Вход в личный кабинет | Регистрация
Избранное (0) Список сравнения (0)
Ваши покупки:
0 товаров на 0 Р
Итого: 0 Р Купить

Недостаток гормона роста приводит к: Недостаточность гормона роста у взрослых. Введение в проблему | Bengt-Ake Bengtsson

Содержание

Карликовый, или маленький рост — причины появления, при каких заболеваниях возникает, диагностика и способы лечения

ВАЖНО!

Информацию из данного раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. В случае боли или иного обострения заболевания диагностические исследования должен назначать только лечащий врач. Для постановки диагноза и правильного назначения лечения следует обращаться к Вашему лечащему врачу.

Карликовый рост: причины появления, при каких заболеваниях возникает, диагностика и способы лечения.

Определение

Карликовым ростом (карликовостью, нанизмом, дварфизмом) считается состояние, когда высота взрослого мужчины не превышает 130 см, а женщины – 120 см. Дварфизм диагностируется, когда отставание в росте составляет более 40%. Если оно не превышает 20%, говорят о недостаточном росте.

Разновидности карликовости

В зависимости от причин замедления роста различают несколько вариантов карликовости. Значительная часть случаев карликовости приходится на замедление или остановку роста под влиянием

токсических факторов или дефицита питательных веществ.

Большую роль играют эндокринные факторы, в первую очередь, низкий уровень гормона роста – соматотропина. При его недостатке или невосприимчивости к нему организма рост замедляется. Кроме того, нанизм может наблюдаться при дефиците гормона щитовидной железы (гипотиреозе) и половых гормонов (гипогонадизме).

Преждевременное прекращение роста возникает при избытке глюкокортикоидов – стероидных гормонов, которые вырабатываются в коре надпочечников.

Карликовость в результате генетических и хромосомных патологий относится к наследственным факторам задержки роста с нарушением внутриутробного развития.

В ряде случаев маленький рост может быть следствием системных заболеваний.

Нанизм можно классифицировать и по другому признаку – пропорциональное и непропорциональное телосложение

.

Возможные причины карликовости

Влияние экзогенных факторов. Задержку роста в период внутриутробного развития могут вызывать различные химические соединения, в том числе лекарственные вещества, наркотики, а также рентгеновское облучение и длительная гипоксия.

Наиболее критичны в этом отношении первые 3 месяца беременности.

Гормональный дисбаланс. Преждевременное прекращение роста вследствие эндокринных нарушений относится к числу наиболее тяжелых пороков развития. Прямое воздействие на рост оказывает соматотропный гормон, или гормон роста, который вырабатывается в передней доле гипофиза.


Карликовость может развиваться как по причине соматотропной недостаточности, так и вследствие невосприимчивости рецепторов различных тканей организма к соматотропину.

Очень часто дефицит гормона роста сочетается с недостаточной продукцией других гормонов аденогипофиза, что служит причиной развития пангипопитуитаризма.

Заболевание развивается очень долго, и первыми его симптомами являются задержка роста и изменение фигуры с развитием евнухоидных пропорций (укороченное туловище и длинные конечности). Задержка роста становится очевидной только на втором году жизни ребенка, а после 4 лет прибавка роста обычно не превышает 2–3 см в год. Характерным признаком заболевания служат мелкие, кукольные черты лица. Отмечается атрофия половых желез, задержка развития половых органов.

Недостаточность функции гипофиза приводит к нарушению роста и функций других желез внутренней секреции (щитовидной, поджелудочной, половых).

У взрослых пациентов с врожденной соматотропной недостаточностью, помимо задержки роста, имеют место ожирение с абдоминальным типом распределения жира, снижение мышечной массы тела, гипотония, остеопороз и ранний атеросклероз, снижение оволосения и атрофия наружных половых органов и молочных желез у женщин, низкий уровень физической и интеллектуальной активности.

Симптомы заболевания появляются, когда функционирующих клеток гипофиза остается не более 10%.

При изолированном врожденном снижении выработки тиреотропных гормонов – гипотиреозе – также наблюдается задержка роста и диспропорция «костного» возраста. Но в отличие от пациентов с соматотропной недостаточностью, у детей с гипотиреозом нарушаются пропорции тела. Дети с врожденным гипотиреозом отличаются избыточным весом, отечностью лица и конечностей; хриплым голосом. У них отмечается плохая заживляемость пупочной ранки; длительная, больше недели, желтуха. При отсутствии своевременного лечения появляются другие типичные признаки: заторможенность, пониженный аппетит и ухудшение сосательного рефлекса, затруднения при глотании, метеоризм и запоры; сухая и шелушащаяся кожа; холодные кисти и стопы; ломкие, тусклые волосы. С возрастом проявляется задержка роста и отставание психомоторного развития.

Интеллектуальное развитие ребенка страдает тем больше, чем позднее начато лечение.

Пороки «костного» роста заключаются в отставании развития лицевого скелета, позднем прорезывании и смене зубов.

При снижении продукции половых гормонов – гипогонадизме – помимо задержки роста отмечается недоразвитие половых органов, иногда ожирение. Врожденные формы гипогонадизма очень часто сочетаются с дефицитом других гипофизарных гормонов и синдромальными патологиями, в числе которых отмечают синдромы Прадера–Вилли, Барде–Бидля, Лоренса–Муна, Рода, а также синдром Мэдока.

Наследственные заболевания опорно-двигательного аппарата. Маленький рост может быть следствием ахондроплазии, или хондродисплазии, которая носит наследственный характер. Заболевание сопровождается замедлением роста костей и разрастанием клеток хрящевой ткани эпифизов. Кости конечностей становятся непропорционально короткими и утолщенными, кисти рук имеют форму трезубца. Отмечается макроцефалия с выступающим лбом и плоской переносицей. При рождении рост может находиться в пределах нижней границы нормы, но с возрастом происходит его задержка. Интеллект пациентов обычно сохранен, однако моторное развитие задерживается.

Остеопсатироз также относится к числу наследственных заболеваний костной системы. Нарушение синтеза коллагена приводит к раннему окостенению скелета и вследствие этого – к прекращению роста. В тяжелых случаях возможна смерть новорожденных. Могут наблюдаться значительные дефекты костной ткани в височной и затылочной области.

Один из ведущих симптомов заболевания – склонность к переломам костей, которые могут происходить как при внутриутробном развитии, так и во время родов и после них.

Пороки сердца. Карликовость может развиваться у детей, страдающих серьезными врожденными пороками сердца.

Хронические болезни почек. Хроническая почечная недостаточность почти всегда сопровождается задержкой роста. Особенно сильно заметна задержка роста в первые два года жизни и в пубертатном периоде. Кроме того, глюкокортикостероиды, которые в некоторых случаях вынужден принимать пациент, также вызывают нарушение роста.

Синдромальные виды нанизма. Карликовость присуща пациентам с врожденными генетически обусловленными синдромами. К их числу относят синдромы Шерешевского–Тернера (дисгенезия гонад), Нонне, Гетчинсона–Гилфорда, Рассела–Сильвера, Секкеля, Прадера–Вилли, Лоуренса–Муна–Барде–Бидля.

Все синдромальные заболевания характеризуются генетически обусловленными внутриутробными нарушениями развития, что приводит к многочисленным патологиям уже при рождении.

К каким врачам обращаться

Нарушение роста и диспропорции тела отмечаются уже в первые годы жизни ребенка, и первичный диагноз ставит педиатр. В дальнейшем может потребоваться помощь эндокринолога, ортопеда, уролога, нефролога или кардиолога.

Диагностика и обследования при карликовости

Диагностику начинают с опроса и оценки роста родителей пациента. Проводят антропометрические измерения (роста, веса и т.д.) и оценивают половое развитие. Определяют костный возраст ребенка, используя рентгенографию. 

Возможности медикаментозной коррекции недостатка гормона роста у взрослых | #09/01

Каковы основные причины соматотропной недостаточности у взрослых?

Каковы ее клинические проявления?
Какие методы лабораторно подтверждают диагноз?

Как известно, гормон роста (ГР) был последним из классических гормонов, который начали применять с целью заместительной гормональной терапии у взрослых. У детей история медикаментозной коррекции низкорослости насчитывает около тридцати лет, ко взрослым же лечение с использованием биосинтетических препаратов ГР впервые было применено около десяти лет назад. В течение многих лет с целью терапии использовался ГР, получаемый из гипофизарных экстрактов, однако в 1985 году, когда были описаны четыре случая болезни Крейтцфельдта — Якоба у реципиентов гипофизарного ГР, использование последнего было запрещено. Это послужило отправной точкой для начала работ по производству биосинтетического ГР [2].

Использование ГР у детей и произошедший параллельно научный прорыв в отношении диагностирования дефицита гормона роста у взрослых привели к появлению в клинической эндокринологии новой нозологии и, соответственно, новых методов обследования и лечения. Ни один конгресс или симпозиум, проходящий в настоящее время, не обходится без докладов, посвященных проблемам диагностики дефицита ГР (ДГР) у взрослых, выявлению нарушений, сопровождающих заболевание, и принципам подбора терапии.

Для того чтобы создать более точное представление о спектре нарушений, развивающихся на фоне соматотропной недостаточности, необходимо кратко напомнить о структуре ГР, механизмах его секреции и влиянии на органы и системы. ГР, синтезируемый соматотрофами передней доли гипофиза, относится к особому семейству пептидных гормонов, в состав которого кроме ГР входят пролактин (ПРЛ) и плацентарный соматомаммотропин человека (СМЧ). Секреция ГР находится под контролем двух гипоталамических гормонов: соматостатина или соматотропин-ингибирующего фактора (СИФ), который оказывает блокирующее действие на синтез и секрецию соматотрофами ГР. Соматотропин — рилизинг гормон (СРГ) — оказывает стимулирующее действие на соматотрофы, что проявляется увеличением продукции ГР.

Как многие гормоны, ГР синтезируется в определенном импульсном режиме, пики секреции приходятся на 22.00 и 4.00 часа.

Несмотря на существование специфических рецепторов ГР, его действие осуществляется посредством специфических факторов, аналогичных по своей структуре инсулину: инсулиноподобного ростового фактора I (ИФР-I) и инсулиноподобного ростового фактора II (ИФР-II). ИФР-I, действуя через собственные рецепторы, оказывает ростовые эффекты преимущественно в постэмбриональном онтогенезе организма. Действие ИФР-II проявляется преимущественно в процессе эмбриогенеза.

Многочисленные исследования, результаты которых публикуются в современных медицинских изданиях, красноречиво свидетельствуют о наличии серьезных нарушений в соматическом и психологическом статусе пациентов с декомпенсированной недостаточностью гормона роста. Эти нарушения характеризуются изменением соотношения жировая/мышечная ткань в сторону снижения удельного веса последней, увеличения удельного веса жировой ткани и сопровождаются висцеральным отложением последней. При проведении денситометрии обнаруживается снижение плотности костной ткани (МПК). Scacchi at al отметили обратно пропорциональную зависимость между индексом массы тела (ИМТ) и периодом полужизни ГР, а также амплитудой секреции ГР. Процент содержания жировой ткани находился в обратной зависимости от интегрального показателя концентрации ГР, определяемого в течение 24 часов.

Со стороны метаболических нарушений необходимо выделить снижение толерантности к углеводам при проведении инсулинтолерантного теста, увеличение продукции инсулина, проинсулина, повышение содержания триглицеридов плазмы крови, липопротеидов низкой и очень низкой плотности [3].

Не до конца изучено влияние недостаточности ГР на увеличение риска развития сердечно-сосудистых заболеваний, однако при ретроспективном исследовании 333 пациентов с гипопитуитаризмом выявлено, что в течение 22 лет случаи кардиоваскулярной смерти встречались в два раза чаще по сравнению с группой контроля. При проведении эхокардиографии исследователи обнаруживали снижение массы левого желудочка, уменьшение толщины перегородки и задней стенки желудочков, а также снижение фракции выброса левого желудочка.

Еще сравнительно недавно проблема дефицита ГР у взрослых не находила отражения в исследованиях эндокринологов, хотя вопросы, связанные с недостаточностью секреторной функции гипофиза, возникали с того времени, когда были впервые описаны пациентки с синдромом Шиена (Шихана). Данная патология обусловлена развитием инфарктов и кровоизлияний в раннем послеродовом периоде и характеризуется развитием пангипопитуитаризма. Долгие годы пациентки получали заместительную гормональную терапию глюкокортикоидами, тиреоидными гормонами, половыми стероидами, однако при этом продолжали предъявлять неспецифические жалобы на повышенную утомляемость, слабость, немотивированное увеличение массы тела. При попытке исследовать уровень гормонов сыворотки крови с целью выяснения степени компенсации имеющихся нарушений патологических отклонений обнаружено не было, а сниженному уровню ГР не придавали значения. В дальнейшем многочисленные клинические и лабораторные исследования продемонстрировали, что снижение секреции ГР в организме взрослого человека приводит к целому ряду нарушений, которые остаются незамеченными и не имеют такой яркой клинической окраски, как, например, гиперсекреция ГР и развивающаяся вследствие этого акромегалия.

Перечислим причины развития соматотропной недостаточности у взрослых

  • оперативные вмешательства по поводу аденом гипофиза: пролактином, соматотропином, тиреотропином, кортикотропином, нефункционирующих аденом гипофиза;
  • лучевая терапия на область турецкого седла;
  • удаление краниофарингиом и эндоселлярных кист;
  • травматическое поражение срединных структур головного мозга;
  • синдром Шиена.

Количество пациентов, подвергшихся тем или иным вмешательствам на селлярной области, растет год от года, и связано это с повышением разрешающей способности диагностических методов, используемых при обследовании больных, и расширением лечебных возможностей современной медицины. Исходя из этого можно прогнозировать, что количество пациентов, нуждающихся в проведении скринингового обследования ДГР, будет увеличиваться год от года. Современная фармакология, в свою очередь, располагает целым спектром препаратов, призванных компенсировать соматотропную недостаточность; ниже приводится перечень средств, имеющихся на сегодняшний день в отечественной аптечной сети.

  • Гентропин — Pharmacia, США.
  • Хуматорп — Eli Lilly, США.
  • Сайзен — Ares-Serono, Швеция.
  • Нордитропин — Novo Nordisk, Дания.

«Золотым стандартом» в диагностике ДГР у взрослых справедливо считается инсулинотолерантный тест. Необходимо оговориться, что его проведение возможно только после компенсации вторичного гипотиреоза и вторичного гипокортицизма, в противном случае результаты теста могут быть недостоверными.

