значительным этот эффект в присутствии физических упражнений. Тем более, что после начала тренировки, уровень инсулина начинает падать почти сразу из-за секреции катехоламинов, так что я думаю, 5-10 минутная разминка приведет к снижению любых высоких уровней инсулина, поднятых высокоуглеводной пищей.

И в целом, я не уверен, что общий гормональный ответ от тренировки, будет иметь решающее значение, для роста мышечной массы. То есть, по моему мнению, общетренировочный эффект от силовой нагрузки (качественно проведенная тренировка, усталость, мышечная микротравматика и пр.) будет играть гораздо более значимую роль, чем любой гормональный всплеск. Таким образом, вполне вероятно, что манипулирование гормональными уровнями ГР (или тестостерона) силовой тренировкой, наверняка имеет свои выгодные стороны, но я до сих пор считают, что именно качественная силовая работа и т.д. является более важными факторами для мышечного роста.

Что касается употребления углеводов перед вечерней тренировкой, то вы должны понять следующее, чтобы получить хороший гормональный ответ ГР после вашей тренировки, вы должны иметь достаточное глюкозы в крови, чтобы обеспечить высокую интенсивность тренировки. Т.е. да, это прекрасно, что вы получите хороший всплеск уровней ГР от «голодной» тренировки, но какое это будет иметь значение, если сама тренировка у вас пройдет вяло и абы как?

То же самое можно сказать и про споры относительно еды утром перед тренировкой. Если вы тренируетесь рано с утра на тощак, то вы безусловно можете получить больший ответ в секреции ГР, но основным минусом такой тренировки, будет то, что она происходит в условиях низкого уровня сахара в крови. А если ваша тренировка пройдет из рук вон плохо, потому что у вас не было ни сил, ни энергии, то вы не будет расти, независимо от того, насколько значителен гормональный ответ от тренировки.

Насчет употребления углеводов после тренировки, то по меньшей мере, одно исследование показало, что сочетание белков и углеводов, принятое после тренировки, поднимают как уровни инсулина, так и уровни гормона роста. Причина кроется в том, что углеводы приводят к росту уровня инсулина, который затем приводит к снижению уровня глюкозы в крови (это работает инсулин), что в свою очередь вызывает высвобождение ГР.

В конечном счете, я думаю, что восполнение мышц и печени гликогеном после тренировки, является относительно более важным, чем чрезмерное беспокойство о попытках достижения высоких уровней ГР во время сна и т.д.

Лайл МакДональд</i>

Влияние инсулина на секрецию гормона роста, уровень и передачу сигналов гормона роста

Гормон роста (GH), как жизненно важный гормон, должен пройти ряд процессов для выполнения своей функции, включая секрецию, попадание в кровоток для достижения тканей-мишеней (пре-рецепторный процесс), связывание с рецептором GH (GHR) и запуск передачи сигналов. внутри клеток (пост-GHR процесс). Инсулин может прямо или косвенно влиять на часть этих процессов.Секреция GH соматотропами гипофиза регулируется GH-рилизинг-гормоном (GHRH) и соматостатином (SS) из гипоталамуса. Инсулин может оказывать положительное или отрицательное действие на нейроны, экспрессирующие GHRH, SS и соматотропы, в здоровых и патологических состояниях, включая ожирение и диабет. Уровни глюкозы и липидов в кровообращении, а также пищевые привычки могут влиять на эффект инсулина на секрецию гормона роста. Инсулин также может влиять на чувствительность GHR и уровень инсулиноподобного фактора роста 1 (IGF-1), таким образом влияя на уровень GH.Передача сигналов GH также важна для GH, чтобы играть свою роль. Передача сигналов GH включает пути GHR / JAK2 / STAT, GHR / JAK2 / SHC / MAPK и GH / субстрат рецептора инсулина (IRS) / PI3K / Akt. Эти пути могут быть общими для инсулина, который является основой взаимодействия между инсулином и GH, и инсулин может ослаблять или облегчать сигнал GH, влияя на молекулы в этих путях. Многие факторы связаны с действием инсулина, среди них наиболее важными являются продолжительность действия и количество инсулина.Тенденция снижения инсулина передачи сигналов GH становится очевидной при увеличении дозы и времени действия инсулина. При обнаружении сигнала GH также следует учитывать участие супрессора передачи сигналов цитокинов (SOCS), взаимодействие между JAK2 и IRS и чувствительность GHR. Участие СС в ответ на инсулин пока не ясно. Подробные сведения о том, как секреция, уровень и сигналы гормона роста изменяются в ответ на время и дозу лечения инсулином, требуют дальнейших исследований.

Механизмы заболевания: метаболические эффекты гормона роста и инсулиноподобного фактора роста 1

  • 1

    Ферт С.М. и Бакстер Р.К. (2002) Клеточные действия белков, связывающих инсулиноподобный фактор роста. Endocr Ред. 23 : 824–854

    CAS Статья Google Scholar

  • 2

    Монзави Р. и Коэн П. (2002) IGFs и IGFBPs: роль в здоровье и болезнях. Best Practices Clin Endocrinol Metab 16 : 433–437

    CAS Статья Google Scholar

  • 3

    Dupont J и LeRoith D (2001) Инсулин и рецепторы инсулиноподобного фактора роста I: сходства и различия в передаче сигнала. Horm Res 55 (Suppl 2): ​​S22 – S26

    Google Scholar

  • 4

    Lupu F et al . (2001) Роль гормона роста и инсулиноподобного фактора роста 1 в постнатальном росте мышей. Dev Biol 229 : 141–162

    CAS Статья Google Scholar

  • 5

    Dominici FP et al . (2000) Компенсаторные изменения передачи инсулинового сигнала в печени мышей с нокаутом рецептора гормона роста. Дж Эндокринол 166 : 579–590

    CAS Статья Google Scholar

  • 6

    Coschigano KT и др. . (2000) Оценка параметров роста и продолжительности жизни мышей с нарушенным геном GHR / BP. Эндокринология 141 : 2608–2613

    CAS Статья Google Scholar

  • 7

    Лю Ж.Л. и др. . (2004) Нарушение гена рецептора гормона роста вызывает уменьшение размера островков поджелудочной железы и повышение чувствительности к инсулину у мышей. Am J Physiol Endocrinol Metab 287 : E405 – E413

    CAS Статья Google Scholar

  • 8

    Guo Y et al . (2005) Специфическая для островков поджелудочной железы экспрессия трансгена инсулиноподобного фактора роста-I компенсирует рост островковых клеток у мышей с дефицитом гена рецептора гормона роста. Эндокринология 146 : 2602–2609

    CAS Статья Google Scholar

  • 9

    Якар С и др. .(1999) Нормальный рост и развитие в отсутствие инсулиноподобного фактора роста в печени I. Proc Natl Acad Sci USA 96 : 7324–7329

    CAS Статья Google Scholar

  • 10

    Якар С и др. . (2001) Печеночно-специфическая делеция гена Igf-1 приводит к нечувствительности к мышечному инсулину. Диабет 50 : 1110–1118

    CAS Статья Google Scholar

  • 11

    Якар С и др. .(2004) Ингибирование действия гормона роста улучшает чувствительность к инсулину у мышей с дефицитом IGF-1 в печени. J Clin Invest 113 : 96–105

    CAS Статья Google Scholar

  • 12

    Clemmons DR et al . (2005) Рекомбинантный негликозилированный белок-3, связывающий человеческий инсулиноподобный фактор роста (IGFBP-3), разрушается предпочтительно после введения диабетикам типа II, что приводит к увеличению количества эндогенного гликозилированного IGFBP-3. J Clin Endocrinol Metab 90 : 6561–6568

    CAS Статья Google Scholar

  • 13

    Халузик М и др. . (2003) Инсулинорезистентность у мышей с удаленным геном IGF-1, специфичным для печени, устраняется делецией кислотолабильной субъединицы комплекса IGF-связывающего белка-3: относительные роли гормона роста и IGF-1 в резистентности к инсулину. Диабет 52 : 2483–2489

    CAS Статья Google Scholar

  • 14

    Mauras N et al .(2000) Лечение инсулиноподобным фактором роста I и гормоном роста (GH) у людей с дефицитом GH: различные эффекты на метаболизм белков, глюкозы, липидов и кальция. J Clin Endocrinol Metab 85 : 1686–1694

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 15

    Rose DR и Clemmons DR (2002) Антагонист рецепторов гормона роста улучшает инсулинорезистентность при акромегалии. Горба роста IGF Res 12 : 418–424

    CAS Статья Google Scholar

  • 16

    Di Cola G et al .(1997) Гипогликемический эффект инсулиноподобного фактора роста-1 у мышей, лишенных рецепторов инсулина. J Clin Invest 99 : 2538–2544

    CAS Статья Google Scholar

  • 17

    Ранке М.Б. (2005) Лечение инсулиноподобным фактором роста-I нарушений роста, сахарного диабета и инсулинорезистентности. Trends Endocrinol Metab 16 : 190–197

    CAS Статья Google Scholar

  • 18

    Yuen K et al .(2004) Изменения уровня свободного, а не общего инсулиноподобного фактора роста-I повышают чувствительность к инсулину и подавляют выработку эндогенного пикового гормона роста (GH) после кратковременного введения низких доз GH у молодых здоровых взрослых. J Clin Endocrinol Metab 89 : 3956–3964

    CAS Статья Google Scholar

  • 19

    Yuen K et al . (2002) Влияние кратковременного приема двух низких доз по сравнению со стандартной замещающей дозой GH на чувствительность к инсулину и уровни глюкозы натощак у молодых здоровых взрослых. J Clin Endocrinol Metab 87 : 1989–1995

    CAS Статья Google Scholar

  • 20

    Johannsson G et al . (1997) Лечение гормоном роста мужчин с абдоминальным ожирением снижает массу жира в брюшной полости, улучшает метаболизм глюкозы и липопротеинов и снижает диастолическое артериальное давление. J Clin Endocrinol Metab 82 : 727–734

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 21

    Jorgensen JO et al .(1994) Три года лечения гормоном роста у взрослых с дефицитом гормона роста: почти нормализация состава тела и физической работоспособности. Eur J Endocrinol 130 : 224–228

    CAS Статья Google Scholar

  • 22

    Bengtsson BA et al . (1993) Лечение взрослых с дефицитом гормона роста (GH) рекомбинантным человеческим GH. J Clin Endocrinol Metab 76 : 309–317

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 23

    Ким К.Р. и др. .(1999) Лечение гормоном роста низкими дозами с ограничением диеты ускоряет потерю жира в организме, оказывает анаболический эффект и улучшает секреторную дисфункцию гормона роста у взрослых с ожирением. Horm Res 51 : 78–84

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 24

    Goodman HM (1968) Гормон роста и метаболизм углеводов и липидов в жировой ткани. Ann N Y Acad Sci 148 : 419–440

    CAS Статья Google Scholar

  • 25

    Raben MS и Hollenberg CH (1959) Влияние гормона роста на жирные кислоты плазмы. J Clin Invest 38 : 484–488

    CAS Статья Google Scholar

  • 26

    Richelsen B (1997) Действие гормона роста на жировую ткань. Horm Res 48 (Дополнение 5): S105 – S110

    Артикул Google Scholar

  • 27

    Rudling M et al . (1992) Важность гормона роста для индукции печеночных рецепторов липопротеинов низкой плотности. Proc Natl Acad Sci USA 89 : 6983–6987

    CAS Статья Google Scholar

  • 28

    Оскарссон Дж. и др. . (1999) GH, но не IGF-I или инсулин, увеличивает активность липопротеинлипазы в мышечных тканях гипофизэктомированных крыс. Дж Эндокринол 160 : 247–255

    CAS Статья Google Scholar

  • 29

    Norrelund H et al .(2003) Решающая роль свободных жирных кислот в сохранении белка во время голодания у людей с гормоном роста и без него. J Clin Endocrinol Metab 88 : 4371–4378

    CAS Статья Google Scholar

  • 30

    Segerlantz M et al . (2001) Ингибирование роста FFA с помощью аципимокса частично предотвращает GH-индуцированную резистентность к инсулину у взрослых с дефицитом GH. J Clin Endocrinol Metab 86 : 5813–5818

    CAS Статья Google Scholar

  • 31

    Zick Y (2004) Развязка передачи сигналов инсулина посредством фосфорилирования серина / треонина: молекулярная основа инсулинорезистентности. Biochem Soc Trans 32 : 812–816

    CAS Статья Google Scholar

  • 32

    Clemmons DR (2004) Относительные роли гормона роста и IGF-1 в контроле чувствительности к инсулину. J Clin Invest 113 : 25–27

    CAS Статья Google Scholar

  • 33

    Хеффернан М. и др. . (2001) Эффекты человеческого GH и его липолитического фрагмента (AOD9604) на метаболизм липидов после хронического лечения мышей с ожирением и мышей с нокаутом β (3) -AR. Эндокринология 142 : 5182–5189

    CAS Статья Google Scholar

  • 34

    Hollenga C et al . (1991) Взаимосвязь между липолизом и генерацией циклического АМФ, опосредованной атипичными β-адренорецепторами в адипоцитах крыс. Br J Pharmacol 102 : 577–580

    CAS Статья Google Scholar

  • 35

    Лафонтан М. и Берлан М. (1993) Адренергические рецепторы жировых клеток и контроль функции белых и коричневых жировых клеток. J Lipid Res 34 : 1057–1091

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 36

    Susulic VS и др. . (1995) Целенаправленное нарушение гена β3-адренорецептора. J Biol Chem 270 : 29483–29492

    CAS Статья Google Scholar

  • 37

    Рудман Д. и др. . (1990) Влияние гормона роста человека на мужчин старше 60 лет. N Engl J Med 323 : 1–6

    CAS Статья Google Scholar

  • 38

    Taaffe DR et al . (1994) Региональное распределение жира с помощью двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии: сравнение с антропометрией и применение в клинических испытаниях гормона роста и физических упражнений. Clin Sci (Lond) 87 : 581–586

    CAS Статья Google Scholar

  • 39

    Taaffe DR et al .(2001) Рекомбинантный гормон роста человека, но не инсулиноподобный фактор роста-I, усиливает центральную потерю жира у женщин в постменопаузе, соблюдающих диету и программу упражнений. Horm Metab Res 33 : 156–162

    CAS Статья Google Scholar

  • 40

    Scavo LM и др. . (2004) Инсулиноподобный фактор роста-I стимулирует рост клеток и липогенез во время дифференцировки мезенхимальных стволовых клеток человека в адипоциты. J Clin Endocrinol Metab 89 : 3543–3553

    CAS Статья Google Scholar

  • 41

    Хуанг И и др. . (2004) Физическое и функциональное взаимодействие гормона роста и сигнальных элементов инсулиноподобного фактора роста-I. Мол. Эндокринол 18 : 1471–1485

    CAS Статья Google Scholar

  • 42

    Zizola CF et al .(2002) Изменения рецептора IGF-I и мРНК IGF-I во время дифференцировки преадипоцитов 3T3-L1. Biochimie 84 : 975–980

    CAS Статья Google Scholar

  • 43

    Альберт С.Г. и Мурадиан А.Д. (2004) Низкие дозы рекомбинантного гормона роста человека в качестве адъювантной терапии для изменения образа жизни при лечении ожирения. J Clin Endocrinol Metab 89 : 695–701

    CAS Статья Google Scholar

  • 44

    Franco C et al .(2005) Лечение гормоном роста снижает абдоминальный висцеральный жир у женщин в постменопаузе с абдоминальным ожирением: 12-месячное плацебо-контролируемое исследование. J Clin Endocrinol Metab 90 : 1466–1474

    CAS Статья Google Scholar

  • 45

    Хорбер Ф. Ф. и Хеймонд М. В. (1990) Гормон роста человека предотвращает катаболические побочные эффекты белков преднизона у людей. J Clin Invest 86 : 265–272

    CAS Статья Google Scholar

  • 46

    Маурас Н. и Хеймонд М.В. (2005) Можно ли разделить метаболические эффекты GH и IGF-I? Горба роста IGF Res 15 : 19–27

    CAS Статья Google Scholar

  • 47

    Fryburg DA и Barrett EJ (1999) Физиологические эффекты и потенциальные применения GH и IGF-I. Diabetes Nutr Metab 12 : 329–336

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 48

    Туркалдж I и др. . (1992) Эффект увеличения доз рекомбинантного человеческого инсулиноподобного фактора роста-I на метаболизм глюкозы, липидов и лейцина у человека. J Clin Endocrinol Metab 75 : 1186–1191

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 49

    Louard RJ et al .(1992) Чувствительность к инсулину белков и метаболизма глюкозы в скелетных мышцах предплечья человека. J Clin Invest 90 : 2348–2354

    CAS Статья Google Scholar

  • 50

    Biolo G и др. . (1995) Физиологическая гиперинсулинемия стимулирует синтез белка и увеличивает транспорт выбранных аминокислот в скелетных мышцах человека. J Clin Invest 95 : 811–819

    CAS Статья Google Scholar

  • 51

    Wilmore DW (1999) Использование гормона роста у тяжелых пациентов. Adv Surg 33 : 261–274

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52

    Маллиган К. и др. . (1999) Использование гормона роста и других анаболических агентов при истощении, вызванном СПИДом. JPEN J Parenter Enteral Nutr 23 (Дополнение 6): S202 – S209

    CAS Статья Google Scholar

  • 53

    Хаффнер Д. и др. .(2000) Влияние лечения гормоном роста на рост детей с хронической почечной недостаточностью во взрослом возрасте. Немецкая исследовательская группа по лечению гормона роста при хронической почечной недостаточности. N Engl J Med 343 : 923–930

    CAS Статья Google Scholar

  • 54

    Маурас N и др. . (2002) Гормон роста обладает анаболическим действием у детей, зависимых от глюкокортикостероидов и страдающих воспалительным заболеванием кишечника: пилотное исследование. Метаболизм 51 : 127–135

    CAS Статья Google Scholar

  • 55

    Такала Дж. и др. . (1999) Повышенная смертность тяжелобольных взрослых, связанная с лечением гормоном роста. N Engl J Med 341 : 785–792

    CAS Статья Google Scholar

  • 56

    Clemmons DR (1993) Использование гормона роста и инсулиноподобного фактора роста I при катаболизме, вызванном отрицательным энергетическим балансом. Horm Res 40 : 62–67

    CAS Статья Google Scholar

  • 57

    Mauras N (1995) Комбинированный рекомбинантный человеческий гормон роста и рекомбинантный человеческий инсулиноподобный фактор роста I: отсутствие синергизма в отношении анаболизма белков всего тела у нормально питающихся субъектов. J Clin Endocrinol Metab 80 : 2633–2637

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 58

    Mulligan K и Schambelan M (2002) Анаболическое лечение с помощью GH, IGF-I или анаболических стероидов у пациентов с ВИЧ-ассоциированным истощением. Int J Cardiol 85 : 151–159

    Артикул Google Scholar

  • 59

    Frost RA et al . (1996) Истощение при синдроме приобретенного иммунодефицита связано с множественными дефектами в системе сывороточного инсулиноподобного фактора роста. Clin Endocrinol (Oxf) 44 : 501–514

    CAS Статья Google Scholar

  • 60

    Унтерман Т.Г. (1993) Белок-1, связывающий инсулиноподобный фактор роста: идентификация, очистка и регулирование у плода и взрослого человека. Adv Exp Med Biol 343 : 215–226

    CAS Статья Google Scholar

  • 61

    Арсланян С.А. и др. . (1993) Инсулинотерапия увеличивает уровень белка, связывающего гормон роста плазмы, у детей с впервые возникшим диабетом 1 типа. Diabet Med 10 : 833–838

    CAS Статья Google Scholar

  • 62

    Press M et al .(1984) Важность повышенного уровня гормона роста в опосредовании метаболических нарушений при диабете. N Engl J Med 310 : 810–815

    CAS Статья Google Scholar

  • 63

    Бакстер RC (1995) Белки, связывающие инсулиноподобный фактор роста, как глюкорегуляторы. Метаболизм 44 : 12–17

    CAS Статья Google Scholar

  • 64

    Хуссейн М.А. и др. .(1993) Инсулиноподобный фактор роста I стимулирует окисление липидов, снижает окисление белков и повышает чувствительность к инсулину у людей. J Clin Invest 92 : 2249–2256

    CAS Статья Google Scholar

  • 65

    Rennert NJ et al . (1993) Метаболические эффекты rhIGF-1 у нормальных людей. Adv Exp Med Biol 343 : 311–318

    CAS Статья Google Scholar

  • 66

    Clemmons DR et al .(2000) Комбинация инсулиноподобного фактора роста I и белка-3, связывающего инсулиноподобный фактор роста, снижает потребность в инсулине при инсулинозависимом диабете 1 типа: доказательства биологической активности in vivo . J Clin Endocrinol Metab 85 : 1518–1524

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 67

    Acerini CL и др. . (1998) Влияние низких доз рекомбинантного человеческого инсулиноподобного фактора роста-I на чувствительность к инсулину, уровни гормона роста и глюкагона у молодых людей с инсулинозависимым сахарным диабетом. Метаболизм 47 : 1481–1489

    CAS Статья Google Scholar

  • 68

    Morrow LA et al . (1994) Терапия рекомбинантным человеческим инсулиноподобным фактором роста-I улучшает гликемический контроль и действие инсулина при синдроме тяжелой инсулинорезистентности типа А. J Clin Endocrinol Metab 79 : 205–210

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 69

    Моисей AC и др. .(1996) Рекомбинантный человеческий инсулиноподобный фактор роста I увеличивает чувствительность к инсулину и улучшает гликемический контроль при диабете типа II. Диабет 45 : 91–100

    CAS Статья Google Scholar

  • 70

    Zenobi PD et al . (1992) Влияние инсулиноподобного фактора роста-I на толерантность к глюкозе, уровни инсулина и секрецию инсулина. J Clin Invest 89 : 1908–1913

    CAS Статья Google Scholar

  • Гормон роста (соматотропин)

    Гормон роста (соматотропин)

    Гормон роста — это белковый гормон, состоящий примерно из 190 аминокислот, который синтезируется и секретируется клетками передней доли гипофиза, называемыми соматотрофами .Он является основным участником контроля нескольких сложных физиологических процессов, включая рост и метаболизм. Гормон роста также представляет значительный интерес как лекарственное средство, используемое как для людей, так и для животных.

