Вход в личный кабинет | Регистрация
Избранное (0) Список сравнения (0)
Ваши покупки:
0 товаров на 0 Р
Итого: 0 Р Купить

Кто может прыгнуть выше дома: кто может прыгнуть выше дома?! — Спрашивалка

Содержание

12 вдохновляющих фильмов о людях, которые прыгнули выше головы — Что посмотреть

Несколько историй о людях, которые преодолели не только обстоятельства, но и себя самих ради достижения цели.

Дикая роза

Wild Rose, 2018

Взбалмошная, озорная и безумно талантливая Роза-Линн Харлан больше всего в жизни хочет петь на сцене кантри. Но есть несколько обстоятельств, которые сильно усложняют ей стремительный полет к мечте. Она год отсидела в тюрьме и пока не может выступать на сцене, потому что должна по условиям освобождения проводить вечера дома. У нее нет денег и серьезной профессии, которая позволила бы их заработать. А еще у Розы двое детей, с которыми надо быть рядом, а не мотаться по чужим городам в поисках счастья.

Сезон чудес

The Miracle Season, 2018

Лидер школьной волейбольной команды, душевная, жизнерадостная девушка Кэролайн, погибает в самом начале спортивного сезона, и игроки остаются без капитана и вдохновительницы. Все амбициозные планы на год забыты, девушки в трауре, и, кажется, ничто не способно вдохнуть жизнь в команду. Но тут вдруг оказывается, что в тени своей подруги росла новая звезда — Келли. Ей всего лишь надо перестать киснуть и взяться за сплочение группы.

Побег из Шоушенка

Самая популярная и невероятная история по мотивам повести Стивена Кинга. Невинно осужденный Энди Дюфрейн живет в тюрьме и, кажется, уже смирился со своим заточением. Его жизнь устроена, быт налажен, есть друзья, любимая работа. Но не все так просто.

Солдат Джейн

Сотрудница разведуправления, топограф Джейн О’Нил добровольно влезает в мясорубку психологического и физического давления. Она, единственная женщина на курсах подготовки элитных военных подразделений, побеждает не только своего мучителя, но и всю систему.

Прогулка

Рассказ о французском канатоходце Филиппе Пети, который в 1974 году задумал пройти по канату, натянутому между башнями-близнецами в Нью-Йорке. Высота более 400 метров над землей, ветер и никакой страховки.

Со дна вершины

Семнадцатилетний Алексей Царёв подает большие надежды в области горных лыж, а потом с ним случается трагедия, и он остается без ног. Сначала страдает, а потом все равно стремится к победе. История снята по мотивам реальных событий из жизни горнолыжника Алексея Мошкина.

Мисс Конгениальность

Агент ФБР Грейс Харт — женщина отважная, лихая, но немного невзрачная. У нее проблемы по службе, и, чтобы реабилитироваться, она должна провернуть сложную спецоперацию, ради которой необходимо сделать нечто ей совершенно несвойственное — стать красоткой-моделью.

Кон-Тики

В 1947 году Тур Хейердал и пятеро его спутников на плоту пересекли Тихий океан, чтобы доказать миграцию предполагаемых предков полинезийцев из Южной Америки. Красочная и вдохновляющая лента снималась не только по «следам» тех событий. Условия съемок были максимально приближены к тем, какие довелось испытать путешественникам.

8 миля

«8 миля», где главную роль сыграл Эминем — практически полная летопись юности звезды. Выросший в жестокой среде бедных афроамериканцев Эминем сумел найти свое призвание и стать равным среди тех, кто не принимает чужаков.

Шеф Адам Джонс

Высококлассному повару-перфекционисту Адаму Джонсу для победы в этой жизни все время чего-то не хватает. Однажды, когда поймет, что это, он получит заветные три звезды Мишлен — высшую поварскую награду.

Джой

Драма, основанная на истории Джой Мангано, несчастной матери-одиночки, которая долго не может выбраться из нужды. Однажды она изобретает самовыжимающуюся швабру — мечту каждой домохозяйки. Путь к продажам оказывается долгим и трудным, но сейчас Джой владеет крупным бизнесом и продолжает изобретать различные штуки для дома.

Вселенная Стивена Хокинга

Талантливому физику Стивену Хокингу ставят смертельный диагноз. Врачи уверены, что с амиотрофическим склерозом молодой человек проживет от силы пару лет. Однако ученый не только прожил долгую и счастливую жизнь, но, несмотря на полную неподвижность и немоту, стал одним из известнейших ученых XX и XXI века.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

ИВАН МУХИН: «ВСЕ ВРЕМЯ ХОЧЕТСЯ ПРЫГНУТЬ ВЫШЕ ГОЛОВЫ»

18 декабря 2020, 17:38

Этим материалом мы продолжаем цикл встреч под рубрикой «Передний край науки» о выдающихся ученых Академического университета. Эту рубрику открыл в минувшем месяце академик Роберт Арнольдович Сурис.

МОЛОДОЙ ФИЗИК ОЦЕНИЛ ОСНОВАТЕЛЬНОСТЬ СВОЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Вряд ли найдется в России еще один такой дом, где одаренный человек всего за два десятилетия мог бы пройти путь от школьника до успешного ученого, который и в новом качестве продолжает работать в своей альма-матер. Именно такой путь прошел по одному петербургскому адресу доктор физико-математических наук Иван Мухин. В свои тридцать четыре года он уже семь лет возглавляет одно из ведущих научных подразделений Академического университета имени Жореса Алферова — лабораторию возобновляемых источников энергии.

О своем профессиональном становлении, выборе дела, о жизни на переднем крае науки молодой физик рассказал в беседе с нашим корреспондентом.

«СЕКТА АУ»

— ИВАН, ПРОШЛО УЖЕ ДОСТАТОЧНО ВРЕМЕНИ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОНЯТЬ, НАСКОЛЬКО РЕАЛИСТИЧЕН БЫЛ ЖОРЕС ИВАНОВИЧ АЛФЕРОВ, МЕЧТАЯ О ТОМ, ЧТОБЫ В ЕГО УЧЕБНО-НАУЧНОМ ЦЕНТРЕ НОВОГО ТИПА ТАЛАНТЛИВЫЕ ДЕТИ ПРОХОДИЛИ ПУТЬ ОТ ШКОЛЬНИКОВ ДО УЧЕНЫХ. ВЫ СВОЕЙ БИОГРАФИЕЙ ПОДТВЕРДИЛИ, ЧТО ЭТО — ВПОЛНЕ РЕАЛЬНО. НО, МОЖЕТ БЫТЬ, ВАШ ПРИМЕР — ЕДИНИЧНЫЙ? 

— Вовсе нет… Довольно много моих коллег в Петербурге, да и вообще уже и в мире прошли здесь либо полностью путь от школы до аспирантуры, либо частично: школа, университет, аспирантура в другом месте, или школа, потом какой-то другой вуз, а аспирантура — в нашем университете. Значит, совершенно точно, что эта система работает. Большинство моих статей сегодня выходит либо с коллегами, учившимися в ФТШ, или бывшими выпускниками физико-технического факультета (впоследствии — Академического университета), либо с бывшими или действующими сотрудниками нашего университета. Разумеется, Жорес Иванович, строя свои планы, не подразумевал, что все его птенцы останутся в гнезде. То, что они разлетелись, — это факт и это только плюс.

— ЖИЗНЬ ТАК ВСЕ ОТКОРРЕКТИРОВАЛА, ЧТО ЭТОТ ВАРИАНТ ОКАЗАЛСЯ ОЧЕНЬ ПЕРСПЕКТИВНЫМ?

— В том-то и дело… Люди проходили либо полностью эту систему образования, либо частично и уходили в смежные области науки. А поскольку все они очень талантливые, то выясняется, что среди нашей «секты АУ» в соседних областях есть крупные, уже состоявшиеся научные сотрудники, с которыми можно очень продуктивно общаться. Мы в своем университете занимаемся широким направлением в области физики полупроводников, но в целом это все равно очень узкая сфера. Нам не хватает многих компетенций в продвинутой оптике, в каких-то измерениях, микроскопиях особых. И выясняется, что выпускники Алферовского университета обязательно где-то найдутся, где все эти методы уже существуют. Мы очень быстро находим с ними общий язык и вступаем в научные коллаборации.

— ТО ЕСТЬ, ВЫ ПРИ НЕОБХОДИМОСТИ ЛЕГКО НАХОДИТЕ В СМЕЖНЫХ ОБЛАСТЯХ ЛЮДЕЙ ВАШЕГО КРУГА, С КОТОРЫМИ ЛЕГКО ОБЩАТЬСЯ?

— Да, довольно часто так получается. Когда я с кем-то знакомлюсь из соседних научных групп, все знают, что такое Алферовский университет, и часто достаточно нескольких минут для налаживания конструктивного общения. В научном сообществе, как минимум Санкт-Петербурга, уже есть такой бренд с большим знаком плюс, означающий, что с этими ребятами можно сотрудничать.

ВЫБОР

— КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ В ВАШЕЙ СУДЬБЕ, ЧТО ВЫ В КОНЦЕ КОНЦОВ ВЫБРАЛИ НАУКУ ДЕЛОМ ВСЕЙ ЖИЗНИ?

— Я родился в Петербурге, который назывался тогда Ленинградом, хотя мои мама и папа — из Вологды, и довольно много моих родственников сейчас живет на Вологодчине. Но чувствую я себя петербуржцем. Для меня этот город совершенно свой. 

Мы с моим братом-близнецом Мишей пришли в ФТШ, когда закончили девятый класс. Первую попытку поступить сюда мы сделали за два года до этого. Но так случилось, что Мишу приняли, а меня — нет. И наши родители приняли решение, что они не готовы разделить нас. Да и мы с Мишей не хотели «разделяться», потому что с детского сада всегда были вместе. После Лицея я поступил в Политех на физико-технический факультет, деканом которого был Жорес Иванович Алферов. Потом была магистратура и аспирантура в Академическом университете. Аспирантом я семь месяцев работал в Англии, и это был очень важный и полезный для меня опыт, потому что в университете все было родным, домашним, а в Манчестере я попал в группу нобелевских лауреатов Андрея Гейма и Константина Новоселова. Для меня это был один из самых мощных толчков в дальнейшей научной работе. После защиты кандидатской у нас в университете я хотел вернуться в Англию, где мне была предложена должность научного сотрудника, но по семейным обстоятельствам я остался в России, в Академическом университете, о чем не жалею. Хоть Манчестер и крупный город, но по сравнению с Петербургом — это провинция. Для меня это тоже было важно, несмотря на то, что Петербург я в основном вижу из окна машины по дороге на работу и обратно. Но есть ощущение, что ты рядом с этим большим городом — и это для меня очень важно.

— БЫЛ ЛИ У ВАС В ДЕТСТВЕ КАКОЙ-ТО «ТОЛЧОК» В СТОРОНУ БУДУЩЕЙ ПРОФЕССИИ?

— Пожалуй, да. Мы с братом рано полюбили математику, и было ясно, что у нас технический склад ума. Но не скажу, что я любил паять какие-то радиодетали или чинить радиоприемники, хотя авиамодельки мы собирать пытались. Большого инженерного увлечения у нас не было. Но папа наш — военный инженер, работавший в Можайке, имел дело с вычислительной техникой. И он, когда нам нужно было выбирать образование, подтолкнул нас в сторону физики и математики, и это было связано с поступлением в ФТШ. Учиться там мне очень нравилось, а в выпускном классе у нас еще была практика в ФТИ имени Иоффе, что тоже было здорово. Но так вот определенно сказать, что я захотел стать ученым — такого у меня не было. Потом, скорее как-то естественным образом, я поступил на физико-технический факультет и довольно рано стал заниматься научной работой. Мне это нравилось, но я еще точно не знал, хочу ли я стать ученым. Начиная с третьего курса, посоветовавшись с родителями, мы с братом начали получать параллельно еще и экономическое образование. Потом был переломный момент на пятом курсе, когда началось повальное увлечение программированием. Мы с братом, как всегда, вместе поступили и на это направление. Год мы там проучились, и я был уверен, что стану программистом. Тем более, что у меня все это шло успешно. Но летом я попал на двухмесячную стажировку в американскую IT компанию и, проработав там месяц, понял, что это точно не мое. Меня не устраивало беспрерывное сидение за компьютером. И я закрыл для себя эту страницу, чему был рад.

Это был конец пятого курса, но тем не менее я и тогда я еще не был уверен, что хочу быть ученым. На шестом курсе я попал в компанию, которая занималась автоматизацией различных производств, но в основном это было связано с нефтепереливным производством. Мне повезло, я сразу получил большую управленческую позицию — главный инженер проекта, у меня было десять человек в команде. И мы целый год занимались автоматизацией на некоторых приморских нефтепереливных заводах. Мне казалось, что я супер-пупер в этом деле, так все хорошо шло. Я даже думал, что скорее всего окажусь не в науке. Но потом наступил кризисный 2008 год, и первая отрасль, которая от этого пострадала, была нефтяная. Я понял, что, несмотря на то, что мне это точно нравится, это все равно не то, чего я хочу.

Как ни сложно мне это признать, но я скорее по инерции оказался в аспирантуре, чем этого хотел. И тут мне очень повезло с научным руководителем, который показал мне, что такое наука, насколько это интересно, разнопланово и все время ново. Такую убедительную беседу провел со мной Александр Олегович Голубок. У меня всегда было много всяких предложений заняться другими видами деятельности, потому что и образование позволяло, и энтузиазма много было. Но он меня смог убедить, что научная работа достойна того, чтобы ею заниматься. Ну а финальной точкой в этом уже бесповоротном выборе была для меня та самая поездка в Манчестер. Когда я вернулся оттуда, никаких сомнений у меня уже не было. Так что не могу сказать, будто я со школы знал, что буду научным сотрудником и к этому шел. Путь у меня получился довольно ветвистый.