В рамках исследования, проведенного в клинике эндокринологии ММА им. И. М. Сеченова и посвященного изучению целесообразности назначения препарата генноинженерного гормона роста взрослым, была обследована группа больных с подозрением на наличие соматотропной недостаточности.

В группу вошли 15 человек в возрасте от 15 до 45 лет: 12 женщин (80%) и трое мужчин (20%). Девять женщин (60%) были прооперированы по поводу макропролактином гипофиза, трое мужчин (20%) и трое женщин (20%) подверглись оперативному вмешательству по поводу краниофарингиомы гипофиза, у одного мужчины (6,7%) при проведении МРТ выявлена агенезия гипофиза. Среди всех обследованных пациентов задержка роста зафиксирована у троих мужчин (20%) в возрасте 16, 21 и 27 лет, оценка роста у них проводилась с использованием таблицы «Перцентильный график роста для мальчиков». У первого пациента рост был равен 148 см, при оценке перцентильных значений величина стандартного отклонения (SDS) составила –3,5. Рост второго и третьего пациентов был равен 145 и 152 см соответственно, но в связи с невозможностью оценить величину SDS исходя из паспортного возраста последняя была рассчитана исходя из костного. В первом случае паспортный возраст ровнялся 13-14 годам и SDS –2, во втором случае костный возраст соответствовал 16 годам и SDS –3. Структура эндокринных заболеваний, выявленных у пациентов с подозрением на соматотропную недостаточность, отражена в табл. 2.

Регуляция секреции гормона роста

Перед проведением провокационных тестов, направленных на диагностику соматотропной недостаточности, всем пациентам был проведен комплекс лабораторно-диагностических мероприятий для уточнения соматического и гормонального статуса пациентов.

Большинство пациентов получали заместительную гормональную терапию по поводу вторичного гипотиреоза, вторичной надпочечниковой недостаточности, несахарного диабета; у всех было проведено скрининговое исследование концентрации свободного Т4, пролактина, ЛГ, ФСГ, эстрадиола с целью коррекции доз получаемых препаратов.

Исследование соматического статуса предусматривало определение следующих показателей: расчет индекса массы тела (ИМТ), вычисление отношения объем талии/объем бедер (ОТ/ОБ), определение уровня глюкозы, холестерина, триглицеридов, ЛПНП, ЛНВП, АЛТ, АСТ. Проводилось ЭКГ и измерение артериального давления с целью исключения патологии со стороны сердечно-сосудистой системы.

Для оценки качества жизни пациентов с рассматриваемой патологией использовался опросник, разработанный специально для пациентов с дефицитом ГР — QoL-AGHDA (Quality of Life — Assessment of Growth Hormone — Deficiency in Adults) и содержащий 25 вопросов, на которые необходимо было ответить «да» или «нет». Каждый положительный ответ оценивался в один балл; чем больше оказывалась полученная в результате сумма, тем ниже показатель качества жизни.

В ходе обследования были получены следующие результаты.

Нормальные показатели ИМТ (18<ИМТ<25) были выявлены у семи пациентов (46,6%), избыток массы тела (25<ИМТ<30) — у троих (20%), ожирение (ИМТ>30) диагностировано у четырех человек (26,7%). У одного пациента наряду с задержкой роста был выявлен дефицит массы тела, ИМТ составил 15,9 (6,7%). У одной пациентки (6,7%) обнаружен сахарный диабет II типа. Признаки висцерального ожирения выявлены у четырех пациенток (26,7%).

При обследовании у шести пациенток обнаружено повышение гликемии натощак, которое составило 7,025 ± 0,12 ммоль/л; показатели гликемии у 11 пациентов были в пределах нормы и варьировали от 3,6 до 5,5 ммоль/л. Для исключения возможных нарушений углеводного обмена: тощаковой гипергликемии, нарушения толерантности к углеводам, сахарного диабета, гиперинсулинемии всем пациентам был проведен оральный глюкозотолерантный тест с 75 г глюкозы. При определении гликемии через 2 часа после приема 75 г глюкозы последняя составила 6,6 ± 0,14 ммоль/л. Сахарный диабет был выявлен у одной пациентки (гликемия 11,9 ммоль/л), еще у двоих пациентов определено нарушение толерантности к углеводам (гликемия 8,3 и 9,0 ммоль/л). При исследовании уровня С-пептида сыворотки крови были получены следующие результаты: базальная гиперинсулинемия (>2,5 нг/мл) обнаружена у пяти пациентов (3,33%) и составила 3,89 ± 0,1 нг/мл. Более чем двукратное увеличение концентрации С-пептида через 120 минут после стимуляции отмечено у девяти пациентов (60%) и составило 10,5 ± 0,4 нг/мл. При оценке липидного обмена гиперхолестеринемия выявлена у десяти пациентов (66,6%), гипертриглицеридемия обнаружена у семи пациентов (46,6%).

Всем пациентам был проведен инсулинотолерантный тест с целью подтверждения дефицита гормона роста. В условиях стационара пациентам внутривенно вводился инсулин короткого действия: Humulin R или Actrapid HM, из расчета 0,1 ЕД/кг [1]. Исходно через каждые 15 минут в дальнейшем пациентам проводилось определение гликемии в капиллярной крови и забор крови для последующего выявления уровня гормона роста в сыворотке крови.

В ответ на инсулин-индуцированную гипогликемию у 12 обследованных (80%) концентрация ГР не превысила 5 нг/мл, а составила в среднем 0,76 ± 0,013 нг/мл. У троих на фоне гипогликемии было зарегистрировано повышение уровня ГР до 30,78 ± 0,45 нг/мл.

По результатам проведенного теста девяти пациентам была назначена терапия генотропином (Pharmacia&Upjohn). Двое пациентов с задержкой роста получают препарат в настоящее время, у семи человек завершился шестимесячный курс терапии. При расчете дозы препарата использовались рекомендации Janssen и соавт., дозировка генотропина определялась из расчета 0,018 МЕ/кг для шести пациентов, а для трех пациентов с задержкой роста доза была вычислена из расчета 0,1 МЕ/кг [2].

Спустя 6 месяцев после начала терапии все пациенты прошли повторное обследование. Сколько-нибудь значимых изменений ИМТ отмечено не было, показатель ОТ/ОБ снизился у пяти человек, у двоих он остался на прежнем уровне. У троих пациентов выявлено некоторое снижение концентрации холестерина, составившее 8,4, 9,7 и 26,6% от первоначального уровня. У троих пациентов не определено каких-либо изменений, у одного пациента выявлено повышение концентрации холестерина на 17% от исходного. По показателям содержания триглицеридов выявлены следующие данные: у четверых пациентов снижение ТГ составило 56,4, 47,2, 3,7 и 6,3% от исходного. В одном случае динамики отмечено не было, а у двоих человек зафиксировано повышение концентрации ТГ, составившее 68 и 92% от исходного уровня. Снижение уровня ТГ и холестерина на фоне терапии генотропином подтверждается данными зарубежных исследователей, демонстрирующих нормализацию показателей липидного обмена на фоне заместительной терапии.

Перед началом терапии средний показатель качества жизни составил 12,5 балла, а на последней неделе терапии он снизился до 8,9 балла (необходимо отметить, что, по данным Holmes и соавт., у здоровых пациентов, обследованных в Швеции, он составляет 3,7).

Пациент с задержкой роста за 6 месяцев лечения вырос на 5 см, и его рост на момент окончания терапии составил 157 см.

Среди зафиксированных пациентами побочных эффектов чаще всего встречались: отеки, артралгии и миалгии, которые развивались на 3-6-й неделе терапии; о них сообщили четверо пациентов. Аналогичные данные демонстрируют и зарубежные исследователи, проводившие наблюдения за более многочисленными группами пациентов, получавших ГР.

По результатам проведенного исследования можно сделать следующие выводы.

  • При обследовании группы пациентов, оперированных по поводу объемных образований селлярной области, в 80% случаев было подтверждено наличие соматотропной недостаточности.
  • При оценке ИМТ и ОТ/ОБ ожирение зафиксировано у 33,4% обследованных, избыток массы тела — у 25%. Признаки висцерального ожирения выявлены у четырех пациентов (33,4%).
  • У больных с дефицитом ГР нарушения углеводного обмена: сахарный диабет, тощаковая гипергликемия, нарушение толерантности к углеводам выявлены в 74,9% случаев. Базальная гиперинсулинемия выявлена у 41,6% обследованных, более чем двукратное повышение концентрации С-пептида регистрировалось в 75% случаев.
  • Гиперхолестеринемия обнаружена у большинства обследованных (83,3%), гипертриглицеридемия выявлена в 58,3% случаев. Через 6 месяцев терапии генотропином снижение уровня холестерина от исходного обнаружено у 42,8%. У 51,4% пациентов зарегистрировано снижение содержания триглицеридов.
  • При оценке показателей качества жизни было достоверно выявлено улучшение его; средний балл до начала терапии составлял 12,5, на фоне лечения он снизился до 8,9 балла.
Литература

1. Алгоритмы диагностики и лечения болезней эндокринной системы/ Под ред. И. И. Дедова, 1997.
2. Дедов И. И., Тюльпаков А. Н., Петеркова В. А. Соматотропная недостаточность, 1998.
3. Monson J. P. Growth Hormone Therapy. Oxf, 1999. Р. 93-103.

Задержка роста и полового развития у детей. Лечение в клинике Агада

Задерка роста и высокий рост.

Важность генетических факторов.

Рост ребенка определяется генетическим складом, наследуемым от родителей. На достижение генетического потенциала роста влияют многие факторы, в том числе скорость и продолжительность роста ребенка, качество пищи, количество калорий, особенности обмена веществ.

 

На что мы можем влиять при патологии  роста.

Рост ребенка также зависит от воздействия гормонов, вырабатываемых щитовидной железой, гипофизом, надпочечниками и половыми железами (яичниками и яичками).

 

Задержка роста.

Нарушение роста наблюдается, если ребенок превышает потенциал своего роста или не может его достичь. Дети чаще сталкиваются с ростом ниже нормы, чем с высоким ростом, превышающим генетический потенциал ребенка. Нарушения роста, происходящие по причине аномалий скелета обычно исправить невозможно. Часто они сопровождаются другими пороками развития. Другие проблемы, связанные с расстройствами, нарушающими нормальный рост костей, можно решить, если нарушение было вовремя выявлено и безотлагательно начато лечение.

 

Причины задержки роста

Младенец может иметь врожденную низкорослость по причине задержки роста во внутриутробный период. Это может быть вызвано почечной недостаточностью или неправильным лечением диабета у матери, а также приемом алкоголя, курением или радиационным облучением. Низкорослость ребенка из-за снижения скорости роста может быть вызвана длительным заболеванием, стрессами, нарушением питания, гормональными проблемами. Степень низкорослости зависит от тяжести и продолжительности скрытых проблем, с которыми столкнулся ребенок. Вызвать низкорослость могут генетические или эндокринные нарушения (гипотиреоз, недостаточная секреция гормонов гипофизом). К значительному замедлению роста костей и низкорослости может привести задержка полового созревания, чаще наблюдаемая у мальчиков. Задержать рост ребенка может длительный прием таких лекарственных средств, как кортизол. После прекращения приема таких лекарств, скорость роста восстанавливается, однако ребенок может никогда не наверстать упущенного и не достигнуть нормального роста во взрослом возрасте.

 

Высокий рост и скорость роста

Высокий рост в большинстве случаев отражает генетические возможности организма ребенка и не является результатом заболевания. Как правило, в семье такого малыша есть один высокорослый родитель, поэтому такие случаи называют семейным высоким ростом. Он не нуждается в лечении, однако родители могут попросить назначить ребенку гормональное лечение, призванное ускорить половое созревание и уменьшить рост во время половой зрелости. Высокая скорость роста в детстве может быть вызвана повышенной секрецией гормонов, выделяемых щитовидной железой, гипофизом, надпочечниками и половыми железами.

 

Избыток гормона роста.

Рост ребенка может превзойти свой генетический потенциал во взрослом возрасте, если у него возникнет опухоль гипофиза, которая приводит к избыточной выработке гормона роста. Данное состояние называют гигантизмом.

 

Ожирение и высокий рост.

Высокий рост в детском возрасте также может быть связан с такими нарушениями, как ожирение. Рост костей у ребенка, имеющего ожирением, часто на 1-2 года опережает рост костей его сверстников. При возникновении нарушение роста, требуется консультация эндокринолога.

 

Половое развитие.

 

Преждевременное половое развитие и гормоны.

Преждевременное половое развитие приводит к появлению всех или части вторичных половых признаков (иногда и менархе) у девочек младше восьми лет. Истинное преждевременное половое развитие вызывает ранняя активация гипоталамуса, вызывающая избыточную секрецию ряда гормонов. При ложном преждевременном половом развитии происходит автономная избыточная секреция эстрогенов в яичниках или надпочечниках.  Прием гонадотропных гормонов или эстрогенов также может привести к ложному преждевременному половому развитию. Ложное преждевременное половое развитие сопровождается ускорением роста, но в отличие от истинного, всегда остается незавершенным (не наступает преждевременное менархе).

 

Задержка полового развития.

Задержка полового развития проявляется в отсутствии адренархе и телархе к 13 годам и отсутствии менархе к 15 годам. Если менструации не наступают в течение 5 лет при своевременном половом развитии, то можно говорить об изолированной задержке менархе. Помимо этого, некоторые дети сталкиваются с неполным половым развитием, при котором одни вторичные половые признаки появляются своевременно, а другие — отстают и, как правило, происходит задержка менархе. Неполное половое развитие, изолированная задержка менархе, задержка полового развития вызваны дефицитом половых гормонов — гипогонадизмом.

 

 

Ревматические проявления акромегалии | Паневин

ВВЕДЕНИЕ

Акромегалия – это хроническое эндокринное заболевание, характеризующееся избыточной секрецией гормона роста (соматотропного гормона, СТГ), которая, в свою очередь, приводит к увеличению секреции инсулиноподобного фактора роста 1 (ИФР-1) в печени [1]. Мишенями для данных гормонов являются большинство клеток нашего организма. Избыток СТГ (в подавляющем большинстве случаев обусловленный гормон-продуцирующей аденомой гипофиза – соматотропиномой) и ИФР-1 приводит к клеточному и тканевому росту практически всех органов и систем, в том числе костно-суставного аппарата. Распространенность акромегалии составляет 4,6 случая на 1 млн населения, а заболеваемость – 116,9 новых случая на 1 млн ежегодно [2]. Характерными симптомами данного заболевания являются изменение внешности, в первую очередь «огрубение» черт лица, увеличение размеров конечностей, изменение тембра голоса, а также общая усталость, головные боли и артралгии, парестезии и повышенная потливость [3]. Акромегалия характеризуется медленным темпом развития клинических признаков, что зачастую приводит к поздней постановке диагноза и может являться причиной ранней инвалидизации.