    Физиологические эффекты гормона роста

    Важнейшей концепцией в понимании активности гормона роста является то, что он имеет два различных типа эффектов:

    • Прямые эффекты являются результатом связывания гормона роста своего рецептора с клетками-мишенями.Например, жировые клетки (адипоциты) имеют рецепторы гормона роста, и гормон роста стимулирует их расщепление триглицеридов и подавляет их способность поглощать и накапливать циркулирующие липиды.
    • Косвенные эффекты в первую очередь опосредуются инсулиноподобным фактором роста-I (IGF-I), гормоном, который секретируется печенью и другими тканями в ответ на гормон роста. Большинство эффектов гормона роста, способствующих росту, на самом деле обусловлено действием IGF-I на его клетки-мишени.

    Помня об этом различии, мы можем обсудить две основные роли гормона роста и его миньона IGF-I в физиологии.

    Влияние на рост

    Рост — очень сложный процесс, требующий скоординированного действия нескольких гормонов. Основная роль гормона роста в стимулировании роста тела состоит в том, чтобы стимулировать печень и другие ткани к секреции IGF-I. IGF-I стимулирует пролиферацию хондроцитов (хрящевых клеток), что приводит к росту костей.Гормон роста, по-видимому, оказывает прямое влияние на рост костей, стимулируя дифференцировку хондроцитов.

    IGF-I также играет ключевую роль в росте мышц. Он стимулирует как дифференцировку, так и пролиферацию миобластов. Он также стимулирует поглощение аминокислот и синтез белка в мышцах и других тканях.

    Метаболические эффекты

    Гормон роста оказывает важное влияние на метаболизм белков, липидов и углеводов. В некоторых случаях было ясно продемонстрировано прямое действие гормона роста, в других, IGF-I считается критическим медиатором, а в некоторых случаях оказывается, что играют роль как прямые, так и косвенные эффекты.

    • Обмен белков: В целом гормон роста стимулирует анаболизм белков во многих тканях. Этот эффект отражает повышенное поглощение аминокислот, усиление синтеза белка и снижение окисления белков.
    • Жировой обмен: Гормон роста усиливает использование жира, стимулируя расщепление и окисление триглицеридов в адипоцитах.
    • Углеводный обмен: Гормон роста — один из гормонов, который поддерживает нормальный уровень глюкозы в крови.Часто говорят, что гормон роста обладает антиинсулиновой активностью, потому что он подавляет способность инсулина стимулировать поглощение глюкозы периферическими тканями и усиливать синтез глюкозы в печени. Как это ни парадоксально, введение гормона роста стимулирует секрецию инсулина, что приводит к гиперинсулинемии.
    Контроль секреции гормона роста

    Производство гормона роста регулируется многими факторами, включая стресс, физические упражнения, питание, сон и сам гормон роста.Однако его основными регуляторами являются два гормона гипоталамуса и один гормон желудка:

    • Гормон высвобождения гормона роста (GHRH) — это гипоталамический пептид, который стимулирует как синтез, так и секрецию гормона роста.
    • Соматостатин (SS) — это пептид, продуцируемый несколькими тканями организма, включая гипоталамус. Соматостатин подавляет высвобождение гормона роста в ответ на GHRH и другие стимулирующие факторы, такие как низкая концентрация глюкозы в крови.
    • Грелин — пептидный гормон, секретируемый желудком. Грелин связывается с рецепторами соматотрофов и сильно стимулирует секрецию гормона роста.

    Секреция гормона роста также является частью петли отрицательной обратной связи с участием IGF-I. Высокий уровень IGF-I в крови приводит к снижению секреции гормона роста не только за счет прямого подавления соматотрофа, но и за счет стимуляции высвобождения соматостатина из гипоталамуса.

    Гормон роста также подавляет секрецию GHRH и, вероятно, оказывает прямое (аутокринное) ингибирующее действие на секрецию соматотрофа.

    Интеграция всех факторов, влияющих на синтез и секрецию гормона роста, приводит к пульсирующему паттерну высвобождения. Базальные концентрации гормона роста в крови очень низкие. У детей и молодых людей наиболее интенсивный период высвобождения гормона роста происходит вскоре после начала глубокого сна.

    Болезненные состояния

    Состояния как дефицита, так и избытка гормона роста дают очень очевидные свидетельства роли этого гормона в нормальной физиологии. Такие нарушения могут отражать поражения либо в гипоталамусе, либо в гипофизе, либо в клетках-мишенях. Состояние дефицита может быть результатом не только недостаточности выработки гормона, но и реакции клетки-мишени на гормон.

    Клинически дефицит гормона роста или дефекты его связывания с рецептором рассматриваются как задержка роста или карликовость. Проявление дефицита гормона роста зависит от возраста начала заболевания и может быть результатом наследственного или приобретенного заболевания.

    Эффект чрезмерной секреции гормона роста также очень зависит от возраста начала и рассматривается как два различных расстройства:

    • Гигантизм — результат чрезмерной секреции гормона роста, которая начинается у маленьких детей или подростков. Это очень редкое заболевание, обычно возникающее в результате соматотропной опухоли. Одним из самых известных гигантов был человек по имени Роберт Уодлоу. При рождении он весил 8,5 фунтов, но к 5 годам был 105 фунтов и 5 футов 4 дюйма в высоту.Роберт достиг взрослого веса 490 фунтов и роста 8 футов 11 дюймов. Умер в 22 года.
    • Акромегалия возникает в результате чрезмерной секреции гормона роста у взрослых, обычно в результате доброкачественных опухолей гипофиза. Начало этого расстройства обычно внутриутробно и длится несколько лет. Клинические признаки акромегалии включают чрезмерный рост конечностей, отек мягких тканей, аномалии строения челюсти и сердечные заболевания. Избыток гормона роста и IGF-I также приводит к ряду метаболических нарушений, включая гипергликемию.
    Фармацевтическое и биотехнологическое использование гормона роста

    В прошлом гормон роста, очищенный из гипофизов человеческих трупов, использовался для лечения детей с серьезной задержкой роста. В последнее время практически неограниченные поставки гормона роста, производимого с использованием технологии рекомбинантной ДНК, привели к ряду других применений для популяций людей и животных.

    Гормон роста человека обычно используется для лечения детей с патологически низким ростом.Есть опасения, что эта практика будет распространена на лечение практически нормальных детей — так называемая «улучшающая терапия» или гормон роста по требованию. Точно так же некоторые использовали гормон роста для улучшения спортивных результатов. Хотя терапия гормоном роста в целом безопасна, она не так безопасна, как отсутствие терапии, и влечет за собой непредсказуемые риски для здоровья. Очевидно, что родители, которые запрашивают терапию гормоном роста для детей с нормальным ростом, явно заблуждаются.

    Роль гормона роста в нормальном старении остается малоизученной, но некоторые косметические симптомы старения, по-видимому, поддаются терапии гормоном роста.Это активная область исследований, и в ближайшем будущем, несомненно, появятся дополнительная информация и рекомендации о рисках и преимуществах.

    Гормон роста в настоящее время одобрен и продается для увеличения производства молока у молочного скота. Нет сомнений в том, что введение соматотропина крупного рогатого скота лактирующим коровам приводит к увеличению надоев и, в зависимости от способа содержания коров, может быть экономически выгодной терапией. Однако этот подход вызывает множество споров даже среди молочных фермеров.Совершенно очевидно, что употребление молока крупного рогатого скота, обработанного гормоном роста крупного рогатого скота, не представляет опасности для здоровья человека.

    Еще одно применение гормона роста в животноводстве — обработка растущих свиней гормоном роста свиньи. Было продемонстрировано, что такое лечение значительно стимулирует рост мышц и уменьшает отложение жира.

    Расширенные и дополнительные темы
    • Рецептор гормона роста и механизм действия
    • Гормон роста и старение
    • Применение гормона роста в сельском хозяйстве

    Обновлено 2018.Отправляйте комментарии на [email protected]

    Боснийский перевод этой страницы, сделанный Аминой Дугалич, доступен по адресу Bosnian Translation

    .

    Французский перевод этой страницы, сделанный Жаном-Этьеном Бергемером, доступен по адресу French Translation

    .

    Словенский перевод этой страницы Андрияны Савичевич доступен в Slovenian Translation

    .

    Украинский перевод этой страницы Елены Червоной доступен по адресу Ukrainian Translation

    .

    границ | Действие гормона роста и инсулиноподобного фактора роста в репродуктивных тканях

    Введение

    Гормон роста (GH) представляет собой белок из 191 аминокислоты, который легко связывается с рецептором гормона роста (GHR), а у некоторых видов — с рецептором пролактина (1, 2).GHR является членом суперсемейства рецепторов цитокинов (3), и хотя большая часть GHR человека была обнаружена в печени, также было обнаружено, что он в большом количестве экспрессируется во всех клеточных компонентах яичников и семенников человека (4, 5 ). Было продемонстрировано, что GH оказывает как прямое, так и косвенное влияние на функцию яичников и яичек, причем прямые эффекты опосредованы явными взаимодействиями GH-GHR, в то время как косвенные эффекты, вероятно, опосредованы местным продуцированием вторичных факторов, в частности инсулиноподобного фактора роста ( IGF) (6), белок, который обычно вырабатывается печенью в ответ на стимуляцию гормона роста (1, 7, 8).И GH, и IGFs составляют часть соматропной оси, которая заметно активна в начале полового созревания и отвечает за рост и развитие всего тела (9). В период полового созревания животные также становятся половозрелыми, и ясно, что соматропная ось связана с установлением репродуктивной функции, но точные механизмы до сих пор полностью не изучены (9, 10). Хотя время полового созревания контролируется генетически (11), вполне вероятно, что развитие тела до определенного веса и / или размера за счет анаболического действия GH и IGFs, по крайней мере, частично отвечает за наступление полового созревания (10, 12) .Эта система высоко консервативна с эволюционной точки зрения и наблюдалась у различных животных, включая млекопитающих и рыб (10).

    Было показано, что

    GH оказывает множество специфических эффектов на репродуктивную физиологию женщин и мужчин, таких как стимулирование стероидогенеза, повышение чувствительности к гонадотропинам, а также значительные стимулирующие эффекты на сперматогенез и развитие фолликулов, что в конечном итоге совпадает с началом полового созревания (4, 13, 14). Это означает, что система GH-IGF, вероятно, оказывает сильное влияние на основные репродуктивные компоненты яичника, включая клетки гранулезы, клетки теки и ооциты, а также на семенники, включая сперматиды, клетки Сертоли и Лейдига.Большинство биологических представлений о действии этой системы было получено из исследований на животных, поскольку доступ к развивающимся человеческим фолликулам после овариэктомии и биопсии яичек ограничен. Однако конкретные биохимические взаимодействия недостаточно изучены. Тем не менее, мы сообщаем здесь о текущих знаниях относительно биологических и биохимических действий как GH, так и системы IGF в репродуктивной функции женщин и мужчин, ссылаясь на исследования на животных и, возможно, на людях. Мы исследуем влияние этих белков на динамику фолликулов, включая рост и прогрессирование, пролиферативные эффекты на репродуктивные клетки, выработку ключевых половых стероидов, таких как тестостерон, эстроген (E2) и прогестерон (P4), регуляцию гонадотропинами и, наконец, внутриклеточная передача сигналов, которая опосредует эти действия.

    GH, GHR и рост фолликулов

    Во многих исследованиях сообщалось, что

    GH влияет на рост развивающихся фолликулов яичников (15-17). Исследования in vitro с использованием преантральных фолликулов козла продемонстрировали стимулирующий эффект гормона роста на развитие антрального фолликула, особенно во время начальной антральной фазы (15). Воздействие GH в течение 18 дней увеличивало диаметр преантральных фолликулов коз, а использование протоколов созревания in vitro привело к образованию здоровых комплексов ооцит-кумулюс, производству большего количества ооцитов в метафазе II и лучшей способности к оплодотворению (15).Те же исследователи показали, что воздействие GH в течение аналогичного периода действовало синергетически с фолликулостимулирующим гормоном (FSH), поддерживая рост фолликулов у собак, увеличивая диаметр фолликулов, способствуя жизнеспособности, и было высказано предположение, что это было связано с индуцированным GH образованием антрального фолликула. жидкость и последующее образование антрального отдела (Рисунок 1) (16). Этот ответ в значительной степени наблюдался в отдельном исследовании на вторичных фолликулах крупного рогатого скота, подвергнутых воздействию GH в течение 32 дней, где диаметр фолликула, образование антрального отдела и высвобождение E2 были увеличены (17).

    Рисунок 1 . Краткое изложение основных действий GH и IGF в физиологии яичников. Было продемонстрировано, что оба они способствуют стероидогенезу в клетках гранулезы и теки за счет изменений в метаболизирующих ферментах. Сообщалось также, что GH / IGF синергетически работают с гонадотропинами, чтобы изменить стероидогенез, и это, возможно, опосредовано изменениями в гонадотропных рецепторах. Наконец, через внутриклеточные сигнальные пути (JAK / STAT и PI3 / AK) GH и IGF могут способствовать отбору и выживанию фолликулов за счет уменьшения атрезии фолликулов.

    Состояние экспрессии мРНК GHR на разных стадиях развития фолликулов было исследовано на козах, и высокая экспрессия была обнаружена в ооцитах, стромальных, кумулюсных и настенных гранулезных клетках как малых, так и больших антральных фолликулов (18). Интересно, что GHR не был обнаружен в преантральных фолликулах, и это может означать, что любой эффект на самых ранних стадиях фолликулов опосредован косвенно, возможно, через локальное GH-индуцированное производство IGF, но в более поздних, более зрелых фолликулах они могут напрямую реагировать на Стимуляция GH посредством экспрессии GHR.Это наблюдение было подтверждено другим исследованием, в котором у мышей с нокаутом по GHR было обнаружено повышенное количество примордиальных и атретических фолликулов. Они также показали уменьшение количества первичных, вторичных, антральных и здоровых растущих фолликулов, что указывает на неудачное развитие фолликулов, возможно, из-за неспособности активировать достаточный уровень GHR по мере развития фолликулов (19). Важно отметить, что прогрессирование фолликулов было скорректировано с помощью лечения IGF-1 (19), но этот IGF-опосредованный эффект не наблюдался во всех исследованиях на мышах с нокаутом GHR (20).Другие исследования с использованием моделей животных с нокаутом предоставили дополнительные доказательства, указывающие на то, что GH влияет на репродуктивную функцию, но не является полностью необходимым для создания потомства. Например, хотя сообщалось, что отсутствие функционального GHR вызывает повышение системных уровней GH, снижение уровня циркулирующего IGF-1 (но все еще присутствует) и задержку начала полового созревания с уменьшением количества фолликулов яичников, эти животные все еще могли воспроизводить, но с меньшим размером помета (21–24).Несколько исследований подтвердили, что нокаут GHR приводит к задержке начала полового созревания, и это перекликается с задержкой полового созревания, наблюдаемой при человеческих заболеваниях, таких как карликовость Ларона, при которой GHR дисфункциональный (25, 26).

    В совокупности, разумно предположить, что GHR влияет на фертильность, учитывая его влияние на половое созревание, и что добавки GH могут восстановить фертильность у людей с дефицитом GH (27). Кроме того, поскольку GHR экспрессируется на всех клеточных компонентах женских взрослых фолликулов, очевидно, что они содержат необходимый клеточный аппарат для осуществления прямых действий (4).Кроме того, сообщалось, что связанный с мембраной GHR также экспрессируется в ооцитах человека, что позволяет предположить, что GH может действовать непосредственно на сам ооцит, а также косвенно через клетки гранулезы (28). Однако экспрессия GHR не была очевидна в ооцитах плода, что, возможно, указывает на то, что он становится активным позже в развитии, хотя это может быть артефактом, связанным с прерыванием плода до извлечения ткани яичника (4). Тем не менее, прямо или, возможно, косвенно через IGF-1, GH, как было продемонстрировано, играет важную роль в росте и прогрессии примордиальных фолликулов в различных моделях животных и, следовательно, может регулировать рекрутирование примордиальных фолликулов в растущий, чувствительный к гонадотропинам пул (16, 18).Возможно, это одна из причин того, почему при применении гормона роста во время лечения ЭКО наблюдаются положительные эффекты (29, 30).

    GH и пролиферация клеток яичников, дифференцировка и гонадотропный ответ

    Имеются данные, позволяющие предположить, что GH и / или IGF действуют синергетически с гонадотропинами, FSH и лютеинизирующим гормоном (LH) в репродуктивной ткани, способствуя размножению гранулезных и тека-клеток, наряду с дифференцировкой гранулезных клеток в лютеиновые клетки (рис. 1). В яичниках крыс (31) обработка GH в присутствии FSH усиливала дифференцировку клеток гранулезы, но не происходило изменения пролиферации клеток.Напротив, в фолликулах мыши добавление GH усиливало пролиферацию как гранулезных, так и тека-клеток (рис. 1) (32). Однако остается неясным, индуцирует ли GH экспансию непосредственно через GHR, экспрессируемые на этих клетках, или косвенно, через стимуляцию вторичных факторов роста, продуцируемых клетками гранулезы, таких как IGF, которые затем будут непосредственно действовать на клетки теки (32, 33). GH-индуцированный ответ на пролиферацию клеток theca был подтвержден на моделях ex vivo овец, где высокие концентрации GH вызывали чрезмерный рост клеток theca, так что они истощали питательные элементы в среде (34).Этот эффект был дополнительно подтвержден в исследовании in vitro , в котором было обнаружено, что высокие дозы GH вредны для выживания преантральных фолликулов крыс, возможно, из-за чрезмерной пролиферации тека и стромальных клеток и последующего истощения питательных веществ (35). Из-за этих пролиферативных эффектов и роста фолликулярных клеток добавление GH к средам для выращивания на основе альгината, содержащим вторичные фолликулы крупного рогатого скота, приводило к более высоким уровням синтеза и секреции E2 (17). Также было отмечено, что это увеличение продукции E2 может способствовать сохранению архитектуры и функции фолликулов и привести к лучшему развитию фолликулов (17).