Конечно, я благодарен всем, кто повлиял на мой выбор. Сомневаюсь, что мог бы найти что-то более интересное, чем то, чем я занимаюсь сегодня. И абсолютно уверен, что на этом пути меня ждет все больше и больше интересного.

— НУ А С АЛЕКСАНДРОМ ОЛЕГОВИЧЕМ КАК-ТО ПРОДОЛЖИЛИСЬ ВАШИ ОТНОШЕНИЯ?

— Мы с ним по-прежнему взаимодействуем, но теперь уже — как равноправные коллеги. Каждый год выходят наши совместные работы в высокорейтинговых журналах.

ЖУТКАЯ АВАНТЮРА

— ВЫ ПРОШЛИ ИСТОРИЮ ПОИСКА СЕБЯ В НАУКЕ. А В КАКОЙ МОМЕНТ НА ВАС ОБРАТИЛ ВНИМАНИЕ ЖОРЕС ИВАНОВИЧ?

— Защитив кандидатскую, я год работал в университете в лаборатории нанобиотехнологий у профессора Михаила Владимировича Дубины. Мы с ним договорились, что я буду заниматься физикой как бы сам по себе, в режиме поиска. И если мы найдем точки соприкосновения, то будем работать вместе. Но сразу у нас такой задачи не было. Когда вы аспирант, ваш профессор вам подсказывает, чем надо заниматься и даже может составить план исследований на время кандидатской диссертации. А когда вы защитились, вы сами можете найти какую-то область и в ней развиваться. Благодаря поездке в Англию я неплохо разбирался в постростовых методах нанотехнологий. А в нашем университете была прекрасная приборная база. Я начал активно искать коллег с кем работать, развивал все эти методы.

И однажды профессор Дубина сообщил мне, что со мной хотел бы побеседовать Жорес Иванович, которому вроде бы интересно то, чем я занимаюсь. Естественно, это была большая честь для меня, потому что до этого с ректором университета Алферовым я лично знаком не был. Хотя в школьные мои годы он приходил в ФТШ к нам на уроки, в университете вручал мне диплом, был председателем комиссии, когда я защищал кандидатскую. И вот мы познакомились, что оказалось для меня судьбоносным событием. Дело в том, что во время первой нашей встречи Жорес Иванович совершенно ошарашил меня своим предложением, — чтобы я возглавил лабораторию возобновляемых источников энергии, руководителем которой на тот момент был он сам. Он сказал, что у него есть научные идеи, которые ему в рамках лаборатории хотелось бы реализовать, но ректорские, депутатские и общественные дела не позволяют ему в полной мере заниматься научной работой. Он хотел бы дать возможность этим заниматься под его руководством человеку, который готов полностью себя посвятить этому направлению. Мне было всего двадцать семь лет… С моей стороны, как мне казалось, было жуткой авантюрой, что я согласился. Но вот спустя семь лет я понимаю, что Жорес Иванович по крайней мере прозорливый человек, что принял такое очень смелое решение. Да, я согласился, но мне было страшно, и я совсем не был уверен, что это правильно вообще. Но мне ничего не оставалось, как довериться научному чутью и вообще мнению Жореса Ивановича.

— КАКИЕ НАУЧНЫЕ ИДЕИ ИМЕЛ В ВИДУ АКАДЕМИК АЛФЕРОВ, ГОВОРЯ, ЧТО ЕМУ НЕ ХВАТАЕТ ВРЕМЕНИ ЭТИМ ЗАНИМАТЬСЯ, И НАСКОЛЬКО ВЫ ЭТО ВОСПРИНЯЛИ КАК СВОЕ?

— Жорес Иванович высказал идею, которая в принципе давно была известна, и всем была понятна ее перспективность, но никто целенаправленно этим не занимался. Он высказал идею, что нужно объединить кремниевую подложку и к тому моменту развитые технологии микроэлектроники, связанные непосредственно с кремнием, и эпитаксиальные технологии А3В5 и даже шире — полупроводниковые эпитаксиальные технологии, чтобы конструировать гетероструктуры с заданными оптическими и электронными свойствами. При этом все выращивалось на кремниевой подложке.

Он предложил попробовать выяснить, можно ли на основе материалов А2В4С5-2 и кремниевой подложки сделать эффективные солнечные элементы. Было похоже, что это должно работать, но предстояло детально в этом разобраться, потому что публикаций на эту тему практически не было. Естественно, это стало для меня задачей номер один. Я сразу взял аспирантов, пригласил коллегу, и мы начали в этой тематике разбираться. Опираясь на довольно скудную информацию, мы построили численную модель солнечного элемента на основе материалов ZnSiP2 и кремния и показали теоретически, что у такого солнечного элемента весьма высокие характеристики, сравнимые с высшими на тот момент трехкаскадными элементами. Мы даже написали с Жоресом Ивановичем совместный патент. Но когда мы попытались понять, как синтезировать эти материалы, техники такого уровня в университете еще не было. Правда, тогда приобреталась новая эпитаксиальная машина для роста широкого класса материалов, и мы связывали с ней свои планы. Жорес Иванович решил, что эта машина в основном будет заниматься другими задачами, но в том числе в ней должны быть источники материалов цинка и фосфора, что было ближе к нашему кругу задач. К сожалению, создание этой машины затянулось и не все источники там появились. В итоге эта идея не была реализована и осталась на теоретическом уровне. Но тем не менее, понимая насколько перспективна интеграция полупроводниковых материалов с кремнием, мы начали активно заниматься проектом интеграции таких твердых четверных растворов, как GaPNAs — галий, фосфор, азот, мышьяк на кремниевой подложке. И в ожидании новой машины мы на существующей в лаборатории машине активно исследовали эти четверные материалы, которые в процессе исследований основывались на той же идее, которую высказал Жорес Иванович: для создания эффективных солнечных элементов мы объединяли эпитаксиальные технологии с кремниевой подложкой.

Идея интеграции GaPNAs и Si была высказана ранее Антоном Юрьевичем Егоровым, он вместе с коллегами смог получить прототип подобного солнечного элемента, показав как перспективность этого направления, так и массу технологических проблем, которые еще предстояло решить. На сегодняшний день первоначальная идея Жореса Ивановича скорее пока еще ждет своей реализации, но вот некоторые ответвления, которые возникли на основе его идеи, довольно активно в нашей лаборатории развиваются.

Еще раз подчеркну: мы развиваем идею, высказанную в том числе Жоресом Ивановичем, — объединение полупроводниковых эпитаксиальных материалов с кремниевой подложкой для создания оптоэлектронных устройств и в том числе – солнечных элементов и светоизлучающих диодов. Мы занимаемся сейчас ростом довольно сложных четверных твердых растворов, которые состоят из галия, фосфора, азота и мышьяка, и которые по параметрам решетки совпадают с кремнием. Одна из наших перспективных задач — создание светоизлучающих диодов и солнечных элементов на основе этой системы материалов — галий, фосфор, азот, мышьяк, синтезированных на кремнии. Попытаемся сделать на этой основе какие-то более-менее приличные оптоэлектронные приборы.

ЛАБОРАТОРИЯ

— ПО ВАШЕМУ РАССКАЗУ МНЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТСЯ, ЧТО САМА АТМОСФЕРА РАБОТЫ В ВАШЕЙ ЛАБОРАТОРИИ НАЦЕЛЕНА НА ОТКРЫТИЕ ЧЕГО-ТО НОВОГО, ЧТО МОЖЕТ ПРОИЗОЙТИ В ЛЮБОЙ ДЕНЬ. ВИДИМО, ЭТО КАК-ТО НАСТРАИВАЕТ ЛЮДЕЙ НА ОСОБУЮ НОТУ?

— В науке все нацелено на открытие чего-то нового. И в лаборатории этот поиск ведется по разным направлениям. В штате у нас сейчас порядка тридцати человек. И задачи, которые мы решаем, объединяют людей. Конечно, нельзя сказать, что мы каждый день какие-то открытия делаем. Но с каждым годом мы понимаем все больше и больше и про синтез этих материалов, и как их исследовать, и какие методы применять, чтобы получить какой-то прототип приборной структуры. И довольно интересные результаты у нас получаются. Какие-то публикации выходят, значимые для нас.

— И ВЫ ЛИЧНО ТОЖЕ УЧАСТВУЕТЕ ВО ВСЕХ ЭТИХ ПРОЦЕССАХ?

— Я, конечно, стараюсь в этих процессах участвовать. И не только потому, что я заведующий лабораторией, но еще и потому, что это все очень интересно. Наука, когда ей отдаешь всего себя, захватывает полностью. Это и обсуждение с коллегами полученных научных результатов, их интерпретация, и выработка планов дальнейших исследований, и проверка идей — это все конечно, удивительно увлекательно. И так бывает, какая-то смелая идея, высказанная во время обсуждения, вызывает сомнения даже у того, кто ее высказал. Но в ходе исследований выявляется, что интуиция его не подвела. Это совершенно удивительное ощущение, когда вы понимаете, что по какой-то непонятной причине вы вдруг смогли угадать, как устроена природа, не зная в принципе про это ничего. А потом труд большого коллектива и использование дорогостоящего оборудования вдруг подтверждает, что вы либо почти, либо полностью правы. Хотя иногда бывает и наоборот, что высказанная идея всех увлекает, и всем кажется, что должно быть именно так, а природа значительно сложнее. И это тоже не менее важный результат, что ошибочно высказанное предположение позволило понять, как устроен тот или другой процесс, и позволило модифицировать исход…

ПРИМЕНЕНИЕ ОТКРЫТИЙ

— ЕСЛИ ВЫ ДОБЬЕТЕСЬ ВНУШИТЕЛЬНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ, ЧТО ЭТО ДАСТ ПРОМЫШЛЕННОСТИ? КАК ЭТО МОЖЕТ РАЗВИТЬСЯ В НЕЧТО НОВОЕ НА ЛАНДШАФТЕ ВСЕХ ИЗЫСКАНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ПРАКТИЧЕСКИМ ПРИМЕНЕНИЕМ ВАШИХ ОТКРЫТИЙ?

— Те задачи, которые я ставлю и себе, и всей лаборатории, это все-таки фундаментальные исследования новых материалов, новых подходов. Безусловно, у всех у нас есть какая-то прикладная задача исходная — либо солнечный элемент эффективный, либо светоизлучающий диод, либо мы занимаемся гибкими электродами прозрачными — довольно важным компонентом в электронике современной. А вот шаг от лабораторного образца до промышленного исполнения разделяет гигантская пропасть.

Довольно непростая задача что-то придумать, но продемонстрировать, как эти идеи работают на следующем шаге, который позволит перейти в промышленность, — еще более сложная задача. И это требует иногда совершенно других компетенций — менее научных, а более инженерных. Потому что научному сотруднику интересно все новое, а инженерному персоналу должно быть интересно все, что приводит к конечному, приборному результату. В этом смысле технические руководители должны порой ограничивать полет научных работников.

Не могу сказать, что завтра мы сделаем солнечный элемент или какую-то электронную структуру, которая полностью перевернет наш рынок и все старые технологии отложат. Потому что даже те идеи, которые мы высказываем и показываем, что они рабочие и что они перспективней того, что есть сейчас, все-таки переход от лаборатории до какого-то даже мелкого серийного производства слишком большой, и нам скорее непонятный. Может быть, это связано с тем, что у нас довольно молодая лаборатория, и все горят наукой. Может быть, через какое-то время так получится, что часть наших коллег в лаборатории начнет выделяться больше в инженерную область, туда уходить. И тогда они скажут: давайте мы начнем большим коллективом те наши научные работы, которые у нас есть, пытаться превращать в какие-то промышленные образцы.

Мы сейчас начали взаимодействовать с питерской компанией Коннектор Оптик, которая занимается промышленным синтезом полупроводниковых материалов, выпуском каких-то приборных структур. Пытаемся найти с ними точки соприкосновения. Они являются коммерческой структурой, что их автоматически подталкивает на результат. Может, мы в итоге сможем сделать совместную научно-исследовательскую опытно-конструкторскую работу. Но на сегодня мы далеки от того, чтобы в нашей лаборатории появился какой-то прибор, который мы бы стали продавать или какую-то технологию внедрили, потому что мы скорее сегодня задачи такой не ставим, хотя, конечно, понимаем ее важность.

ДОКТОРСКАЯ

— КАКУЮ ПОЗИЦИЮ ВЫ ЗАНИМАЕТЕ В ФИЗИКЕ? ВЫ ФИЗИК-ТЕОРЕТИК?

— Совершенно точно — я не теоретик. Есть три градации: физик-теоретик, физик-технолог и физик экспериментатор. Я, наверное, более технолог и в некоторой мере экспериментатор.

— КАК ОНИ ПОДРАЗДЕЛЯЮТСЯ ПО СВОЕЙ РОЛИ, ПО ВАЖНОСТИ?