Суставная боль является частым и ранним симптомом, в некоторых случаях суставные проявления могут быть одним из первых признаков акромегалии, их интенсивность увеличивается с естественным течением заболевания при отсутствии лечения. Среднее время от начала заболевания до первых клинических проявлений со стороны опорно-двигательного аппарата составляет около 10 лет [4]. Артропатия при акромегалии впервые описана P. Marie в 1886 г. [5]. Поражение опорно-двигательного аппарата вызывает значительное ухудшение качества жизни даже при достижении длительной устойчивой ремиссии основного заболевания. Риск развития остеоартрита у пациентов с акромегалией увеличен в 4–12 раз по сравнению с общей популяцией, в том числе в молодом возрасте [6].

Доступными методами лечения акромегалии являются транссфеноидальная аденомэктомия, лучевая терапия, а также медикаментозная терапия с использованием аналогов соматостатина (АС) и пэгвисоманта – аналога СТГ, модифицированного молекулами полиэтиленгликоля. Однако вопрос лечения акромегалической артропатии остается актуальным и нерешенным [7].

Нами проведен анализ публикаций к июню 2019 г. в системе медицинской литературы в библиографических базах Medline и Сochrane Collaboration за период с 1990 по 2019 г. Поисковый запрос формировался по следующим ключевым словам: акромегалия, акромегалия и артропатия, акромегалия и суставы, ревматические нарушения и акромегалия.

В среднем признаки поражения суставов встречаются у 70% пациентов на момент постановки диагноза акромегалии [5]. Поражение опорно-двигательного аппарата может затрагивать как осевой скелет (преимущественно в поясничном отделе позвоночника), так и периферические суставы (преимущественно коленный, тазобедренный, плечевой, лучезапястный, мелкие суставы кистей) [8]. По результатам исследований, рентгенологические признаки артропатии хотя бы в одном суставе обнаруживаются у 99% пациентов, наиболее часто в позвоночнике и тазобедренных суставах. Отмечено несоответствие выраженности болевого синдрома и функциональной недостаточности рентгенологической картине [6].

ПАТОГЕНЕЗ

Патогенетические изменения при акромегалической артропатии связаны с избытком СТГ и ИФР-1, вторичные нарушения на начальных этапах обусловлены эндокринными изменениями с последующим развитием дегенеративных процессов. Отмечено, что у пациентов с полиморфизмом гена рецептора СТГ, а именно делецией экзона 3 (d3-GHR), которая приводит к повышенной реакции на воздействие СТГ, наблюдается повышенная распространенность необратимых осложнений акромегалии, таких как артропатия, долихоколон и аденоматозные полипы толстой кишки [9].

Артропатия развивается, прежде всего, из-за нарушенного гомеостаза матрикса суставного хряща, который регулируется несколькими факторами роста, и ИФР-1 является наиболее важным стимулятором роста хрящевой ткани [10]. Помимо анаболического действия на нормальный суставной хрящ, ИФР-1 продемонстрировал свою эффективность в восстановлении поврежденного хряща на животных моделях [11].

На ранних стадиях заболевания избыток СТГ и ИФР-1 приводит к увеличению синтеза протеогликана и гликозаминогликана суставными хондроцитами, усилению клеточной репликации [12], способствует росту хрящевой и периартикулярных тканей, увеличению толщины суставного хряща. Разрастания этих тканей приводят к ограничению амплитуды движений в суставе, а гипертрофированные связки вызывают нарушение стабильности сустава. Рентгенологически данная стадия характеризуется расширением суставного пространства и околосуставной гипертрофией мягких тканей. При адекватном биохимическом контроле акромегалии данные изменения могут носить, по крайней мере частично, обратимый характер [5].

Указанные процессы приводят к увеличению капсулы сустава, расширению суставного пространства и, как следствие, изменению нормальной геометрии сустава, что в последующем способствует повторным внутрисуставным микротравмам и избыточным репаративным реакциям с образованием субхондральных кист, остеофитов, приводящих к ухудшению функционального состояния сустава. Рентгенологические изменения на этой стадии характеризуются сужением суставных пространств и другими дегенеративными изменениями. На данном этапе артропатия имеет схожие морфологические проявления с остеоартритом и становится необратимой, при этом достижение нормального уровня ИФР-1 будет иметь небольшую эффективность в улучшении клинического статуса [13].

На сегодняшний день дискутабельным остается вопрос: является ли регрессия размеров суставного пространства признаком остеоартрита или отражением продолжающейся нормализации гипертрофированного хряща после индукции ремиссии. В некоторых краткосрочных ультразвуковых исследованиях показано сужение суставной щели после достижения биохимического контроля акромегалии [14].

В целом при акромегалии рентгенографическая картина характеризуется наличием выраженного остеофитоза, часто в сочетании с нормальной или даже расширенной суставной щелью (рис. 1) [15]. Некоторые исследователи принципиально выделяют два рентгенологических типа артропатии: остеофитоз в сочетании с сохраненной или расширенной суставной щелью и, более редкий, с наличием или отсутствием остеофитов и сужением суставной щели. В настоящее время процесс сужения суставной щели при акромегалии до конца не изучен, и неизвестно, является ли данный рентгенографический признак конечной стадией акромегалической артропатии, когда избыток СТГ/ИФР-1 превысил некий критический порог, или отдельной ее формой [16].

Рис. 1. Расширение суставной щели на фоне выраженного остеофитоза у больного акромегалией 1947 г.р.

ПОРАЖЕНИЕ ПЕРИФЕРИЧЕСКИХ СУСТАВОВ

Для акромегалии характерно поражение как крупных, так и мелких периферических суставов. Наиболее часто поражаются суставы нижних конечностей (коленный и тазобедренный). Распространенность клинического и рентгенологического поражения тазобедренного сустава, мелких суставов кистей и коленного сустава достигает 80%.

Kropf и соавт. обследовали 71 пациента с акромегалией, выделив две группы по тяжести течения артропатии в зависимости от наличия превышения нормы уровня СТГ и ИФР-1 (21 мужчина (29,5%) и 50 женщин (70,5%) со средним возрастом 49,5 ± 14,5 лет). Оценивалось поражение коленных, тазобедренных и плечевых суставов. Артропатия наблюдалась у 40 пациентов (56%), была отмечена статистически значимая связь артропатии с увеличением индекса массы тела (ИМТ), возрастом на момент постановки диагноза акромегалии и женским полом, которые, в свою очередь, признаны факторами риска развития остеоартрита. Не было обнаружено связи между наличием артропатии и концентрацией СТГ и ИФР-1 в крови, а также длительностью существования высоких показателей СТГ и ИФР-1 до начала лечения акромегалии. Более тяжелая артропатия развивалась при более высоком ИМТ и более низком уровне ИФР-1 [17].

Примечательно, что пациенты с акромегалией в целом имеют меньшее снижение функциональной активности за счет гипертрофированного суставного хряща, чем пациенты с первичным генерализованным остеоартритом, несмотря на бо̀льшую распространенность и выраженность остеофитов [15]. Отмечено более частое выявление по данным рентгенографии хондрокальциноза, однако частота приступов псевдоподагры соответствует общепопуляционной. Следует отметить, что в случае, если акромегалия является составляющим компонентом синдрома множественных эндокринных неоплазий 1 типа (МЭН-1), наличие хондрокальциноза и псевдоподагрических приступов может быть также обусловлено первичным гиперпаратиреозом, встречающимся в ~90% случаев МЭН-1 [18].

В исследовании Claessen и соавт. оценивались МР-изменения коленного сустава для изучения структурных особенностей акромегалической артропатии по сравнению с первичным остеоартритом (ОА). В это исследование были включены 10 пациентов с активной акромегалией, 16 пациентов с биологической ремиссией акромегалии и 25 пациентов с первичным ОА. У пациентов с акромегалией наблюдались бо̀льшая толщина суставного хряща, меньшее количество субхондральных кист и менее выраженный отек костного мозга. Отмечена бо̀льшая толщина хряща у пациентов с активной акромегалией, чем у пациентов в ремиссии [19].

Пациенты с акромегалией имеют лучшие показатели индекса WOMAC (отражает выраженность боли, скованности и функциональных нарушений), чем пациенты с первичным ОА, несмотря на выраженный остеофитоз, что, вероятно, обусловлено сохранением нормальных размеров суставной щели пораженных суставов. Отмечена меньшая потребность в эндопротезировании суставов в целом, и особенно тазобедренного сустава, чем у пациентов с первичным ОА [15].

Дефигурация периферических суставов чаще всего обусловлена утолщением синовиальной оболочки и периартикулярных тканей, а не наличием выпота [20]. В отсутствие специфической системы классификации для акромегалической артропатии предлагается использование классификационных критериев OARSI (Международного общества по изучению остеоартроза) ввиду возможности раздельного учета наличия остеофитов и сужения суставной щели (ССЩ) [15]. Однако важным ограничением этих неспецифических классификаций является отсутствие в них признака, с наибольшей вероятностью отражающего тяжесть акромегалической артропатии, – расширения суставной щели.

Nezu и коллеги проанализировали влияние трансназальной аденомэктомии (ТНАЭ) на течение периферической артропатии у 16 пациентов с акромегалией (68,9% женщин, средний возраст 58 лет) с помощью МРТ коленного сустава. Первоначально утолщение синовиальной оболочки, отек костного мозга, повреждение связок и мениска были выявлены у 22,7%, 22,7%, 4,7% и 59,1% пациентов соответственно. Через 2 мес после оперативного лечения отмечено уменьшение болевого синдрома в коленном суставе, у 66,7% уменьшились выраженность утолщения синовиальной оболочки и отек костного мозга, однако не изменялась структура ранее поврежденного мениска [21]. Отсутствие улучшения МР-картины мениска может быть одной из причин сохранения боли и прогрессирования поражения коленного сустава после достижения ремиссии [22]. Однако данное исследование ограничено небольшим количеством пациентов и коротким интервалом динамической оценки.

ССЩ ассоциируется с более частым наличием жалоб как со стороны коленного, так и тазобедренного сустава [15]. По данным исследования Claessen и колл., встречаемость ССЩ при акромегалии составляет 10–15% [23]. В тазобедренном суставе активность акромегалии (более высокие уровни СТГ/ИФР-1 при постановке диагноза) положительно коррелировала с ССЩ, послеоперационное улучшение достигалось реже. Таким образом, ось СТГ/ИФР-1, вероятно, играет роль не только на ранней, но и на поздней стадии акромегалической артропатии. Однако в коленном суставе выраженность ССЩ была ассоциирована с хирургическим вмешательством, например, менискэктомией, но не с активностью акромегалии.

Высокая распространенность ССЩ у пожилых пациентов и женщин согласуется с предыдущими наблюдениями по первичному ОА. Хорошо известно, что дисплазии суставов, переломы суставных поверхностей, разрывы менисков и повреждения связок увеличивают нестабильность суставов, а также часто предшествуют развитию ОА [24], поэтому связь ССЩ в коленном суставе с предшествующим избытком СТГ сомнительна.

Интересным наблюдением является высокая распространенность ССЩ у пациентов, получавших АС, в отличие от относительно низкой распространенности у пациентов, достигших ремиссии после ТНАЭ. Данная корреляция прослеживались только для тазобедренного сустава. Длительность лечения АС была ассоциирована с выраженностью сужения щели и, особенно, остеофитозом. Данное явление может быть объяснено, во-первых, более тяжелым течением заболевания у пациентов, получавших АС, так как во время их применения могут сохраняться незначительные превышения секреции СТГ и ИФР-1 [25]. Так, сообщалось о менее благоприятном исходе у пациентов, получавших АС, в отношении качества жизни и диастолической функции сердца [26]. С другой стороны, АС, вероятно, могут оказывать прямое, независимое от ИФР-1 влияние на структуру сустава. Имеются данные о прямом ингибирующем локальном воздействии соматостатина на хрящ [27], и, кроме того, соматостатиновые рецепторы (СР) обнаружены на остеобластах [28]. Предполагается, что у некоторых пациентов терапия АС может оказывать эффект только на ИФР-1, в то время как влияние СТГ на хрящ сохраняется. Однако, согласно результатам немногочисленных исследований, на фоне терапии пэгвисомантом, который исключает влияние СТГ на суставной хрящ, не выявлено улучшения суставного синдрома.

Так, в рамках наблюдательного немецкого исследования (GPOS) у 131 пациента с акромегалией на фоне терапии пэгвисомантом в течение 1 года (средняя доза 16,5±8,7 мг/сут) показано отсутствие уменьшения суставной боли, согласно результатам опросника «Patient-Assessed Acromegaly Symptom Questionnaire» (PASQ) [29]. Исследование Neggers и колл. также не показало динамики суставной боли по PASQ в течение 32 нед на фоне терапии пэгвисомантом в дозе 40 мг/сут у 20 больных с достижением биохимического контроля акромегалии [30].

Для оценки степени утолщения хряща и мониторинга эффективности лечения АС может быть полезно УЗИ суставов. Анализ, проведенный у пациентов с неактивной акромегалией в течение 2 лет, показал, что длительный период лечения улучшает течение артропатии коленных суставов. Так, подавление циркулирующих уровней СТГ и ИФР-1 на фоне 12-месячной терапии октреотидом пролонгированного действия сопровождалось значительным уменьшением толщины суставного хряща как несущих, так и не несущих суставов независимо от продолжительности заболевания. Снижение уровней СТГ и ИФР-1 коррелирует с ССЩ лучезапястного и коленного сустава [14]. Терапия октреотидом короткого действия в дозе 0,3–0,6 мг/сут в течение 6 мес значительно снижала толщину суставного хряща в плечевом, лучезапястном и левом коленном суставах [31], а 12-месячное лечение ланреотидом привело к значительному сужению суставной щели как опорных, так и не опорных суставов [32]. Тем не менее ни в одном исследовании не наблюдалось полного регресса утолщения суставного хряща.