    Взаимодействие ФСГ и ЛГ с их комплементарными рецепторами гонадотропина (например, ФСГ и ЛГР) индуцирует нижестоящую передачу сигналов, которая имеет решающее значение для стероидогенеза, пролиферации и дифференцировки, и оба сигнализируют через путь циклического аденозинмонофосфата / протеинкиназы А (цАМФ / ПКА) для увеличения производства E2 и P4 (Рисунок 2). FSHR и LHR являются рецепторами, сопряженными с G-белком (GPCR), которые передают внутриклеточный каскад посредством активности аденилатциклазы, накопления цАМФ с последующей активацией PKA, которая затем фосфорилирует фактор транскрипции CREB (белок, связывающий элемент ответа цАМФ).CREB связывает элементы ответа цАМФ (CRE) в геномной ДНК, вызывая транскрипцию различных генов, включая те, которые кодируют стероидогенные ферменты (например, ароматазу) и транспорт холестерина, субстрат-предшественник для синтеза половых стероидов (например, стероидогенный острый регуляторный белок, StAR).

    Рисунок 2 . Краткое изложение основных сигнальных сетей GH и IGF в репродуктивной физиологии женщин (клетки тека / гранулеза) и мужчин (клетки Лейдига / Сертоли). И GH, и IGF могут активировать пути PLC / PKC и PI3K / Akt, которые перекрестно взаимодействуют с передачей сигналов FSHR и LHR через цАМФ / PKA, чтобы способствовать стероидогенезу и пролиферации клеток.Стероидогенные явления опосредуются CREB-зависимой экспрессией ароматазы (гранулезные клетки) и экспрессией StAR во всех типах клеток. StAR позволяет холестерину проникать в митохондрии, где он может быть преобразован в PREG, а затем в тестостерон / андрогены, эстрогены и прогестерон. Эстрогены и тестостерон усиливают пролиферацию клеток посредством аутокринных механизмов, в то время как GH может индуцировать локальную экспрессию IGF в гранулезных клетках и клетках Сертоли посредством передачи сигналов JAK / STAT. LHR, рецептор лютеинизирующего гормона; FSHR, рецептор фолликулостимулирующего гормона; AC, аденилатциклаза; цАМФ циклический АМФ; ПКА, протеинкиназа А; CRE, элемент ответа cAMP; CREB, белок, связывающий элемент ответа цАМФ; PLC, фосфолипаза C, IRS, субстрат рецептора инсулина; PI3K / Akt, фосфоинозитид-3-киназа / протеинкиназа B; StAR, стероидогенный белок острой регуляции; PREG, прегненолон; SER — гладкая эндоплазматическая сеть; Р4, прогестерон; Е2, эстрадиол; STAT, преобразователь сигнала и активатор транскрипции; АРОМА, ароматаза, HSL, гормоночувствительная липаза.

    Взаимодействие GH-GHR в клетках гранулезы может модулировать действие FSH, а также индуцировать экспрессию LHR (31, 36). Эта нижестоящая экспрессия LHR является ключевым маркером дифференцировки гранулезных клеток в лютеиновые клетки, и также, возможно, на нее может влиять стимуляция GH IGF в яичниках, которая действует паракринным образом, когда увеличивает экспансию гранулезных клеток (33, 37). Сообщаемый эффект GH на экспрессию FSHR и LHR in vitro (31) и in vivo (38) нетривиален.Это указывает на то, что GH может изменять или усиливать чувствительность клеток гранулезы и / или клеток тека к стимуляции гонадотропина и впоследствии регулировать синтез и высвобождение половых стероидов в фолликулах, что затем ускоряет рост клеток как паракринные / аутокринные стероидогенные факторы (Рисунок 1) (39) . Теория двух клеток объясняет, что стероидогенез яичников регулируется последовательными и взаимозависимыми процессами (40), где ЛГ стимулирует клетки теки продуцировать андрогены, которые превращаются в различные эстрогены ферментом ароматазой, экспрессируемым в клетках гранулезы под действием ФСГ (40). ).Перед высвобождением ооцитов клетки гранулезы лютеинизируются за счет усиления экспрессии LHR, ответа на хорионический гонадотропин человека (ХГЧ) и выработки прогестерона, таким образом формируя желтое тело в секреторной фазе менструального цикла.

    Было показано, что

    GH способствует синтезу андростерона и андрогенов в клетках теки крыс, и этот ответ не зависит от продукции IGF и накопления цАМФ (рисунки 1, 2) (6). В клетках гранулезы крысы совместная обработка ФСГ и GH значительно усиливала экспрессию LHR и увеличивала синтез и секрецию P4, но не было изменений в продукции E2 или пролиферации клеток (31).Центральным для этих эффектов в клетках гранулезы было явное усиление индуцированного ФСГ накопления цАМФ, который является ключевым медиатором стероидогенеза, образования рецепторов гормонов и дифференцировки клеток гранулезы в лютеиновые клетки (41). Интересно, что in vivo / ex vivo исследований с участием женщин со сниженным овариальным резервом показали, что добавление GH как часть лечения ЭКО увеличивает экспрессию LHR, FSHR и GHR в клетках гранулезы человека, выделенных после сбора яиц (28, 38 ).GH также поддерживает процесс созревания лютеинизации, увеличивая плотность LHR и снижая экспрессию FSHR до овуляции (38). Накопление в цитозоле цАМФ и активация передачи сигналов PKA также могут быть вызваны перекрестным взаимодействием GHR- и IGFR (рецептора инсулиноподобного фактора роста), и это, вероятно, влияет на реакцию гонадотропина (42). Слияние гонадотропинового ответа и этих путей на стероидогенез в женских и мужских репродуктивных тканях обсуждается ниже.

    Ось GH-IGF яичников

    Взаимодействие GH с GHR может активировать канонические и неканонические нисходящие сигналы. При канонической передаче сигналов GH гипофиза стимулирует клетки печени высвобождать IGF в кровоток через факторы транскрипции, активируемые GH-GHR. Взаимодействие лиганд-рецептор запускает рекрутирование и аутофосфорилирование JAK2 (киназы Януса) в цитоплазматическом домене GHR, и комплекс GHR / JAK2 впоследствии фосфорилирует молекулы STAT (преобразователь сигнала и активатор транскрипции) (в частности, STAT5a, 5b, 1 и 3), которые перемещаются в ядро ​​и изменяют транскрипцию генов, что приводит к значительному влиянию на пролиферацию клеток (43).STAT5b является наиболее важным и напрямую регулирует экспрессию IGF-1 (43, 44), и было продемонстрировано, что он является медиатором индуцированного GH производства IGF-1 в клетках гранулезы крыс (Рисунок 2) (33, 45, 46) . Неканоническая внутриклеточная передача сигналов GH-GHR обычно не зависит от JAK2 и включает рекрутирование нерецепторных тирозинкиназ семейства Src (45), стимуляцию фосфолипазы Cγ (PLCγ) и через цитозольный поток кальция из органелл, активацию протеинкиназы C ( PKC) (47). Как будет объяснено позже, эти компоненты могут взаимодействовать с другими путями, такими как MAPK / ERK1 / 2 (митоген-активированная протеинкиназа / регулируемая внеклеточным сигналом киназа 1/2) и PI3 / Akt (фосфоинозитид-3-киназа / протеинкиназа B). сигнальные каскады, вызывающие изменения в экспрессии генов и модифицирующие метаболизм и пролиферацию клеток (47).

    Не очевидно, какой гормон или система более важны, поскольку на функцию яичников могут влиять системные GH и IGF, локальный GH, GH-индуцированный локальный IGF и / или GH-независимый IGF (48). Однако ясно, что ось GH-IGF является ключевой системой факторов роста, участвующей в фолликулогенезе (49). Было показано, что GH увеличивает экспрессию мРНК IGF-1 в преантральных фолликулах крысы (50) и способствует секреции IGF-1 клетками гранулезы овцы (51). Кроме того, добавление IGF-связывающего белка-3 (IGFBP-3) антагонизировало антиапоптотические эффекты GH, что позволяет предположить, что экзогенный GH способствует локальной продукции IGF-1, что продлевает выживание фолликулов (51).Следовательно, взаимодействие системы GH-IGF в яичнике является сложным, поскольку оно может использоваться в паракринных и аутокринных процессах гранулезными клетками и не обязательно требует стимуляции GH.

    Системная система IGF состоит из IGF-1 и IGF-2 (52), рецепторов IGF 1 и 2 типа (IGF-1R & -2R) и шести связывающих IGF белков (IGFBP 1-6) (53), которые регулируют биодоступность IGF (54). Однако паракринная экспрессия этих компонентов также важна во время фолликулогенеза у овец, и локальный уровень IGF увеличивается за счет снижения экспрессии связывающих белков IGF (IGFBP-2, -3, -4, -5 и -6) при выращивании фолликулы по мере продвижения от потенциальной атрезии к отбору фолликулов (55).Экспрессия IGF-2 была снижена в атретических фолликулах, тогда как IGF-2 R и IGFBP-5 были значительно увеличены в атретических фолликулах (55). Эти данные указывают на то, что снижение локальной биодоступности IGF приводит к гибели фолликулов, одновременно предполагая, что экспрессия IGF является ключом к выживанию и, возможно, отбору фолликулов (54). Уровень IGF в яичниках также связан со стадией фолликулогенизма: низкие уровни обнаруживаются в клетках теки, происходящих из фолликулов среднего размера, и в ооцитах младенцев (56), в то время как более высокие уровни экспрессии IGF-2 наблюдаются в клетках гранулезы, выделенных из большие антральные фолликулы (54).Следовательно, похоже, что существует динамическая потребность в активности GH и IGF по мере созревания и роста фолликулов.

    Аналогично GH, IGF-1 стимулирует пролиферацию и дифференцировку клеток гранулезы и клеток теки (57, 58). Это достигается за счет усиления действия ФСГ на клетки гранулезы, и было продемонстрировано, что IGFR абсолютно необходим для ФСГ-опосредованной активации пути PI3K / Akt, который является каскадом выживания, и последующей дифференцировки клеток гранулезы (59, 60 ).Zhao et al. обнаружили, что присутствие IGF-1 стимулировало пролиферацию клеток в примордиальных фолликулах крыс путем измерения увеличения содержания ДНК в фолликулярных клетках (61). Они также отметили, что клетки, культивируемые с IGF-1, демонстрируют лучшую морфологию из-за увеличения количества щелевых контактов между клетками тека-гранулеза и клеткой гранулезы-ооцитом (61). Они обнаружили на 80% больше кортикальных гранул под мембраной ооцита с воздействием IGF-1 и предположили, что это потенциально ускоряет развитие преантральной цитоплазмы ооцита.Кроме того, присутствие ФСГ и ИФР-1 улучшало преантральный рост фолликулов за счет активации ФСГР (61). Стимулирующее действие IGF-1 на выживание фолликулов и клеток было также показано в преантральных фолликулах и ооцитах коз (62, 63), в клетках гранулезы свиней (64) и в антральных фолликулах, ооцитах и ​​клетках гранулезы крупного рогатого скота (65). Исследование in vitro , проведенное Magalhães-Padilha et al., Продемонстрировало более высокую скорость роста преантральных фолликулов коз, стимулированных IGF-1, и они оговорили, что это, скорее всего, связано с клеточной пролиферацией, поскольку было продемонстрировано, что IGF-1 усиливает ядерное созревание клеток гранулезы в преантральных фолликулах (63).

    Исследования на животных с использованием генетических нокаутов также продемонстрировали более прямую роль IGF по сравнению с GH в репродукции. Например, было показано, что самки мышей с нокаутом IGF-1R полностью стерильны, без антральных фолликулов и с 90% снижением уровня E2 в сыворотке (66). Фактически, инактивация IGF-1 или IGF-R путем нокаута в большинстве случаев несовместима с жизнью, а в остальных случаях, безусловно, вызывает бесплодие у обоих полов с инфантильной репродуктивной системой (67 ).Более того, мыши с нокаутом IGF-1 показали значительно сниженную экспрессию рецепторов FSH и, как следствие, снижение экспрессии ароматазы и секреции E2 (68), что указывает на то, что передача сигналов IGF может регулировать экспрессию рецепторов гонадотропина.

    Комбинация ФСГ и присутствия IGFR приводит к различным внутриклеточным сигнальным событиям, таким как продукция цАМФ, которая, как указано, в свою очередь активирует PKA и CREB, наряду с активацией путей MAPK / ERK1 / 2 и PI3K / Akt (60, 69 ). Эти сигнальные механизмы увеличивают активность ароматазы и экспрессию LHR (54).Чтобы вызвать активность ароматазы, ФСГ и ИФР-1 или -2 работают в синергии и действуют на свои соответствующие рецепторы (ФСГР и ИФР-1R) (60). IGF-1 оказывает специфическое и стимулирующее действие на клетки гранулезы и, как сообщается, увеличивает экспрессию стероидогенных ферментов CYP11A1, 3β-хроксистероиддегидрогеназы (3βHSD), CYP19A1, а также экспрессию IGF-1R и FSHR (70). Было отмечено, что IGF-1 активирует стероидогенные и апоптотические регуляторные гены посредством активации пути PI3K / Akt в клетках гранулезы крупного рогатого скота (70, 71).И IGF-1, и IGF-2 могут стимулировать выработку половых стероидов, участвующих в развитии фолликулов. IGF-1 вместе с LH увеличивал продукцию P4 клетками гранулезы и действовал как регулятор синтеза E2 в лютеиновых клетках (71). Важно отметить, что IGF-1R также имеет решающее значение для увеличения экспрессии StAR при стимуляции ФСГ, который необходим для митохондриального транспорта холестерина на первом этапе синтеза половых стероидов, продукции прегненолона (60). Кроме того, было продемонстрировано, что высокие концентрации GH / IGF подавляют активность антимюллерова гормона (AMH), который секретируется исключительно тканями гонад (72).АМГ является одним из членов суперсемейства факторов роста трансформирующего фактора роста бета (TGF-β) и подавляет как развитие, так и функцию преантральных и антральных фолликулов у приматов (73, 74). Это действие может частично объяснить роль GH / IGF в регуляции развития и отбора фолликулов. Взятые вместе, эти данные ясно указывают на то, что IGF играет центральную роль в регуляции развития фолликулов посредством пролиферации, дифференцировки гранулезных клеток, продукции стероидов и опосредования стимулирующей активности гонадотропинов.Эти эффекты вместе с действием GH суммированы в Таблице 1.

    Таблица 1 . Резюме основных результатов исследований GH и IGF в физиологии яичников и яичек.

    Роль GH в семенниках

    Экспрессия GH была обнаружена в различных системах человека, включая нервную, иммунную, респираторную и репродуктивную ткани (84, 85). Существует две клинически важных версии GH, включая нормальную форму GH (GH-N), секретируемую гипофизом, и вариантную форму GH (GH-V), впервые обнаруженную в плаценте (84).Хотя обе изоформы были обнаружены в семенниках человека, а также в семенниках других млекопитающих, было показано, что GH-V преимущественно экспрессируется в семенниках человека (86, 87). Было обнаружено, что уровень тестикулярного GH значительно ниже, чем тот, который наблюдается в гипофизе, и поэтому ожидается, что тестикулярный GH будет действовать локально, а не системно (84). Было также обнаружено, что рецепторы GH и связывающие GH белки в большом количестве экспрессируются по всей мужской репродуктивной системе, в клетках Лейдига, клетках Сертоли, семенных пузырьках, придатках яичка, семявыносящем протоке и простате (5).Однако было обнаружено, что большинство индуцированных GH эффектов на семенные канальцы и рост яичек являются косвенными и в основном достигаются через образование и действие IGF (88, 89). Важно отметить, что IGFR экспрессируется в мужских половых путях, включая локализацию в ранних сперматидах, вторичных сперматидах, клетках Сертоли и, в меньшей степени, клетках Лейдига (90, 91). Интересно, что мужчины со структурными аномалиями дистальной хромосомы 15 более склонны к крипторхизму, и это, по-видимому, связано с локусом IGFR (92).Следовательно, разумно ожидать, что ось GH-IGF может регулировать аспекты мужской репродуктивной функции и развития.

    Считается, что

    GH играет важную роль в половом созревании у всех видов млекопитающих и вносит важный вклад в наступление полового созревания (14). Как у человека (93), так и у экспериментальных животных (94) задержка полового созревания наблюдалась при дефиците GH (83). Во время полового созревания мужчин GH играет роль в развитии и дифференцировке яичек, стимуляции дифференцировки зародышевых клеток (79), влияя на увеличение диаметра яичек (8) и помогая развитию протоков Вольфа (89), все из которых недостаточно развиты в GH -нокаутные мыши (95).Кроме того, существует положительная корреляция между уровнями IGF в сыворотке и объемом яичек (95, 96), и введение GH может значительно ускорить половое созревание, если начало было отсрочено (90, 97). При карликовости Ларона из-за нечувствительности к GH и у мышей с нокаутом GHR соответствующая функция яичек развивается позже, чем у здоровых самцов, но все же имеет место (88). Это указывает на то, что развитие яичек может быть только частично зависимым от GH, при этом большинство стимулирующих эффектов на яички опосредовано непосредственно IGF (88).

    Более того, на гаметогенез значительное влияние оказывает GH. Ovesen et al. продемонстрировали увеличение подвижности сперматозоидов у мужчин, получавших GH, и увеличение объема спермы у мужчин с олигоспермией, получавших GH (78). Кроме того, было обнаружено, что добавление гормона роста вызывает увеличение количества половых клеток и улучшение морфологии сперматозоидов (82, 88). Потенциальный механизм, с помощью которого GH может улучшить сперматогенез, возможно, заключается в стимуляции дифференцировки клеток Лейдига и Сертоли (14).Кроме того, было обнаружено, что GH улучшает реакцию клеток Лейдига на физиологический хорионический гонадотропин человека (ХГЧ), ключевой гормон, регулирующий сперматогенез (8).

    Когда крыс с дефицитом GH лечили GH, было показано, что он оказывает защитное действие на количество и подвижность сперматид после лечения циклофосфамидом (98). Кроме того, он предотвращает атрофию яичек и истощение тестостерона после лечения метотрексатом (88, 99). Оба агента являются важными химиотерапевтическими средствами, используемыми при лечении рака, и, таким образом, добавление GH может играть роль в сохранении фертильности при лечении рака.

    Самцы мышей с нокаутом GH имеют значительно меньшее количество клеток в семенных канальцах, что при соответствующем недоразвитии сперматозоидов снижает фертильность (76). Влияние гормона роста на развитие яичек проявляется в его стимулирующем действии на созревание и пролиферацию клеток Лейдига (77, 80). GH способствовал выработке андрогенов наряду с экспрессией StAR и 3β-HSD в клетках-предшественниках Лейдига (80). Было высказано предположение, что это действие опосредовано активацией STAT5-зависимого стероидогенеза GH и стимуляцией пролиферации клеток Лейдига (14, 80), хотя другие исследования на животных не продемонстрировали какого-либо андрогенного эффекта (88, 100).В последнем случае может случиться так, что GH-опосредованное усиление активности ароматазы приводит к увеличению конверсии тестостерона в E2, снижению уровня тестостерона, но увеличению E2 (72, 88). Однако было обнаружено, что введение GH и последующие GH-опосредованные эффекты зависят от дозы, так как высокие концентрации, вводимые собакам, лишенным GH, вызывали атрофию яичек и дополнительных органов, истончение эпителия предстательной железы и снижение уровней ЛГ и тестостерона (75). . Кроме того, сверхэкспрессия GH у мышей приводит к раннему старению яичек, характеризующемуся более низкой экспрессией рецептора андрогенов (AR) и LHR (77).Напротив, дефицит GH не подавляет продолжающийся сперматогенез, хотя лечение GH имеет способность восстанавливать ингибированный сперматогенез, что, возможно, указывает на потенцирующую функцию (101). Эти данные показывают, что реакция мужских репродуктивных органов на GH сложна.