— На этот счет у меня произошел однажды интересный разговор с Жоресом Ивановичем. Он спросил меня, кто, по моему мнению, должен обладать более обширными знаниями в предметной области — теоретик, технолог или экспериментатор? Мне всегда казалось, что именно теоретики, способные досконально разобраться в сложных вычислениях и делать сложные предположения, обладают наиболее широким охватом в предметной области. «Нет, — сказал Жорес Иванович, — наибольшими знаниями, пускай иногда и не доскональными, должен обладать технолог, ибо он должен точно понимать, что посчитал теоретик, и что должен измерить экспериментатор. Пожалуй, сегодня, я с этим вполне согласен. В одной из бесед Жорес Иванович сказал мне, что свои основные научные результаты физик должен получить до тридцати лет. Потом подумал и добавил, что, пожалуй, у технологов этот период может быть продлен до тридцати пяти. А начинаться научная работа должна со студенческой поры.

— ОКОЛО ГОДА НАЗАД ВЫ СТАЛИ ДОКТОРОМ НАУК. ВАША ДИССЕРТАЦИЯ, ВИДИМО, БЫЛА ЭТАПОМ ТОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, КОТОРУЮ ВЫ ПРОДОЛЖАЕТЕ СЕЙЧАС?

— Полное название диссертации большого смысла приводить нет. Но посвящена она была применению довольно широкого круга постростовых и эпитаксиальных методов для создания и исследования тоже большого круга различных оптоэлектронных структур.

— И ЧТО ОТМЕТИЛИ В ЭТОЙ РАБОТЕ ЧЛЕНЫ КОМИССИИ?

— Отметили, что работа комплексная и довольно большая. И хотя в ней много разнообразных глав, тем не менее, получился не винегрет, а структурированная работа, где одно логично вытекает из другого. Область исследования — солнечные элементы и светоизлучающие диоды, различные элементы нанофотоники и наноэлектроники. Довольно много всего там оказалось, но это все ужасно интересно, особенно новые задачи. И когда мы начинаем работать, я с большим энтузиазмом всегда во все включаюсь. К счастью, удалось все эти работы связать в единую систему.

В диссертации была предложена масса разнообразных подходов, в первую очередь, постростовых, для того, чтобы научиться делать широкий класс наноструктур, которые нашли применение в огромном количестве исследований. Я в своей работе вместе с коллегами использовал в принципе известные методы — различные литографии, процессы травления, что уже было известно, а в моей работе комбинирование большого количества подходов позволяло создать серьезный инструмент для решения большого класса задач.

— И, ВИДИМО, ПО ЭТОЙ ДИССЕРТАЦИИ БЫЛО ВИДНО, ЧТО ПРОСМАТРИВАЕТСЯ ОЧЕНЬ БОЛЬШАЯ ПЕРСПЕКТИВА РАЗВИТИЯ КАКИХ-ТО НАПРАВЛЕНИЙ?

— Кто-то мне сказал на защите после доклада, что в принципе можно было смело половину работы обрезать и все равно она оставалась бы довольно значимой. Скорее я показал себя в дальнейшем направлении развития. У меня в диссертации шесть глав, и в принципе можно каждой главой активно заниматься и много-много всего интересного делать. У меня отдельно было исследование по физике полупроводников и исследование по фотонике, и даже микрофлюидике. Обычно это разные научные сообщества. И я для себя выделил, что мне было интересно пытаться объединить физику полупроводников с фотоникой. То есть, не классический солнечный элемент — а нанофотонику, какие-то оптические и нелинейные свойства материалов исследовать, где возникают антенные эффекты различные, необычный оптический отклик…

И что меня особенно радует, в последнее время мы пытаемся находить такие точки пересечения. Одно из направлений поисков — это объединение фотоники с физикой полупроводников. Не классических, потому что куча работ есть на эту тему, а мы пытаемся найти свою какую-то нишу.

ГРАНТЫ

— ОЧЕНЬ ВАЖНАЯ ПРОБЛЕМА — НА КАКИЕ ФИНАНСЫ ОПИРАТЬСЯ? КАК ВАМ ПОМОГАЕТ ГОСУДАРСТВО И КАКАЯ ЧАСТЬ ФИНАНСИРОВАРИЯ ПРИХОДИТСЯ НА ГРАНТЫ?

— Тут следует признать, что если у вас нету финансов, то наукой заниматься сложно. Мы находимся в довольно привилегированном положении, потому что университет располагает большим парком уже купленного оборудования. Это нам сильно облегчает жизнь. Но, тем не менее, нужно постоянно покупать различные расходные материалы, эпитаксиальные подложки, простое измерительное оборудование — это все требует финансирования. Второе важное обстоятельство: надо создать условия, когда сотрудники полностью посвящают себя своей работе и не думают, где бы найти еще какой-то приработок. Зарплата тоже должна быть конкурентной, чтобы коллеги не отвлекались на что-то другое. Естественно, требуется и финансирование для всей группы.

Есть три крупных источника финансирования. Первое — это так называемое гос.задание «Наука». Раньше это считалось базовой зарплатой в университете, ставкой, которая у вас есть. Не то что это маленькая сумма, но она становится более-менее значимой, начиная с позиции старшего научного сотрудника. Чтобы получить эту ставку, надо потратить много лет. Базовая ставка в нашем университете — она еще увеличенная, на самом деле она не очень большая. Вы можете на нее существовать, но по сравнению с европейским уровнем она довольно низкая. Поэтому второй путь — это грантовая система, участие в написании грантовых заявок, выигрыше проектов и их реализация. В нашей лаборатории это, наверное, две трети от всего финансирования, если не больше. Мы сегодня вынуждены заниматься написанием большого количества заявок. За год их набирается штук 15, если не 20 – от каких-то совсем маленьких до больших, существенных проектов, которые могут раз в 20-30 отличаться по финансированию. У нас выстроена такая система, что когда вы пишете грант, вы структурируете направление исследований. В этом смысле вы выстраиваете свой научный проект, прописываете план исследований, ищете ниши актуальности — почему это надо делать, более внимательно рассматриваете работы конкурентных научных групп.

Само по себе написание гранта довольно полезно. Вы для себя какую-то систему координат вводите, понимаете, что уже сделано и что еще нужно сделать, чтобы была существенная новизна. Поэтому у нас все научные сотрудники, начиная со студентов даже, пишут гранты. У студентов это небольшие заявки на стипендию, аспиранты пишут уже небольшие научные гранты, а научные сотрудники пишут в обязательном порядке какие-то более-менее значимые гранты в Российский научный фонд или Российский фонд фундаментальных исследований. Большие проекты мы пишем уже целыми командами. Несколько человек объединяются, и каждая подгруппа разбирает свою часть, а потом мы все блоки объединяем. У нас во внутреннем уставе лаборатории прописано, что каждый сотрудник должен писать заявки на гранты. Это необходимо по двум главным причинам: первое — что деньги нужны, а второе — это все очень полезно. Вы учитесь излагать свои мысли грамотным научным академическим языком и обосновываете, почему вы этим занимаетесь, работая в данной области. Например, если аспирант пишет заявку, ты ему, с одной стороны, подсказал, что нужно делать, — сиди и делай вот это, а с другой стороны он понимает, почему вдруг ему такую задачу поставили, и она ему значительно прозрачней становится и интересней. В написании грантов все друг друга поддерживают.

Я стараюсь читать большинство заявок на гранты, которые пишут коллеги. Читая эти заявки, всегда выступаю как внутренний рецензент: как бы я эту заявку оценил, если бы она попала на рецензию из другой группы. И это помогает выделять как слабые места, которые надо расширить, так и подчеркнуть сильные места. Это довольно хорошая система. Точно так же научные сотрудники помогают писать заявки аспирантам, а аспиранты — студентам, чтобы у всех квалификация в этой области росла.

— ПОНЯТНО, ЧТО ЭТО ДИСЦИПЛИНИРУЕТ РАБОТУ, НО НАСКОЛЬКО ВЫ СОСТОЯТЕЛЬНЫ В РЕАЛИЗАЦИИ ЭТИХ ГРАНТОВ? УДАЕТСЯ ЛИ ВАМ ВПИСАТЬСЯ ВО ВСЕ УСЛОВИЯ?

— У нас других вариантов нет. Если вы получили грант, вы обязаны по нему выполнить все работы и отчитаться. Слава богу, еще не бывало ситуации, когда бы мы не смогли сделать запланированное. Но, конечно, тут еще нужно многому учиться. Часто мы, понимая, что подходит срок сдачи проекта, начинаем массированно, всей лабораторией заниматься этой задачей и быстро ее реализовывать. Конечно, идеально, чтоб мы научились без авралов это делать, равномерно все в течение года реализовывать. Когда вы, отчитываясь, прикладываете публикации, это всегда оценивается. Более того, в некоторых грантовых системах, чем выше рейтинг журнала, в котором опубликована ваша работа, тем меньше вам нужно писать отчетов. Публикация в топовых журналах засчитывается за две отчетных. Это стимулирует вас писать в хорошие журналы, которые предъявляют высокие требования к качеству работ. У вас появляется дополнительный стимул проводить исследования на более высоком уровне.

Вам все время хочется попасть во все более престижные журналы, и это приносит большое удовольствие. И сколько бы вы статей не писали, каждый раз все по-новой. Когда приходят рецензии, очень редко бывает, когда все они положительны и статья сразу отправляется в печать. Обычно рецензенты стараются подчеркнуть недостатки. И ваша задача — убедить рецензентов в том, что ваша работа заслуживает внимания. К тому же вы понимаете, что рецензент был во многом прав. И вы тогда даже переосмысливаете результаты, которые у вас получились. Это очень увлекательная работа. Вы все время находитесь в борьбе с самим собой или с рецензентом.

Мы написали в уставе своей лаборатории, что все должны писать гранты и статьи. Все! Тогда у нас получается устойчивая система: все друг друга поддерживают, и все мы можем реализовывать масштабные проекты на сложном оборудовании. Это все тоже дисциплинирует, чтобы за отчетный период выполнить определенные работы и написать определенное количество статей. Грант подталкивает делать все вовремя. Мы естественно все это воспринимаем. У нас нет советского наследия, что вот в СССР не было грантов, а сейчас они появились. Я свой первый грант получил еще будучи студентом. То есть, я сразу к этому привык. Мы довольно успешно работаем с российскими фондами и теперь уже думаем, как работать с фондами международными. У нас какие-то небольшие международные проекты появляются, но наша задача научиться писать проекты в большом консорциуме международном. Это сложная и интересная задача.

ТРУДОВОЙ КОДЕКС ОПРЕДЕЛИЛА ЖЕНА

— ХОТЕЛОСЬ БЫ ПРЕДСТАВИТЬ ВАШ РАБОЧИЙ ДЕНЬ. СООТВЕТСТВУЕТ ЛИ ОН ТРУДОВОМУ КОДЕКСУ?

— Насчет этого у меня был яркий пример перед глазами. Когда я работал в Манчестере, мое аспирантское помещение располагалось напротив кабинета двух нобелевских лауреатов – Андрея Гейма и Константина Новоселова. Я видел, что они работают семь дней в неделю. Приходят рано, уходят поздно. К тому моменту они уже были нобелевскими лауреатами и вполне могли бы себе позволить вести себя более расслаблено. Тем не менее, все время, что я там провел, они в таком режиме и работали. И для меня это было очень показательно. Я знал, что и Жорес Иванович много работает. Так что мне было с кого брать пример.

Обычно я рано утром отвожу ребенка в сад и в 9-9.30 появляюсь на работе. Жена просит не позже восьми с работы уходить. Так что обычный мой рабочий день — с девяти до восьми.

— А ДОМА НЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ РАБОТА МОЗГОВАЯ?

— Конечно. Голове работать не запретишь. Но, честно говоря, приезжая домой, я стараюсь уделять время жене и детям.

— ВЫ УЖЕ МНОГОДЕТНЫЙ ОТЕЦ?

— Детей — двое. Сын ходит в садик, а в этом году родилась дочка. Зовут их Саша и Маша. Кстати, об именах. В садике у детей есть стенд, где выставляют их поделки и рисунки, чтобы родители умилялись. И вот читаю я имена творцов: Диана-1, Диана-2, Даниэль, Кристина, Лукиан. А Саша — один на всю группу, как не странно. И ни одной Маши. Такие вот простые русские имена становятся сейчас редкими среди детей.

КАЧЕСТВА

— КАКИЕ КАЧЕСТВА ПОМОГЛИ ВАМ СТАТЬ СЕРЬЕЗНЫМ УЧЕНЫМ?

— На мой взгляд, я еще на пути к становлению серьезного ученого. Я еще пока в процессе. Но так сложилось, что я получил довольно разностороннее образование — и техническое, и экономическое, и управленческое. И смесь всех этих знаний мне сильно помогает. Во-первых, большой интерес ко всему происходящему. Скажем, набор некоторых компетенций из различных областей, даже не столько научных, а управленческих, очень полезная вещь, потому что лаборатория у нас уже довольно большая, и много всяких задач приходится решать параллельно. Я бы отметил — так как мы с братом одновременно учились в трех учебных заведениях, это стимулировало нас к многозадачности. Мы научились работать в такой вот многозадачной среде, где необходимо быстро переключаться и принимать решения между различными научными проектами. У нас сегодня порядка двадцати грантов, которые по направлениям иногда совсем перпендикулярны. Ну, например, у нас в этом году появился биологический грант, один из первых — объединение физики с биологией. И умение быстро переключаться между разными научными задачами, я считаю, довольно полезный навык. Естественно, он не сразу появился, я этому обучался шаг за шагом. Сначала у меня был один научный проект, потом два, потом три, потом их стало пять, потом десять. И умение работать с большим количеством информации, быстро переключаться — это, наверное, очень полезно. Все время хочется прыгнуть выше головы. Все время нужно стремиться вперед, все дальше и дальше.

— ВЫ ПРОФЕССОР?