Характерные рентгенологические изменения при акромегалической артропатии сохраняются у большинства пациентов и после достижения биохимического контроля заболевания [6]. Вместе с тем у меньшей части пациентов отмечаются противоположные изменения (ССЩ) [23] с более выраженными суставными симптомами и бо́льшим стажем акромегалии. Несмотря на длительный биохимический контроль заболевания, более чем у 70% пациентов остеофитоз прогрессирует [33]. Таким образом, фенотип акромегалической артропатии с CCЩ встречается значительно реже. Пациенты с ССЩ имеют больше суставных жалоб, чем пациенты с нормальным или увеличенным размером суставной щели [34].

ПОРАЖЕНИЕ ОСЕВОГО СКЕЛЕТА

Боль в спине является частым симптомом акромегалии и присутствует примерно у 50% пациентов [35]. По данным клинического и рентгенологического обследования, аксиальная артропатия диагностируется у около 60% на момент постановки диагноза акромегалии [8]. Длительность акромегалии коррелирует с распространенностью поражения осевого скелета. Наиболее частой жалобой являются диффузные тупые боли в поясничной области. Боль не распространяется на нижние конечности, и часто присутствует как в покое, так и при физической нагрузке. При поражении позвоночника, так же как и при поражении периферических суставов, сохраняется нормальный объем движений, что, возможно, обусловлено гипертрофией межпозвоночных дисков, суставных хрящей и растяжением связок [20].

Рентгенологическая картина характеризуется наличием остеофитов, особенно в передних отделах тел позвонков, у пациентов с акромегалией часто наблюдается расширение межпозвонкового пространства. Нередко у данных пациентов встречается оссификация передней продольной связки (рис. 2 и 3). Процесс окостенения может полностью захватывать межпозвонковую щель, и иметь одинаковую рентгенологическую картину с диффузным идиопатическим гиперостозом (болезнью Форестье, БФР). При акромегалии данное состояние встречается в 15–20% случаев, с преимущественной локализацией в нижнем грудном и поясничном отделах позвоночника [8]. В популяции БФР наиболее часто ассоциируется с метаболическим синдромом, а также с сахарным диабетом и подагрой [36].

Рис. 2. Обызвествление передней продольной связки и уменьшение дискового пространства у пациента 1954 г.р. с акромегалией.

Рис. 3. Выраженное обызвествление передней продольной связки грудного и поясничного отделов позвоночника преимущественно справа у пациента 1960 г.р. с акромегалией.

В исследовании Scarpa и соавт. [8], которое включало 54 пациента с активной акромегалией (27 мужчин, 27 женщин; возрастной диапазон 21–69 лет) и 54 человека группы контроля, аксиальная артропатия была обнаружена у 28 пациентов (52%) и у 12 в группе контроля (22%). Ограничение подвижности позвоночника наблюдалось у 30 пациентов (56%) и 10 в группе контроля (18%), увеличение диаметра LII позвонка наблюдалось у 34 пациентов (63%) и ни у одного из контрольных пациентов. Сужение и расширение междискового пространства LII – LIII были обнаружены у 20 (37%) и 7 (13%) пациентов соответственно. Диффузный идиопатический гиперостоз скелета был обнаружен у 11 пациентов (20%) и ни у одного из группы контроля. Длительность акромегалии положительно коррелировала с высотой тела LII или размером межпозвонкового пространства. Тяжесть БФР коррелировала с базальным и пиковым уровнями глюкозы после перорального глюкозотолерантного теста, но не с длительностью и тяжестью акромегалии.

Отсутствие значимой корреляции между наличием артропатии и возрастом пациентов, возрастом начала акромегалии, а также уровнями СТГ и ИФР-1 позволяет предположить, что поражение позвоночника может иметь гормон-независимый характер. Однако положительная корреляция между размером междискового пространства и высотой тела позвонка с продолжительностью заболевания, а также переднезадним диаметром тела позвонка может говорить о том, что хроническое воздействие повышенного СТГ и ИФР-1 влияет на физиологический баланс позвоночника, вызывая непропорциональное увеличение диаметра позвонков и рост тканей диска. Данные изменения в итоге могут вызвать нарушение трофики как хряща, так и суставного диска, приводя к дегенерации мягких тканей [37].

Таким образом, несколько факторов могут способствовать возникновению аксиальной артропатии при акромегалии, каждый из которых имеет особое значение, но сам по себе недостаточен в качестве обязательного маркера ее развития. Эндокринные факторы, такие как степень и продолжительность воздействия избытка СТГ и ИФР-1, вероятно, действуют в совокупности с местными нарушениями биомеханики суставов. Обусловленное взаимодействием множества факторов и индивидуальных анатомических характеристик поражение позвоночника у пациентов с акромегалией характеризуется вариабельностью, включая формы преимущественно функциональные и, следовательно, потенциально обратимые [38] и формы, характеризуемые серьезными морфологическими и структурными изменениями, с неблагоприятным прогнозом в плане регресса после достижения ремиссии акромегалии.

Остеопороз и патологические переломы. Помимо артропатии, больные акромегалией (как активной, так и контролируемой) чаще подвержены переломам позвонков, хотя ранее считалось, что данные пациенты имеют низкий риск развития остеопороза, поскольку минеральная плотность кости не снижается и даже повышается в результате анаболического действия СТГ и ИФР-1 [39]. Однако из-за вышеупомянутых структурных изменений позвоночника результаты денситометрии могут быть завышены [40]. Наиболее часто имеют место патологические переломы в грудном отделе позвоночника [16].

Два независимых проспективных исследования показали, что пациенты с акромегалией имеют высокий риск переломов тел позвонков [16, 41]. Переломы позвонков были отмечены у 42% пациентов при 3-летнем периоде наблюдения, их распространенность зависела от длительности активной фазы заболевания.

Высокая распространенность переломов позвонков отмечена у женщин в постменопаузе и у мужчин с акромегалией, вне зависимости от показателей минеральной плотности костной ткани (МПК). Частота переломов позвонков была ассоциирована с активностью акромегалии и наличием таких нарушений, как гипогонадизм и сахарный диабет [42, 43]. Считается, что избыток СТГ воздействует на качество костной ткани, а не на объем [39]. Примечательно преимущественное анаболическое влияние СТГ на кортикальную костную ткань, тогда как трабекулярная микроархитектоника, напротив, ухудшается под действием избыточной концентрации СТГ [44]. Не выявлено корреляции между длительностью поддержания нормального уровня СТГ и ИФР-1 и МПК, а также маркерами костного обмена. По результатам исследований, повторные переломы позвонков наблюдались у 20% пациентов с медикаментозной или хирургически-контролируемой ремиссией акромегалии [45].

Уровень половых гормонов пациентов также влияет на МПК. Нередко встречающийся у данных пациентов гипогонадизм способствует снижению МПК преимущественно в поясничном отделе позвоночника [46], в то время как влияние на шейку бедра менее очевидно [42]. Следует отметить, что нейрохирургическое и радиохирургическое лечение может привести к развитию гипопитуитаризма, что может повлиять на минеральную плотность и архитектонику костной ткани [47].

Ряд авторов предлагают проводить боковое рентгенологическое исследование грудного и поясничного отдела позвоночника в момент постановки диагноза и при динамическом наблюдением с интервалом 12–24 мес для выявления переломов позвонков даже при условии достижения биохимической ремиссии [45]. Для точного выявления переломов позвонков целесообразно использовать радиологический морфометрический подход [48].

АУТОИММУННАЯ РЕВМАТИЧЕСКАЯ ПАТОЛОГИЯ ПРИ АКРОМЕГАЛИИ

Боль в суставах является преобладающим симптомом при акромегалии, как правило, ассоциирована с физической активностью и носит преходящий характер [20]. Припухание суставов и скованность могут быть симптомами как акромегалии, так и ревматического заболевания. Боль после отдыха может иметь место у 20% пациентов с акромегалией [35]. По результатам исследований отмечена более редкая встречаемость ревматической патологии аутоиммунного характера у пациентов с акромегалией в сравнении с общей популяцией [49].

В литературе встречается ряд описаний клинических случаев сочетания акромегалической артропатии и ревматического заболевания, подчеркивая необходимость дифференциальной диагностики данных состояний, а также выявление их сочетания. Ozcakar и соавт. [50] представили 63-летнего пациента с сочетанием серопозитивного ревматоидного артрита (РА), диагностированного через 18 лет от начала акромегалии и акромегалической артропатии. В другом обзоре сообщается о двух пациентах с жалобами на двустороннюю симметричную боль, отечность и утреннюю скованность в суставах кистей после радикального достижения ремиссии акромегалии. После лабораторного исключения рецидива акромегалии был диагностирован РА, суставные симптомы регрессировали после назначения базисной противовоспалительной терапии [51]. Read и колл. [52] сообщили о 57-летней женщине с серопозитивным РА, суставной синдром при котором изначально рассматривался как проявления акромегалии на протяжении 12 лет, акцентируется внимание на том, что гиперпродукция СТГ при акромегалии может замедлять катаболические изменения хрящевой и костной ткани при РА. Имеется описание РА у пациентки 70-летнего возраста с сохранением болей в суставах и утренней скованности после оперативного лечения акромегалии, симптомы также регрессировали после назначения метотрексата [53].

Описаны и случаи ведения пациентов с недиагностированной акромегалической артропатией как ревматического заболевания. В отчете Nachtigall первыми симптомами акромегалии были артрит и головная боль, проводилось лечение гидроксихлорохином и глюкокортикоидами в течение четырех лет с диагнозом РА при сохранении суставных симптомов. В последующем обнаружена макроаденома гипофиза, пациент перенес транссфеноидальную аденомэктомию, которая привела к уменьшению боли в суставах и головной боли [54].

Обширное исследование ревматических заболеваний у пациентов с акромегалией было выполнено Podgorski и др. Серопозитивный РА был зарегистрирован у одного из 45 пациентов, у двух пациентов была ревматическая полимиалгия, и у одного пациента – палиндромный ревматизм [35].

В исследовании Oruk и соавт. [49] был сделан акцент на ревматические заболевания у пациентов с акромегалией, получавших АС. Акромегалическая артропатия отмечалась у 62,5% пациентов, БФ – у шести пациентов (15%). По результатам лабораторных исследований выявлено повышение титра антинуклеарного фактора у 4 пациентов (3 нуклеолярного и 1 гомогенного типа свечения), позитивность ревматоидного фактора у четырех, а также наличие антител к циклическому цитруллинированному пептиду у одного пациента. Диагнозы РА, анкилозирующий спондилит и недифференцированное заболевание соединительной ткани были поставлены 3 из 40 пациентов. На фоне соответствующего лечения отмечалась регрессия симптоматики.

Данные исследования показывают, что суставные жалобы у пациентов с акромегалией чаще вызваны акромегалической артропатией. Кроме того, у отдельных пациентов с акромегалией могут выявляться сопутствующие ревматические заболевания, которые требует дифференциальной диагностики в рамках суставного синдрома.

Синдром Рейно (СР) характеризуется преходящими эпизодами вазоспазма пальцев кистей под действием холодной температуры или эмоционального стресса. Данное клиническое состояние проявляется последовательными изменениями окраски кожи пальцев кистей и/или стоп, которые отражают разные фазы состояния: побеление (вазоконстрикция), посинение (гипоксия) и покраснение (реактивная гиперемия по завершении вазоспазма), так называемый трехфазный СР. При акромегалии СР встречается примерно в 1/3 случаев [55]. Основное место в дифференциальной диагностике СР отводится капилляроскопии ногтевого ложа, которая позволяет выявить структурные изменения капилляров, характерные для системных заболеваний соединительной ткани (в первую очередь для системной склеродермии) [56]. По данным исследований с использованием капилляроскопии, продемонстрировано уменьшение длины и количества капилляров у пациентов с активной фазой акромегалии, а также увеличение числа извитых капилляров по сравнению с пациентами в ремиссии и группой контроля. Эти изменения коррелируют с активностью заболевания, являются частично обратимыми, присутствуют как у пациентов с диабетом и без диабета, так и у пациентов с артериальной гипертензией и нормальным артериальным давлением [57]. Данные о динамике течения СР после аденомэктомии в современной литературе отсутствуют.

Помимо указанных состояний, следует отметить, что при акромегалии встречается синдром запястного (карпального) канала (30–50% пациентов), часто он бывает двусторонним. Компрессия и гипертрофия срединного нерва является патогенетической основой данного состояния и приводит к характерной клинической картине синдрома в виде неврологической симптоматики и в последующем атрофии ладонных мышц. В исследовании Миллера и колл. 58 пациентам с акромегалией 17,2% ранее проводилась кистевая туннельная декомпрессия и 39,7% имели признаки данного состояния при постановке диагноза [58]. Субклинический вариант, характеризующийся только изменениями по результатам нейрографии, имел место у 81% пациентов. Несколько исследований подтвердили, что улучшение симптомов происходит при снижении секреции СТГ после радикального лечения: в исследовании Kameyama после аденомэктомии или лучевой терапии нервная проводимость нормализовалась у 26% пациентов [59].

Поскольку при акромегалической артропатии часто наблюдается образование остеофитов без других дегенеративных изменений, формирование выраженных костных разрастаний может привести к синдрому щелкающего пальца, хотя в целом данное состояние при акромегалии встречается редко [60].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, акромегалическая артропатия является прогрессирующим заболеванием суставов, лечение которого сводится не только к достижению ремиссии акромегалии. При вовлечении суставов целесообразно быстрое достижение биохимического контроля акромегалии, предпочтительно путем хирургического лечения. Следует подчеркнуть, что у ряда пациентов с акромегалической артропатией, даже несмотря на биохимическую ремиссию, прогрессирование поражения суставов продолжается. Учитывая общие конечные патогенетические пути и схожие рентгенологические изменения с первичным ОА, вероятно, дальнейшее лечение поражения суставов должно быть аналогичным терапии ОА и включать приём симптоматических препаратов замедленного действия (хондропротекторов), курсовой прием нестероидных противовоспалительных препаратов, локальную поверхностную и инъекционную терапию. Эффективность применения данных препаратов у пациентов с акромегалической артропатией не изучалась и требует проведения дальнейших исследований. Необходимо отметить более высокую распространенность переломов тел позвонков при акромегалии, по сравнению с общей популяцией, при нормальной или повышенной МПК.