    Роль IGF в семенниках

    Интересно, что GH-индуцированная секреция IGF клетками Сертоли, как сообщалось, увеличивает количество рецепторов LH в клетках Лейдига, а это означает, что IGF может увеличивать продукцию андрогенов в яичках (8, 83, 90), и как IGF-1, так и IGF-2 были показано, что увеличивает выработку тестостерона (90).IGF также оказывает пролиферативное действие на клетки Сертоли таким же аутокринным образом (90). Как указывалось ранее, GH-индуцированные эффекты на семенные канальцы в основном достигаются за счет действия IGF (88, 89). Экспрессия IGFR показана в клетках Лейдига и Сертоли свиней (83). Большинство эффектов IGF-1 на клетки Лейдига было обнаружено при исследовании мышей с нокаутом. Мыши с нокаутом IGF-1 демонстрировали значительную задержку роста в развитии семявыносящего протока, семенных пузырьков и простаты, а также задержку развития клеток Лейдига, которая была меньше нормы (67, 102).Кроме того, уровень тестостерона снизился на 82%, а выработка тестостерона, стимулированная ЛГ, снизилась (67). Однако сперматозоиды этих мышей были способны оплодотворять ооциты (67). Интересно, что IGF регулирует дифференцировку клеток Лейдига и стимулирует hCG-зависимый синтез цАМФ, чтобы стимулировать стероидогенез (90, 103). Было также показано, что ХГЧ повышает экспрессию IGFR в клетках Лейдига крыс, что предполагает перекрестную связь между обоими путями (90, 103). Кроме того, было продемонстрировано, что IGF увеличивает чувствительность свиных клеток Лейдига к физиологическим концентрациям ХГЧ и фармакологическим активаторам стероидогенеза (83).

    У крупного рогатого скота IGF индуцировал пролиферацию клеток Сертоли на 18% и имел решающее значение для поддержания популяции Сертоли (81). Этот стимулирующий эффект значительно усиливался, когда IGF функционировал в унисон с FSH, повторяя реакцию, наблюдаемую в женских гранулезных клетках (81). Сообщалось, что IGF способствует включению тимидина в ДНК клеток Сертоли и играет роль митогенного стимулятора в незрелых клетках Сертоли (8). Кроме того, он может регулировать метаболизм глюкозы и лактата в клетках Сертоли, которые являются важными метаболитами для здоровья зародышевых клеток (95).Он также стимулирует выработку активатора плазминогена в клетках Сертоли (8, 83, 95), который секретируется клетками Сертоли и играет важную роль в развитии, формировании и миграции половых клеток (104). Эти эффекты в биологии яичек, наряду с действием GH, суммированы в Таблице 1.

    Сигнализация GH-IGF: конвергенция с сигнализацией гонадотропина

    Хотя мужские и женские репродуктивные системы явно различаются, реакция на гонадотропины, включая пролиферацию клеток и синтез / высвобождение половых стероидов, в значительной степени биохимически схожа (рис. 2).Вероятно, что любые эффекты GH и / или IGF на мужскую и женскую репродуктивную физиологию опосредуются изменениями в этих путях и потенцированием последующего стероидогенеза, продукты которого имеют свои собственные эффекты на пролиферацию и выживаемость клеток. В этом заключительном разделе мы описываем пересекающиеся биохимические точки передачи сигналов гонадотропина и GH / IGF.

    Стимуляция FSHR с помощью FSH приводит к активации пути цАМФ / PKA и последующей CREB-опосредованной транскрипции различных генов.Этот процесс может активировать экспрессию стероидогенных генов, таких как те, которые кодируют ароматазу и StAR, наряду с геном LHR (105, 106). Ген ароматазы напрямую регулируется CREB (107), и этот фермент превращает андрогены (например, тестостерон) в эстрогены, в то время как StAR опосредует транспорт субстрата холестерина в митохондрии для синтеза тестостерона, E2 и P4 в стероидогенных клетках (рис. ). Однако активация GPCR FSHR и LHR будет запускать другие ключевые события передачи сигналов клетки, которые также могут влиять на стероидогенез.Одним из центральных путей является каскад PI3K / Akt, который является хорошо известным регулятором клеточного метаболизма, пролиферации и выживания (108) и может напрямую стимулироваться FSHR после прямого взаимодействия с адаптерными белками 14-3-3τ (109). Путь PI3K / Akt также стимулируется ЛГ, причем его активность повышается в присутствии ФСГ (110, 111).

    Akt представляет собой многофункциональный сигнальный узел, который может регулировать клеточный метаболизм, пролиферацию и гибель (36, 95, 112). ФСГ-опосредованная активация Akt важна для экспрессии 3β-HSD, α-ингибина, CYP19, LHR (113), и накапливаются доказательства того, что опосредованная FSHR экспрессия ароматазы требует активации как цАМФ / PKA, так и PI3K / Akt. (59, 60, 114).Интересно, что недавние исследования гранулезных клеток человека и грызунов показали, что интактная передача сигналов IGF-1R также необходима для FSHR-опосредованного фосфорилирования Akt (66, 113). Становится очевидным, что действие FSHR требует обязательной передачи сигналов PI3K / Akt и достигается за счет поддержки IGF-IGFR стимуляции Akt. Это очевидно из исследований, показывающих, что ФСГ не может способствовать экспрессии CYP19, LHR и StAR в присутствии ингибитора IGF (113). Внутриклеточная передача сигналов GH и IGF связана с передачей сигналов FSHR и LHR посредством регуляции пути передачи сигналов инсулина, который включает каскад PI3K / Akt.IGF и проинсулин имеют гомологию, так что оба их соответствующих рецептора, IGFR и рецептор инсулина (IR), будут связываться с альтернативными факторами роста, хотя и со сниженным сродством (3). Взаимодействие IGF с IR приводит к привлечению и фосфорилированию субстрата 1 или 2 рецептора инсулина (IRS1 или 2) с последующей активацией PI3K, а затем Akt (3). IRS1 / 2, возможно, являются ключевыми промежуточными звеньями между активацией FSH и IGF-PI3K / Akt, поскольку недавно было предложено, что в клетках Сертоли стимуляция PKA с помощью FSH приводит к повышенной активности протеинфосфатазы 1 (PP1), которая может способствовать передаче сигналов IRS. дефосфорилированием ингибирующих остатков серина / треонина (95).Однако необходимы дальнейшие исследования, особенно в отношении мужских репродуктивных органов, чтобы подтвердить, существует ли этот механизм.

    Подавляющее большинство действий GH опосредовано посредством сигнальных событий JAK-STAT, которые выполняют множество сложных ролей, таких как регулирование пролиферации клеток и созревания ооцитов (рис. 1) (115, 116) и значительные перекрестные помехи ниже по течению с другими путями (42, 117). GH, вероятно, участвует в вышеупомянутом процессе просто благодаря своей способности активировать локальную продукцию IGF посредством классической передачи сигналов JAK / STAT, но JAK2 также может напрямую перекрестно фосфорилировать IRS1 / 2, добавляя еще одну ссылку в каскад GH-GHR (33, 118, 119).GH-GHR инициация STAT5b может способствовать экспрессии местного IGF, который затем действует аутокринным образом, стимулируя передачу сигналов PI3K / Akt и усиливая активность FSH-FSHR (рис. 2). Важно отметить, что помимо JAK-STAT и PIK3 / Akt взаимодействия GH-GHR, IGF-IGFR, IGF-IR могут стимулировать несколько других различных внутриклеточных сигнальных каскадов, в частности, пути PLC / PKC и MAPK / ERK1 / 2 (120).

    Ключевым аспектом стимуляции GH и IGF пути PLC / PKC является способность стимулировать CREB-опосредованную транскрипцию.Для GH-GHR неканоническая внутриклеточная передача сигналов, которая не зависит от JAK2, включает рекрутирование и активацию нерецепторных тирозинкиназ семейства Src (45). Молекулы семейства Src, такие как Shc и Lyn, взаимодействуют с цитоплазматическим доменом GHR и активируют фосфолипазу Cγ (PLCγ), которая затем гидролизует фосфолипиды с образованием инозитол-1,4,5 трифосфата (IP3) и диацилглицерина (DAG) (47 ). Эти компоненты продолжают увеличивать цитозольный поток кальция из органелл и активировать PKC, соответственно.Активность PKC имеет решающее значение, поскольку она также может напрямую запускать опосредованную CREB транскрипцию гена и, таким образом, например, экспрессию StAR и / или ароматазы (121). Было показано, что стимуляция PKC приводит к усилению экспрессии StAR и секреции прогестерона в клетках Лейдига и гранулезных клетках (рис. 2) (121, 122). Для IGF IGFR может напрямую активировать PLCγ, что также приводит к вышеуказанному сигнальному каскаду. Интересно, что путь PKC также может быть активирован с помощью FSHR посредством образования IP3 и DAG, и это приводит к размножению кумулюсных клеток и мейотическому созреванию ооцитов (123), снова четко демонстрируя перекрестные помехи между GPCR гонадотропина и передачей сигналов GH / IGF., Взаимосвязь этих сигнальных систем, по крайней мере, частично объясняет физиологические эффекты, наблюдаемые in vitro / ex vivo .

    Одной из последних точек совпадения этих связанных сигнальных событий является инициация сигнальных путей p38 MAPK и MAPK / ERK1 / 2, которые вызывают изменения в экспрессии генов и могут изменять клеточный метаболизм и пролиферацию (47). ERK1 / 2 функционирует для усиления митогенных сигналов в клетках и может быть активирован повышенным внутриклеточным кальцием (из-за событий PLC / PKC) и косвенно через PKA, оба из которых, как указано, стимулируются активностью GH и IGF (106, 124).В клетках гранулезы p38 MAPK играет роль в генерации проапоптотических сигналов (124). В клетках Сертоли PKA стимулирует MAPK / ERK1 / 2, что приводит к пролиферации клеток, индуцированной ФСГ (125). Однако вклад сигнального пути MAPK / ERK1 / 2 в стероидогенез менее ясен. Например, активация MAPK важна для FSH-опосредованного синтеза StAR и прогестерона, тогда как блокирование этого каскада увеличивает активность ароматазы и продукцию E2 (106, 126). Однако в другом исследовании IGF-опосредованная стимуляция синтеза и секреции прогестерона в клетках яичников человека зависит от передачи сигналов MAPK / ERK1 / 2 и p38 MAPK (127).Как MAPK / ERK1 / 2, так и пути выживания PI3K / Akt стимулируются IGF-I, IGF-2 и активированным IGF-1R в клетках гранулезных кумулюсов (60). Т.о., это взаимодействие и индивидуальное участие передачи сигналов MAPK в стероидогенезе остается неясным.

    Будущие механизмы GH-IGF для изучения и заключительные замечания

    Поскольку стероидные гормоны не хранятся в больших количествах в стероидогенных тканях, существует постоянная потребность в холестерине, главном предшественнике стероидогенеза (128).Следовательно, стероидогенные клетки имеют многочисленные маленькие липидные капельки, которые содержат сложные эфиры холестерина, которые высвобождают свободный холестерин при стимуляции гормонами. Два фермента важны для высвобождения холестерина, гормоночувствительной липазы (HSL) и липазы триглицеридов жиров (ATGL). Было обнаружено, что HSL экспрессируется во внутренних и внешних клетках теки, а также в клетках гранулезы преантральных фолликулов (129). ATGL обнаружен в гранулезных клетках и клетках Лейдига (128, 130). Оба фермента отвечают за 90% липолиза, а активность HSL опосредуется фосфорилированием по различным остаткам серина.ПКА, которая активна в ответ на ФСГ, стимулирует активность HSL посредством фосфорилирования по Ser-563, Ser-650 и Ser-660 (42, 130). Было также замечено, что GH увеличивает экспрессию мРНК HSL и белка у мышей, что свидетельствует о прямой регуляторной роли GH в липолизе (42, 131, 132). Напротив, сообщалось, что GH может косвенно усиливать экспрессию ATGL in vivo посредством неизвестного механизма, но влияние ATGL на стероидогенные клетки в яичниках и семенниках требует дальнейших исследований (133).В катаболических условиях сигнальные каскады PLC, PKC и MAPK / ERK играют важную роль в активации HSL и высвобождении липидов для производства энергии, и, как указано, как GH, так и IGF могут активировать эти пути (46). Интересно, что было показано, что ERK может непосредственно фосфорилировать HSL по Ser-600, увеличивая активность фермента в клеточных линиях адипоцитов (42, 134). GH и IGF обладают способностью изменять направление липидного метаболизма посредством регулирования этих ферментов, и это может иметь важные последствия для гомеостаза липидов в стероидогенных клетках и тканях, особенно тех, которые происходят из репродуктивной системы, где GH регулярно используется в качестве адъюванта для фертильности. лечение.Тем не менее, небольшое количество исследований явно исследовало эту область в воспроизведении.

    Нижестоящая передача сигналов от взаимодействий FSH-FSHR явно является центральной для баланса жизни и смерти, наблюдаемого в гранулезных клетках и развивающихся фолликулах, и, по-видимому, имеет параллели в мужских репродуктивных клетках. В некоторых сообщениях указано, что измененная передача сигналов ФСГ и / или избыточная экспрессия ФСГ могут фактически способствовать апоптозу в невыделенных фолликулах, что потенциально может происходить из-за чрезмерного накопления цАМФ или активации путей MAPK p38 (106, 135).Может случиться так, что сигналы, способствующие выживанию, опосредованные GH и / или IGF, предотвращают проапоптотические события и, таким образом, оказывают в значительной степени благоприятное влияние на пролиферацию мужских и женских репродуктивных клеток. Нисходящие сигнальные каскады FSHR и LHR очень разнообразны, но ясно, что существуют значительные перекрестные помехи с путями, связанными с передачей сигналов GH и IGF. GH регулярно используется в качестве адъюванта при лечении бесплодия, и исследования на животных и ex vivo человеческих моделях демонстрируют, что GH и IGF регулируют стероидогенез, пролиферацию клеток и развитие фолликулов.Хотя эта область исследований, несомненно, продвинулась вперед, до сих пор не совсем ясно, какие биохимические механизмы задействованы.

    Авторские взносы

    Концепция этого обзора была разработана JY и KK. Первоначальный черновик рукописи был выполнен EI и KK. VC, JK и JY внесли существенный вклад в пересмотр рукописи. Рисунок 1 был разработан EI, KK и VC. Все иллюстрации созданы VC.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Авторы выражают признательность компании Ferring Pharmaceuticals за любезную поддержку экспериментальных работ in vitro по определению роли гормона роста в углеводном и липидном обмене в линиях гранулезных клеток, выполненных в лаборатории KK и JY. Компания Ferring Pharmaceutical не внесла никаких вкладов в данную обзорную статью. Авторы также благодарят Университет Кертина, Школу фармацевтических и биомедицинских наук и Факультет здравоохранения Университета Торренса в Австралии за поддержку исследований.

    Список литературы

    1. Силва Дж. Р., Фигейредо Дж. Р., Ван ден Херк Р. Участие системы гормона роста (GH) и инсулиноподобного фактора роста (IGF) в фолликулогенезе яичников. Териогенология . (2009) 71: 1193–208. DOI: 10.1016 / j.theriogenology.2008.12.015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    2. Брэмли Т.А., Мензис Г.С., Макнейли А.С., Фризен Х.Г. Рецепторы лактогенных гормонов в желтом теле овцы. I: серьезное несоответствие в специфическом связывании меченного радиоактивным изотопом овечьего пролактина и гормона роста человека. Дж Эндокринол . (1987) 113: 365–74. DOI: 10.1677 / joe.0.1130365

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    3. Виджаякумар А., Новосядлый Р., Ву Ю., Якар С., Леройт Д. Биологические эффекты гормона роста на углеводный и липидный обмен. Гормон роста IGF Res . (2010) 20: 1–7. DOI: 10.1016 / j.ghir.2009.09.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    4. Абир Р., Гарор Р., Фельц К., Нитке С., Крисси Х., Фиш Б.Гормон роста и его рецепторы в яичниках человека от плодов и взрослых. Fertil Steril . (2008) 90 (4 Suppl.): 1333–9. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2007.08.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    5. Lobie PE, Breipohl W., Aragon JG, Waters MJ. Клеточная локализация рецептора гормона роста / связывающего белка в мужской и женской репродуктивной системах. Эндокринология. (1990) 126: 2214–21. DOI: 10.1210 / эндо-126-4-2214

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    6.Апа Р., Карузо А., Андреани С.Л., Мичели Ф., Лаззарин Н., Мастрандреа М. и др. Гормон роста стимулирует синтез андростерона тека-интерстициальными клетками крысы. Mol Cell Endocrinol. (1996) 118: 95–101. DOI: 10.1016 / 0303-7207 (96) 03769-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    7. Люси М.С. Регулирование роста фолликулов яичников соматотропином и инсулиноподобными факторами роста у крупного рогатого скота. J Dairy Sci . (2000) 83: 1635–47. DOI: 10.3168 / jds.S0022-0302 (00) 75032-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    8. Спитери-Греч Дж., Нишлаг Э. Роль гормона роста и инсулиноподобного фактора роста I в регуляции мужской репродуктивной функции. Устойчивость к гормонам . (1992) 38 (Дополнение 1): 22–7. DOI: 10.1159 / 000182566

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10. Hu Z, Ai N, Chen W., Wong QW, Ge W. Потеря гена гормона роста (gh2) у рыбок данио останавливает фолликулогенез у самок и задерживает сперматогенез у самцов. Эндокринология. (2019) 160: 568–86. DOI: 10.1210 / en.2018-00878

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    15. Magalhaes DM, Duarte AB, Araujo VR, Brito IR, Soares TG, Lima IM, et al. In vitro получение эмбриона козы из преантрального фолликула, культивированного в среде с добавлением гормона роста. Териогенология. (2011) 75: 182–8. DOI: 10.1016 / j.theriogenology.2010.08.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    16.Серафим М.К., Дуарте А.Б., Сильва Г.М., Соуза С.Е., Магалхаес-Падилья Д.М., Моура А.А. и др. Влияние гормона роста (GH) и фолликулостимулирующего гормона (FSH) на in vitro преантральных фолликулов собак и выработку эстрадиола. Гормон роста IGF Res . (2015) 25: 85–9. DOI: 10.1016 / j.ghir.2014.12.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    17. Araujo VR, Gastal MO, Wischral A, Figueiredo JR, Gastal EL. In vitro Развитие вторичных фолликулов крупного рогатого скота в двух- и трехмерных системах культивирования с использованием фактора роста эндотелия сосудов, инсулиноподобного фактора роста-1 и гормона роста. Териогенология . (2014) 82: 1246–53. DOI: 10.1016 / j.theriogenology.2014.08.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    18. Мартинс Ф.С., Сараива М.В., Магалхаес-Падилья Д.М., Алмейда А.П., Селестино Дж.Дж., Падилья Р.Т. и др. Наличие мРНК и белка рецептора гормона роста (GH-R) в фолликулах яичников козы и улучшение in vitro выживания и развития преантральных фолликулов с помощью GH. Териогенология. (2014) 82: 27–35. DOI: 10.1016 / j.theriogenology.2014.02.019

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Слот KA, Kastelijn J, Bachelot A, Kelly PA, Binart N, Teerds KJ. Уменьшение набора и выживаемости примордиальных и растущих фолликулов у мышей с дефицитом рецептора GH. Репродукция. (2006) 131: 525–32. DOI: 10.1530 / rep.1.00946

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    20. Бачелот А., Монжет П., Имберт-Боллор П., Кошигано К., Копчик Дж. Дж., Келли П.А. и др.Гормон роста необходим для роста фолликулов яичников. Эндокринология . (2002) 143: 4104–12. DOI: 10.1210 / en.2002-220087

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21. Чжоу Ю., Сюй BC, Махешвари Х.Г., Хе Л., Рид М., Лозиковски М. и др. Модель у млекопитающих синдрома Ларона, полученная путем направленного разрушения гена рецептора гормона роста / связывающего белка мыши (мышь Ларон). Proc Natl Acad Sci USA . (1997) 94: 13215–20. DOI: 10.1073 / пнас.94.24.13215