— Да, я в этом году стал профессором. Но я профессор по должности, а не по званию. Чтобы стать профессором по должности, нужно быть доктором наук и пять лет читать лекции студентам. В этом году после защиты диссертации я смог претендовать на должность профессора. А вот звание… Чтобы стать настоящим профессором, нужно, чтобы защитились пять твоих аспирантов. В этом году под моим руководством защитился первый аспирант. Это первое мое профессиональное достижение: защитить аспиранта — событие очень значимое. Так что нужно еще четыре. Но настоящим профессором вы в голове становитесь. А все эти звания, должности — это все наносное. Настоящим профессором я еще не стал, потому что чувствую, что мой научный уровень еще пока не соответствует таким критериям, которые, как мне кажется, должны быть у профессора. Я к этому стремлюсь и надеюсь, что в каком-то обозримом будущем смогу стать «настоящим».

ОЦЕНКА СИТУАЦИИ

— КАК ВАМ РАБОТАЕТСЯ В УНИВЕРСИТЕТЕ, И ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ О ЕГО БУДУЩЕМ?

— Я тут однажды подсчитал, что уже больше половины жизни провел в стенах Академического университета. Почти двадцать лет прошло с тех пор, как я в пятнадцать лет стал учиться в ФТШ. Сейчас университет — очень для меня родное место, хотя я параллельно работаю в других ВУЗах Петербурга. Когда у нас был Жорес Иванович, университет развивался стабильно. И тогда я даже не задумывался о каком-то глобальном состоянии университета. Я был сконцентрирован на научной работе и знал, что все в порядке, все стабильно, все очень монументально. Масштаб Жореса Ивановича полностью распространялся на университет. Ну а с его уходом ситуация, конечно, стала менее стабильной. И не могу не признать, что меня не покидает ощущение тревоги постоянной — а что будет дальше? И вообще как мы будем работать? Потратив довольно много сил, чтобы создать хорошую лабораторию, я понимаю, что она может работать только в этом университете. И если какие-то изменения нас ждут, то вообще непонятно, как группа дальше будет работать и что будет с состоянием гермозоны и всего прочего. Для своих сотрудников я стараюсь экранировать эти тревоги. Они все сконцентрированы на научной работе. Это мой осознанный выбор. Я был бы рад, если бы мог и себя полностью экранировать от всех этих тревог и заниматься научной работой. Но все же ощущение такой вот неопределенности мешает всем. Хотелось бы знать, что университет останется независимым, что в нем не произойдет каких-то резких изменений, резких объединений и что мы сможем выбрать ректора… Чем уязвимо положение и.о.? Даже без привязки к конкретным лицам, а просто? Тем, что у него короткий контракт годовой. Человек только вошел в курс дела, а у него контракт кончается, и, понятно, что это на долгосрочную перспективу не работает. А у ректора — пятилетний контракт. И пять лет — это то время, когда можно стабилизировать ситуацию и заняться продуманной стратегией развития университета. Мне бы хотелось, чтобы у нас в АУ как можно быстрее прошли выборы, и мы бы выбрали ректора, у которого была бы возможность в течение пяти лет реализовать свои планы и вместе с нами их продвигать их в жизнь. На мой взгляд, такая вот нестабильность ни к чему хорошему не приводит. Это и для студентов поступающих тоже — вопрос не из простых. … Срок обучения сегодня довольно длительный — шесть лет или, как минимум, четыре. А вдруг так получится, что за это время университет перестанет быть университетом или еще что-то изменится? Это опасение тоже не способствует привлечению к нам талантливой молодежи. Ну и аспиранты, и научные сотрудники об этом думают. И это не лучшая ситуация, которая могла бы быть. При Жоресе Ивановиче я об этом никогда не думал, и мне было куда комфортней, чем сейчас.

— ВИДИТЕ ЛИ ВЫ В ЛИЦЕЕ БУДУЩЕГО МУХИНА?

— Да, если будут склонности к физике или математике. Но не думаю, что буду настаивать в обязательном порядке, чтобы мои дети учились в ФТШ, хотя я рад, что сам тут учился. Если же в них будут склонности к гуманитарным наукам, тогда не лицей ФТШ, а что-то другое. Я, конечно, буду поддерживать детей, если у них возникнет желание попробовать учиться в ФТШ.

Ну а теперь по традиции этой рубрики наш сегодняшний герой без посредников рассказывает историю из своей жизни

СТАРШИЙ БРАТ

— Мы с моим братом Мишей — близнецы. Миша — мой старший брат, потому что родился на пятнадцать минут раньше меня. Но когда мы с ним защищали свои кандидатские, я брата перегнал на целые сутки, что было потом поводом для наших семейных шуток. Названы мы в честь наших дедушек. Ни тот, ни другой к науке никакого отношения не имел. Мы с братом оказались в нашем роду первыми кандидатами наук.

До защиты у нас с Мишей был довольно близкий путь, а тут мы — разминулись. Я понял, что хочу продолжать научную работу, а Мише оказались ближе управленческие и технические задачи. И он переключился на позицию человека, который отвечает за автоматизацию нового производства, от проектирования завода до запуска линии производства микроэлектроники. Очень он увлекся этим делом. Хотя у Миши тоже были большие задатки к научной работе, но вот это увлечение свернуло его с научного пути. Серьезную науку можно сравнить со спортом высоких достижений. Мы все время должны стремиться выставлять себя все выше и выше. Если спортсмен хочет стать олимпийским чемпионом, он не может делать паузу в два года, а потом как бы вернуться в спорт. В науке — тоже, хоть это не совсем прямая аналогия, но близко. У Миши прекрасное физическое образование, но он сегодня занимается управленческими задачами. Построил в одном из университетов Петербурга оптическую лабораторию. У него и кандидатская была оптике посвящена. А в этом проекте он зашел как бы с другой стороны — создать лабораторию для научной группы. Это был интересный опыт. Я внимательно слежу за тем, что делает Миша. Он добивается хороших результатов, работая интересно и разнопланово. Полтора года назад он вернулся на полный рабочий день в наш университет, и мне кажется, что это и для меня лично большой плюс, и для университета тоже. Он много времени сейчас тратит на организацию новых образовательных исследовательских проектов для студентов и школьников. И мне очень удобно, что мы работаем в одном университете. Я могу концентрироваться на научной работе, зная, что многие административные тылы у меня прикрыты.

Работая в одном университете, мы помогаем друг другу разными своими знаниями. Хотя, честно говоря, мне было бы интересно поработать с ним в одной связке как с ученым. Я в какой-то момент пытался завлечь Мишу в свою лабораторию, но он тогда был увлечен проектированием производства и не согласился, о чем я сожалею. Из Миши получился бы хороший научный сотрудник, и нам было бы вместе интересно работать. Я знаю, что в ИТМО есть два брата Виноградовы, они тоже близнецы. Работают они в рамках одной лаборатории, и там довольно интересный у них симбиоз. Я все же надеюсь, что когда-то нам тоже удастся вместе поработать в рамках одной лаборатории или университета и я думаю, что это будет веселее для нас обоих.

Хотя мы друг друга всегда старались поддерживать, но и соперничество в детстве у нас было. Это не позволяло нам расслабляться. Когда мы были студентами, всегда вместе готовились к экзаменам. Нам все было интересно. Как-то наш учитель литературы Владимир Натанович Шацев в ФТШ спросил у нас, а что вы думаете об одиночестве будучи близнецами? Что такое одиночество, нам было представить трудно.

Довольно большой период нашей жизни мы много времени вместе проводили. И сейчас, когда у нас дети, мы почти каждый выходной тоже вместе. В университете в одном кабинете сидим и двух слов друг другу не скажем, потому что каждый занят своими делами. На работе мы коллеги, а братья мы скорее — по выходным.

Так получилось, что я женился на подруге Мишиной жены. И свадьбы у нас состоялись тоже довольно близко. И дети у нас родились с разницей в семь месяцев. Но, тем не менее, я всегда считал, что у меня будет один ребенок, а Миша мечтал, что у него будет много детей. Сегодня пока все наоборот: у Миши один ребенок, а у меня двое. Его четырехлетняя дочка Даша — самая старшая из наших детей.

Когда Миша несколько лет назад переехал жить за город, мне казалось, что это какая-то странная история. Работая в городе, зачем жить за городом? В этом году я понял, что за городом жить лучше, здоровее. И живем мы сейчас почти по соседству, в районе Приозерского шоссе. И так сложилось, что и у родителей там дача. Все — рядом.

Каждый из нас откликается на оба наших имени, совершенно равноправно. Когда мы были аспирантами, Миша готовил диссертацию в Физтехе, а я Академическом университете. И мне надо было часто ходить в Физтех. Там со мной незнакомые люди здоровались и общались, как с Мишей. Поначалу я всем объяснял, что нас двое, а потом перестал это делать и даже начал поддерживать с ними беседу. И, как ни странно, и у меня, и у Миши это здорово получается.

Беседовал Олег Сердобольский

Фото Юрия Белинского

Никита Волков: «Всегда хочется прыгнуть выше головы»

На большие экраны вышел фильм «Черновик», где главную роль сыграл молодой артист Никита Волков – отлично известный петербургским зрителям по ролям в спектаклях «Комната Шекспира», «Кабаре Брехт», «Я боюсь любви».

 

— Каким путем петербургский мальчик Никита Волков пришел в актерскую профессию?

— Случайно. Я собирался стать юристом. Хотя мама у меня – цирковая артистка, много выступала, у нее был очень сложный и эффектный номер: лежа на спине на специальной кушетке, она жонглировала разными предметами, причем руками и ногами одновременно. Помню, как меня это восхищало, и я гордился мамой, понимая, что сам так никогда не смогу. У меня и крестная – воздушная гимнастка на трапеции, так что, казалось бы, мне тоже прямая дорога в цирк, но я еще в детстве твердо решил, что стану адвокатом и буду защищать людей. Наверное, знаменитый фильм «Адвокат дьявола» с Аль Пачино так на меня повлиял. Все эти долгие дебаты, хитроумные тактики, интриги, апелляции – меня это страшно увлекало. В школе я учился хорошо, всего пять «четверок» в аттестате, юридический факультет Университета – в трех минутах от дома. Я уже ходил туда на подготовительные курсы и в своем будущем не сомневался, как вдруг – именно вдруг – мама мне говорит: «А может, попробуешь в Театральную академию?». И я, несмотря на все свои адвокатские интересы, неожиданно для себя откликнулся на ее предложение.

— Значит, никакого актерского азарта у тебя не было?

— Абсолютно. Я и в театр-то не ходил никогда. Серьёзно занимался плаванием и перестал только потому, что иначе мне пришлось бы уйти из моей школы Жак-Ива Кусто с углубленным изучением французского языка – в специализированную спортивную школу. Мы с мамой подумали и решили, что делать этого не стоит. Расставшись с плаванием, я пошел в хореографический ансамбль, там тоже физические нагрузки были приличные. Мы много гастролировали – в Китае, Болгарии, Чехии. Но в актеры я никогда не стремился. Правда, мечтал сыграть в кино Бэтмэна, но это была совсем детская мечта.

— Как получилось, что на Моховой ты выбрал именно курс Гарольда Стрелкова и Анны Алексахиной?

— В том году набирали еще Григорий Козлов, Юрий Гальцев и Андрей Андреев. Как вы понимаете, все эти имена мне тогда ни о чем не говорили, и я, не выбирая, поступал сразу ко всем. При этом одновременно сдавал экзамены на юрфаке, то есть все еще колебался, откладывал окончательное решение. Только после того как я прошел на третий тур к Козлову, Андрееву и Стрелкову, а на юрфаке мне оставалось сдать только историю, я сказал себе, что, похоже, судьба ведет меня не в адвокатскую контору, а на сцену. И я решился. Не пошел на экзамен по истории – еще до третьего тура на Моховой, когда ничего не было ясно. Конечно, это была авантюра, я сильно рисковал. Запросто мог срезаться и в армию загреметь.

— Перед третьим туром надо подавать документы к конкретному мастеру. Ты все же должен был сделать выбор. Как это произошло?

— Буквально накануне третьего тура мы познакомились с Тоней Сониной, моей будущей сокурсницей. Сидели под дверью приемной комиссии и рассуждали, куда же подавать документы. С умным видом взвешивали «за» и «против», приводили друг другу аргументы – сейчас смешно вспоминать, дети… Я ссылался на слова Ивана Ивановича Благодёра, который после второго тура подошел ко мне и посоветовал идти на курс в Театр имени Ленсовета, если хочу потом попасть в театр. Кажется, у Григория Козлова своей «Мастерской» тогда еще не было. В

общем я сделал свой выбор в пользу реального, известного театра, его главного режиссера Гарольда Стрелкова и его артистки Анны Алексахиной, педагога на курсе.

— Когда через год в театре Ленсовета сменился главный режиссёр, пришел Юрий Бутусов, какая у вас реакция была?

— Мы все были напуганы. Кто такой Бутусов, толком не знали. Я уж точно. Боялись, что нас сейчас расформируют, раскидают по другим курсам, а то и отчислят. Неизвестность полная. Думаю, огромную роль сыграл тогда авторитет Анны Яковлевны Алексахиной, спасибо ей. У нее стальной характер, она не дала нас в обиду и постепенно сумела привлечь Юрия Николаевича к работе с нами.

— С какого спектакля началось твое знакомство с Театром Ленсовета?

— С «Оскара и Розовой Дамы» с Алисой Фрейндлих. Вот с такой заоблачной планки. Мы сидели с сокурсниками на ступеньках бельэтажа, и мне трудно описать словами, что со мной тогда происходило. Я ревел, я был в шоке. Наверное, тогда я впервые понял, какой силой обладает настоящий театр и что настоящий артист может творить со зрителем.