Хотя акромегалическая артропатия и дегенеративные поражения суставов часто встречаются у пациентов с акромегалией, системные воспалительные ревматические заболевания тоже могут сосуществовать с акромегалией, особенно у пациентов с сохранением суставных симптомов после достижения биохимической ремиссии основного заболевания. В связи с этим при наличии жалоб со стороны суставов необходима не только дифференциальная диагностика, но и совместное наблюдение таких пациентов эндокринологом и ревматологом.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в ходе написания данной статьи.

Участие авторов. Все авторы внесли существенный вклад в проведение поисково-аналитической работы и подготовку статьи, прочли и одобрили итоговую версию до публикации.

1. Melmed S. Acromegaly. N Engl J Med. 1990;322(14):966-977. doi: https://doi.org/10.1056/NEJM199004053221405

2. Biermasz NR, Pereira AM, Smit JW, et al. Morbidity after long-term remission for acromegaly: persisting joint-related complaints cause reduced quality of life. J Clin Endocrinol Metab. 2005;90(5):2731-2739. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2004-2297

3. Ben-Shlomo A, Melmed S. Acromegaly. Endocrinol Metab Clin North Am. 2001;30(3):565-583. doi: https://doi.org/10.1016/s0889-8529(05)70202-4

4. Detenbeck LC, Tressler HA, O’Duffy JD, Randall RV. Peripheral joint manifestations of acromegaly. Clin Orthop Relat Res. 1973;(91):119-127. doi: https://doi.org/10.1097/00003086-197303000-00017

5. Killinger Z, Payer J, Lazurova I, et al. Arthropathy in acromegaly. Rheum Dis Clin North Am. 2010;36(4):713-720. doi: https://doi.org/10.1016/j.rdc.2010.09.004

6. Wassenaar MJ, Biermasz NR, van Duinen N, et al. High prevalence of arthropathy, according to the definitions of radiological and clinical osteoarthritis, in patients with long-term cure of acromegaly: a case-control study. Eur J Endocrinol. 2009;160(3):357-365. doi: https://doi.org/10.1530/EJE-08-0845

7. Barkan AL. Acromegalic arthropathy. Pituitary. 2001;4(4):263-264. doi: https://doi.org/10.1023/a:1020754615863

8. Scarpa R, De Brasi D, Pivonello R, et al. Acromegalic axial arthropathy: a clinical case-control study. J Clin Endocrinol Metab. 2004;89(2):598-603. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2003-031283

9. Wassenaar MJ, Biermasz NR, Pereira AM, et al. The exon-3 deleted growth hormone receptor polymorphism predisposes to long-term complications of acromegaly. J Clin Endocrinol Metab. 2009;94(12):4671-4678. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2009-1172

10. Fortier LA, Mohammed HO, Lust G, Nixon AJ. Insulin-like growth factor-I enhances cell-based repair of articular cartilage. J Bone Joint Surg Br. 2002;84(2):276-288. doi: https://doi.org/10.1302/0301-620x.84b2.11167

11. Miller RE, Grodzinsky AJ, Cummings K, et al. Intraarticular injection of heparin-binding insulin-like growth factor 1 sustains delivery of insulin-like growth factor 1 to cartilage through binding to chondroitin sulfate. Arthritis Rheum. 2010;62(12):3686-3694. doi: https://doi.org/10.1002/art.27709

12. Barkan A. Acromegalic arthropathy and sleep apnea. J Endocrinol. 1997;155 Suppl 1:S41–S44.

13. Chipman JJ, Attanasio AF, Birkett MA, et al. The safety profile of GH replacement therapy in adults. Clin Endocrinol (Oxf). 1997;46(4):473-481. doi: https://doi.org/10.1046/j.1365-2265.1997.1660984.x

14. Colao A, Cannavo S, Marzullo P, et al. Twelve months of treatment with octreotide-LAR reduces joint thickness in acromegaly. Eur J Endocrinol. 2003;148(1):31-38. doi: https://doi.org/10.1530/eje.0.1480031

15. Wassenaar MJ, Biermasz NR, Bijsterbosch J, et al. Arthropathy in long-term cured acromegaly is characterised by osteophytes without joint space narrowing: a comparison with generalised osteoarthritis. Ann Rheum Dis. 2011;70(2):320-325. doi: https://doi.org/10.1136/ard.2010.131698

16. Claessen KM, Kroon HM, Pereira AM, et al. Progression of vertebral fractures despite long-term biochemical control of acromegaly: a prospective follow-up study. J Clin Endocrinol Metab. 2013;98(12):4808-4815. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2013-2695

17. Kropf LL, Madeira M, Vieira Neto L, et al. Functional evaluation of the joints in acromegalic patients and associated factors. Clin Rheumatol. 2013;32(7):991-998. doi: https://doi.org/10.1007/s10067-013-2219-1

18. Мокрышева Н.Г., Еремкина А.К., Мирная С.С., и др. Патологические изменения в суставах и мышцах при первичном гиперпаратиреозе. // Остеопороз и остеопатии. — 2018. — Т. 21. — №4. — С. 10-18. [Mokrysheva NG, Eremkina AK, Mirnaya SS, et al. Joint and muscle involvement in primary hyperparathyroidism. Osteoporosis and bone diseases. 2018;21(4):10-18. (In Russ.)] doi: https://doi.org/10.14341/osteo9783

19. Claessen K, Canete AN, de Bruin PW, et al. Acromegalic arthropathy in various stages of the disease: an MRI study. Eur J Endocrinol. 2017;176(6):779-790. doi: https://doi.org/10.1530/EJE-16-1073

20. Bluestone R, Bywaters EG, Hartog M, et al. Acromegalic arthropathy. Ann Rheum Dis. 1971;30(3):243-258. doi: https://doi.org/10.1136/ard.30.3.243

21. Nezu M, Kudo M, Morimoto R, et al. Effects of surgical treatment for acromegaly on knee MRI structural features. Endocr J. 2018;65(10):991-999. doi: https://doi.org/10.1507/endocrj.EJ18-0108

22. Wassenaar MJ, Biermasz NR, Kloppenburg M, et al. Clinical osteoarthritis predicts physical and psychological QoL in acromegaly patients. Growth Horm IGF Res. 2010;20(3):226-233. doi: https://doi.org/10.1016/j.ghir.2010.02.003

23. Claessen KM, Kloppenburg M, Kroon HM, et al. Two phenotypes of arthropathy in long-term controlled acromegaly? A comparison between patients with and without joint space narrowing (JSN). Growth Horm IGF Res. 2013;23(5):159-164. doi: https://doi.org/10.1016/j.ghir.2013.05.003

24. Felson DT, Lawrence RC, Dieppe PA, et al. Osteoarthritis: new insights. Part 1: the disease and its risk factors. Ann Intern Med. 2000;133(8):635-646. doi: https://doi.org/10.7326/0003-4819-133-8-200010170-00016

25. Biermasz NR, Pereira AM, Frolich M, et al. Octreotide represses secretory-burst mass and nonpulsatile secretion but does not restore event frequency or orderly GH secretion in acromegaly. Am J Physiol Endocrinol Metab. 2004;286(1):E25-30. doi: https://doi.org/10.1152/ajpendo.00230.2003

26. van Thiel SW, Bax JJ, Biermasz NR, et al. Persistent diastolic dysfunction despite successful long-term octreotide treatment in acromegaly. Eur J Endocrinol. 2005;153(2):231-238. doi: https://doi.org/10.1530/eje.1.01955

27. Weiss RE, Reddi AH, Nimni ME. Somatostatin can locally inhibit proliferation and differentiation of cartilage and bone precursor cells. Calcif Tissue Int. 1981;33(4):425-430. doi: https://doi.org/10.1007/bf02409466

28. Zapf J, Gosteli-Peter M, Weckbecker G, et al. The somatostatin analog octreotide inhibits GH-stimulated, but not IGF-I-stimulated, bone growth in hypophysectomized rats. Endocrinology. 2002;143(8):2944-2952. doi: https://doi.org/10.1210/endo.143.8.8970

29. Sievers C, Brubach K, Saller B, et al. Change of symptoms and perceived health in acromegalic patients on pegvisomant therapy: a retrospective cohort study within the German Pegvisomant Observational Study (GPOS). Clin Endocrinol (Oxf). 2010;73(1):89-94. doi: https://doi.org/10.1111/j.1365-2265.2009.03773.x

30. Neggers SJ, van Aken MO, de Herder WW, et al. Quality of life in acromegalic patients during long-term somatostatin analog treatment with and without pegvisomant. J Clin Endocrinol Metab. 2008;93(10):3853-3859. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2008-0669

31. Colao A, Marzullo P, Vallone G, et al. Reversibility of joint thickening in acromegalic patients: an ultrasonography study. J Clin Endocrinol Metab. 1998;83(6):2121-2125. doi: https://doi.org/10.1210/jcem.83.6.4865

32. Colao A, Marzullo P, Vallone G, et al. Ultrasonographic evidence of joint thickening reversibility in acromegalic patients treated with lanreotide for 12 months. Clin Endocrinol (Oxf). 1999;51(5):611-618. doi: https://doi.org/10.1046/j.1365-2265.1999.00851.x

33. Claessen KM, Ramautar SR, Pereira AM, et al. Progression of acromegalic arthropathy despite long-term biochemical control: a prospective, radiological study. Eur J Endocrinol. 2012;167(2):235-244. doi: https://doi.org/10.1530/EJE-12-0147

34. Neggers SJ, van Aken MO, de Herder WW, et al. Quality of life in acromegalic patients during long-term somatostatin analog treatment with and without pegvisomant. J Clin Endocrinol Metab. 2008;93(10):3853-3859. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2008-0669

35. Podgorski M, Robinson B, Weissberger A, et al. Articular manifestations of acromegaly. Aust N Z J Med. 1988;18(1):28-35. doi: https://doi.org/10.1111/j.1445-5994.1988.tb02236.x

36. Colao A, Ferone D, Marzullo P, Lombardi G. Systemic complications of acromegaly: epidemiology, pathogenesis, and management. Endocr Rev. 2004;25(1):102-152. doi: https://doi.org/10.1210/er.2002-0022

37. Colao A, Pivonello R, Scarpa R, et al. The acromegalic arthropathy. J Endocrinol Invest. 2005;28(8 Suppl):24-31.

38. Lacks S, Jacobs RP. Acromegalic arthropathy: a reversible rheumatic disease. J Rheumatol. 1986;13(3):634-636.

39. Mazziotti G, Bianchi A, Bonadonna S, et al. Prevalence of vertebral fractures in men with acromegaly. J Clin Endocrinol Metab. 2008;93(12):4649-4655. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2008-0791

40. Romijn JA. Acromegalic arthropathy: current perspectives. Endocrine. 2013;43(2):245-246. doi: https://doi.org/10.1007/s12020-012-9781-1

41. Mazziotti G, Bianchi A, Porcelli T, et al. Vertebral Fractures in Patients With Acromegaly: A 3-Year Prospective Study. J Clin Endocrinol Metab. 2013;98(8):3402-3410. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2013-1460

42. Padova G, Borzi G, Incorvaia L, et al. Prevalence of osteoporosis and vertebral fractures in acromegalic patients. Clin Cases Miner Bone Metab. 2011;8(3):37-43.

43. Mazziotti G, Gola M, Bianchi A, et al. Influence of diabetes mellitus on vertebral fractures in men with acromegaly. Endocrine. 2011;40(1):102-108. doi: https://doi.org/10.1007/s12020-011-9486-x

44. Madeira M, Neto LV, de Paula Paranhos Neto F, et al. Acromegaly Has a Negative Influence on Trabecular Bone, But Not on Cortical Bone, as Assessed by High-Resolution Peripheral Quantitative Computed Tomography. J Clin Endocrinol Metab. 2013;98(4):1734-1741. doi: https://doi.org/10.1210/jc.2012-4073

45. Wassenaar MJE, Biermasz NR, Hamdy NAT, et al. High prevalence of vertebral fractures despite normal bone mineral density in patients with long-term controlled acromegaly. Eur J Endocrinol. 2011;164(4):475-483. doi: https://doi.org/10.1530/eje-10-1005

46. Lesse GP, Fraser WD, Farquharson R, et al. Gonadal status is an important determinant of bone density in acromegaly. Clin Endocrinol (Oxf). 1998;48(1):59-65. doi: https://doi.org/10.1046/j.1365-2265.1998.00349.x

47. Mazziotti G, Bianchi A, Bonadonna S, et al. Increased prevalence of radiological spinal deformities in adult patients with GH deficiency: influence of GH replacement therapy. J Bone Miner Res. 2006;21(4):520-528. doi: https://doi.org/10.1359/jbmr.060112

48. Genant HK, Wu CY, van Kuijk C, Nevitt MC. Vertebral fracture assessment using a semiquantitative technique. J Bone Miner Res. 1993;8(9):1137-1148. doi: https://doi.org/10.1002/jbmr.5650080915

49. Oruk G, Tarhan F, Argin M, Ozmen M. Is every joint symptom related to acromegaly? Endocrine. 2013;43(2):404-411. doi: https://doi.org/10.1007/s12020-012-9770-4

50. Ozcakar L, Akinci A, Bal S. A challenging case of rheumatoid arthritis in an acromegalic patient. Rheumatol Int. 2003;23(3):146-148. doi: https://doi.org/10.1007/s00296-002-0280-1

51. Aydin Y, Coskun H, Kir S, et al. Rheumatoid arthritis masquerading as acromegaly recurrence: report of two cases. Rheumatol Int. 2012;32(9):2913-2915. doi: https://doi.org/10.1007/s00296-010-1490-6

52. Read RC, Watt I, Dieppe PA. Rheumatoid arthritis and acromegaly—effect of growth factors on RA? Br J Rheumatol. 1988;27(3):242-243. doi: https://doi.org/10.1093/rheumatology/27.3.242

53. Miyoshi T, Otsuka F, Kawabata T, et al. Manifestation of rheumatoid arthritis after transsphenoidal surgery in a patient with acromegaly. Endocr J. 2006;53(5):621-625. doi: https://doi.org/10.1507/endocrj.k06-043

54. Nachtigall LB. Acromegaly diagnosed in a young woman presenting with headache and arthritis. Nat Clin Pract Endocrinol Metab. 2006;2(10):582-587. doi: https://doi.org/10.1038/ncpendmet0301

55. Chanson P, Salenave S, Kamenicky P, et al. Pituitary tumours: acromegaly. Best Pract Res Clin Endocrinol Metab. 2009;23(5):555-574. doi: https://doi.org/10.1016/j.beem.2009.05.010

56. Паневин Т.С., Алекперов Р.Т., Мельниченко Г.А. Синдром Рейно в практике эндокринолога. // Ожирение и метаболизм. — 2019. — Т. 16. — №4. (в печати) [Panevin TS, Alekperov RT, Melnichenko GA. Raynaud’s phenomenon in the endocrinologist’s practice. Obesity and metabolism. 2019;16(4) (in press). (In Russ.)] doi: https://doi.org/https://doi.org/10.14341/omet10245

57. Schiavon F, Maffei P, Martini C, et al. Morphologic study of microcirculation in acromegaly by capillaroscopy. J Clin Endocrinol Metab. 1999;84(9):3151-3155. doi: https://doi.org/10.1210/jcem.84.9.5952

58. Miller A, Doll H, David J, Wass J. Impact of musculoskeletal disease on quality of life in long-standing acromegaly. Eur J Endocrinol. 2008;158(5):587-593. doi: https://doi.org/10.1530/EJE-07-0838

59. Kameyama S, Tanaka R, Hasegawa A, et al. Subclinical carpal tunnel syndrome in acromegaly. Neurol Med Chir (Tokyo). 1993;33(8):547-551. doi: https://doi.org/10.2176/nmc.33.547

60. Tani Y, Tanaka N, Isoya E. Locking of metacarpophalangeal jointsin a patient with acromegaly. Skeletal Radiol.1999;28(11):655-657. doi: https://doi.org/10.1007/s002560050569


Болезни твоего размера — МК

Некоторые доктора могут поставить диагноз пациенту, как только тот вошел в кабинет, — без всяких анализов и предварительных осмотров. Иные и вовсе способны распознать болезнь по… фотографии. Главное, чтобы человек на снимке был в полный рост. Много веков назад тибетские лекари могли диагностировать болезни даже по портрету! И никакие это не чудеса. Дело в том, что особенности телосложения человека, его внешние данные свидетельствуют как о существующих, так и о перенесенных заболеваниях. Более того, они могут рассказать о природной склонности к какому-то конкретному недугу. В этом уверены специалисты клиники эндокринологии Московской медакадемии имени И.М.Сеченова. С их помощью “МК-Воскресенье” предлагает читателям провести самодиагностику, встав перед зеркалом и вооружившись метром.