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22. List EO, Sackmann-Sala L, Berryman DE, Funk K, Kelder B, Gosney ES, et al. Эндокринные параметры и фенотипы нарушенного гена рецептора гормона роста (GHR — / -) мыши. Endocr Rev. (2011) 32: 356–86. DOI: 10.1210 / er.2010-0009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24. Досоуто С., Калаф Дж., Поло А., Хаар Т., Хумайдан П. Гормон роста и репродукция: уроки, извлеченные из моделей на животных и клинических испытаний. Эндокринол передний . (2019) 10: 404. DOI: 10.3389 / fendo.2019.00404

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25. Бартке А., Сан Л. Я., Лонго В. Соматотропная передача сигналов: компромисс между ростом, репродуктивным развитием и долголетием. Physiol Rev. (2013) 93: 571–98. DOI: 10.1152 / Physrev.00006.2012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Ларон З. Развитие и биологическая функция женских гонад и гениталий при дефиците IGF-I — синдром Ларона как модель. Педиатр эндокринол Ред. . (2006) 3 (Дополнение 1): 188–91.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    27. Джампьетро А., Миларди Д., Бьянки А., Фуско А., Чимино В., Валле Д. и др. Влияние лечения гормоном роста на исход фертильности у эугонадальных женщин с дефицитом гормона роста: отчет о четырех случаях и обзор литературы. Fertil Steril . (2009) 91: 930.e7–11. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2008.09.065

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28.Weall BM, Al-Samerria S, Conceicao J, Yovich JL, Almahbobi G. Прямое действие GH на улучшение качества ооцитов у пациентов с плохим ответом. Репродукция . (2015) 149: 147–54. DOI: 10.1530 / REP-14-0494

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29. Кин К.Н., Йович Дж.Л., Хамиди А., Хинчлифф П.М., Дхаливал С.С. Одноцентровый ретроспективный анализ приема гормона роста у пациентов с ЭКО с плохим прогнозом. BMJ Open. (2017) 7: e018107.DOI: 10.1136 / bmjopen-2017-018107

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    30. Кин К.Н., Хинчлифф П.М., Роулендс П.К., Боруде Г., Сринивасан С., Дхаливал С.С. и др. Добавка ДГЭА не дает дополнительных преимуществ по сравнению с гормоном роста в отношении беременности и рождаемости у пациенток с ЭКО, прогноз которых плохой. Эндокринол передний . (2018) 9:14. DOI: 10.3389 / fendo.2018.00014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31.Цзя XC, Kalmijn J, Hsueh AJ. Гормон роста усиливает индуцированную фолликулостимулирующим гормоном дифференцировку культивируемых клеток гранулезы крысы. Эндокринология. (1986) 118: 1401–9. DOI: 10.1210 / эндо-118-4-1401

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32. Кобаяси Дж., Мизунума Х., Кикучи Н., Лю Х, Андох К., Абе Й и др. Морфологическая оценка влияния гормона роста на преантральные фолликулы 11-дневных мышей в системе культивирования in vitro . Biochem Biophys Res Commun . (2000) 268: 36–41. DOI: 10.1006 / bbrc.1999.2072

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    33. Сироткин А.В., Макаревич А.В. GH регулирует секреторную активность и апоптоз в культивируемых клетках гранулезы крупного рогатого скота посредством активации системы цАМФ / протеинкиназа А. J Endocrinol. (1999) 163: 317–27. DOI: 10.1677 / joe.0.1630317

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    34.Арунакумари Г., Шанмугасундарам Н., Рао В.Х. Развитие морул из ооцитов культивируемых преантральных фолликулов овец. Териогенология . (2010) 74: 884–94. DOI: 10.1016 / j.theriogenology.2010.04.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35. Чжао Дж., Ван Тол Х.Т., Таверн М.А., ван дер Вейден Г.К., Беверс М.М., ван ден Херк Р. Влияние гормона роста на преантральные фолликулы крысы in vitro . Зигота . (2000) 8: 275–83. DOI: 10.1017 / S0967199400001076

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38. Regan SLP, Knight PG, Yovich JL, Arfuso F, Dharmarajan A. Гормон роста во время оплодотворения in vitro у пожилых женщин модулирует плотность рецепторов в клетках гранулезы, улучшая исходы беременности. Fertil Steril . (2018) 110: 1298–310. DOI: 10.1016 / j.fertnstert.2018.08.018

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    39.Farookhi R, Desjardins J. Для индукции рецептора лютеинизирующего гормона в диспергированных клетках гранулезы требуется эстроген. Молекулярный эндокринол . (1986) 47: 13–24. DOI: 10.1016 / 0303-7207 (86) -0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Хиллиер С.Г., Уайтлоу П.Ф., Смит CD. Синтез фолликулярных эстрогенов: пересмотр модели «две клетки, два гонадотропина». Молекулярный эндокринол . (1994) 100: 51–4. DOI: 10.1016 / 0303-7207 (94) -X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    41.Knecht M, Amsterdam A, Catt K. Регуляторная роль циклического АМФ в индуцированной гормонами дифференцировке гранулезных клеток. Дж. Биол. Хим. . (1981) 256: 10628–33.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    42. Берган-Роллер Х.Э., Шеридан М.А. Сигнальная система гормона роста: понимание координации анаболического и катаболического действия гормона роста. Gen Compar Endocrinol . (2018) 258: 119–33. DOI: 10.1016 / j.ygcen.2017.07.028

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    45.Деххода Ф, Ли СММ, Медина Дж., Брукс А.Дж. Рецептор гормона роста: механизм активации рецептора, передача сигналов клетками и физиологические аспекты. Эндокринол передний . (2018) 9:35. DOI: 10.3389 / fendo.2018.00035

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    46. Накамура Э., Оцука Ф., Инагаки К., Миёси Т., Мацумото Ю., Огура К. и др. Взаимная регуляция гормона роста и костной морфогенетической белковой системы в стероидогенезе клетками гранулезы крысы. Эндокринология. (2012) 153: 469–80. DOI: 10.1210 / en.2011-1646

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    47. Роулинсон С.В., Йошизато Х., Барклай Дж.Л., Брукс А.Дж., Бенкен С.Н., Керр Л.М. и др. Индуцированное агонистом конформационное изменение рецептора гормона роста определяет выбор сигнального пути. Nat Cell Biol . (2008) 10: 740–7. DOI: 10.1038 / ncb1737

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    49.Мацуда Ф., Иноуэ Н., Манабе Н., Окура С. Рост и атрезия фолликулов в яичниках млекопитающих: регулирование выживанием и гибелью клеток гранулезы. Дж Репрод Дев . (2012) 58: 44–50. DOI: 10.1262 / jrd.2011-012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    50. Eisenhauer KM, Chun SY, Billig H, Hsueh AJ. Подавление гормоном роста апоптоза в преовуляторных фолликулах крыс и частичная нейтрализация белком, связывающим инсулиноподобный фактор роста. Biol Reprod. (1995) 53: 13–20. DOI: 10.1095 / biolreprod53.1.13

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    51. Халид М, Харесайн З, Удача MR. Секреция IGF-1 клетками гранулезы овцы: эффекты гормона роста и фолликулостимулирующего гормона. Anim Reprod Sci. (2000) 58: 261–72. DOI: 10.1016 / S0378-4320 (99) 00075-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    53. Раджарам С., Бэйлинк Д. Д., Мохан С. Белки, связывающие инсулиноподобный фактор роста в сыворотке и других биологических жидкостях: регуляция и функции. Endocr Ред. . (1997) 18: 801–31. DOI: 10.1210 / edrv.18.6.0321

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    55. Hastie PM, Haresign W. Экспрессия мРНК, кодирующих лиганды инсулиноподобного фактора роста (IGF), рецепторы IGF и связывающие IGF белки во время роста фолликулов и атрезии яичников овцы в течение эстрального цикла. Anim Reprod Sci . (2006) 92: 284–99. DOI: 10.1016 / j.anireprosci.2005.05.022

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    57.Шамс Д., Бериша Б., Косманн М., Амсельгрубер В.М. Экспрессия и локализация членов семейства IGF в антральных фолликулах крупного рогатого скота во время окончательного роста и в лютеиновой ткани во время различных стадий эстрального цикла и беременности. Домашний Аним Эндокринол . (2002) 22: 51–72. DOI: 10.1016 / S0739-7240 (01) 00116-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    58. Кэмпбелл Б.К., Скарамуцци Р.Дж., Уэбб Р. Контроль развития и отбора антральных фолликулов у овец и крупного рогатого скота. J Reprod Fertil Suppl. (1995) 49: 335–50.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    59. Zeleznik AJ, Saxena D, Little-Ihrig L. Протеинкиназа B обязательна для индуцированной фолликулостимулирующим гормоном дифференцировки клеток гранулезы. Эндокринология. (2003) 144: 3985–94. DOI: 10.1210 / en.2003-0293

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    60. Baumgarten SC, Convissar SM, Fierro MA, Winston NJ, Scoccia B, Stocco C.Передача сигналов IGF1R необходима для вызванной ФСГ активации AKT и дифференцировки клеток гранулезного кумулюса человека. J Clin Endocrinol Metab. (2014) 99: 2995–3004. DOI: 10.1210 / jc.2014-1139

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    61. Zhao J, Taverne MA, Van Der Weijden GC, Bevers MM, Van Den Hurk R. Инсулиноподобный фактор роста-I (IGF-I) стимулирует развитие культивируемых преантральных фолликулов крыс. Mol Reprod Dev. (2001) 58: 287–96.DOI: 10.1002 / 1098-2795 (200103) 58: 3 <287 :: AID-MRD7> 3.0.CO; 2-G

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    62. Чжоу Х., Чжан Ю. Влияние факторов роста на in vitro развитие ооцитов преантральных фолликулов коз. Anim Reprod Sci. (2005) 90: 265–72. DOI: 10.1016 / j.anireprosci.2005.01.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    63. Magalhaes-Padilha DM, Duarte AB, Araujo VR, Saraiva MV, Almeida AP, Rodrigues GQ, et al.Устойчивый уровень мРНК рецептора инсулиноподобного фактора роста-I (IGF-I) и влияние IGF-I на культуру in vitro преантральных фолликулов коз. Териогенология . (2012) 77: 206–13. DOI: 10.1016 / j.theriogenology.2011.07.036

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    64. Гатри HD, Гарретт WM, Купер Б.С. Фолликулостимулирующий гормон и инсулиноподобный фактор роста-I ослабляют апоптоз в культивируемых клетках гранулезы свиней. Биол Репрод .(1998) 58: 390–6. DOI: 10.1095 / biolreprod58.2.390

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    65. Уолтерс К.А., Бинни Дж. П., Кэмпбелл Б.К., Армстронг Д.Г., Телфер Э. Эффекты IGF-I на развитие фолликулов крупного рогатого скота и экспрессию IGFBP-2 зависят от дозы и стадии. Репродукция . (2006) 131: 515–23. DOI: 10.1530 / rep.1.00682

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    66. Baumgarten SC, Armouti M, Ko C, Stocco C.Экспрессия IGF1R в клетках гранулезы яичников важна для стероидогенеза, выживания фолликулов и фертильности у самок мышей. Эндокринология. (2017) 158: 2309–18. DOI: 10.1210 / en.2017-00146

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    67. Бейкер Дж., Харди М.П., ​​Чжоу Дж., Бонди К., Лупу Ф., Беллв А.Р. и др. Влияние нулевой мутации гена Igf1 на репродукцию мышей. Мол Эндокринол . (1996) 10: 903–18. DOI: 10.1210 / исправление.10.7.8813730

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    68.Чжоу Дж., Кумар Т.Р., Мацук М.М., Бонди С. Инсулиноподобный фактор роста I регулирует реакцию на гонадотропин в яичниках мышей. Мол Эндокринол . (1997) 11: 1924–33. DOI: 10.1210 / исправление.11.13.0032

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    69. Sun GW, Kobayashi H, Suzuki M, Kanayama N, Terao T. Фолликулостимулирующий гормон и инсулиноподобный фактор роста I синергетически индуцируют повышающую регуляцию белка хрящевой связи (Crtl1) посредством активации фосфатидилинозитол-зависимой киназы / Akt в клетках гранулезы крыс. Эндокринология. (2003) 144: 793–801. DOI: 10.1210 / en.2002-220900

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    70. Мани А.М., Фенвик М.А., Ченг З., Шарма М.К., Сингх Д., Уотес, округ Колумбия. IGF1 индуцирует повышенную регуляцию стероидогенных и апоптотических регуляторных генов посредством активации фосфатидилинозитол-зависимой киназы / AKT в клетках гранулезы крупного рогатого скота. Репродукция . (2010) 139: 139–51. DOI: 10.1530 / REP-09-0050

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    72.Андреассен М., Фристик Дж., Фабер Дж., Кристенсен Л.О., Юул А. Активность гормона роста (GH) связана с повышенным уровнем эстрадиола в сыворотке и снижением антимюллеровского гормона у здоровых добровольцев мужского пола, получавших GH и антагонист GH. Андрология . (2013) 1: 595–601. DOI: 10.1111 / j.2047-2927.2013.00096.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    73. Xu J, Bishop CV, Lawson MS, Park BS, Xu F. Антимюллеров гормон способствует росту преантральных фолликулов, но подавляет созревание антральных фолликулов и отбор доминантных фолликулов у приматов. Репродукция Человека . (2016) 31: 1522–30. DOI: 10.1093 / humrep / dew100

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    74. Ян М.Ю., Кушман Р.А., Fortune J.E. Антимюллеров гормон подавляет активацию и рост фолликулов яичников крупного рогатого скота in vitro и локализуется в растущих фолликулах. Мол Хум Репрод. (2017) 23: 282–91. DOI: 10,1093 / мольчр / gax010

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    75.Sjogren I, Jonsson M, Madej A, Johansson HE, Ploen L. Влияние очень высоких доз гормона роста человека (hGH) на мужскую репродуктивную систему собаки. Андрология. (1998) 30: 37–42. DOI: 10.1111 / j.1439-0272.1998.tb01380.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

    76. Мацусима М., Курода К., Шираи М., Андо К., Сугисаки Т., Ногучи Т. Сперматогенез у карликовых, маленьких и врожденно гипотиреозных мышей Снелла. Инт Дж Андрол . (1986) 9: 132–40. DOI: 10.1111 / j.1365-2605.1986.tb00876.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    77. Piotrowska K, Sluczanowska-Glabowska S, Kucia M, Bartke A, Laszczynska M, Ratajczak MZ. Гистологические изменения семенников у трансгенных мышей с высоким уровнем гормона роста в плазме крови и инсулиноподобного фактора роста-1. Folia Histochem Cytobiol . (2015) 53: 249–58. DOI: 10.5603 / fhc.a2015.0024

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    78.Овесен П., Йоргенсен Дж.О., Ингерслев Дж., Хо К.К., Орсков Х., Кристиансен Дж.С. Лечение гормоном роста субфертильных мужчин. Fertil Steril . (1996) 66: 292–8. DOI: 10.1016 / S0015-0282 (16) 58456-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    79. Арсеньевич Ю., Веренберг В.Б., Конз А., Эшколь А., Сизоненко П.С., Оберт М.Л. Депривация гормона роста (GH), вызванная пассивной иммунизацией против GH-рилизинг-фактора крысы, задерживает половое созревание у самцов крыс. Эндокринология. (1989) 124: 3050–9. DOI: 10.1210 / эндо-124-6-3050

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    80. Kanzaki M, Morris PL. Гормон роста регулирует стероидогенную острую регуляторную экспрессию белков и стероидогенез в клетках-предшественниках Лейдига. Эндокринология. (1999) 140: 1681–6. DOI: 10.1210 / endo.140.4.6661

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    81. Танец А., Кастелич Дж., Тундатил Дж. Комбинация инсулиноподобного фактора роста I (IGF-I) и ФСГ способствует пролиферации препубертатных клеток Сертоли крупного рогатого скота, выделенных и культивированных in vitro . Reprod Fertil Dev. (2017) 29: 1635–41. DOI: 10.1071 / RD16122

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    82. Бингол-Кологлу М., Бахадир Г.Б., Варгун Р., Илкай Х., Багриаджик Э.У., Йолбакан С. и др. Эффекты местного и длительного высвобождения FGF, IGF и GH на половые клетки в одностороннем неопущенном семеннике у крыс. Урология. (2010) 75: 223–8. DOI: 10.1016 / j.urology.2009.04.017

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    83.Saez JM, Chatelain PG, Perrard-Sapori MH, Jaillard C, Naville D. Дифференцирующие эффекты соматомедина-C / инсулиноподобного фактора роста I и инсулина на функции клеток Лейдига и Сертоли. Reprod Nutr Dev . (1988) 28: 989–1008. DOI: 10.1051 / номер: 19880701

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    84. Перес-Ибаве, округ Колумбия, Родригес-Санчес ИП, Гарса-Родригес Мде L, Баррера-Салдана, HA. Внегипофизарный синтез гормона роста у человека. Гормон роста IGF Res .(2014) 24: 47–53. DOI: 10.1016 / j.ghir.2014.01.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    86. Унтергассер Г., Германн М., Рампольд Х., Бергер П. Комплексный альтернативный сплайсинг гена GH-V в яичках человека. Eur J Endocrinol. (1998) 139: 424–7. DOI: 10.1530 / eje.0.13

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    87. Бергер П., Унтергассер Г., Герман М., Хиттмайр А., Мадерсбахер С., Дирнхофер С. Характер экспрессии кластера генов гормона роста / лактогена плаценты (GH / PL), специфичный для семенников, изменяется со злокачественными новообразованиями. Hum Pathol. (1999) 30: 1201–6. DOI: 10.1016 / S0046-8177 (99) -2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    89. Нгуен А.П., Чандоркар А., Гупта С. Роль гормона роста в дифференцировке репродуктивного тракта эмбриона мыши. Эндокринология. (1996) 137: 3659–66. DOI: 10.1210 / endo.137.9.8756530

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    91. Ваннелли Б.Г., Барни Т., Орландо К., Натали А., Серио М., Балбони Г.К.Инсулиноподобный фактор роста-1 (IGF-I) и рецептор IGF-I в яичках человека: иммуногистохимическое исследование. Fertil Steril. (1988) 49: 666–9. DOI: 10.1016 / S0015-0282 (16) 59837-9

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    92. Каннарелла Р., Маттина Т., Кондорелли Р.А., Монгиои Л.М., Пандини Дж., Ла Виньера С. и др. Структурные аномалии хромосомы 15: влияние на экспрессию и функцию гена IGF1R. Endocr Connect. (2017) 6: 528–39. DOI: 10.1530 / EC-17-0158

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    93.Риварола М.А., Генрих Дж. Дж., Подеста Е. Дж., Де Хвойник М. Ф., Бергада С. Функция яичек при гипопитуитаризме. Педиатр Res . (1972) 6: 634–40.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    95. Каннарелла Р., Кондорелли Р.А., Ла Виньера С., Калоджеро А.Э. Влияние системы инсулиноподобных факторов роста на дифференцировку и функцию яичек: обзор литературы. Андрология. (2018) 6: 3–9. DOI: 10.1111 / andr.12444

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    96.Juul A, Bang P, Hertel NT, Main K, Dalgaard P, Jorgensen K и др. Сывороточный инсулиноподобный фактор роста-I у 1030 здоровых детей, подростков и взрослых: зависимость от возраста, пола, стадии полового созревания, размера яичек и индекса массы тела. Дж. Клин Эндокринол Метаб . (1994) 78: 744–52. DOI: 10.1210 / jcem.78.3.8126152

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    97. Гудман Х.Г., Грумбах М.М., Каплан С.Л. Рост и гормон роста. II. Сравнение изолированного дефицита гормона роста и множественного дефицита гормона гипофиза у 35 пациентов с идиопатическим гипопофизарным карликованием. N Engl J Med . (1968) 278: 57–68. DOI: 10.1056 / NEJM196801112780201

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    98. Сато К., Охьяма К., Накагоми Ю., Охта М., Шимура Ю., Сано Т. и др. Влияние гормона роста на дисфункцию яичек, вызванную циклофосфамидом (CP) у GH-дефицитных крыс. Endocr J . (2002) 49: 611–9. DOI: 10.1507 / endocrj.49.611

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    99. Нури Х.С., Азарми Ю., Мовахедин М.Влияние гормона роста на дисфункцию яичек, вызванную метотрексатом у крыс. Андрология. (2009) 41: 105–10. DOI: 10.1111 / j.1439-0272.2008.00897.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    100. Дивер Д.Р., Брайан К.А. Влияние экзогенного соматотропина (ST) на функцию гонад у жвачных животных и свиней. Домашний Аним Эндокринол . (1999) 17: 287–97. DOI: 10.1016 / S0739-7240 (99) 00045-4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    101.Авони Ц.А., Верамачанени Д. Н., Робертс Д., Такер К. Э., Чандрашекар В., Шлафф В. Д.. Подавление гормона роста не влияет на продолжающийся сперматогенез у крыс. Дж Андрол. (1999) 20: 102–8.