— В чьих режиссёрских руках ты сегодня хотел бы оказаться?

— Прежде всего, я мечтаю вновь оказаться в руках Юрия Николаевича Бутусова, это без вариантов. Есть и другие режиссеры, спектакли которых я видел и с которыми был бы рад поработать: Кирилл Серебренников, Константин Богомолов, Александр Молочников. Это не значит, что все спектакли, предположим, «Гоголь-центра» мне одинаково и безоговорочно близки. Но сам актерский способ существования там очень интересный. Смотрел недавно «Обыкновенную историю» и вообще не понимал, идут актеры по тексту Гончарова или играют своими словами, настолько текст был ими присвоен, осмыслен, прожит. И «Митина любовь» молодого режиссёра Владислава Наставшева, ученика Льва Додина, в том же театре меня захватила опять-таки непривычным способом существования.

— А может, все дело в том, что классическая школа («петелька-крючочек», характеры, обстоятельства, зерно и прочее), которой вы владеете, выпустившись из института, кажется вам, молодым, скучноватой, и вас тянет в экстремальный, авангардный, нелинейный театр?

— Для меня нет сомнений в том, что артист должен уметь существовать в разных режиссерских системах. Всегда хочется расширить свои актерские возможности, прыгнуть выше головы, сделать то, чего еще не делал. Просто я, наверное, еще не встретил режиссёра, который в совершенстве владеет традиционным линейным разбором. Но так, чтобы дух захватывало, чтобы сердце, душа, весь твой организм откликался. Конечно, после работы с Юрием Николаевичем Бутусовым очень непросто перестраиваться, организм настроен жестко. Тут важно понимать, что поверхностное представление о театре Бутусова как об истошно орущих марионетках, измазанных в муке, грязи и кровище, не имеет ничего общего с правдой. Я готов осознанно и внятно объяснить каждую секунду существования на сцене – и своего, и партнеров. Взять хотя бы последнюю премьеру – «Гамлет». Для меня там все ясно – человеческие характеры, взаимоотношения, поступки. Я понимаю, о чем это и ради чего. Для Юрия Николаевича всегда важно прорваться к сути, и на репетициях он часто просит артистов не прятаться за формальные находки, не «грузить» ими, а сесть и сыграть сцену по делу, по смыслу.

— Не слишком ли большую часть жизни занимает у вас, артистов, театр? Не ограничены ли вы из-за этого в чем-то другом? Мир ведь такой большой.

— Я счастлив, что занимаюсь театром. Тот мир, который мне открыл Юрий Бутусов, огромен и волшебен, и я буду из последних сил за траву цепляться, но уже никуда отсюда не уйду. Я подсел на этот наркотик – не знаю уж, где Юрий Николаевич его достает. Благодаря театру, я стал гораздо больше понимать про жизнь, про людей, про отношения мужчины и женщины – за это спасибо не только

Бутусову, но и Шекспиру, Достоевскому, Брехту. Моя жизнь изменилась. То, что случилось у нас в театре, – печально и горько. Бутусов определял лицо и существо нашего театра, для меня он был и якорем, и маяком. Теперь ни того, ни другого нет.

— Известно, что режиссер Евгений Писарев, руководитель московского Театра имени Пушкина полгода назад пригласил тебя на главную роль в спектакль «Влюбленный Шекспир» по пьесе Тома Стоппарда. Читатели наверняка помнят одноименный оскароносный фильм двадцатилетней давности – там молодого Шекспира играл Джозеф Файнс. Однако ты из этого проекта ушел задолго до премьеры. Почему, если не секрет?

— Само предложение было интересное. Родилось оно из несостоявшегося по разным причинам спектакля Евгения Писарева «Тартюф» в Театре имени Ленсовета – предполагалось, что я в нем сыграю Тартюфа. В общем, я откликнулся с удовольствием, поехал в Москву. Начались репетиции, серьёзные занятия классическим фехтованием. Но во время застольного периода мне стало скучно. Нас же Бутусов учил сразу бросаться в бой, в пробы, предлагать решение, не бояться ошибиться, набивать шишки, спорить, ругаться – и только так, вживую, строить действие, создавать ткань спектакля. А не рассуждать неделями о том, чего хотелось бы сделать. Я не успел найти своего Шекспира, не смог почувствовать его, сидя на стуле. К тому же, кроме меня, на эту роль был назначен еще один артист, студент с курса Писарева. Потом и третий появился. Я понял, что просто не нужен, и честно сказал об этом. Была и другая причина: труппа не очень-то меня приняла и этого не скрывала. Зачем нам тут этот питерский парень? У нас что – своих не хватает? Все нормально, я не в обиде.

— Сейчас на экраны выходит фильм Сергея Мокрицкого «Черновик» по роману популярного фантаста Сергея Лукьяненко, где ты играешь главного героя Кирилла, который оказывается в ситуации, напоминающей коллизию знаменитой «Матрицы».

— Согласен, рифма есть, но «Черновик» ею совсем не исчерпывается. Моего героя, обычного парня, стирают из прежней жизни, чтобы сделать своего рода связным, таможенником между нашим миром и параллельными мирами. Представьте: живет себе человек спокойно, все у него есть: родители, любимая девушка, друзья, интересная работа… И в один миг все рушится: его в этой жизни больше нет. Жизнь есть, а его нет. Родители его не узнают, сослуживцы тоже, в его квартире теперь живет посторонняя женщина…. Отныне он чужой в этом мире – такова плата за избранничество. Все, дальше сюжет не «продам», приходите в кино. Скажу только, что для меня это прежде всего история превращения мальчика в мужчину – через потери, через препятствия, через трудный и порой мучительный выбор, который необходимо сделать..

 

Беседу вела Вера Матвеева

«Нафтогаз» решил навредить СП-2 через раскол в США » Экономическое обозрение

Для Киева желателен крах российского энергетического проекта по дну Балтийского моря любой ценой. Это вопрос имиджа и всей национальной направленности «незалежной». А, значит, никакими гарантиями ЕС и США, а также сколь угодно большими «отступными» в виде компенсаций, Украина удовлетворена быть не может. Так что представители Киева продолжают настаивать на санкциях против СП-2 и искать для этого союзников в среде русофобов США, пытаясь при этом прыгнуть выше головы президента Джо Байдена, с чьей позицией не согласны на Украине.


От имени Киева в этот раз решился выступить НАК «Нафтогаз», отрядивший свою делегацию в Вашингтон ради сколачивания оппозиции не только к российскому газопроводу, но и главе Белого дома. Как показали первые переговоры, единомышленников украинцы нашли быстро.

Газ и трубопроводы – геополитическое оружие Кремля, и пока это утверждение будет верным, санкции должны сохраняться


— говорит глава правления «Нафтогаза» Юрий Витренко, пребывая с рабочим визитом в Вашингтоне.

Разумеется, единственным компетентным органом, наделенным полномочиями противостоять воле президента Байдена, «сдавшего» Украину, является Конгресс США. Именно на это и рассчитывают делегаты от энергетической компании Украины, взявшие на себя смелость представлять всю страну, тем более до официального визита главы державы Владимира Зеленского.

По мнению Витренко, в Конгрессе есть серьезная поддержка предложений «Нафтогаза» по «Северному потоку-2», причем как среди республиканцев, так и демократов. Глава правления НАК подчеркивает, что СП-2 раскалывает Европу и США, поэтому против него надо ввести жесткие санкции, которые остановят стройку, даже готовую на 99%.

Однако очевидно, что, пытаясь действовать «за спиной» у Байдена, украинская делегация, имеющая серьезное лобби в американских верхах, сама вносит раскол в и без того разделенный распрями политический истеблишмент Соединенных Штатов. Впрочем, для Украины, пытающейся хотя бы таким способом навредить газопроводу, все средства хороши.

Следует отдельно отметить, что визит делегации «Нафтогаза» не идет в контексте будущей августовской встречи Зеленского с главой Белого дома. Наоборот, упреждающий визит украинцев в Вашингтон направлен на «сужение» повестки дня будущих переговоров Байдена и Зеленского.

Таким образом Зеленский попадает в определенную ловушку, когда его возможное согласие с позицией Байдена (ведь очевидно, что повлиять на сделку Байден-Меркель уже невозможно) будет автоматически означать «сдачу» позиций Украины президентом и согласие с капитуляцией перед Москвой.

какие породы кошек прыгают лучше всех

Безусловно, кошки уступают по размерам многим собакам, но это не значит, что они менее выносливы и сильны. Оказывается, домашние представители кошачьих обладают впечатляющими навыками прыжков.

Лучшие кошки-прыгуны

Есть целый список наиболее «спортивных» пород, которые способны показывать неожиданные результаты. За счет хорошо развитой мускулатуры в задних лапах, они не только умеют высоко прыгать, но и хорошо бегать.

Как сообщает CatVills, к таким породам относятся:

  • абиссинская кошка;
  • бенгальская кошка;
  • сомалийская кошка;
  • восточная кошка;
  • сиамская кошка;
  • мэнкс;
  • оцикет.

Самой знаменитой кошкой-прыгуньей была Воин Вафля (Waffle the Warrior). За самый длинный прыжок ее даже занесли в Книгу рекордов Гиннеса – в 2018 году ей удалось прыгнуть на 213,36 см. Интересно и то, что она достигла рекордного результата в возрасте десяти лет.

Самые сильные кошки

При этом выше всех умеет прыгать египетская мау. У нее также хорошо развита мышечная масса, за счет чего эта порода не только высоко прыгает, но и способна бегать на длинные дистанции со скоростью более 48 км/ч (рекорд скорости бега человека на двух ногах – 44,72 км/ч). В среднем в высоту прыжок кошки достигает до 2,45 метра, для сравнения человеческий рекорд в прыжках в высоту – тоже 2,45 метра.

Несмотря на свое крупное телосложение, атлетичностью могут похвастаться и питомцы породы мейн-кун и регдолл. Прыгать им будет труднее, чем перечисленным выше кошкам, однако они все равно смогут побить рекорд большинства собак.

©Shutterstock / Fotodom

Абиссинская кошка

©Shutterstock / Fotodom

Бенгальская кошка

Листайте дальше, впереди еще много интересного

©Shutterstock / Fotodom

Сомалийская кошка

©Shutterstock / Fotodom

Саванна

©Shutterstock / Fotodom

Сиамская кошка

©Shutterstock / Fotodom

Оцикет

©Shutterstock / Fotodom

Восточная кошка

©Shutterstock / Fotodom

кошка породы Манкс

©Shutterstock / Fotodom

Египетская мау

©Shutterstock / Fotodom

Регдолл

©Shutterstock / Fotodom

Мейн кун

Листайте дальше, впереди еще много интересного

Ранее «Профиль» писал, что кошки считаются очень игривыми домашними животными. Они могут стать лучшим другом в детских забавах и научить малыша любви к животным. Детям больше подходят активные, общительные и терпеливые кошки. У некоторых пород эти качества развиты сильнее. Однако стоит помнить, что каждый питомец и каждый ребенок имеет уникальные черты характера, поэтому навязывать им дружбу друг с другом не стоит. Такая связь должна зародиться естественным путем.

Прыгнуть выше головы: чем удивил юбилейный «Дягилев P.S.» | Статьи

Танцующие манекены и модные дефиле. Духовные откровения и таинства любви. Знакомые сюжеты и новые прочтения… До конца осени юбилейный Х фестиваль «Дягилев P.S.» представит последние достижения современного балета. Форум, объединивший спектакли, лекции, выставку и конференцию, продолжает дело великого антрепренера Сергея Дягилева.

— Дягилев открыл миру русское искусство, мы возвращаем его имя в Санкт-Петербург через лучшие европейские и отечественные художественные проекты. Завет импрессарио — «удиви меня!» — стал кредо нашего фестиваля. Уже 10 лет мы предлагаем зрителю новые спектакли или постановки, никогда не показывавшиеся в России, — рассказала «Известиям» художественный руководитель смотра Наталья Метелица.

Фото: пресс-служба фестиваля/Марк Олич

Спектакль «Неужели я влюбился в сон?»

В числе участников юбилейного фестиваля — Екатеринбургский театр «Провинциальные танцы» и ирландская труппа Eriu Dance Company, представившие спектакли Игоря Стравинского («Свадебка» Татьяны Багановой и «Весна священная» Брендана де Галли), прима Королевского балета Великобритании Наталья Осипова с программой «Чистый танец», японская компания KARAS («Идиот» Сабуро Тешигавара), хореограф Матс Эк и танцовщица Ана Лагуна (спектакли «Топор», «Память» и фильм «Старуха и дверь»), режиссер Максим Диденко и балетмейстер Владимир Варнава, которые привезут в Санкт-Петербург синтетический спектакль «Кармен».

Открылся фестиваль гастролями Балета Монте-Карло, бывшей резиденции Ballets Russes. Представленная труппой программа «Посвящение Нижинскому» приурочена к 110-летию антрепризы и 130-летию ее танцевального лидера Вацлава Нижинского. Спектакли «Дафнис и Хлоя», «Неужели я влюбился в сон?», «Видение розы» и «Петрушка», поставленные другим гуру «Русских сезонов» — Михаилом Фокиным, обрели новую жизнь в прочтениях хореографов XXI века.