Баскетбольный рост опасен

— Первое, на что нужно обратить внимание, — рост, — рассказывает один из ведущих эндокринологов клиники Софья Агаджанян. — Он напрямую зависит от количества вырабатываемого гипофизом гормона роста. Избыток или недостаток последнего приводит к различным патологиям.

Мужчинам выше 190 см и женщинам выше 180 см стоит насторожиться. Дело в том, что излишняя выработка гормона роста может стать причиной гигантизма. Люди, страдающие этим заболеванием, растут так стремительно, что у них чуть ли не каждые полгода увеличиваются размеры обуви и одежды. Поскольку болезнь развивается именно в молодом возрасте, родителям долговязых подростков, вытягивающихся каждый год на 10 см и больше, имеет смысл отвести их к эндокринологу.

Интересно, что специалисты клиники эндокринологии ММА имени Сеченова планируют в самом ближайшем будущем провести обследование московских юниорских баскетбольных команд. Врачи предполагают, что среди юношей-спортсменов могут оказаться те, у кого секретируется опасно много гормона роста и кому срочно требуется медицинская помощь. Кстати, уменьшают количество гормона операцией на гипофизе, специальными препаратами и лучевой терапией.

Вообще, как правило, высокие люди довольны своим ростом и не обращаются к врачам. Считается, что чем выше человек, тем весомее он в обществе. Многие убеждены, что высокорослые добиваются лучших результатов в карьере, личной жизни, пользуются большим авторитетом. Так ли это на самом деле? Различные исследователи приводят абсолютно противоположные данные.

— Человек, у которого повышенное содержание гормона, несмотря на его большой рост, сильнее не становится, — продолжает Софья Агаджанян. — Напротив, при прогрессировании болезни наблюдается слабость, быстрая утомляемость, снижается зрение. Избыток гормона роста приводит к сердечно-сосудистой недостаточности, повышенному артериальному давлению, может способствовать развитию онкологических заболеваний.

Другая крайность — слишком маленький (меньше 140 см) рост, вызванный, в свою очередь, недостатком гормона. Это может привести к гипофизарному нанизму (карликовости), что чревато задержкой физического и полового развития. Может возникнуть еще целый ряд различных заболеваний, ведь гормон роста помимо всего прочего способствует обновлению клеток и считается гормоном молодости.

Синдром Шрека

Особое подозрение вызывают люди с грубыми увеличенными чертами лица, деформированной челюстью, с большими кистями и стопами. Все эти признаки могут говорить об акромегалии. Это заболевание тоже связано с избытком гормона роста. От гигантизма оно отличается тем, что может появиться абсолютно в любом возрасте (чаще после 35—40 лет). И человек, страдающий этим заболеванием, растет не только и не столько в высоту, сколько в ширину. Изменяются кости, мышцы, увеличиваются внутренние органы — сердце, кишечник, печень, селезенка. Утолщаются кожа, губы, увеличенный язык с трудом перемещается во рту. Человек становится похожим на героя известного мультфильма — Шрека.

— Но одним внешним уродством все это не заканчивается, — сетуют эндокринологи. — Больные жалуются на головные боли, повышение давления, храп, импотенцию или нарушение менструального цикла. Акромегалия — очень коварное заболевание. Оно развивается обычно очень медленно: вначале появляются общая слабость, боли и нарушение чувствительности в руках. Затем болезнь причиняет поистине чудовищные страдания: ноют, ломит суставы (вплоть до потери возможности передвигаться), страшно болит все тело. Акромегалия способствует появлению инсультов, инфарктов, злокачественных опухолей.

Врачи клиник вспоминают один случай, когда человек, больной акромегалией, пришел к ним с целым букетом самых тяжелых заболеваний. Он обратился за помощью лишь спустя 30 лет с того момента, как заболел. А то, что у него большие, словно ковши, руки, он связывал со своей тяжелой работой. Кстати, причины возникновения акромегалии до сих пор плохо изучены. Известно лишь, что к ней могут приводить травмы головы и генетические мутации.

Толстяки и худышки

Вес человека — один из основных показателей его самочувствия. Разумеется, люди с нормальной массой тела менее всего подвержены заболеваниям. А вот чрезмерно худые или толстые постоянно рискуют.

— Вообще оценить состояние здоровья можно с помощью индекса массы тела, — говорит Агаджанян. — Рассчитывается он очень просто: вес тела (в кг) нужно поделить на квадрат роста (в метрах). Если индекс от 18 до 25 — можно с большой вероятностью сказать, что человек не будет страдать гипертонией, сердечно-сосудистыми заболеваниями и заболеваниями суставов. Если индекс больше 25, скорее всего у него будет предрасположенность ко всем вышеперечисленным недугам. Толстяки входят в группу риска по сахарному диабету, атеросклерозу, ишемической болезни сердца. У них значительно чаще развиваются остеохондроз, артроз, дискинезия желчного пузыря, хронический холецистит и желчно-каменная болезнь. При этом чем толще человек, тем больше вероятность, что все эти заболевания у него уже есть. Примечательно, что чаще болеют низкорослые и толстенькие, поскольку они мало двигаются. Важно посмотреть, где именно откладывается лишний жир. У мужчин это может быть живот, у женщин — бедра и плечи. Если полнеют другие места, это говорит о серьезных гормональных нарушениях.

Худоба (индекс массы тела меньше 18) может свидетельствовать о нарушении всасываемости пищеварительного тракта, о гельминтозах, хронической инфекции, увеличенной щитовидке. У чрезмерно худых наверняка есть гормональные расстройства, дисбактериоз. Но самое главное — у них, так же как и у толстяков, снижена иммунная защита. Высокие и худые люди нередко страдают от головной боли, головокружений, остеопороза и бесплодия. Слишком низкий вес (особенно у женщин) может говорить о нервных и психических расстройствах.

Куда ведут кривые ноги?

Любые отклонения в строении тела могут привести к тем или иным заболеваниям. Простой пример — кривые ноги. Они обычно являются следствием перенесенных травм (в том числе родовых), переломов. Так вот, можно наверняка сказать, что у человека, у которого ноги колесом, периодически болит спина, он быстро устает. Дело в том, что при искривлении ног происходит неправильная нагрузка на позвоночник. А это, в свою очередь, приводит к нарушению осанки и плоскостопию.

Впадина на груди (так называемая грудь сапожника) следствие перенесенного в детстве рахита, недостатка витамина Д в организме. Люди с такой особенностью обычно страдают остеопорозом. Короткая шея может сказать о подверженности ее обладателя заболеваниям щитовидной железы.

Ширококостные чаще мучаются от полиартритов и артрозов. Люди с тонкими костями склонны к мочекаменной и желчно-каменной болезням. Длинные ноги и маленькая грудь у женщин обычно говорят о замедленном половом развитии. И наоборот, у большегрудых и коротконогих половых гормонов в избытке.

Диагноз — в зеркале

Глаза человека могут раскрыть тайну не только его души, но и состояния всего организма. Красные или желтые белки, беловатый налет в уголках глаз, темные круги, покраснения, мешки под глазами — все это результат заболеваний внутренних органов. Изменения глаз могут наблюдаться при заболеваниях центральной и периферической нервной системы, отравлениях, нарушении обмена веществ, поражении желез внутренней секреции. Выпученные блестящие глаза, выражающий гнев взгляд — это признак диффузного токсического зоба (увеличенной функции щитовидки). Кстати, этим заболеванием страдала Надежда Крупская, что прекрасно видно на ее фотографиях. К сведению, зоб способствует ускорению обменных процессов, повышению артериального давления, возбудимости нервной системы, усилению потоотделения. При пониженной функции щитовидки (гипотериозе) глаза, наоборот, становятся похожими на щелочки, лицо опухает, веки отекают. Болезнь сопровождается сонливостью, ухудшением памяти, апатией, чувством зябкости (даже в самую жаркую погоду).

Много скажет о состоянии вашего здоровья кожа. Если она очень темная, бронзовая, это может свидетельствовать о надпочечниковой недостаточности. Особенно если пигментация наиболее сильная в местах складок на руках и ногах, шее (здесь кожа чуть ли не черная). Болезнь обычно сопровождается снижением артериального давления, похудением, расстройствами со стороны желудочно-кишечного тракта.

Белые пятна — признак заболевания витилиго. Кроме чисто косметических проблем они могут говорить о предрасположенности человека к заболеваниям аутоиммунного характера — когда иммунная система начинает вырабатывать антитела к собственным органам. Люди с белыми пятнами на коже часто болеют ревматоидным артритом, сахарным диабетом первого типа, красной волчанкой, дифузтоксичным зобом.

Красная кожа — может быть показателем того, что в крови слишком много гемоглобина. А это может привести к эритремии. Порой покраснение лица свидетельствует о воспалительных процессах. Ярко выраженная бледность говорит либо об интоксикации организма, либо о нервных расстройствах.

Трещины на коже — признак ее сухости. А это, в свою очередь, может свидетельствовать о сахарном диабете.

Стоит задуматься людям, у которых слишком много волос на теле (если это не связано с национальной особенностью). Повышенное оволосение обычно появляется при нарушениях в работе эндокринной системы. Седина в волосах может быть признаком неправильного белкового обмена. А губы синеют из-за проблем с кровообращением или поджелудочной железой.

Если вы нашли у себя большинство перечисленных признаков — не пугайтесь и не спешите писать завещание. Окончательный диагноз может поставить только врач. Ну, или тибетский целитель, которому вы отправите по почте свой портрет…

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

15161718192021

22232425262728

2930     

       

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Метки

Настройки
для слабовидящих

Эндокринология | Клиника доктора Мясникова


УЗЛОВОЙ ЗОБ
— образование узлов в щитовидной железе, узел может быть один тогда зоб называют одноузловым, или узлов может быть много, такой зоб называют многоузловым.

Узловое образованиеили попросту «узел»– это собирательное понятие. И это понятие включает в себя как абсолютно доброкачественные образования, не представляющие никакой онкологической опасности, так и опухоли. Опухоли в свою очередь могут быть доброкачественными, и что бывает гораздо реже, злокачественными.

Чаще всего небольшие узлы в щитовидной железе никак себя не проявляет, и человек не знает о том, что у него есть узел. Узел может быть обнаружен случайно при ультразвуковом исследовании, или в том случае, когда узел в щитовидной железе достигает больших размеров и изменяет форму шеи, а также, начинает давить на другие органы, расположенные на шее.

Несмотря на то, что большинство узлов не являются опухолью и не требуют никакого лечения, а только наблюдения, при обнаружении узла в щитовидной железе, особенно когда его размер превышает 1 см, необходимо определить природу этого узла и оценить онкологические риски. С этой целью выполняют пункционную биопсию узла (или попросту пункцию). На сегодняшний день пункция узла всегда выполняется под контролем ультразвукового аппарата, является процедурой практически безболезненной, безопасной и занимающей всего несколько минут. Однако от результатов пункционной биопсии во многом будет зависеть требуется ли человеку какое-либо лечение или достаточно просто наблюдать за узлом, выполняя раз в год контрольное ультразвуковое исследование. Если все же операция необходима, крайне важно, чтобы она была выполнена в специализированном хирургическом отделении или хирургом, специализирующимся именно на заболеваниях щитовидной железы. В некоторых случаях вместо операции может быть проведено малоинвазивное лечение — специальный метод, эффективность которого приближается к хирургическому, но при этом разрушение узла достигается инъекциями, что позволяет избежать операции.

Узловой зоб может протекать на фоне нормальной функции щитовидной железы, когда выработка тиреоидных гормонов не нарушена. В этом случае узлы, не оказывают непосредственного влияния на весь организм. Однако в некоторых случаях один или несколько узлов могут вырабатывать большое количество тиреоидных гормонов, у человека развивается тиреотоксикоз, который приводит к существенному нарушению обмена веществ в организме.

ДИФФУЗНЫЙ ТОКСИЧЕСКИЙ ЗОБ(Базедова болезнь, болезнь Грейвса)

– аутоиммунное заболевание, при котором в организме человека вырабатываются антитела, стимулирующие работу щитовидной железы, в следствии чего, вырабатывается слишком большое количество гормонов, избыток которых вызывает отравление всего организма. При диффузном токсическом зобе развивается тиреотоксикоз, который проявляется учащенным сердцебиением, нарушением сна, потерей веса, частыми переменами настроения, раздражительностью, снижением памяти. В некоторых случаях заболевание сопровождается развитием экзофтальма (пучеглазия), который при несвоевременном или неправильном лечении может привести к нарушению зрения.