    Google Scholar

    103. Лин Т., Блейсделл Дж., Хаскелл Дж. Ф. Рецепторы IGF типа I клеток Лейдига активируются хорионическим гонадотропином человека. Biochem Biophys Res Commun . (1987) 149: 852–8. DOI: 10.1016 / 0006-291X (87)

    -4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    104.Эллисон Дж. Д., Дженкинс Н. Регулирование секреции активатора плазминогена в клетках Сертоли семенников теленка. Anim Reprod Sci . (1989) 20: 1–10. DOI: 10.1016 / 0378-4320 (89)

  • -5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    105. Фридманн С., Дантес А., Амстердам А. Транскриптомы яичников как инструмент глобального подхода к генам, модулируемым гонадотропными гормонами в клетках гранулезы яичников человека. Эндокринная . (2005) 26: 259–65. DOI: 10.1385 / ENDO: 26: 3: 259

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    107.Карлон Д.Л., Ричардс Дж. С.. Функциональные взаимодействия, фосфорилирование и уровни белка, связывающего 3 ‘, 5’-циклический аденозинмонофосфат-регуляторный элемент, и стероидогенного фактора-1 опосредуют регулируемую гормонами и конститутивную экспрессию ароматазы в клетках гонад. Мол эндокринол. (1997) 11: 292–304. DOI: 10.1210 / исправление.11.3.9900

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    108. Чен Ю.Дж., Сяо П.В., Ли М.Т., Мейсон Джи, Ке ФК, Хван Дж.Дж. Взаимодействие передачи сигналов PI3K и цАМФ / PKA и гиперчувствительность к рапамицину в усилении TGFbeta1 стимулированного ФСГ стероидогенеза в клетках гранулезы яичников крыс. Дж Эндокринол . (2007) 192: 405–19. DOI: 10.1677 / JOE-06-0076

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    109. Cohen BD, Nechamen CA, Dias JA. Рецептор фоллитропина человека (FSHR) взаимодействует с адаптерным белком 14-3-3tau. Молекулярный эндокринол . (2004) 220: 1–7. DOI: 10.1016 / j.mce.2004.04.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    110. Казарини Л., Санти Д., Бриганте Г., Симони М. Два гормона для одного рецептора: эволюция, биохимия, действия и патофизиология ЛГ и ХГЧ. Endocr Ред. . (2018) 39: 549–92. DOI: 10.1210 / er.2018-00065

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    111. Casarini L, Lispi M, Longobardi S, Milosa F, La Marca A, Tagliasacchi D, et al. Действие ЛГ и ХГЧ на один и тот же рецептор приводит к количественно и качественно разной внутриклеточной передаче сигналов. PLoS ONE. (2012) 7: e46682. DOI: 10.1371 / journal.pone.0046682

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    112.Hsueh AJ, Adashi EY, Jones PB, Welsh TH Jr. Гормональная регуляция дифференцировки культивируемых клеток гранулезы яичника. Endocr Ред. . (1984) 5: 76–127. DOI: 10.1210 / edrv-5-1-76

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    113. Zhou P, Baumgarten SC, Wu Y, Bennett J, Winston N, Hirshfeld-Cytron J, et al. Передача сигналов IGF-I важна для стимуляции ФСГ AKT и стероидогенных генов в клетках гранулезы. Мол эндокринол. (2013) 27: 511–23.DOI: 10.1210 / me.2012-1307

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    114. Donadeu FX, Ascoli M. Дифференциальные эффекты рецепторов гонадотропина на экспрессию ароматазы в первичных культурах незрелых клеток гранулезы крыс сильно зависят от плотности экспрессируемых рецепторов и активации инозитолфосфатного каскада. Эндокринология. (2005) 146: 3907–16. DOI: 10.1210 / en.2005-0403

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    116.Lan H, Li W, Fu Z, Yang Y, Wu T, Liu Y и др. Дифференциальные внутриклеточные сигнальные свойства рецептора гормона роста, индуцированные активацией антитела против GHR. Молекулярный эндокринол . (2014) 390: 54–64. DOI: 10.1016 / j.mce.2014.04.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    118. Thirone AC, Carvalho CR, Saad MJ. Гормон роста стимулирует тирозинкиназную активность JAK2 и индуцирует фосфорилирование тирозина субстратов рецептора инсулина и Shc в тканях крысы. Эндокринология. (1999) 140: 55–62. DOI: 10.1210 / endo.140.1.6417

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    119. Jin H, Lanning NJ, Carter-Su C. JAK2, но не киназы семейства Src, необходимы для передачи сигналов STAT, ERK и Akt в ответ на гормон роста в преадипоцитах и ​​клетках гепатомы. Мол эндокринол. (2008) 22: 1825–41. DOI: 10.1210 / me.2008-0015

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    120. Херингтон А., Лоби ЧП.Механизмы передачи сигналов, лежащие в основе действия рецепторов гормона роста. Открытый эндокринол J . (2012) 6: 13–21. DOI: 10.2174 / 1874216501206010013

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    121. Manna PR, Huhtaniemi IT, Stocco DM. Механизмы передачи сигналов протеинкиназы С в модуляции 3 ‘, 5’-циклического аденозинмонофосфат-опосредованного стероидогенеза в гонадных клетках мыши. Эндокринология . (2009) 150: 3308–17. DOI: 10.1210 / en.2008-1668

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    122.Manna PR, Soh JW, Stocco DM. Участие специфических изоферментов PKC в опосредованной форболовым эфиром регуляции стероидогенной острой регуляторной экспрессии белка и синтеза стероидов в клетках Лейдига мышей. Эндокринология. (2011) 152: 313–25. DOI: 10.1210 / en.2010-0874

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    123. Ямасита Ю., Окамото М., Икеда М., Окамото А., Сакаи М., Гунджи Ю. и др. Протеинкиназа C (PKC) увеличивает активность фермента TACE / ADAM17 в соматических клетках яичников свиней, что важно для лютеинизации гранулезных клеток и созревания ооцитов. Эндокринология. (2014) 155: 1080–90. DOI: 10.1210 / en.2013-1655

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    124. Сиота М., Сугай Н., Тамура М., Ямагути Р., Фукусима Н., Мияно Т. и др. Корреляция активности митоген-активированной протеинкиназы с выживаемостью клеток и апоптозом в клетках гранулезы свиней. Zool Sci. (2003) 20: 193–201. DOI: 10.2108 / zsj.20.193

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    125.Crepieux P, Marion S, Martinat N, Fafeur V, Vern YL, Kerboeuf D и др. ERK-зависимая передача сигналов специфично модулируется ФСГ во время первичного созревания клеток Сертоли. Онкоген. (2001) 20: 4696–709. DOI: 10.1038 / sj.onc.1204632

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    126. Мур Р.К., Оцука Ф., Шимасаки С. Роль ERK1 / 2 в дифференциальном синтезе прогестерона и эстрадиола клетками гранулезы. Biochem Biophys Res Commun .(2001) 289: 796–800. DOI: 10.1006 / bbrc.2001.6052

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    127. Сето-Янг Д., Автански Д., Варадинова М., Парк А., Суванди П., Лейзер А. и др. Различная роль MAPK-Erk1 / 2 и MAPK-p38 в путях передачи сигналов инсулина или инсулиноподобного фактора роста-I (IGF-I) для продукции прогестерона в клетках яичников человека. Hormone Metab Res . (2011) 43: 386–90. DOI: 10.1055 / с-0031-1273760

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    129.Лобо МВТ, Уэрта Л., Аренас М.И., Бусто Р., Ласунсьон М.А., Мартин-Идальго А. Экспрессия гормоночувствительной липазы и локализация IHC в яичнике, яйцеводе и матке крысы. J Histochem Cytochem. (2009) 57: 51–60. DOI: 10.1369 / jhc.2008.951996

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    130. Talbott H, Davis JS. Липидные капли и метаболические пути регулируют стероидогенез в желтом теле. В: Мейдан Р., редактор. Жизненный цикл желтого тела .Чам: Springer International Publishing (2017). п. 57–78. DOI: 10.1007 / 978-3-319-43238-0_4

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    131. Ян Х.Л., Сунь Ц., ВС Ц., Ци Р.Л. Влияние супрессора передачи сигналов цитокинов 2 (SOCS2) на метаболизм жиров, вызванный гормоном роста (GH) в первичных адипоцитах свиней. Mol Biol Rep. (2012) 39: 9113–22. DOI: 10.1007 / s11033-012-1783-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    132. Ян Х.Л., Фэн М., Тан X, Янь Г.Й., Сунь К.Роль SOCS2 в рекомбинантном гормоне роста человека (rhGH), регулирующем метаболизм липидов у мышей с ожирением, вызванным диетой с высоким содержанием жиров. Мол Биол Реп . (2013) 40: 2319–26. DOI: 10.1007 / s11033-012-2313-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    133. Чжан И, Ю Х, Гао П, Чен Дж, Ю Ц, Цзун С. и др. Влияние гормона роста на накопление или созревание липидов в адипоцитах. Cell Physiol Biochem . (2016) 39: 2135–48. DOI: 10.1159 / 000447909

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    134.Гринберг А.С., Шен В.Дж., Мулиро К., Патель С., Соуза С.К., Рот Р.А. и др. Стимуляция липолиза и гормоночувствительной липазы через внеклеточный путь киназы, регулируемый сигналом. Дж. Биол. Хим. . (2001) 276: 45456–61. DOI: 10.1074 / jbc.M104436200

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    135. Casarini L, Reiter E, Simoni M. β-аррестины регулируют пролиферацию клеток, опосредованную рецептором гонадотропина, и апоптоз, контролируя различную внутриклеточную передачу сигналов FSHR или LHCGR в линии клеток hGL5. Молекулярный эндокринол . (2016) 437: 11–21. DOI: 10.1016 / j.mce.2016.08.005

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гормон роста и метаболический гомеостаз

    ВВЕДЕНИЕ

    Гормоны контролируют несколько этапов промежуточного метаболизма, включая окисление глюкозы, метаболизм гликогена, глюконеогенез и окисление жирных кислот. Хорошо известна важность гормонов передней доли гипофиза, островков Лангерганса, надпочечников и щитовидной железы в промежуточном метаболизме.В последние годы значительно расширилось понимание того, как эти гормоны регулируют метаболический гомеостаз. Множество гормонов, включая инсулин, глюкагон, адреналин, кортизол, тироксин, амилин, глюкагоноподобный пептид-1, глюкозозависимый инсулинотропный пептид и гормон роста гипофиза (GH), играют важную роль в поддержании метаболизма глюкозы и гомеостаза. . Нарушение гомеостаза глюкозы проявляется в нескольких клинических состояниях, характеризующихся измененными уровнями гормонов, таких как сахарный диабет (Тип 1 [T1DM] и Тип 2), ожирение, метаболический синдром, гипотиреоз, болезнь Кушинга и акромегалия.Среди эндокринных факторов ГР гипофиза заслуживает особого внимания из-за бесчисленных прямых и косвенных ролей, которые ГР играет в соматическом росте, анаболизме опорно-двигательного аппарата, 1 и регуляции углеводного, белкового, липидного метаболизма и распределения жировых отложений. 2 Гипофиз был впервые связан с углеводным обменом, когда в классическом исследовании аргентинского физиолога Бернардо Альберто Хусая была выявлена ​​повышенная чувствительность к инсулину у гипофизэктомированных собак. 3 Повышенная чувствительность к инсулину обращалась вспять, когда гипофизэктомированным животным вводили экстракты гипофиза. Прямой эффект GH был идентифицирован, продемонстрировав, что инъекция GH снижает захват глюкозы как в жировой ткани, так и в скелетных мышцах. 4 GH противодействует общим эффектам инсулина на метаболизм глюкозы и липидов; 5 Поглощение глюкозы скелетными мышцами и адипоцитами блокировалось при совместном введении инсулина и GH. 4

    Акромегалия — это состояние, вызванное повышенным уровнем циркулирующего гормона роста, обычно вторичное по отношению к аденоме гипофиза. 6 Помимо несоответствующего роста тканей и скелета, акромегалия характеризуется нарушениями промежуточного метаболизма и диабетом. 7 С тех пор, как исследования Houssay показали снижение потребности в инсулине и улучшение гипергликемии у гипофизэктомированных животных, 3 влияние гормона роста на гомеостаз глюкозы было изучено в нескольких исследованиях. 8-10 GH снижает толерантность к глюкозе и ее использование, что, в свою очередь, приводит к компенсаторной гиперинсулинемии.Длительное введение GH может вызвать диабет у взрослых животных. 11 Умеренное повышение циркулирующих уровней GH приводит к спектру аномальных метаболических концентраций топлива, связанных с плохим контролем диабета. У пациентов с плохо контролируемым СД1 в 2–3 раза повышается уровень гормона роста, что приводит к значительным метаболическим нарушениям. 12 Таким образом, гиперсекреция GH при TIDM может служить основным фактором плохого гликемического статуса, связанного с этим заболеванием. 13 Люди с дефицитом GH демонстрируют более высокий ИМТ с ожирением, гипертонией и повышенным уровнем С-реактивного белка. Дефицит GH связан с увеличением висцеральной жировой ткани. 14 Лечение рекомбинантным человеческим GH (rhGH) или усиленной эндогенной секрецией GH влияет на метаболизм глюкозы, снижает висцеральный жир и уменьшает дислипидемию. 15 В этом обзоре обсуждаются метаболические нарушения, такие как гипергликемия, гиперинсулинемия и инсулинорезистентность, которые возникают из-за изменений уровней GH, включая состояния избытка GH (акромегалия и СД1) и дефицит GH.

    СЕКРЕЦИЯ ГОРМОНА РОСТА

    Секреция

    GH происходит эпизодически и в основном находится под контролем двух нейроэндокринных гормонов гипоталамуса: GH-рилизинг-гормона (GHRH), который стимулирует секрецию GH, и соматостатина, который ингибирует секрецию GH (Рисунок 1). Некоторые другие эндокринные медиаторы также регулируют транскрипцию гена GH, включая инсулиноподобный фактор роста 1 (IGF-1). IGF-1 является основным супрессором транскрипции GH, тогда как тироксин, глюкокортикоиды и грелин стимулируют секрецию GH.Секреция GH также демонстрирует половой диморфизм из-за различных эффектов эстрогена по сравнению с андрогенами на GH. Пульсирующая секреция GH происходит с большим всплеском в начале медленноволнового сна с менее заметными секреторными эпизодами через несколько часов после еды. У здоровых людей импульсы GH разряжаются каждые 1-3 часа в среднем 45 мкг за импульс, что соответствует примерно 400-500 мкг, выделяемым каждые 24 часа, которые возникают в виде импульсов внутри импульсов. Сообщалось также об аутокринной секреции гормона роста из источников, не связанных с гипофизом, таких как эпителиальные клетки молочных желез. 16

    Рисунок 1: Факторы, регулирующие секрецию гормона роста.
    Секреция GH гипофизом регулируется двумя гипоталамическими гормонами: GHRH, который оказывает стимулирующее действие на уровне транскрипции генов, и соматостатин, который оказывает ингибирующее действие на секрецию GH. IGF-1 играет решающую роль в регулировании гормона роста. IGF-1 секретируется печенью под влиянием GH; однако IGF-1 также регулирует высвобождение GH через петлю отрицательной обратной связи.Повышенные уровни циркулирующего IGF-1 стимулируют соматостатин, что приводит к снижению секреции GH. Высокий уровень GH подавляет GHRH. Грелин — это желудочный гормон, который положительно регулирует высвобождение GH, тогда как свободные жирные кислоты в плазме и низкие уровни глюкозы также стимулируют GH в физиологических условиях.
    GH: гормон роста; GHRH: гормон высвобождения гормона роста; IGF-1: инсулиноподобный фактор роста.

    В циркуляции преобладающий GH связывается с GH-связывающим белком (GHBP), который регулирует биодоступность GH.GHBP соответствует внеклеточному домену рецептора GH (GHR) и генерируется протеолитическим расщеплением внеклеточного домена GHR у человека. Напротив, у грызунов альтернативный сплайсинг транскрипта GHR генерирует GHBP. Секреция IGF-1 в печени — один из наиболее ярко выраженных эффектов действия GH. IGF-1 также вырабатывается тканями локально и оказывает паракринный и / или аутокринный характер. IGF-1 играет решающую роль в ингибировании секреции GH посредством отрицательной обратной связи, стимулируя соматостатин и ингибируя высвобождение GHRH (рис. 1).IGF-1 также оказывает прямое влияние на секрецию GH, которое не зависит от GHRH и соматостатина. Примечательно, что секреция GH и IGF-1 регулируется друг другом, причем первый индуцирует второй, а последний индуцирует первый в петле обратной связи. У здоровых людей секреция GH подавляется гипергликемией и стимулируется сном, стрессом, физическими упражнениями, гипогликемией и аминокислотами.

    СИГНАЛЫ ГОРМОНА РОСТА

    GH проявляет свои плейотропные эффекты, связываясь с GHR.Преобладающая модель состоит в том, что GHR существует как неактивный димер, и одна молекула GH связывается с двумя молекулами GHR. Связывание молекулы GH с внеклеточным доменом GHR облегчает вращение двух молекул GHR, что приводит к связыванию внутриклеточного домена каждой молекулы GHR с молекулой JAK2. 17 JAK2 конститутивно связывается с цитоплазматическим доменом GHR, а в нелигандированных состояниях псевдокиназный домен JAK2 маскирует его каталитический домен. Связывание GH с GHR переориентирует и поворачивает субъединицы рецептора, что приводит к переходу от параллельных трансмембранных доменов к тому, где трансмембранные домены разделяются в точке входа в цитоплазму. 18 Такое расположение облегчает перемещение псевдокиназного ингибирующего домена одного JAK2 от киназного домена другого JAK2 в пределах комплекса димер рецептора-JAK2. Это приводит к трансактивации JAK2. Активированный JAK2 затем фосфорилирует цитоплазматический домен GHR, который затем рекрутирует несколько нижестоящих белков, как показано на рисунке 2.

    Рис. 2: Клеточные и молекулярные события, вызванные передачей сигналов гормона роста.
    GH действует через множество путей передачи сигнала.Множественные пути передачи сигналов GH могут способствовать определенным ответам GH. GH связывается с GHR и активирует JAK2, который, в свою очередь, запускает множество сигнальных каскадов. Эти взаимосвязанные пути передачи сигналов регулируют различные метаболические и клеточные процессы.
    FAK: киназа фокальной адгезии; GH: гормон роста; GHR: рецептор гормона роста; GRB2-SOS: 2-сын комплекса sevenless, связанный с рецептором фактора роста; IRS: субстрат рецептора инсулина; PI3K: фосфатидилинозитол-3-киназа; Sh3-Bβ: src-гомологичный 2 домен Bβ; STAT: преобразователь сигнала и активатор транскрипции.