Фото: пресс-служба фестиваля/Марк Олич

Спектакль «Дафнис и Хлоя»

Балет «Дафнис и Хлоя» Мориса Равеля, интерпретированный Жаном-Кристофом Майо, практически неузнаваем. Горные ландшафты, игры пастухов и пастушек, баталии, ревность, похищение и воссоединение героев, — все это хореограф подал в дистиллированном виде. Из хитросплетений фокинского сюжета он оставил главное — череду испытаний любви. Дафнису и Хлое (Симоне Трибуна и Анхара Баллестерос) в балете противостоят их опытные соблазнители Даркон и Лисион. Действуя в непрерывном контакте, они открывают юной паре прелести физических наслаждений. Но без успеха для себя: обучившись у зрелых партнеров обольщению, влюбленные обретают друг друга, сливаясь в финальном экстазе.

Внешним эффектам авторы спектакля предпочли интимную чувственность. Ее отражают бесцезурные, наполненные негой ансамбли. Образующие геометрическую конструкцию холсты с эскизами обнаженных тел (сценограф Эрнест Пиньон-Эрнест). Легкие, стилизованные под античные, туники героинь (художник по костюмам Жером Каплан). Даже пейзажная кантилена струнных, разбавленная птичьим щебетом деревянных духовых и фанфарными зовами меди, воспринимается как часть любовного ритуала.

Искусство телесных удовольствий исследует и миниатюра Йеруна Вербрюггена «Неужели я влюбился в сон?». Балет-оммаж «Послеполуденному отдыху фавна» Дебюсси-Нижинского переосмысляет сюжет Стефана Малларме: Бог полей сам является в грезах земному юноше. После краткого антре герои объединяются в партерном дуэте. Луч прожектора вылавливает из темноты их овеянные дымом силуэты. Однако с последним звуком флейты фавн покидает зачарованного иллюзией человека.

Фото: пресс-служба фестиваля/Евгения Матвиенко

Спектакль «Петрушка»

Ускользающей мечте посвящен балет «Видение розы» на музыку Карла Мария Вебера — коронный спектакль Нижинского, поставленный для него Фокиным. У персонажа нынешней версии Марко Геке заветное желание — парить. В прологе шесть танцовщиков в бордовых пиджаках усеивают сцену лепестками роз, подготавливая появление премьера. Но вышедший следом солист больше напоминает высохшего, душевнобольного Вацлава. Он хаотично мечется вдоль кулис, страждет, тянет руки в немой просьбе, но не может оторваться от пола. Напрасно партнерша, вдохновляя героя на танец, складывает руки в позиции классического балета, выполняет батманы и арабески. Герою они недоступны.

Завершивший вечер «Петрушка» в постановке Йохана Ингера перенес действие в мир гламура. Петрушка, Балерина и Арап в балете — манекены, на которых демонстрирует свои творения брутальный дизайнер модного дома. Радикальная, на первый взгляд, интерпретация, выглядит чрезвычайно удачной. Трагедия героя, разворачивающаяся среди примерок, дефиле и светских раутов приняла особый, щемящий облик. А главное — идеально совпала с театральной, «декоративной» партитурой Игоря Стравинского.

Авторское прочтение Ингер скрупулезно накладывает на драматургию оригинального спектакля. На месте оказываются и имитирующий пластику Фокина танец кукол в витрине магазина, и монолог Петрушки на складе манекенов, и дуэль соперников, на которой Арап душит Петрушку на показе мод. Лишь в финале хореограф позволяет себе подискутировать с создателями балета. Вместо тени героя, являющейся Фокуснику-дизайнеру, манекены, продолжая выяснять отношения, деловито удаляются за сцену.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Игорь Росоховатский — Прыгнуть выше себя читать онлайн

Игорь Росоховатский

Прыгнуть выше себя…

Струи густых испарений тянулись из потрескавшейся почвы. Они изгибались, похожие на танцующих змей, сплетались в клубок, раскачивались… Струи постепенно иссякали, и вот клубок уже танцевал на одном прозрачном стебле, затем отрывался и плыл над скалами и чахлыми кустарниками, переливаясь радугой меняющихся красок. Блекло-сиреневые, светло-синие, грязно-серые — сплошные полутона, ни одного четкого цвета. Из плывущего клубка то и дело высовывались «змеиные головы»…

— Забавно! — Олег улыбнулся.

Ант отвел глаза и кивнул. Он подумал: «Ты ведь воспринимаешь это иначе. И улыбка у тебя плохо получилась. Она — солдат, который не смеет ослушаться приказа, хотя у него дрожат коленки». Вытянул руку:

— Посмотри.

Олег тщетно вглядывался вдаль: он видел лишь танцующие струи.

— Извини, — с досадой проговорил Ант. — Я забыл, что ты не можешь отсюда увидеть. До того места около двадцати километров. Полетели!

И, уже взлетая, легко подхватил Олега.

— Все-таки здесь можно дышать, — будто споря с кем-то, сказал Олег. Он то надевал, то снимал шлем. Повторил упрямо: — Если привыкнуть, то можно.

— Не вертись, уроню, — пригрозил Ант, зорко высматривая что-то внизу. Он сделал несколько кругов и опустился у полуразвалившегося сооружения с бойницами.

— Их следы?! — Олег был крайне удивлен и лихорадочно пытался разобраться. Неужели сразу же наткнулись на то, что искали? Невероятная удача! Правда, неизвестно, какой из двух экспедиций эта крепость принадлежала. Но строили, безусловно, земляне.

Он обошел сооружение, осматривая камни и глыбы пород, из которых оно было сложено.

— Строили для обороны: взгляни на бойницы. Значит, ожидали нападения. Но почему же тогда они не вернулись на корабль, который послужил бы самым надежным укрытием? И где корабль?..

Олег нагнулся, поднял какой-то предмет.

— Смотри, сломанный затвор карабина. Значит, они боролись с биологическими объектами, похожими на нас. Иначе пустили бы в дело генхас, а не охотничьи карабины… Смотри, следы! Отчетливые отпечатки. Вот эти, большущие. Похоже на Миронова! Размер башмаков — сорок пять, не меньше. Поройся в памяти, Ант, ты ведь записал туда сведения об участниках экспедиции. Учти и глубину следа. Миронов весил около ста килограммов…

— Это следы Миронова, — подтвердил Ант.

— Значит — первая экспедиция.

— Слишком часто говоришь «значит», — заметил Ант.

Олег обернулся было с недоумением, но вздохнул и продолжил осмотр. Он явно не находил чего-то важного.

— А где же следы противника? Посмотри, какие прыжки совершал Миронов. Но с кем он сражался? Что ты скажешь?

— Не знаю, — ответил Ант.

Олег поджал губы, выпятил подбородок. «Кажется, мой соратник больше умеет действовать, чем думать…»

— Во всяком случае, отсюда они ушли живыми, — объяснил он Анту. — Мы не знаем полностью исхода боя, но следы всех четверых ведут к скале. Не сможешь ли ты обнаружить следы и на камнях?

— Нет. На выступе скалы видны только засохшие капли крови, несколько нитей.

— Сделай анализ.

Ант тотчас откликнулся:

— Кровь человека. Первая группа. Нити арконовые. Возможно, Миронов или Кузяев были ранены. У обоих — первая группа крови и содержание гемоглобина выше нормы.

«Лаборанту для анализа понадобились бы долгие минуты, — подумал Олег. Сигом сделал это за доли секунды… Информация не требует дополнительных преобразований и проходит по другим каналам. Впрочем, тут дело еще и в скорости ее прохождения. Какой из этих факторов весомее?»

Он понял, куда ведут его подобные размышления, и, чтобы предупредить неминуемый вывод, решительно сказал себе: «Но и у меня есть преимущества. И кто знает, что окажется важнее?» Вслух проговорил:

— Попробуй проследить дальше.

Дальнейшие поиски не принесли результатов. Не удалось ни определить направления, в котором ушла после боя экспедиция, ни хотя бы убедиться, что ее участники остались живы.

— Помехи. Радиощупы не работают, — заметил Ант.

Он сделал несколько шагов, углубившись в тень от скалы. По его фигуре поползли дымки.

— Что с тобой? — крикнул Олег.

— Все в порядке, — с недоумением ответил Ант и обернулся.

Его лицо заколебалось и расплылось в дыму. На том месте, где только что стоял сигом, поднимался столб дыма.

— Ант!..

Из дыма вынырнула знакомая фигура, шагнула к человеку. Дым исчез.

— Мне показалось, что ты горишь, — сказал Олег, переводя дыхание.

— Оптический обман. Его создают испарения. Продолжим поиски?

— Да, но сначала мне необходимо перекусить.

Олег вынул из кармана несколько ампул и тюбиков, сел в тень. Только теперь почувствовал усталость.

Сигом стоял рядом, прислонясь плечом к скале и подставив спину лучам ослепительно белого светила.

«Ему хорошо, — позавидовал Олег. — Зарядился лучевой энергией — и никаких забот о пище. А я его задерживаю… Ничего, подождет».

Олег не спешил, стараясь как можно больше расслабиться и ни о чем не думать. Лениво смотрел на стреловидные изумрудные облака, на колеблющиеся дымки испарений, на неподвижные кусты, будто сплетенные из проволоки. На треугольное лицо Анта с мощным широким лбом и нарочито заостренными чертами, придававшими ему выражение яростной устремленности. Подумал о скульпторе, создавшем облик сигома: «Что он хотел сказать этой мятежностью линий?»

Лицо сигома поразило Олега еще на искусственном спутнике Земли, где они впервые встретились. Олег добивался разрешения на полет у членов Совета. Его познакомили с Антом и сказали:

— Полетит сигом. Он справится один. Обойдемся без ненужного риска.

Олег злился:

— Но там — мой брат. У меня никого не осталось, кроме него. Я понимаю, что теперь сигом, как видно, займет трон «царя природы». Пусть так. Но там — мой брат. Мой, а не его!

Он намеренно не смотрел на Анта и повернулся в сторону сигома, лишь когда тот заговорил. Ант неожиданно поддержал просьбу Олега. Он говорил не о чувствах, он доказывал членам Совета целесообразность полета вдвоем.

С тех пор Олег добросовестно убеждал себя, что благодарен сигому, но лишь временами удавалось заглушить подсознательную неприязнь к Анту.

Сейчас Олег почувствовал, что в нем снова просыпается раздражение при виде этой могучей фигуры, которая не нуждается ни в пище, ни в отдыхе, и отвел взгляд от сигома.

По скалам ползли фиолетовые пятна, то сливаясь, то расходясь, и перемычки между ними растягивались и лопались. Зрелище было не из приятных, да и вообще эта планета не казалась Олегу привлекательной.

Читать дальше

Какое четвероногое животное может прыгнуть выше дома? Загадка для проверки вашего творческого мышления

Почему разгадывать загадки / головоломки — это весело?

В условиях пандемии коронавируса многие люди будут искать способы развлечься во время изоляции от коронавируса. Маленькие дети и взрослые пытаются разгадывать головоломки, проверять свой ум и чем-то занять себя во время изоляции. Эти головоломки, загадки и задачи быстро стали вирусными, поскольку люди искали разные и интересные способы общения.Такие сложные загадки ходят в группах WhatsApp и в социальных сетях.

Во время пандемии COVID-19 и карантина люди находят способы с пользой провести время. Люди стали активнее общаться с друзьями и семьей через социальные сети, текстовые сообщения, видеоконференции, звонки и т. Д. Большинство из них тратят время на свои хобби, такие как чтение, приготовление еды, игры в домашних условиях и т. Д. Помимо обмена обновлениями, связанными с коронавирусом. , несколько человек бросают вызов своим друзьям и близким, разгадывая различные головоломки и загадки WhatsApp.Какое четвероногое животное может прыгнуть выше дома? Риддл получил множество откликов и разных ответов. Вот загадка, которую вам предстоит разгадать. Посмотри!!

Вот какое четвероногое животное может прыгнуть выше дома? Загадка для тебя!

Прочтите статью Какое четвероногое животное может прыгнуть выше дома? Отгадайте загадку ниже и попробуйте разгадать загадку.

«Какое четвероногое животное может прыгнуть выше дома?»

Какое четвероногое животное может прыгнуть выше дома? Загадка?

Вы отгадали каверзную загадку?

Итак, если вы еще не нашли ответ, вот вам ответ.

Ответ на вопрос, какое четвероногое животное может прыгнуть выше дома? Загадка «Любое четвероногое животное».

Пояснение:

Ответ на загадку — любое четвероногое животное, поскольку дома неподвижны, и они не могут прыгать. Дома заземлены. Итак, любое четвероногое животное, которое может даже немного прыгнуть над землей, прыгает выше дома.

Подпишитесь на нашу страницу FreshersLive, чтобы узнать больше забавных и сложных загадок и головоломок, чтобы оставаться расслабленным и активным! Мы обновляем Веселые Загадки, Загадки на день, Загадки для взрослых на нашей странице каждый день, прямо здесь!

Заявление об ограничении ответственности : Вышеуказанная информация предназначена только для общих информационных целей.Вся информация на Сайте предоставляется добросовестно, однако мы не даем никаких заверений или гарантий любого рода, явных или подразумеваемых, относительно точности, адекватности, действительности, надежности, доступности или полноты любой информации на Сайте.

В: Может ли кенгуру прыгнуть выше дома? A: …

Q: Может ли кенгуру прыгать выше дома? A: Конечно, дом не прыгает вообще. Еще анекдоты про: животное

Подобные анекдоты

Смотрите также лучшие анекдоты, оцененные другими посетителями, или новые анекдоты.