Лечение диффузного токсического зоба обычно начинается с назначения лекарств — тиреостатиков, блокирующих выработку гормонов щитовидной железы. Лечение диффузного токсического зоба достаточно длительное и больной во время лечения должен обязательно быть под наблюдением у эндокринолога. К сожалению, лечение диффузного токсического зоба лекарствами не всегда эффективно, тогда необходима операция, которую лучше выполнять именно у хирурга-эндокринолога, представляющего все тонкости данной патологии.

ХРОНИЧЕСКИЙ АУТОИММУННЫЙ ТИРЕОИДИТ(Тиреоидит Хашимото)

– аутоиммунное заболевание при котором происходит постепенное разрушение ткани щитовидной железы и замещение ее соединительной тканью. Хронический аутоиммунный тиреоидит, патология достаточно распространенная, женщины подвержены хроническому аутоиммунному тиреоидиту гораздо чаще, чем мужчины. На разных этапах хронический аутоиммунный тиреоидит может по-разному себя проявлять, иногда в начале заболевания отмечается тиреотоксикоз, обычно не тяжелый, который с течение времени, обычно достаточно длительного, сменяется наоборот недостаточной продукцией гормонов, такое состояние называется — гипотиреоз. Существуют формы хронического тиреоидита, при которых щитовидная железа достигает очень больших размеров, начинает оказывать компрессию на окружающие органы, в этих случаях требуется хирургическое лечение, но чаще хронический аутоиммунный тиреоидит требует регулярного наблюдение и контроля за уровнем гормонов, а при нарушении выработки гормонов назначения лекарственных препаратов.

РАК ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

— примерно у 5 % людей, у которых обнаружены узлы щитовидной железы, выявляется рак щитовидной железы. Поэтому так важно при наличии узла своевременно выполнить пункционную биопсию узла. Несмотря на отмеченное за последнее десятилетие во всех странах увеличение заболеваемостью раком, большинство форм рака щитовидной железы хорошо поддаются лечению и не являются фатальным заболеванием. При подозрении на рак первым этапом выполняется хирургическое лечение, в дальнейшем, после хирургического лечения, в зависимости от формы рака и стадии заболевания может быть назначено, если есть такая необходимость, дополнительное лечение.

ЩИТОВИДНАЯ ЖЕЛЕЗА И БЕРЕМЕННОСТЬ

Нормальная работа щитовидной железы во время беременности — важный фактор в формировании здорового плода и рождения здорового ребенка. При беременности потребность в тиреоидных гормонах значительно увеличивается, это связанно с тем, что потребности плода в гормонах щитовидной железы удовлетворяется гормонами будущей матери. Работа щитовидной железы изменяется при наступлении беременности, важно, как минимум раз в триместр контролировать уровень тиреоидных гормонов. Для контроля за уровнем выработки тиреоидных гормонов определяют уровень тиреотропного гормона (ТТГ). Беременные более подвержены риску заболевания аутоиммунным тиреоидитом. При развитии аутоиммунного тиреоидита во время беременности необходимо более частое определение уровня ТТГ и при необходимости проведение заместительной терапии препаратами тиреоидных гормонов.

ЩИТОВИДНАЯ ЖЕЛЕЗА, ОБМЕН ЙОДА В ОРГАНИЗМЕ ЧЕЛОВЕКА И ЙОДИРОВАННАЯ СОЛЬ

Йод является одним из важнейшим мироэлементов, без йода невозможна нормальная работа организма. Суточная потребность человека в йоде составляет 150 мкг, и фактически весь йод поступающий в организм захватывается щитовидной железой и включается в состав гормонов. Следует отметить, что во время беременности суточная потребность в йоде возрастает.

Существует тем не менее одна проблема: во многих географических районах на нашей планете йода существенно не хватает в пищевых продуктах. Такие районы называют йододефицитными. В йододефицитных районах заболеваемость зобом очень высокая. Зоб, который развивается в йододефицитных районах, называется эндемическим зобом. Кроме зоба население эндемичных районов подвержено другим заболеваниям являющихся следствием гипотиреоза (недостаточного количества гормоном щитовидной железы), в эндемичных районах высокий уровень рождения детей с умственной отсталостью.

К счастью в первой четверте ХХ века, человечество придумало как справиться с данной проблемой. С целью профилактики нехватки йода, йод стали добавлять в самый употребляемый человеком продукт – соль. Таким образом появилась йодированная соль. Употребляя йодированную соль в пищу человек получает достаточное количество йода. На сегодняшний день при йодировании соли согласно ГОСТ Р 51575-2000 в нее добавляют 20 до 60 г йодата калия на 1 тонну.

Йодирование соли – стоит признать одним из величайших изобретений человечества. Употребление йодированной соли в пищу является залогом предупреждения многих заболеваний.

ОПЕРАЦИИ ПРИ ЗАБОЛЕВАНИЯХ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

На сегодняшний день наиболее частым хирургическим вмешательством при заболеваниях щитовидной железы является ее полное хирургическое удаление, такая операция называется тиреоидэктомия. В некоторых случаях если болезнь локализуется только в одной доле, а вторая доля здоровая возможно удаление только одной доли – гемитиреоидкэтомия. Операции должно предшествовать тщательное обследование с целью сведения к минимуму рисков наркоза и возможных осложнений. Подавляющее большинство операций проводится под общим обезболиванием.

Операция выполняется из разреза на шее, в зависимости от заболевания и размеров щитовидной железы длина разреза обычно составляет от 3 до 8 см. В конце операции на кожу накладывается косметический шов и у большинства пациентов место, где был разрез становиться малозаметным через 2-3 года после операции. В некоторых случаях, к сожалению, далеко не всегда, возможно удаление щитовидной железы видеоэндосокпическим методом, в этом случае небольшие разрезы длиной около 1 см, выполняются в области подмышечной впадины и молочной железы, данный вид операций направлен на достижение еще лучшего косметического эффекта.

КАК ЖИТЬ ПОСЛЕ ТИРЕОДЭКТОМИИ

Учитывая широкую распространенность заболеваний щитовидной железы в мире живут миллионы людей, которым была выполнена тиреоидэктомия и эти люди работают, рожают детей, занимаются спортом и живут абсолютно полноценной жизнью. Единственное необходимое условие ежедневный однократный прием лекарства: гормона – тироксина. Подбор необходимой дозы тироксина после операции осуществляется эндокринологом и не является сверхсложной задачей. Однако важным является не забывать принимать назначенную дозу лекарства и как минимум ежегодно проводить контроль уровня тиреотропного гормона.

ЗАБОЛЕВАНИЯ ОКОЛОЩИТОВИДНЫХ (ПАРАЩИТОВИДНЫХ) ЖЕЛЕЗ.

Околощитовидные железы– самые маленькие эндокринные железы в человеческом организме. Нормальный размер околощитовидной железы не превышает несколько миллиметров.

В последнее десятилетие врачи различных специальностей проявляют повышенное внимание к работе околощитовидных (паращитовидных) желез, и это не случайно потому что именно они отвечают за обмен кальция и фосфора в организме.

Околощитовидные железы были открыты шведским врачом Иваром Сандестрёмом (1852-1889 гг.) и впервые описаны в 1880 году. Однако более 90 лет у ученных ушло на изучение действия паратгормона– гормон который вырабатывают околощитовидные железы.

На сегодняшний день известно, что очень часто такие заболевания как остеопороз, мочекаменная болезнь, различные поражения кожи, некоторые заболевания желудочно-кишечного тракта, заболевания сердца и сосудов напрямую связаны с неправильной работой околощитовидных желез и нарушенной (избыточной или недостаточной) выработкой паратгормона.

На сегодняшний день патология околощитовидных желез занимает третье место из всех эндокринных заболеваний уступая только сахарному диабету и заболеваниям щитовидной железы.

Выделяют следующие заболевания околощитовидных желез:

Гиперпаратиреоз– избыточная выработка паратгормона увеличенными или опухолевидно измененными околощитовидными железами.

Различают:

Первичный гиперпаратиреоз

Опухоль околощитовидной железы, приводящая к неконтролируемой продукции паратгормона. Данное заболевание всегда требует хирургического лечения, необходимо удалить пораженную опухолью околощитовидную железу.

Вторичный гиперпаратиреоз

Заболевание, при котором так же повышена продукция паратгормона, однако имеется явная причина, которая привела к тому, что нарушилась работа околощитовидных железа. Часто такой причиной является сниженное поступление в организм кальция, а также гиповитаминоз (нехватка в организме) витамина Д.

Тщательный анализ причины заболевания позволяет правильно выбрать лечение при необходимости назначить курс препаратов, который позволит избежать хирургического вмешательства, ну а если операции избежать не удается, в послеоперационном периоде необходимо грамотное наблюдение за пациентом, направленное на предупреждение рецидива заболевания.

Отдельное место стоит уделить вторичному и третичному гиперпаратиреозу который развивается при хронической болезни почек. Пациенты, нуждающиеся в «искусственной почке», и находящиеся на программном гемодиализе, очень часто страдают от гиперпаратиреоза. Поэтому многие годы мы сотрудничаем с центрами гемодиализа в Москве и других городов России, оказывая помощь данной тяжелой категории больных.

Хирургическому лечению гиперпаратиреоза предшествует обследование больного. Основная цель обследования – определить возможные риски хирургического вмешательства, а также выявить точную локализацию измененной околощитовидной железы, от этого во многом будет зависеть успех операции. С целью определения локализации часто применяют следующие методики: ультразвуковое исследование, сцинтиграфию, мультиспиральную компьютерную томографию.

Операция выполняется под наркозом (пациент спит во время операции), наркозу и операции предшествует тщательное полное обследование пациента с целью минимизации возможных рисков операции и наркоза. Обычная длина кожного разреза на шее составляет 4-5 см, однако в ряде случаев возможно выполнение операции из мини-разреза длиной всего 1,5-2,5 см. Во всех случаях операции заканчиваются наложением косметического шва, что дает очень хороший косметический результат.

Дефицит гормона роста | Johns Hopkins Medicine

Что такое дефицит гормона роста?

Дефицит гормона роста (GHD), также известный как карликовость или гипофизарная карликовость, — это состояние, вызванное недостаточным количеством гормона роста в организме. Дети с GHD имеют аномально низкий рост с нормальными пропорциями тела. GHD может присутствовать при рождении (врожденный) или развиваться позже (приобретенный). Состояние возникает, если гипофиз вырабатывает слишком мало гормона роста.Это также может быть результатом генетических дефектов, тяжелой черепно-мозговой травмы или рождения без гипофиза. В некоторых случаях явная причина не установлена. Иногда GHD может быть связан с более низким уровнем других гормонов, таких как вазопрессин (который контролирует производство воды в организме), гонадотропины (которые контролируют выработку мужских и женских половых гормонов), тиреотропины (которые контролируют выработку гормонов щитовидной железы). или адренокортикотропный гормон (который контролирует надпочечники и родственные гормоны).

Симптомы

  • Медленный рост или отсутствие роста

  • Низкий рост (ниже пятого процентиля по сравнению с другими детьми того же возраста и пола)

  • Отсутствие или задержка полового развития в период полового созревания

  • Головные боли

Симптомы дефицита других гормонов гипофиза, которые могут сосуществовать с дефицитом гормона роста:

  • Отсутствие или задержка полового развития в период полового созревания

  • Повышенное мочеиспускание и количество мочи

  • Сильная жажда

  • Лицевые аномалии могут присутствовать у небольшой группы детей с GHD, обычно вызванные дефектами гипофиза.

Диагностика

Медицинский осмотр и измерение роста, веса, длины рук и ног — это первые шаги к постановке диагноза в дополнение к тщательному изучению истории болезни. Анализы крови для измерения уровня гормона роста в организме, а также уровней других гормонов. Визуализирующие обследования, включая рентген и МРТ головы, могут быть полезны для сужения основного заболевания, вызывающего GHD, путем выявления аномалий гипоталамуса или гипофиза.

Лечение

Некоторые случаи GHD можно лечить с помощью синтетического гормона роста под наблюдением детского эндокринолога. Если существует дефицит других гормонов, можно назначать другие гормоны в дополнение к синтетическому гормону роста.

Дефицит гормона роста — NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

Врожденный GHD возникает в результате генетической ошибки и может быть связан с дефектами структуры мозга или дефектами средней линии лица, такими как волчья пасть или единственный центральный резец.

Было идентифицировано несколько генетических дефектов:

Дефицит гормона роста IA является аутосомно-рецессивным и характеризуется задержкой роста в утробе матери. Больные дети малы по сравнению со своими братьями и сестрами. Младенец обычно сначала имеет нормальный ответ на введение гормона роста человека (hGH), но затем вырабатывает антитела к гормону и превращается в очень маленького взрослого человека.

Дефицит гормона роста IB также является аутосомно-рецессивным и аналогичен IA.Тем не менее, при рождении у ребенка присутствует некоторое количество гормона роста (GH), и обычно ребенок продолжает реагировать на лечение hGH.

Дефицит гормона роста IIB и III аналогичны IB, но IIB является аутосомно-доминантным, а III является X-сцепленным.

Классические генетические заболевания являются результатом взаимодействия двух генов, одного от отца и от матери.

Доминирующие генетические нарушения возникают, когда для того, чтобы вызвать конкретное заболевание, необходима только одна копия аномального гена.Аномальный ген может быть унаследован от любого из родителей или может быть результатом новой мутации (изменения гена) у пораженного человека. Риск передачи аномального гена от пораженного родителя к потомству составляет 50% для каждой беременности. Риск одинаков для мужчин и женщин.

Рецессивные генетические нарушения возникают, когда человек наследует две копии аномального гена одного и того же признака, по одной от каждого родителя. Если человек получает один нормальный ген и один ген заболевания, он будет носителем болезни, но обычно не проявляет симптомов.Риск для двух родителей-носителей передать дефектный ген и иметь больного ребенка составляет 25% при каждой беременности. Риск иметь ребенка, который будет носителем, как и родители, составляет 50% при каждой беременности.

Вероятность того, что ребенок получит нормальные гены от обоих родителей и будет генетически нормальным по этому конкретному признаку, составляет 25%. Риск одинаков для мужчин и женщин.

Близкие родственники (кровные родственники) имеют более высокий шанс, чем неродственные родители, иметь один и тот же аномальный ген, что увеличивает риск рождения детей с рецессивным генетическим заболеванием.