    Активация JAK2 является критическим шагом для запуска сигнализации GHR. Семейство факторов транскрипции STAT рекрутируется в активированный комплекс GHR-JAK2. Белки STAT фосфорилируются по одному остатку тирозина с помощью JAK2. Затем фосфо-STAT претерпевает гомо или гетеродимеризацию и мигрирует в ядро, где действует как факторы транскрипции. Среди различных белков STAT, STAT5b оказывает большинство биологических эффектов GH. GHR также может активировать MAPK ниже по течению как киназы JAK2, так и Src.Локализация GHR на липидном рафте предпочтительно активирует MAPK, тогда как локализация GHR в цитозоле активирует STAT5. Субстрат-1 рецептора инсулина (IRS-1) играет решающую роль в GHR-индуцированной активации MAPK. 19 Более того, передача сигналов GHR также связана с активацией пути фосфатидилинозитол-3 киназы (PI3K) / Akt JAK2 / IRS-1-зависимым образом. Ослабление активации GHR регулируется белками семейства супрессоров передачи сигналов цитокинов (SOCS), которое включает SOCS-1-7, и белок, содержащий цитокин-индуцибельный Sh3-домен.Примечательно, что белки семейства SOCS также индуцируются сигнальным каскадом JAK / STAT. Было показано, что сам GH вызывает SOCS-2 и SOCS-3. Белки SOCS подавляют передачу сигналов GH путем ингибирования активности JAK2 и конкурируют со STAT за связывание с GHR или за счет индукции протеасомной деградации комплекса GHR. Кроме того, протеинтирозинфосфатазы также участвуют в прекращении сигнального каскада GHR. 20 Связывание JAK2 стабилизирует и предотвращает деградацию GHR; 21 , с другой стороны, GH вызывает десенсибилизацию GHR через активность киназы JAK2. 22

    ГОРМОННЫЙ И УГЛЕВОДНЫЙ МЕТАБОЛИЗМ РОСТА

    Новаторская работа Houssay установила роль передней доли гипофиза в углеводном обмене. 3 Два классических открытия Houssay включают гипофизэктомию, улучшившую вызванный панкреатэктомией диабет у собак, и введение экстракта передней доли гипофиза, индуцированное гипергликемией, глюкозурией и кетонурией у нормальных собак. 3 Постоянный диабет был вызван у собак путем инъекции экстракта передней доли гипофиза. 23 Гистологические исследования собак, получавших экстракт гипофиза, выявили дегенерацию островков Лангерганса. 24 Диабетогенный эффект GH дополнительно подтверждается исследованиями, в которых использовался очищенный GH. Несколько исследователей, в том числе Янг 25 и Кэмпбелл и др., 26 , смогли вызвать диабет у собак и кошек путем введения очищенного гормона роста. 11 Кроме того, было продемонстрировано, что GH может вызывать диабет у животных, подвергшихся резекции поджелудочной железы. 27 Гипофизэктомия приводит к повышенной чувствительности к инсулину, а длительное введение гормона роста отменяет повышение чувствительности к инсулину. 28 У гипофизэктомированных животных введение GH вызывает непереносимость глюкозы и инсулинорезистентность. Диафрагмы от гипофизэктомированных крыс показывают пониженное поглощение глюкозы при лечении GH по сравнению с диафрагмами от гипофизэктомированных крыс, не получавших GH. 29 GH ингибирует периферическое использование сахаров, тем самым противодействуя действию инсулина и повышая уровень глюкозы в крови.Инъекция GH в плечевую артерию уменьшала захват глюкозы предплечьем как в скелетных мышцах, так и в жировой ткани и блокировала действие инсулина при одновременном введении обоих гормонов. 4

    Основные этапы метаболизма глюкозы включают поглощение глюкозы тканями, такими как печень, мышцы и жировая ткань; окисление глюкозы; гликогенез; гликогенолиз; и глюконеогенез. Точная роль GH в поглощении глюкозы тканями, которые играют ключевую роль в топливном гомеостазе, неясна.Повышенное потребление глюкозы печенью и гликогенез были замечены у трансгенных крыс, сверхэкспрессирующих ген hGH , в то время как инсулинозависимое поглощение глюкозы адипоцитами и мышцами было нарушено. 30 У трансгенных мышей hGH скорость инфузии глюкозы увеличивалась до 4,4 мг / кг / мин по сравнению с 3,1 мг / кг / мин у мышей дикого типа, а выработка эндогенной глюкозы подавлялась обработкой пегвисомантом (антагонистом GHR). у пациентов с акромегалией, оцененных методом эугликемического зажима. 31 Таким образом, утверждалось, что роль GH заключается в увеличении выработки эндогенной глюкозы, в то время как его роль в утилизации глюкозы ограничена. Кратковременное воздействие гормона роста ингибировало индуцированное инсулином удаление глюкозы на 27%, а также ослабляло активность гликогенсинтазы в скелетных мышцах. 32

    Было установлено, что GH стимулирует выработку глюкозы в печени, но неясно, стимулирует ли GH преимущественно гликогенолиз или глюконеогенез. Введение rhGH пациентам с ВИЧ в течение 6 месяцев увеличивало глюконеогенез, но не гликогенолиз. 33 У здоровых добровольцев введение GH (40 нг / кг / мин в течение 4 часов) увеличивало гликогенолиз без изменения скорости глюконеогенеза. 34 В когорте пациентов с акромегалией, изученных до и после микрохирургии гипофиза, гликогенолиз снизился на 29%, тогда как глюконеогенез остался неизменным, что позволяет предположить, что GH преимущественно увеличивает гликогенолиз. 35 Примечательно, что экспрессия глюконеогенных генов не изменилась у мышей GHR — / — по сравнению с мышами дикого типа. 36 Эти наблюдения подтверждают тот факт, что GH имеет преимущественное влияние на гликогенолиз по сравнению с глюконеогенезом.

    В отличие от вышеупомянутых исследований, кратковременное введение рчГР кормящим женщинам увеличивает глюконеогенез, но не гликогенолиз. 37 GH индуцирует глюконеогенез и цикл глюкозы в нескольких органах, включая внутреннюю ткань, печень и жировую ткань. У здоровых мужчин введение GH в течение ночи стимулирует глюконеогенез.У собак, получавших высокие дозы (1 мг / кг / день) GH в течение нескольких дней, было повышено содержание гликогена в печени. 38 Хотя исходное поглощение глюкозы мышечной тканью низкое, дальнейшее подавление поглощения глюкозы обычно наблюдается сразу после введения GH. Одновременно со сниженным окислением глюкозы подавленное усвоение глюкозы мышцами при неизменном обороте глюкозы убедительно свидетельствует о том, что GH способствует неокислительной утилизации глюкозы в немышечном отделе тела. 39 Хорошо известно, что интактная секреция GH имеет решающее значение для борьбы с длительной гипогликемией, и GH вовлечен как главный медиатор ночного повышения потребности в инсулине (также известного как феномен рассвета) у пациентов с инсулинозависимым диабетом.

    ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ К ГОРМОНУ И ИНСУЛИНУ РОСТА

    В целом считается, что GH увеличивает инсулинорезистентность. Инсулинорезистентность в период полового созревания и беременности частично объясняется повышением концентрации циркулирующего гормона роста.Инсулинорезистентность — одно из клинических проявлений лечения гормоном роста человека. Введение GH в физиологических или супрафизиологических дозах приводит к развитию как печеночной, так и периферической инсулинорезистентности у здоровых добровольцев. 40,41 Тканью, которая больше всего способствовала снижению чувствительности к инсулину, была мышца. Доказательства прямого влияния гормона роста на чувствительность к инсулину также получены в исследованиях субъектов с акромегалией. Блокирование активации GHR пегвисомантом в течение 4 недель улучшало периферическую и печеночную чувствительность к инсулину у пациентов с акромегалией. 31 Хотя GH-индуцированное увеличение потока свободных жирных кислот (FFA) из жировой ткани связано с нарушением действия инсулина в тканях-мишенях, 42 исследования на мышах с дефицитом IGF-1, специфичных для печени, выявили 3-4- кратное увеличение уровней циркулирующего GH и инсулинорезистентности без значительного увеличения циркулирующих FFA. 43 Следовательно, в дополнение к увеличению FFA, другие факторы также вносят вклад в инсулинорезистентность при повышенных состояниях GH. Возможные механизмы инсулинорезистентности, индуцированной GH, представлены на рисунке 3, включая SOCS-1 и 3-опосредованную резистентность к инсулину и нарушение регуляции передачи сигналов инсулина. 44 Интересно, что SOCS-2 служит негативным регулятором передачи сигналов GH. 45

    Рисунок 3: Механизм инсулинорезистентности в условиях избытка гормона роста.
    Путь инсулиновой стимуляции транспорта глюкозы в мышцах включает активацию белка рецептора инсулина, который присоединяет IRS-1 и IRS-2 и фосфорилирует эти белки по остаткам тирозина (pY). IRS-1 привлекает регуляторную субъединицу p85α PI3K (p85-p110), что приводит к фосфорилированию мембраносвязанного PIP3.Продукция PIP3 необходима для активации Akt и передачи сигналов для транслокации GLUT4. Избыток p85α действует как доминантно-отрицательная сигнальная молекула, блокируя ассоциацию PI3K (p85-p110) с IRS-1 и тем самым ослабляя активацию PI3K. Потеря активации PI3K из-за увеличения p85 и повышенного фосфорилирования серина IRS-1 приводит к снижению транслокации GLUT4 к плазматической мембране и приводит к снижению стимулированного инсулином захвата глюкозы в скелетных мышцах.
    FA: жирная кислота; GH: гормон роста; IR: рецептор инсулина; IRS: субстрат рецептора инсулина; PIP3: фосфолипиды в 3′-положении; TLR: толл-подобный рецептор.

    GH вызывает инсулинорезистентность за счет увеличения экспрессии регуляторной субъединицы p85α PI3K. 42 PI3K существует в виде димера двух субъединиц: p85 и p110; p85 — это регуляторная субъединица, тогда как p110 — каталитическая субъединица. Субъединица p85 связывается с сигнальной молекулой инсулина IRS-1 и ингибирует передачу сигналов инсулина. Гетерозиготный нокаут p85α улучшал чувствительность к инсулину у мышей, а полное отсутствие изоформы p85 приводило к гипогликемии. 46,47 Следовательно, GH-индуцированная экспрессия p85 будет приводить к гомодимерам p85α, конкурентно связывающим IRS-1 и блокирующим передачу сигналов инсулина.Напротив, в состояниях дефицита GH субъединица p110 связывается с другими изоформами p85, такими как p85β, и усиливает передачу сигналов инсулина. Трансгенные мыши, экспрессирующие бычий GH, имеют повышенную экспрессию в жировой ткани субъединицы p85α, что сопровождается инсулинорезистентностью. 42 Повышенный уровень p85α в скелетных мышцах вызывает инсулинорезистентность в условиях избытка гормона роста. 48 Экспрессия мономеров p85 повышена у трансгенных мышей, сверхэкспрессирующих плацентарный GH, 49 и мышей с гетерозиготной делецией p85α были защищены от GH-индуцированной инсулинорезистентности. 48 Эти многочисленные исследования показывают, что повышенная экспрессия p85α играет решающую роль в индуцированной GH резистентности к инсулину.

    Альтернативный механизм GH-индуцированной инсулинорезистентности — это GH-зависимое увеличение FFA в плазме. Ингибирование окисления глюкозы жирными кислотами также называют эффектом цикла Рэндла. Образование ТГ из жирных кислот приводит к накоплению диацилглицерина и церамидов. Эти промежуточные продукты реэтерификации активируют изоформы протеинкиназы C, которая подавляет передачу сигналов инсулина с помощью множества механизмов.Заместительная терапия GH связана с ингибированием метаболизма глюкозы в результате липолитического эффекта GH. 50

    Недавнее исследование, проведенное авторами, расширило их понимание биологической роли GH в резистентности к инсулину при ожирении, вызванном диетой у мышей. В условиях диеты с высоким содержанием жиров недостаток GHR в макрофагах приводит к усилению воспаления и снижению чувствительности к инсулину в жировой ткани. 51 Одна из физиологических ролей GH в макрофагах — ослаблять активацию NFκB и, в свою очередь, подавлять экспрессию остеопонтина.В отсутствие функционального GHR в макрофагах повышенная экспрессия остеопонтина была связана с миграцией воспалительных макрофагов в жировую ткань и снижением чувствительности к инсулину в жировой ткани. 51

    ГОРМОН РОСТА И ЛИПИДНЫЙ МЕТАБОЛИЗМ

    Акромегалия характеризуется глубокими нарушениями не только углеводного, но и липидного обмена. Основное влияние гормона роста на метаболизм липидов состоит в том, чтобы стимулировать липолиз и окисление липидов, тем самым избавляя углеводы и белки от немедленной окислительной потребности и составляя гомеостатический механизм. 9 Помимо гиперинсулинемии, у пациентов с акромегалией отмечаются повышенные уровни циркулирующих промежуточных липидов, повышенная скорость окисления липидов и пониженная скорость окисления глюкозы. 52 Эти промежуточные липиды абсорбируются мышцами и препятствуют усвоению глюкозы и подавляют ее окисление. Чтобы оценить важность повышения уровня гормона роста у пациентов с плохо контролируемым диабетом, Press et al. 13 вводил GH с частотой 100 мкг импульсов в час в течение 45 часов пациентам с диабетом.Концентрации глюкозы в плазме удвоились (с 86 ± 11 до 204 ± 17 мг / дл) в течение 8–10 часов и оставались повышенными до прекращения приема ГР. Гипергликемия была вызвана стимуляцией выработки глюкозы в печени при отсутствии значительного изменения уровней инсулина или глюкагона. При введении GH уровни циркулирующих FFA, кетонов и аминокислот с разветвленной цепью также увеличивались. 13 Это исследование показало, что помимо выработки глюкозы печенью избыток гормона роста вызывает кетоз и, как следствие, ацидоз.В другом исследовании было показано, что введение GH (210 мкг) пациентам с диабетом вызывало значительное увеличение уровней FFA (70%) и 3-гидроксибутирата (400%) по сравнению с субъектами, не получавшими GH. 52 Кроме того, наблюдалось повышенное неокислительное использование глюкозы, о чем свидетельствовало увеличение концентрации лактата в плазме. Пациенты с диабетом, которым вводили GH, также ответили повышенным окислением липидов. Эти результаты предполагают, что GH является важным регулятором топливных потоков у пациентов с СД1, ключевым результатом которого является временная стимуляция липолиза. 52 Резкое увеличение уровней FFA в плазме после однократного импульса GH отражает стимуляцию липолиза. Как пульсирующее, так и непрерывное введение умеренных количеств GH здоровым добровольцам приводит к дозозависимой стимуляции липолиза, о чем свидетельствуют повышенные уровни циркулирующих FFA, глицерина и повышенная скорость окисления липидов. Связь импульсов GH со снижением скорости периферического поглощения глюкозы и увеличением эндогенной продукции глюкозы была полностью отменена аципимоксом, антилиполитическим препаратом. 53 Исследование на здоровых взрослых показало, что средний ночной пик GH предшествует увеличению FFA на 2 часа, 54 временная задержка, которая отражает тот, который наблюдается после болюсного введения GH, 55 , что позволяет предположить, что GH является регулятором. суточных колебаний скорости окисления липидов и других топливных субстратов.

    Адипонектин, действуя через рецептор адипонектина, увеличивает окисление жирных кислот. GH увеличивает экспрессию рецептора 2 адипонектина в печени. 56 Введение экзогенного гормона роста крысам с ожирением предотвращало стеатоз печени и было связано с повышенной экспрессией рецептора адипонектина 2. 57 В дополнение к повышенной экспрессии рецептора адипонектина, снижение экспрессии изоформ рецепторов, активируемых пролифератором пероксисом (PPAR) -α / β / γ в состояниях избытка GH может способствовать усиленной секреции триглицеридов. У мышей с нокаутом PPAR-α наблюдалась более высокая секреция триглицеридов при лечении GH, чем у контрольных мышей. Кроме того, мыши с нокаутом по GHR демонстрируют снижение изоформ PPAR в печени. 58 GH стимулирует липолиз во висцеральной и подкожной жировой ткани, увеличивая активность гормоночувствительной липазы, возможно, активируя β-адренергический рецептор. Точно так же есть данные, свидетельствующие о том, что GH индуцирует гормоночувствительную липазу в скелетных мышцах.

    ГОРМОНЫ РОСТА И ОБМЕН БЕЛКА

    GH — анаболический гормон, который способствует синтезу белка, уменьшая окисление аминокислот и увеличивая поглощение аминокислот с разветвленной цепью скелетными мышцами. 59,60 В физиологических условиях влияние гормона роста на метаболизм белка ограничивается увеличением синтеза белка с уменьшением распада на уровне всего тела. О задержке азота, опосредованной GH, свидетельствует снижение экскреции мочевины, аммония и креатинина с мочой. GH индуцирует синтез белка, стимулируя сигнальный путь киназы mTOR / S6. Голодание — это состояние устойчивости к GH из-за подавления GHR в печени и других соответствующих тканях. В состоянии голодания снижение действия гормона роста приводит к увеличению катаболизма белков на 25% и выведения азота мочевины на 50%. 61 Введение GH гипофизэктомированным крысам восстановило дефекты роста и уменьшило образование мочевины в печени. 62 Введение GH способствовало увеличению мышечной массы белка без значительного изменения катаболизма белка у истощенных пациентов, находящихся на гемодиализе. 63 Возрастная потеря мышечной массы, также известная как саркопения, коррелирует со снижением выработки GH гипофизом. Введение GH индуцировало накопление мышечной массы в процессе старения.У более старых крыс, которым вводили GH, наблюдалась улучшенная саркопения, связанная с повышенным биогенезом митохондрий и защитой от окислительного повреждения скелетных мышц за счет индукции антиоксидантных ферментов. 64

    РЕЗЮМЕ

    Подводя итог, можно сказать, что GH играет сложную роль в регуляции метаболизма углеводов, липидов и белков; увеличивает циркулирующие уровни глюкозы за счет увеличения выработки эндогенной глюкозы; стимулирует липолиз для увеличения количества FFA, что, в свою очередь, ингибирует окисление глюкозы; и ухудшает как печеночную, так и периферическую чувствительность к инсулину, особенно в мышцах, где окисление глюкозы снижено.Следовательно, GH снижает как инсулинозависимую, так и глюкозозависимую утилизацию глюкозы. Анаболический эффект гормона роста на белки является следствием активации липолиза и действия липидного топлива по сохранению белков. В общем, GH влияет на метаболизм, подавляет поглощение глюкозы и окисление глюкозы, а также стимулирует глюконеогенез, гликогенез и липолиз. GH противодействует действию инсулина на периферические ткани и тем самым снижает поглощение глюкозы и увеличивает выработку глюкозы. Уровни инсулина повышаются, чтобы уравновесить повышенный уровень глюкозы после введения гормона роста.Индуцированный GH липолиз во внутренних тканях и последующее увеличение FFA нарушает сигнальные пути инсулина.

    Хотя терапия GH у взрослых с дефицитом GH снижает висцеральное ожирение, улучшает дислипидемию и метаболические нарушения, лечение GH вызывает снижение уровня глюкозы натощак и повышение инсулинорезистентности, особенно у пациентов с ожирением. 65 Поскольку инсулинорезистентность и непереносимость глюкозы связаны с риском развития диабета, есть серьезные опасения, что у пациентов с метаболическими нарушениями может развиться диабет после лечения гормоном роста.В то время как краткосрочное лечение GH вызывает инсулинорезистентность у детей и подростков, долгосрочные последствия заместительной терапии GH для метаболизма глюкозы являются предметом дискуссий. Следовательно, необходимы продольные исследования с увеличенным размером выборки, чтобы определить влияние введения GH на метаболические расстройства и сердечно-сосудистые исходы.

    инсулиноподобный фактор роста-1 (IGF-1) | Лабораторные тесты онлайн

    Источники, использованные в текущем обзоре

    © 2020.Медицинский центр Университета Рочестера. Инсулиноподобный фактор роста. Доступно в Интернете по адресу https://www.urmc.rochester.edu/encyclopedia/content.aspx?contenttypeid=167&contentid=insulin_like_growth_factor. По состоянию на ноябрь 2020 г.

    © 2020. Фонд медицинского образования и исследований Мэйо. Инсулиноподобный фактор роста-1, LC-MS-Serum. Доступно на сайте https://www.mayocliniclabs.com/test-catalog/Clinical+and+Interpretive/62750. По состоянию на ноябрь 2020 г.