В: Почему женщину выбросили из конюшни? A: Она хотела сесть на лошадь своим путем. Голосовать: поделиться шуткой Скунс и кролик бежали по лесу и случайно столкнулись друг с другом. У них обоих амнезия в результате крушения. «Кто я? Что я?» сказал кролик в замешательстве. «Ну, ты один такой … с коротким хвостом, длинными ушами …» «Наверное!» крикнул кролик: «Я кролик!» «А я что?» — спросил скунс. «Ах! Да. Ты такая волосатая, вонючая, с полоской посередине… » «Вау!», — заорал скунс, «Наверное, я идиот!» Еще анекдоты про: animalQ. Почему миссис Смоки-медведь развелась с медведем Смоки? A. Потому что каждый раз, когда ей становилось жарко, он бил ее лопатой! Проголосуйте: поделитесь шуткойЧто использует кролик, когда он идет на рыбалку? A harenet. «Привет, — хрипит он. »Как твое имя?» Кредитный специалист говорит: «Меня зовут Джон Пэдивак.Я могу вам чем-нибудь помочь?» «Ага, — говорит лягушка. «Я хотел бы занять немного денег». Кредитный специалист находит это немного странным, но достает форму. « Хорошо, как тебя зовут? » Лягушка отвечает: «Кермит Джаггер». «Правда?» — спрашивает кредитный специалист. «Какое-нибудь отношение к Мику Джаггеру?» «Да, он мой отец». «Хммм», — говорит кредитный специалист. « У вас есть залог? » Лягушка протягивает розового керамического слона и спрашивает: «А это подойдет?» Кредитный специалист говорит: «Я не уверен. Позвольте мне уточнить у менеджера банка.» «О, скажи ему, что я поздоровался», — добавляет лягушка. »Он знает меня.» Кредитный специалист возвращается к менеджеру и говорит: «Простите, сэр, но там есть лягушка по имени Кермит Джаггер, которая хочет занять немного денег. Все, что у него есть в качестве залога, — это этот розовый слоненок; Я даже не уверен, что это такое ». Управляющий говорит: «Это безделушка, Пэдивак, дать лягушке взаймы; его старик — Rolling Stone ». Проголосуйте: поделитесь анекдотом Маленькая ящерица шла через лес, чтобы увидеть своего приятеля обезьяну. Обезьяна кричит: «Эй, дружище, подойди сюда, у меня есть отличный горшок».Итак, маленькая ящерица забралась на дерево. Маленькая ящерица и обезьяна выкурили большой косяк. Маленькая ящерица сказала: «Эй, эта штука классная, но у меня ужасный ватник». Ну, там внизу река. Маленькая ящерица спустилась с дерева через кусты и начала пить воду. Вдруг из воды вышел крокодил. Привет, дружище, сказал крокодил: «Меня только что побили камнями мой приятель, обезьяна». «Право, — сказал крокодил, — где он, я хочу немного».» Он проходит сквозь кусты и поднимается по дереву. Итак, крокодил прошел через кусты к дереву. Обезьяна сказала: «Черт возьми, сколько ты выпил, дружище». Проголосуй: поделись шуткой. Почему головастик чувствовал себя одиноким? Потому что он был тритоном в районе. Голосование: доля шутка Шутка имеет 61,28 % из 16 голосов. Еще анекдоты про: животное Как вы называете динозавра-гея? …… Mega-sore-ass.Vote: поделитесь шуткой Врач из большого города посещает индейское племя, полное мужчин, и спрашивает: «Как вы, ребята, снимаете сексуальное напряжение?» «Просто, спустись завтра к реке, и мы тебе покажем.» На следующий день появляется доктор и видит группу мужчин возле осла. Один мужчина говорит: «Поскольку ты наш гость, ты должен идти первым». Врач, не желая идти против обычаев, начинает целоваться, а затем занимается с ослом сексом. Затем мужчина в группе спрашивает: «Док, вы почти закончили?» «Нам нужен осел, чтобы переправиться через реку, чтобы добраться до племени женщин». Голосовать: поделиться шуткой Маленький Джонни заходит к своей матери в ванне. Он спрашивает свою мать, что это за большое нечеткое пятно под ее пупком.Она отвечает: «Куст». На следующий день Маленький Джонни заходит к отцу, когда тот принимает душ. Он спрашивает: «Что это за большая длинная штука висит у тебя между ног?» Его отец отвечает: «Это змея». Несколько дней спустя Маленький Джонни заходит к своей матери, снова в ванной. Он спрашивает: «Что это за две мешковатые штучки, висящие над пупком?» Она отвечает: «Фары». Проходит пара недель, и маленький мальчик заходит к своим родителям, занимающимся сексом. Он кричит: «Мама, включи фары! Змея заползает в твой куст!» Проголосовать: поделиться шуткой

Могут ли лошади прыгать выше собак? — MVOrganizing

Могут ли лошади прыгать выше собак?

Средняя скорость бега на длинные дистанции 5.8 метров в секунду — галоп. Даже обычные бегуны обычно делают от 3,2 до 4,2 метра в секунду, что означает, что они могут обогнать собак на расстояниях более двух километров. Нашу «устойчивую дистанцию» также трудно превзойти.

Могут ли собаки высоко прыгать?

Некоторые собаки могут прыгать на высоту до шести футов, чтобы преодолевать такие объекты, как заборы или препятствия, в то время как другие собаки могут прыгать только на несколько дюймов от земли. Маленьким собакам с короткими ногами и небольшой ловкостью будет сложно прыгать, в то время как более крупные, более сильные и подвижные породы могут прыгать очень высоко с небольшими усилиями.

Какое животное может прыгнуть выше дома?

Загадка этого рабочего листа: «Какое животное может прыгнуть выше дома?» Решение: «Любое животное, потому что дома не могут прыгать». Ознакомьтесь со всеми нашими потрясающими рабочими листами с математическими загадками на Рабочих листах Супер Учителя!

Какие породы собак умеют прыгать выше всех?

Вот список пород собак, которые прыгают больше всех.

  1. Джек Рассел терьер. Джек-рассел-терьеры родом из Англии и сопровождали людей на охоте на лисиц.
  2. Бордер-колли.
  3. Vizsla.
  4. Борзая.
  5. Австралийский келпи.
  6. Австралийская овчарка.
  7. Немецкая овчарка.
  8. Папийон.

Какое животное умеет прыгать выше?

Самые высокие прыгуны

Прыжки в высоту Животные Высота
Наземные животные Серый кенгуру 44,2 фута (13,5 м)
Змея Райская летающая змея 32.8 футов (10 м)
Копытное животное Импала * 29,5 футов (9 м)
Заяц Заяц на снегоступах 3,65 м (11,9 футов)

Что произойдет, если слон прыгнет?

Прыжки могут привести к серьезным травмам, если большие звери споткнутся и упадут, сказал Хатчинсон.

Достаточно ли гидрокостюма толщиной 3 мм?

— Гидрокостюмы толщиной 3 мм (15 ° C) — 3 мм идеально подходят для средней температуры воды в Великобритании с июля по октябрь.При таких температурах капюшон, перчатки и обувь не требуются. Эти гидрокостюмы обычно имеют укороченный вид, например, гидрокостюм O’Neill Reactor II Shorty 2 мм с короткими рукавами и штанинами.

Что означает 5 4 мм на гидрокостюме?

5/4/3 — это гидрокостюм для полного костюма / отпаривания с 5-миллиметровым неопреном вокруг туловища, 4-миллиметровым неопреном вокруг ног и 3-миллиметровым неопреном вокруг рук. Это популярный выбор для зимнего серфинга в прохладном климате и обычно сочетается с 5-миллиметровым капюшоном, перчаткой и ботинками для оптимальной изоляции и разумного уровня гибкости.

Гидрокостюм 3 2 теплый?

Полноценный гидрокостюм 3/2 мм, произносимый как «три-два», является фантастическим вариантом для тех дней, когда вам необходимо полностью укрыться от теплой или прохладной воды. И под температурой воды я имею в виду температуру от 58 градусов по Фаренгейту и выше (в зависимости от швов гидрокостюма — подробнее об этом чуть позже).

Нужен ли мне гидрокостюм для воды 60 градусов?

По этой причине вам понадобится гидрокостюм для серфинга в воде с температурой 60 ° F, о чем мы поговорим более подробно в разделе ниже этой статьи.Если у вас нет гидрокостюма, вам будет сложно продержаться в воде такой температуры более 15 минут, и даже тогда это будет не очень приятно.

Какой температуры воды вам нужен гидрокостюм?

Таким образом, диапазон от 50 до 78 градусов — идеальный диапазон для использования гидрокостюма. Если потеплее, пловец может даже перегреться из-за изоляционных свойств гидрокостюма. По правде говоря, мы думаем, что внутри гидрокостюма довольно легко перегреться даже в диапазоне 74-77 градусов.

Сколько времени нужно, чтобы согреться в гидрокостюме?

Холодная океанская вода просачивается в ваш гидрокостюм, и примерно минуту или две вы чувствуете, как холодная вода касается вашей кожи. Но в течение 10 минут (более или менее) вода нагревается и становится ближе к температуре вашего тела, чем была изначально.

Согревают ли короткие гидрокостюмы?

Для лета есть несколько вариантов, и все зависит от предпочтений. Полная длина: все зимние гидрокостюмы будут полностью закрытыми, а некоторые могут поставляться с опцией крепления капюшона.Коротышка: короткий гидрокостюм обычно имеет короткие рукава и короткие штанины, что означает, что вы сохраняете изоляцию вокруг своей сердцевины.

Как долго вы сможете продержаться в гидрокостюме?

Это называется H.E.L.P. — Позиция для уменьшения теплового выхода. Предполагая, что вы находитесь в теплой воде и носите гидрокостюм и спасательный жилет, вы потенциально можете прожить от трех до пяти дней, после чего вы, скорее всего, поддадитесь обезвоживанию. То есть, если только акула вас не поймает.

Можно ли плавать в воде под углом 45 градусов?

Для плавания на коленях или гонок температура должна составлять от 78 до 82 градусов.Для детей и пожилых людей рекомендуется повышенная температура от 82 до 86 градусов. Для людей с ожирением температура воды должна быть от 80 до 86 градусов, а беременным женщинам требуется температура от 78 до 84 градусов.

Для какой температуры воды подходит гидрокостюм 3 2?

Руководство по температуре воды для гидрокостюма

Температура воды (по Фаренгейту / Цельсию) Тип гидрокостюма * Дополнительно
60 ° F / 15 ° C 3/2 с уплотнением Верх из неопрена
65 ° F / 18.5 ° С 3/2 Flatlock
72 ° F / 22 ° C Пружинный костюм / верх из полиэстера / куртка
80 + ° F / 26 + ° C Rashguard, водостойкий солнцезащитный крем

Могут ли кошки прыгать выше собак? — Увлекательный ответ! — FAQcats.com

Любители кошек и собак с удовольствием сравнивают способности своих животных-компаньонов так же, как им нравится сравнивать их темпераменты.Но когда дело доходит до прыгучести, кошки кажутся явным победителем. Ведь кошки регулярно прыгают. Похоже, они не могут устоять перед испытанием своих прыжков и прыжков. Итак, могут ли кошки прыгать выше собак?

Средняя кошка может прыгать выше собак. Кошки могут прыгать примерно в 6 раз длиннее своего тела, а средняя дальность прыжка составляет 7-9 футов. Большинство собак максимально прыгают на 6 футов. Маленькие собаки, в частности, имеют более ограниченный прыжок, и даже большие породы с хорошими общими навыками прыжков не могут сравниться с кошками.

Конечно, расстояние или высота прыжка — не единственный способ ее измерить, и есть много причин, по которым кошки лучше прыгают. Помимо расстояния, кошки, как правило, могут более точно прыгать и могут безопасно приземляться на более сложные поверхности. Им нужно лишь небольшое пространство для приземления, и изгибы ветки дерева не проблема.

Почему кошки прыгают лучше, чем собаки

Все благодаря их анатомии. Кошки всех размеров — хищники, которые любят прыгать и прыгать, когда убивают, и они разработали узкоспециализированный план тела, чтобы упростить это.

С другой стороны, собаки предназначены для самых разных работ, и им не обязательно быть похожими на прыгунов, которые делают кошки. Поскольку волки, предки собак, являются групповыми охотниками, они могут использовать совершенно разные тактики.

Все дело в ногах

Одно из самых значительных различий между кошками и собаками заключается в том, что у кошек гораздо более широкий диапазон движений ног. У них также более тонкое чувство равновесия, они даже используют хвост, чтобы оставаться на ногах.

Подумайте об этом. Ваша кошка может подогнуть под себя ноги и очень быстро снять напряжение в ногах и спине. Все их тела созданы, чтобы обеспечивать большую прыжковую силу.

У собак более ограниченный диапазон движений. И хотя их баланс великолепен, он далеко не так хорош, как у большинства кошек.

Поскольку собаки больше умеют бегать по земле, а многие породы созданы с учетом таких задач, как выпас овец и охота, они намного дальше от своих предков, активно охотившихся за добычей.

Эволюция прыгающих кошачьих

Есть еще одна причина, по которой собаки не склонны к прыжковой силе кошек. Они произошли от стайных охотников, поэтому им не нужно было оглушать и сразу же убивать жертвенное животное. Собаки и их предки-волки могли рассчитывать на поддержку, которая поможет им высадить добычу.

С другой стороны, кошки — в основном одиночные охотники. Львы — это, безусловно, исключение, а не правило. Все одомашненные кошки произошли от пустынных кошек, которые были охотниками-одиночками и должны были обладать физическими способностями и прекрасными рефлексами, чтобы самостоятельно уничтожать добычу.

Мало что может быть более эффективным, чем прыжок, засада в прыжке или вытаскивание добычи из укрытия на дереве. Прыжки давали кошкам серьезное преимущество, поэтому эта черта сохраняется и сегодня.

Стоит ли позволять кошкам прыгать?

Многие владельцы домашних животных опасаются, что слишком много прыгать кошкам может им навредить. Если вы когда-нибудь наблюдали, как котенок делает первые несколько шатких прыжков (и первую дюжину, и первую сотню, откровенно говоря), вы, вероятно, поймете, откуда это беспокойство.

Кошки могут легко просчитаться, запрыгнуть на недостаточно большое пространство или решить, что ваза вашей бабушки не обязательно должна стоять на этой конкретной полке.

Тем не менее, вашим кошачьим друзьям нужно немного прыгать, так же как для них важно спать, растягиваться, есть и бегать.

Это стимулирующее упражнение

Домашние кошки не получают столько упражнений, сколько их дикие собратья. Но они по-прежнему созданы для того, чтобы быть хищниками и относительно активными короткими очередями.Кошка, которая не получает достаточно хороших упражнений, — это кошка, которая, скорее всего, будет скучной, капризной и даже откровенно сердитой.

Прыжки напрягают множество мускулов, и ваша кошка также должна немного подумать, прежде чем прыгать. Небольшое движение, которое большинство кошек совершает перед прыжком, — это способ проверить массу информации, чтобы убедиться, что прыгать безопасно.

Пока вы охуеете и трепещете от милого поведения своей кошки, ваша кошка проверяет, готовы ли ее мышцы к прыжку, что поверхность под ней достаточно устойчива для прыжка, и выстраивается в линию, чтобы убедиться, что они приземляются в нужном месте. они хотят.

Вся эта работа приносит огромную пользу вашей кошке, даже если она не совершает прыжков, бросающих вызов гравитации, как в дикой природе.

Он помогает им оставаться стройными

Кошки, у которых слишком большой вес, — обычная проблема. Домашние кошки обычно имеют доступ к гораздо большему количеству корма, чем их дикие собратья, и им нужно прилагать гораздо меньше усилий, чтобы получить его. Если позволить кошке прыгать и играть, особенно когда она начинает набирать пару лишних килограммов, это поможет ей оставаться стройнее.

Хотя кошка с тяжелым весом, вероятно, не будет так много бегать и прыгать, использование игрушки, которая поможет им прыгать и бегать во время игры, может помочь им немного похудеть.

Как помочь кошке безопасно прыгнуть

Хотя очень важно дать кошке возможность прыгать, иногда бывает сложно убедить ее прыгнуть туда, куда вы хотите. Если вашему коту кажется, что он сидит среди ваших украшений и книг, вот несколько вещей, которые вы можете сделать, чтобы помочь ему найти нужное место.

Купите мебель для кошек

Первый и часто самый простой способ заставить кошку прыгать туда, куда вы хотите, — это купить одно или два кошачьих дерева. В идеале для активных прыгунов стоит купить относительно высокое кошачье дерево с множеством разных уровней и платформ.

Мосты между разными башнями, множество насестов и даже маленькие кошачьи гамаки — отличный способ убедить вашу кошку прыгнуть на их мебель , а не на вашу.

Кошачья мята, расслабляющие кошачьи феромоны или любимая игрушка вашей кошки могут быть использованы, чтобы убедить их впервые сесть на кошачье дерево.

Вам также следует поискать что-нибудь, что дает кошке места, где можно спрятаться и где можно согреться и немного поспать. Обе эти особенности понравятся вашей кошке охотничьим инстинктам и инстинктам выживания, что повысит вероятность того, что она будет проводить время на кошачьем дереве и своими прыжковыми навыками лазать по нему.

Сделать проблемные места недоступными

Даже если ваша кошка может дотянуться до места (а они могут), это не обязательно означает, что она приложит усилия. Если есть определенные полки или места, куда вы бы предпочли, чтобы кошка не прыгала, постарайтесь сделать так, чтобы добраться до них было труднее, чем до других приемлемых насестов.

Сделать место недоступным обычно означает переместить его выше, отодвинуть другую мебель подальше или загромождать его по краям тяжелыми предметами.

Например, книжные полки можно сделать более недоступными, отодвинув их от диванов и другой мебели и купив книжные полки одинаковой высоты.

Декоративные полки на стенах также можно переместить выше, но вы можете вложить деньги в некоторые дополнительные небольшие украшения или даже сделать себе забор из палочек для мороженого, чтобы убедить свою кошку в том, что на полке недостаточно места для них.

Обеспечьте им безопасные места

Если кажется, что ваша кошка всегда попадает в беду в одной конкретной области, и никакие крики, баллончики с распылителем или отвлекающие факторы не могут их отвлечь, пора подумать, что еще может их мотивировать.

Есть ли на этой полке растения, которые ваша кошка любит жевать? Могут ли они с этого места наблюдать за вами, пока вы работаете за компьютером?

Кошки — существа своенравные, и иногда лучший вариант — найти замену, которая подойдет вам обоим.Например, если ваша кошка запрыгивает на верхнюю полку вашего стола, подумайте о том, чтобы поставить рядом кошачью кровать или дерево. Велика вероятность, что ваша кошка проводит время за вашим столом не потому, что хочет быть на этом месте, а потому, что находясь там, она приближается к вам.

Если у вашей кошки есть особая мотивация к прыжкам, попробуйте воспроизвести эту мотивацию где-нибудь в другом месте, и вы, вероятно, найдете их гораздо более поддающимися обучению.

Могут быть предоставлены растения, особые игрушки или способ почувствовать себя ближе к своим владельцам.Но верно одно; не пытайтесь приучить кошку к прыжкам. Владение кошкой часто связано с компромиссом, но, надеюсь, с этими советами вы сможете найти выход для прыжков, который подойдет вам и , вашим кошачьим компаньонам.

Смейся и учи английский — Загадка номер двенадцать для практики английского


Back to Laugh и
учите английский


Назад к учить
английских загадок

«Кто смеется последней, лучше всех смеется

«Смех —
лучшее лекарство.»

«Смейтесь, и весь мир смеется вместе с вами, споткнитесь о большой мешок с мусором, упадите на тротуар, сломав пару костей, и вы упадете один!»

Загадка двенадцатая: Как высоко ты умеешь прыгать?


Вопрос: Может ли кенгуру прыгнуть выше чем Эмпайр Стейт Билдинг?
(Эмпайр Стейт Билдинг — один из самых высоких здания в Нью-Йорке.)

Подсказка: это еще один хорошая детская загадка.Вы умеете думать как ребенок? Подумав, посмотрите на ответ внизу страницы …

Ответ: Да, потому что Эмпайр-стейт-билдинг не может прыгнуть с !
Объяснение : Дети часто сравнивают себя со своими друзьями или их братья и сестры (братья и сестры). Они говорят такие вещи, как «Я выше тебя!» или «Я могу бежать быстрее, чем ты!». Они могут даже начать использовать свое воображение, когда говорить о других вещах или людях.Например, «Мой отец выше дома!» Сначала эта загадка, кажется, спрашивает, может ли кенгуру перепрыгнуть через высокое здание. На самом деле, это просто сравнение прыжка кенгуру с прыжком здания. Но здания вообще не может прыгать. Так что вы тоже можете прыгнуть выше любого здания!

Спросите Учителя Джо


Спросите анекдота или об английском, или оставьте комментарий!
Расскажи своим друзьям
Об этой странице!
Просто нажмите здесь

Как высоко может прыгнуть домашняя кошка? (Самый высокий и средний прыжки)

Некоторые кошки — впечатляющие спортсмены, в то время как другие предпочитают неторопливый сон, который занимает большую часть дня.Но большинство кошек обладают впечатляющими способностями к прыжкам, независимо от того, хотят они их использовать или нет!

Но как высоко коты могут прыгать? Давайте разберемся! Если вас интересует, насколько высоко может прыгать ваш средний домашний котенок, или самый высокий прыжок, когда-либо зарегистрированный, мы провели для вас исследование.

Как высоко может прыгнуть средняя домашняя кошка?

На практике считается, что кошка может прыгать в пять-шесть раз длиннее своего тела, не считая хвоста. Если у средней домашней кошки длина тела 188 дюймов, это означает, что теоретически наши кошки должны уметь прыгать 2.3-2,76 метра!

Изображение предоставлено: Pixabay

Имейте в виду, что более крупные кошки могут прыгать выше, а более мелкие кошки могут не прыгать так высоко.

В равной степени спортивные и мускулистые кошки смогут прыгать выше, чем сидячие и полные кошки того же размера.

Сравните эту среднюю высоту с мировым рекордом в прыжках в высоту среди мужчин, который был установлен Хавьером Сотомайером из Кубы в 1993 году. Его рекорд составляет 8 футов и дюйма (2,45 метра).Теперь прыгучесть нашей кошки кажется еще более впечатляющей, учитывая, что даже при своем крошечном размере некоторые кошки могут превзойти ее!

Есть ли мировой рекорд по прыжкам кошек?

На самом деле официального мирового рекорда на самый высокий прыжок кошки нет, и мы ощущаем здесь пробел на рынке!

Но есть мировой рекорд Гиннеса по самому длинному прыжку кошки, который в настоящее время установлен на невероятной высоте 7 футов (213,36 метра). Гордый обладатель этой награды — Кот-воин Вафл из Биг-Сура, Калифорния.

Почему кошки могут так высоко прыгать?

Кредит изображения: Pixabay

Причина, по которой кошки могут прыгать так высоко, связана с эволюционной биологией.

У кошек низкий вес тела и очень мощные задние лапы. Исследователи обнаружили, что сочетание сильных мускулов задних лап кошек и относительно большой длины этих лап делает их такими эффективными прыгунами.

Когда кошка готовится к прыжку, она засовывает задние лапы под тело, что позволяет им создавать своего рода пружину для ускорения прыжка.Когда они приземляются, они фактически снова используют задние ноги, чтобы ухватиться за поверхность и подтянуть себя немного вверх.

Кошки оттачивали эти навыки прыжков на протяжении тысяч лет, поэтому, хотя вашей домашней кошке, возможно, больше не нужно ловить их обед, они все равно могут прыгать так же высоко, как если бы они это сделали!

Вы можете побаловать свою кошку любви к прыжкам, добавив вертикального интереса своему дому. Представьте себе кошачьи деревья, высокие когтеточки и полки разной высоты, между которыми ваша кошка может прыгать.Если у вас есть площадка на открытом воздухе, вы можете даже поместить туда стволы деревьев, чтобы кошка могла залезть и запрыгнуть.

Возможно, вас также заинтересует: Как заставить кошку перестать прыгать по кухонным прилавкам (8 проверенных методов)

Изображение предоставлено: Pixabay

Как высоко домашние кошки могут прыгать?

Давайте начнем. Если у вас когда-либо была кошка, вы знаете об ее удивительной способности прыгать на предметы, спрыгивать с них и пересекать их. Кажется, для кошек нет ничего запретного, они относительно легко попадают на полки, шкафы и холодильники, но как высоко они могут прыгать?

Согласно данным журнала National Geographic’s Science of Stupid кошки могут прыгать на высоту , в шесть раз превышающую их собственный рост .Когда они прыгают, они начинают сидеть на корточках, и это позволяет их мощным задним ногам поднимать их в воздух, набирая большую высоту.

Почему кошки так хорошо прыгают?

Нет сомнений в том, что кошка гораздо лучше приспособлена к прыжкам, чем собаки или люди. Они ловкие, грациозные и могут прыгать с большой точностью … Хотя это не значит, что они всегда приземляются на ноги.

В исследовательской статье в Journal of Experimental Biology сообщается, что именно мышцы задних ног кошек и длина их конечностей делают их такими хорошими в прыжках.

Хотя в среднем здоровая кошка за один прыжок может прыгнуть в шесть раз больше своего роста — это примерно 8 футов или 2,4 метра!

Маленькие, старые или нездоровые кошки, конечно, не смогут прыгнуть на такую ​​высоту, но для средних здоровых кошек 2,4 метра вполне достижимо.

Как и все остальное, практика ведет к совершенству, поэтому котята часто прыгают, укрепляя свои мышцы и оттачивая свои навыки. Не всем кошкам нравится прыгать, а некоторым гораздо больше нравится, когда все четыре лапы надежно стоят на земле.


Также прочтите: Как далеко кошки могут упасть и выжить?


Какой самый высокий прыжок кота в мире?

Несмотря на то, что официального документа для кошек не существует, в Книгу рекордов Гиннеса включен самый длинный прыжок кошки, который составил 213,36 см (7 футов).

Мировой рекорд по высшему прыжку человека с места составил 1,628 метра, что лишь немного выше, чем может прыгнуть домашняя кошка, что впечатляет, учитывая, что средний рост кошки составляет всего 20-25 см.

Почему кошки прыгают намного лучше собак?

У кошек и собак разные формы тела и разные способности. Даже если ваша собака может прыгнуть так же высоко, как ваша кошка, собаки с большей вероятностью неловко приземлятся, поскольку кошки могут вертеться в воздухе, чтобы обеспечить правильную посадку. Ваша собака, вероятно, не только неуклюже приземлится, но и опрокинет любую ближайшую мебель, пытаясь высоко прыгнуть.

Собаки и кошки имеют совершенно разное генетическое происхождение, и из-за этого у них разные требования к выживанию.Кошки тихие, стройные и ловкие, а собаки ласковые, сильные и мощные. Например, скорее всего, вы не возьмете свою кошку, бегающую по кварталу, а возьмете собаку.

Эти различия также влияют на их прыгучесть. У кошек мощные задние лапы, которые выдерживают вес кошек и позволяют им взлетать намного выше, чем это может сделать собака.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*
*