    (обновлено: 09 июня 2020 г.).Шварц, Р. Гигантизм и акромегалия. Medscape. Доступно на сайте https://emedicine.medscape.com/article/925446-overview. По состоянию на ноябрь 2020 г.

    © 2020. Фонд медицинского образования и исследований Мэйо. Белок, связывающий инсулиноподобный фактор роста 3 (IGFBP-3), сыворотка. Доступно на сайте https://www.mayocliniclabs.com/test-catalog/Overview/83300. По состоянию на ноябрь 2020 г.

    Мортон, С. и Хоффман, Д. Дефицит гормона роста у взрослых. Ассоциация гипофизарной сети. Доступно в Интернете по адресу https: // pituitary.орг / симптомы / дефицит гормона роста у взрослых. По состоянию на ноябрь 2020 г.

    (2016). Национальная организация по редким заболеваниям. Дефицит гормона роста. Доступно в Интернете по адресу https://rarediseases.org/rare-diseases/growth-hormone-deficiency. По состоянию на ноябрь 2020 г.

    © 2020. Лаборатория Корпорации Америки. Инсулиноподобный фактор роста 1 (IGF-1). Доступно на сайте https://www.labcorp.com/tests/010363/insulin-like-growth-factor-1-igf-1. По состоянию на декабрь 2020 г.

    (2016).Национальная организация по редким заболеваниям. Нечувствительность к гормону роста. Доступно в Интернете по адресу https://rarediseases.org/rare-diseases/growth-hormone-insensitivity/. По состоянию на декабрь 2020 г.

    Aguirre, G.A., De Ita, J.R., de la Garza, R.G. и другие. Дефицит инсулиноподобного фактора роста-1 и метаболический синдром. J Transl Med 14, 3 (2016). Доступно на сайте https://doi.org/10.1186/s12967-015-0762-z.

    © 2020. Университет Джонса Хопкинса. Дефицит гормона роста.Доступно в Интернете по адресу https://www.hopkinsmedicine.org/health/conditions-and-diseases/growth-hormone-deficiency. По состоянию на декабрь 2020 г.

    Источники, использованные в предыдущих обзорах

    Томас, Клейтон Л., редактор (1997). Циклопедический медицинский словарь Табера. Компания F.A. Davis, Филадельфия, Пенсильвания [18-е издание].

    Пагана, Кэтлин Д. и Пагана, Тимоти Дж. (2001). Справочник Мосби по диагностическим и лабораторным тестам, 5-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури.

    Торнер, М.et. al. (24 сентября 2003 г.). Расширенные стратегии для достижения контроля IGF-I в акромегалии. Эндокринное общество [CME on Medscape]. Доступно в Интернете по адресу http://www.medscape.com/viewprogram/2638_pnt.

    Кроми, У. (22 апреля 1999 г.). Фактор роста повышает риск рака. Архивы Harvard Gazette [Электронная статья]. Доступно в Интернете по адресу http://www.news.harvard.edu/gazette/1999/04.22/igf1.story.html.

    IGF-1 (инсулиноподобный фактор роста 1). Руководство ARUP по клиническим лабораторным исследованиям. [Он-лайн информация].Доступно в Интернете по адресу http://www.arup-lab.com/guides/clt/tests/clt_al3b.jsp#1349162.

    Гормон роста (гормон роста человека, гормон роста, соматотропин). Акромегалия, Руководство по клиническим лабораторным исследованиям ARUP. [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.arup-lab.com/guides/clt/tests/clt_al3b.jsp#1349162.

    (2002 г., Int J Cancer). Повышенный уровень IGF-1 связан с риском рака яичников у молодых женщин. Национальный институт рака, CTEP, из Int J Cancer 101: 549-554. [Он-лайн информация].Доступно в Интернете по адресу http://ctep.info.nih.gov/resources/gcig/news102902.html.

    Персонал клиники Мэйо (8 мая 2003 г.). Акромегалия. MayoClinic.com [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.mayoclinic.com/invoke.cfm?id=DS00478.

    (июнь 2002 г.). Акромегалия. NIDDK, Публикация NIH № 02-3924 [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.niddk.nih.gov/health/endo/pubs/acro/acro.htm.

    (2002) Acromegaly / MedlinePlus Health Information, Медицинская энциклопедия [онлайн-информация].Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/000321.htm.

    (23 января 2004 г.). Неспортивное поведение. The Washington Times [Интернет-статья]. Доступно в Интернете по адресу http://www.washingtontimes.com/functions/print.php?StoryID=20040122-082812-2585r.

    Касс, Л. и Совет (октябрь 2003 г.). Глава третья, Превосходная производительность. Помимо терапии: биотехнология и стремление к счастью, Президентский совет по биоэтике [он-лайн отчет]. Доступно в Интернете по адресу http: // bioethicsprint.bioethics.gov/reports/beyondtherapy/index.html.

    (30 мая 2003 г.). Гонка, чтобы разработать тест на злоупотребление наркотиками. BBC News [Электронная статья]. Доступно в Интернете по адресу http://news.bbc.co.uk/1/hi/health/2946344.stm.

    Акромегалия и гигантизм. Руководство Merck Second Home Edition [Электронная информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.merck.com/mrkshared/mmanual_home2/sec13/ch262/ch262e.jsp.

    Клеммонс, Д. (1 января 2004 г.). Относительная роль гормона роста и IGF-1 в контроле чувствительности к инсулину. J Clin Invest 113 (1): 25-27 [Электронная статья]. Доступно в Интернете по адресу http://www.pubmedcentral.nih.gov/articlerender.fcgi?artid=300772.

    (14 апреля 2003 г., обновлено). Гормон роста. Индекс гипоталамуса и гипофиза, Университет штата Колорадо. Гипертекст [он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://arbl.cvmbs.colostate.edu/hbooks/pathphys/endocrine/hypopit/gh.html.

    (18 февраля 2003 г., обновлено). Гормон роста и старение. Индекс гипоталамуса и гипофиза, Университет штата Колорадо. Гипертекст [он-лайн информация].Доступно в Интернете по адресу http://arbl.cvmbs.colostate.edu/hbooks/pathphys/endocrine/hypopit/ghaging.html.

    Пагана, Кэтлин Д. и Пагана, Тимоти Дж. (© 2007). Справочник Мосби по диагностике и лабораторным испытаниям, 8-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури. ПП 879 880.

    Кларк В. и Дюфур Д. Р., редакторы (2006). Современная практика клинической химии. AACC Press, Вашингтон, округ Колумбия. Гренаш, Д. и Уиллис, М., Глава 31, Заболевания гипоталамуса, гипофиза и гонад. С. 351-363.

    Ву, А. (2006). Клиническое руководство по лабораторным исследованиям Титца, четвертое издание. Сондерс Эльзевир, Сент-Луис, Миссури. С. 626-628.

    Шеппард, М. (3 апреля 2007 г.). Стандартизация анализа гормона роста: важное клиническое достижение. Medscape из Clin Endocrinol . 2007; 66 (2): 157-161. [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/553885. Дата обращения 18.08.07.

    (апрель 2007 г.). Акромегалия. NIDDK, Публикация NIH № 02-3924 [Он-лайн информация].Доступно в Интернете по адресу http://www.niddk.nih.gov/health/endo/pubs/acro/acro.htm. По состоянию на сентябрь 2007 г.

    Уильям Э. Винтер, доктор медицины, FACB. Член вспомогательного совета Lab Tests Online.

    (© 1995-2010). Код единицы 15867: инсулиноподобный фактор роста 1 (IGF-1), сыворотка. Клиника Мэйо, Медицинские лаборатории Мэйо [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.mayomedicallaboratories.com/test-catalog/Overview/15867. По состоянию на октябрь 2010 г.

    Meikle, W. и Roberts, W. (обновлено в мае 2010 г.).Дефицит гормона роста. ARUP Consult [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.arupconsult.com/Topics/GrowthHormone.html?client_ID=LTD. По состоянию на октябрь 2010 г.

    Кемп, С. (Обновлено 5 мая 2010 г.). Дефицит гормона роста. eMedicine [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/923688-overview. По состоянию на октябрь 2010 г.

    (май 2008 г.). Акромегалия. Национальная информационная служба по эндокринным и метаболическим заболеваниям [он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http: // www.endocrine.niddk.nih.gov/pubs/acro/acro.htm. По состоянию на октябрь 2010 г.

    Savage, M. et. al. (23 июня 2010 г.). Континуум дефектов оси гормона роста-IGF-I, вызывающих низкий рост: диагностические и терапевтические проблемы. Medscape Today из Clin Endocrinol . 2010; 72 (6): 721-728. [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/722763. По состоянию на октябрь 2010 г.

    Пагана, К. Д. и Пагана, Т. Дж. (© 2007). Справочник Мосби по диагностике и лабораторным испытаниям, 8-е издание: Mosby, Inc., Сент-Луис, Миссури. Стр. 879-880.

    Ву, А. (© 2006). Клиническое руководство Tietz по лабораторным испытаниям, 4-е издание: Saunders Elsevier, Сент-Луис, Миссури. С. 626-631.

    Kronenberg, H. et. al. (© 2008). Учебник эндокринологии Уильямса, 11-е издание: Saunders Elsevier, Филадельфия, Пенсильвания. ПП 891-906.

    (© 1995–2014). Инсулиноподобный фактор роста 1, сыворотка. Клиника Мэйо Медицинские лаборатории Мэйо [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.mayomedicallaboratories.com/test-catalog/Overview/35099.По состоянию на август 2014 г.

    Wisse, B. (Обновлено 7 ноября 2013 г.). Гигантизм. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/001174.htm. По состоянию на август 2014 г.

    Канеширо, Н. (обновлено 22 августа 2013 г.). Невысокий рост. Медицинская энциклопедия MedlinePlus [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.nlm.nih.gov/medlineplus/ency/article/003271.htm. По состоянию на август 2014 г.

    Diaz-Thomas, A. et.al. (Обновлено 12 мая 2014 г.)). Гигантизм и акромегалия. Медицинские препараты и болезни [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/925446-overview. По состоянию на август 2014 г.

    Эледриси, М. (обновлено 17 октября 2013 г.). Дефицит гормона роста. Медицинские препараты и болезни [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/120767-overview. По состоянию на август 2014 г.

    Розенблум А. и Гевара-Агирре Дж. (Обновлено 23 января 2014 г.).Устойчивость к гормону роста. Медицинские препараты и болезни [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://emedicine.medscape.com/article/922902-overview. По состоянию на август 2014 г.

    Meikle, A. W. (Обновлено в январе 2014 г.). Дефицит гормона роста. ARUP Consult [Он-лайн информация]. Доступно в Интернете по адресу http://www.arupconsult.com/Topics/GrowthHormone.html?client_ID=LTD#tabs=0. По состоянию на август 2014 г.

    Гормон роста человека и инсулин — друзья — ешь, чтобы работать

    Гормональный баланс и цикл, с помощью которого регулируются наши гормоны, очень сложен.Поэтому у нас есть врачи-эндокринологи. Эта статья предназначена в качестве основного объяснения функции некоторых гормонов и их взаимодействия в организме человека, а также того, как питание / упражнения влияют на их производство и использование. Тем не менее, гормональные манипуляции с помощью диеты и упражнений НЕ влияют на большую часть ваших результатов — вам следует сосредоточиться на улучшении физических упражнений, достаточном питании и правильном восстановлении, прежде чем вы потеряете сон из-за того, есть ли у вас оптимальный гормон роста человека. (HGH) или уровень инсулина.

    Инсулин против гормона роста

    Я перейду к латунным кнопкам и поясню: инсулин и гормон роста играют антагонистические роли друг против друга. Когда один поднят, другой будет низко.

    Это, однако, не означает, что их функции сильно различаются; они оба по-разному несут ответственность за рост, и смотреть на них как на синергистов гораздо продуктивнее. Мы хотим найти способ максимально использовать способность инсулина втягивать питательные вещества в клетки, но мы также хотим вызвать мышечный, скелетный и неврологический рост, за который (как следует из названия) отвечает гормон роста.

    Круговорот питательных веществ в течение дня — лучший способ добиться этого. Понимать, почему это чертовски сложно, но мы постарались упростить его усвоение (Получить? Дайджест? Ха-ха?)

    Прежде чем мы продолжим, я попрошу вас взглянуть на наши статьи об инсулине и лептине, а также на руководство по сну. Они помогут вам понять некоторые термины в этом разделе и лучше понять, что на самом деле происходит за кулисами.

    Гормон роста и IGF-1

    Гормон роста (GH) — это гормон, отвечающий за рост клеток в организме человека.В течение дня GH синтезируется, накапливается и секретируется передней частью гипофиза. Такие факторы, как низкий уровень сахара в крови, сон и физические упражнения, стимулируют гипоталамус производить и высвобождать гормоны, которые увеличивают синтез гормона роста и высвобождение в гипофизе.

    С другой стороны, повышенный уровень кортизола, глюкозы в крови и даже самого гормона роста снижает выработку и секрецию. Хотя GH попадает в ваш кровоток через довольно регулярные промежутки времени (3-5 часов), его количество сильно зависит от факторов, о которых я упоминал ранее в этом абзаце.Однако можно с уверенностью сказать, что у большинства из нас большая часть секреции гормона роста происходит во время сна. Результат этих всплесков говорит печени об увеличении выработки IGF-1; этот гормон отвечает за многие из тех же эффектов, что и GH.

    IGF-1 (инсулиноподобный фактор роста 1) как раз и есть; это гормон, который по своим свойствам и воздействию на организм (даже связывается с теми же рецепторами), что и инсулин, имеет те же свойства и эффекты, что и инсулин, но вырабатывается он при совершенно противоположных обстоятельствах.В то время как инсулин (гормон, отвечающий в первую очередь за перемещение питательных веществ) секретируется поджелудочной железой в ответ (среди прочего) на повышенный уровень глюкозы в крови, IGF-1 секретируется печенью в периоды низкого уровня сахара в крови. Кроме того, разновидность IGF-1, называемая механо-фактором роста (MGF), вырабатывается в ответ на интенсивные упражнения, такие как силовые тренировки или спринт. MGF действует в первую очередь на ткань скелетных мышц, связывая ядра-сателлиты с мышечными клетками (саркомеры). Это вызывает рост миофибрилл, в результате чего мышцы становятся более сильными, крупными и твердыми.

    Как мы любим говорить: «В твоей голове должна была только что загореться лампочка».

    Лучшее из жизни

    Теперь, когда мы рассмотрели основы того, что представляют собой эти гормоны и что они делают, давайте рассмотрим некоторые из реальных диетических стратегий, чтобы максимизировать пользу как гормона роста, так и инсулина. Для начала вы должны понимать, что после последнего приема пищи уровень глюкозы в крови упадет. В течение следующих нескольких часов вы перестроите свою эндокринную систему в зависимости от того, что вы делали в течение дня.

    К тому времени, когда вы ложитесь спать и читаете, чтобы проснуться, гормон роста будет секретироваться в самом большом пульсе, а уровень грелина (гормона контроля голода) будет высоким, когда вы закончите переваривать свой обед; ваш желудок будет говорить вам проснуться и что-нибудь съесть. Грелин стимулирует выработку кортизола для повышения артериального давления, повышения чувствительности к адреналину, высвобождения энергии по всему телу и включения глюконеогенеза, чтобы доставить немного сахара в мозг.

    Уровень кортизола будет постепенно снижаться по мере того, как вы расщепляете гликоген в печени и мышцах, и, прежде чем вы это узнаете, вы снова пройдете весь цикл; Уровень грелина достигнет пика, и вы получите небольшой выброс гормона роста.

    Пропуская (на самом деле просто откладывая) завтрак и позволяя своему уровню сахара в крови (а также гормональному балансу) регулироваться самостоятельно, вы запускаете цепную реакцию. Хотя вы уже максимально восстановились и мобилизовали кучу жира, преодолев всплеск кортизола (кортизол, в конце концов, является противовоспалительным), теперь вы контролируете свой метаболизм и можете двигаться в одном из двух направлений. : К потере жира и увеличению мышечной массы или росту как жировой, так и мышечной ткани. Это идеальное время, чтобы поесть в первый раз и принять решение (думаю, я знаю, какой из них вы выберете.)

    Поддерживая низкий уровень углеводов (и, следовательно, инсулина), употребляя здоровую дозу жира и небольшое количество белка, вы включите синтез белка, мобилизуете жир, продвинете кетогенез и максимизируете секрецию гормона роста утром и днем. На самом деле вы будете использовать свой телесный жир в качестве энергии для поддержания или наращивания мышечной массы. Независимо от того, какая глюкоза нужна вашему мозгу для того, чтобы делать то, что он должен делать, она будет доступна благодаря эндогенному производству в печени. На самом деле вы будете использовать жировые отложения в качестве энергии для поддержания или роста мышц.

    ПРИМЕЧАНИЕ: Если вы тренируетесь утром, вы можете, в качестве альтернативы, игнорировать преимущества низкоуглеводного завтрака и съесть большую миску овсянки с бананами после тренажерного зала. Тебе решать!

    Когда наступает вечер и темнеет, уровень лептина в крови будет самым низким, и вы должны быть готовы расслабиться. Возможно, вам пора отдохнуть, но пора взять под контроль свой метаболизм и заставить этого сосунка снова двигаться, и лучший способ сделать это — начать есть углеводы, чтобы произвести выброс инсулина.Важно, чтобы вы потребляли достаточно глюкозы вместе с белками и жирами; фруктоза не подойдет, поскольку она пропускает стадии гликолиза, которые фактически вызывают инсулиновую реакцию в поджелудочной железе.

    Сладкий картофель, бананы и рис — ваши лучшие друзья. Придерживаясь этих классических рецептов, вы включите нисходящий эффект, в результате которого ваши жировые клетки будут сигнализировать о том, что они полны; Секреция лептина достигнет пика, ваш гипофиз будет выделять серотонин (который превратится в мелатонин, гормон сна), и вы потеряете сознание счастливыми и сытыми.Поскольку в течение дня вы придерживаетесь низкоуглеводной диеты, вы будете чувствительны к инсулину и готовы впитывать глюкозу. Если вы едите пищу с высоким гликемическим индексом и одним махом доставляете всплеск инсулина, ваш уровень сахара в крови будет быстро падать во время сна. Вскоре начнутся всплески гормона роста, но они будут усилены всплеском инсулина и последующим падением уровня сахара в крови ниже исходного уровня.

    А как насчет упражнений? Лучшее из обоих миров

    Если упражнения увеличивают GH, но потребление углеводов резко увеличивает уровень инсулина, как мы можем оправдать потребление тонны углеводов после тренировки? Разве мы не хотим воспользоваться пульсом гормона роста? Конечно, есть, но, поскольку уровень гормона роста резко возрастает, а затем быстро снижается, к тому времени, когда вы вернетесь домой и будете готовы принимать пищу после тренировки, они вернутся к исходному уровню.

    Вы должны помнить, что после тренировки ваши мышцы не обязательно зависят от инсулина для переноса питательных веществ; Переносчики глюкозы переместятся на поверхность клетки, и вы получите сахар / воду без повышения уровня инсулина. Если производительность и рост находятся на первом месте в вашем списке желаемых результатов тренировок, вам следует попробовать протеин / углеводный коктейль сразу после (или даже во время) тренировки. Это не должно быть чем-то безумным: 1-2 мерные ложки Vitargo, 5 г креатина и 20 г протеина подойдут лучше, чем выпить галлон Gatorade во время приседания, так что не переусердствуйте.

    При изучении сложных взаимосвязей между гормонами и их влияния на нашу физиологию может показаться, что вы не можете победить. Повышение уровня гормона роста или инсулина может привести к быстрому всплеску роста, но как только они достигают пика, они возвращаются к норме… или ниже. Каким бы неприятным это ни казалось, падение ниже исходного уровня обычно приводит к суперкомпенсаторной реакции; большой скачок инсулина вечером будет соответствовать более сильному скачку гормона роста в течение дня, после тренировки и во время сна.


  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    *
    *