Х-сцепленные генетические нарушения — это состояния, вызванные аномальным геном на Х-хромосоме и проявляющиеся в основном у мужчин. Самки, у которых есть дефектный ген на одной из их Х-хромосом, являются носителями этого заболевания. Самки-носители обычно не проявляют симптомов, потому что самки имеют две Х-хромосомы и только одна несет дефектный ген. У мужчин есть одна Х-хромосома, которая унаследована от их матери, и если мужчина унаследует Х-хромосому, содержащую дефектный ген, у него разовьется болезнь.

Женщины-носительницы Х-сцепленного расстройства имеют 25% шанс при каждой беременности иметь дочь-носителя, как они сами, вероятность 25% иметь дочь, не являющуюся носителем, вероятность 25% иметь сына, пораженного этим заболеванием. и 25% шанс иметь здорового сына.

Если мужчина с Х-сцепленными нарушениями способен к воспроизводству, он передаст дефектный ген всем своим дочерям, которые будут носителями. Мужчина не может передать Х-сцепленный ген своим сыновьям, потому что мужчины всегда передают свою Y-хромосому вместо своей Х-хромосомы мужскому потомству.

Приобретенный GHD может возникать в результате множества различных причин, включая травму головного мозга (перинатальную или послеродовую), инфекцию центральной нервной системы, опухоли гипоталамуса или гипофиза (аденома гипофиза, краниофарингиома, киста расщелины Ратке, глиома, герминома, метастазы), лучевая терапия, инфильтративные заболевания (гистиоцитоз из клеток Лангерганса, саркоидоз, туберкулез) или, если нет другого диагноза, это считается идиопатическим.

Причины дефицита гормона роста

В большинстве случаев дефицита гормона роста невозможно определить единственную причину.Однако причины дефицита гормона роста могут быть разными как у детей, так и у взрослых.

Исследователи считают, что дефицит гормона роста редко бывает вызван генетикой: обычно он не передается от родителей к детям. Но эксперты считают, что у детей с определенными физическими проблемами, такими как волчья пасть, чаще развивается дефицит гормона роста.

Чтобы понять, что может вызвать дефицит гормона роста, вам необходимо разобраться в этом состоянии.Вот что происходит, когда у вас дефицит гормона роста: ваш гипофиз, расположенный в основании вашего мозга, должен вырабатывать гормон роста, который называется соматотропин . Этот гормон стимулирует рост, который сохраняет ваши мышцы, ткани и кости здоровыми.

Но когда гипофиз не производит достаточного количества гормона роста, рост может замедлиться.

Недостаток гормона роста вызывает дефицит гормона роста. Вы можете родиться с этим состоянием.Если это произойдет, это называется врожденный дефицит гормона роста . Но дефицит гормона роста также может развиться в детстве или во взрослом возрасте, что называется приобретенным дефицитом гормона роста .

Это может привести к тому, что ребенок будет очень низким или взрослый будет иметь очень низкую плотность костей и мышечную силу. Чтобы узнать о других признаках дефицита гормона роста, прочитайте нашу статью о симптомах дефицита гормона роста.

Вот еще несколько причин дефицита гормона роста:

  • Тяжелая травма головы
  • Опухоль в голове или опухоли гипофиза в анамнезе
  • Инфекция
  • Хирургия головного мозга
  • Гормональные проблемы, связанные с гипоталамусом или гипофизом
  • Плохое кровоснабжение гипофиза
  • Лучевая терапия для вашего мозга

Хотя многие люди никогда не узнают, что вызвало у них дефицит гормона роста, существуют некоторые способы лечения дефицита гормона роста, которые могут помочь.

Обновлено: 15.03.12

Диагностика дефицита гормона роста

Основы дефицита гормона роста

Дефицит гормона роста — это состояние, при котором организм не вырабатывает достаточное количество гормона роста. Другие названия дефицита гормона роста: карликовость и карликовость гипофиза .

Гормон роста — соматотропин — это гормон, предназначенный для стимуляции роста и размножения клеток в организме. Этот гормон вырабатывается гипофизом, который находится в основании вашего мозга, а затем попадает в кровь.

Когда гипофиз не производит достаточного количества гормона роста, ваш рост может замедлиться.

Хотя дефицит гормона роста чаще встречается у детей, дефицит гормона роста может развиться у любого человека.

Если он присутствует при рождении, это называется врожденный дефицит гормона роста . Однако у вас также может развиться дефицит гормона роста в детстве или во взрослом возрасте в результате травмы, такой как тяжелая черепно-мозговая травма, или другого заболевания.Когда дети или взрослые приобретают это состояние, это называется приобретенным дефицитом гормона роста .

В зависимости от того, когда вы его разовьете, дефицит гормона роста может иметь разные последствия.

Дефицит гормона роста у детей
Поскольку гормон роста имеет решающее значение для нормального роста и развития, дети с дефицитом гормона роста обычно ненормально короче, чем дети без этого заболевания. Кроме того, у многих детей с дефицитом гормона роста период полового созревания часто задерживается, а у некоторых из них период полового созревания может и не наступить.

Помимо физического развития, гормон роста также важен для нормальной работы мозга.

Дефицит гормона роста у взрослых
Даже когда мы перестаем расти, нам все еще нужен гормон роста. Он необходим для поддержания необходимого количества жира, мышц, тканей и костей в нашем организме.

Взрослые с дефицитом гормона роста часто имеют низкую плотность костей и уменьшенную мышечную массу, а также психические и эмоциональные симптомы, такие как усталость, депрессия и плохая память.Прочтите нашу статью о симптомах дефицита гормона роста, чтобы узнать о других признаках дефицита гормона роста.

Если дефицит гормона роста не диагностируется или не лечится, это может привести к другим состояниям, таким как повышение уровня холестерина ЛПНП (плохого) и остеопороз.

Но каковы причины и как лечить дефицит гормона роста? В этой серии статей рассматриваются эти вопросы и подробно рассказывается о дефиците гормона роста.

Обновлено: 29.10.14

Симптомы дефицита гормона роста

Гормон роста и его нарушения

Термин акромегалия образован от греческих слов akron, означающих конечность, и megas, означающих большой.Акромегалия — хроническое эндокринное заболевание, впервые описанное французским неврологом Пьером Мари в 1886 году. Оно почти всегда вызывается аденомой гипофиза, секретирующей GH, хотя в редких случаях может быть связано с опухолью гипоталамуса, секретирующей GHRH, или эктопической секрецией GHRH карциноидной опухолью ( преимущественно поджелудочной железы или бронхов). Это редкое заболевание с предполагаемой распространенностью около 60 на миллион и ежегодной заболеваемостью 3–4 случая на миллион, 9 , но активная акромегалия связана со значительной заболеваемостью и увеличением смертности по сравнению с населением в целом. 10 , 11 , 12 , 13 , 14

Клинические признаки

Клинические признаки акромегалии связаны с соматическими и метаболическими эффектами длительного избыточного воздействия гормона роста или с местными эффектами расширения. гипофизарная масса. 16 Они часто коварно развиваются в течение многих лет, что приводит к поздней диагностике. 17 Большинство пациентов испытывают головные боли и потливость. Наиболее типичными клиническими признаками являются грубые черты лица, большие лопатообразные руки и увеличенные ступни в результате отека мягких тканей и увеличения костей.Черты лица включают глубокие носогубные борозды, выступающие надглазничные гребни и увеличение губ и носа. Рост нижней челюсти приводит к прогнатизму, неправильному прикусу и расширению межзубных промежутков. Другие общие признаки включают увеличение языка (макроглоссию), отек носоглоточной ткани, апноэ во сне, вялость, кожные пятна, зоб и полипы толстой кишки. Увеличение массы гипофиза может вызвать гипопитуитаризм, репродуктивные расстройства и визуальные симптомы. Гиперсекреция GH, происходящая до слияния эпифизов, приводит к избыточному линейному росту костей и гигантизму.

Гормон роста (GH)

  • Анаболический гормон

  • Синтезируется в передней доле гипофиза

  • Действует путем связывания с двумя молекулами рецептора GH

  • 24 24 Отвечает за рост 9

    Модулирует белковый, липидный и углеводный обмен

  • Секреция регулируется гипоталамусом

Осложнения

Скелетно-мышечные осложнения

Наиболее важной причиной функциональной инвалидности при акромегалии является артропатия.Акромегалическая артропатия поражает до 70% пациентов и затрагивает как осевой, так и периферический скелет. 18 , 19 Лежащая в основе патофизиология не совсем понятна, но была выдвинута гипотеза, что избыток GH стимулирует местную продукцию IGF1 в хряще, что приводит к утолщению хряща, изменению нормальной геометрии сустава и гипермобильности суставов. 18 Радиологические находки включают сужение суставных щелей, остеофиты и другие признаки, наблюдаемые при остеоартрите.Симптоматический синдром запястного канала также является частой находкой, поражающей до 60% пациентов, и считается, что он связан с отеком срединного нерва в запястном канале, а не с компрессией внешнего нерва. 18 , 20

Сердечно-сосудистые осложнения

Акромегалия характеризуется высокой частотой сердечно-сосудистых заболеваний, которые вносят значительный вклад в заболеваемость и смертность. Гипертония встречается примерно у трети всех пациентов, а в некоторых случаях — до 60%. 21 Механизмы, лежащие в основе развития гипертонии при акромегалии, остаются неясными, хотя экспериментальные и клинические исследования предполагают возможную роль антинатрийуретического действия GH, изменения симпатического тонуса и прямого воздействия факторов роста сосудов. 21 Акромегалическая кардиомиопатия вызвана воздействием хронического избытка гормона роста на сердце. Он характеризуется бивентрикулярной концентрической гипертрофией с утолщенными стенками желудочков, но с камерами нормального размера. 18 Гипертрофия сердца связана с функциональными изменениями (снижение фракции выброса в ответ на нагрузку), аномалиями клапанов и высокой частотой аритмий. 22 , 23 , 24 , 25 Частота и тяжесть аномалий возрастают у пожилых пациентов с длительным сроком болезни. 26 , 27

Метаболические осложнения

GH противодействует влиянию инсулина на метаболизм глюкозы и липидов, что приводит к метаболическим осложнениям у пациентов с акромегалией.Наиболее частым из них является изменение метаболизма глюкозы. Распространенность явного сахарного диабета колеблется от 19% до 56% у пациентов с активной акромегалией, при этом нарушение толерантности к глюкозе (НТГ) встречается до 46%. 18 , 28 Исследования, изучающие патогенез изменения метаболизма глюкозы при акромегалии, показывают, что избыток GH вызывает инсулинорезистентность, нарушая способность инсулина подавлять глюконеогенез, снижая периферическую утилизацию глюкозы и уменьшая количество рецепторов инсулина и сродство связывания. 18

Акромегалия

  • Связано с избытком GH

  • Годовая заболеваемость 3–4 на миллион

  • Распространенность 60 на миллион

  • 9000 9000

    9004 9000 Лечение 9000 9000 хирургия, лучевая терапия, медикаментозная терапия

Клинические признаки акромегалии

  • Грубые черты лица

  • Большие руки в форме лопатки

  • Большие стопы

  • Прогнатизм и макроглоссия

    000

    a

    a
  • Зоб

  • Полипы толстой кишки

Неопластические осложнения

Связь между осью GH / IGF1 и такими неоплазиями, как рак груди, простаты и толстой кишки, была предметом фундаментальных и клинических исследований в течение многих лет.Данные, связывающие IGF с онкогенезом и опухолевым ростом, были подробно рассмотрены Khandwala et al . 29 Однако эпидемиологические исследования, изучающие связь между акромегалией, заболеваемостью раком и смертностью, привели к противоречивым данным, что привело к серьезным спорам. Ранние исследования показали повышенную частоту неоплазий в целом, особенно груди 17 и толстой кишки 30 у пациентов с акромегалией. Однако данные более поздних исследований не подтвердили эти выводы и предполагают, что общая заболеваемость раком не увеличивается при акромегалии. 31 , 32 Выяснилось, что пациенты с акромегалией имеют повышенный риск развития колоректального рака, хотя точная величина этого риска и роль программ скрининга остаются предметом многочисленных споров. 33 , 34 , 35 , 36 Кроме того, недавние эпидемиологические исследования показали, что показатели смертности от рака в когортах пациентов с акромегалией были аналогичны таковым в общей популяции, что позволяет предположить, что злокачественные новообразования не являются существенной причиной смертности в пациенты с акромегалией. 14 , 37 , 38

Диагностические исследования

Биохимический диагноз

Клинические признаки акромегалии описаны выше, но, поскольку она часто развивается незаметно, немногие пациенты обращаются непосредственно к моменту появления симптомов и наиболее распространенный способ презентации — случайное открытие медицинского работника. 39 Биохимическое подтверждение основывается на демонстрации чрезмерной секреции GH. Базовая биохимическая оценка включает измерение GH и IGF1 натощак или случайным образом со случайным уровнем GH менее 0.4 мкг / л (0,8 мЕд / л) и нормальный возраст и пол соответствовали IGF1, за исключением диагноза акромегалии. 40 Однако, поскольку GH секретируется в пульсирующем режиме, отдельные измерения GH дают неадекватную информацию об увеличении GH, и поэтому, если какой-либо из этих уровней не достигается или индекс подозрения высок, следует провести пероральный тест на толерантность к глюкозе (OGTT). выполняется с 75 г глюкозы перорально с последующими измерениями глюкозы и GH каждые 30 минут в течение двух часов. Отсутствие подавления GH до уровня менее 1 мкг / л (2 мЕд / л) во время OGTT предполагает диагноз акромегалии, но результаты всегда следует рассматривать вместе с измерением IGF1, как и другие состояния (например, сахарный диабет, почечный болезнь) может вызвать несогласованное повышение уровня гормона роста. 40 Средние уровни гормона роста за 24 часа также могут использоваться для диагностики акромегалии (средний уровень гормона роста за 24 часа менее 2,5 мкг / л (5 мЕд / л) исключает акромегалию), но 24-часовой отбор образцов требует времени и менее рентабелен чем OGTT, и теперь обычно используется для исследовательских целей или для пациентов с неоднозначными результатами OGTT или IGF1. 39 Тесты на стимуляцию тиротропин-рилизинг-гормона (TRH), GHRH или гонадотропин-рилизинг-гормона (GnRH) и измерение IGF-связывающего белка 3 не дают дополнительной информации для диагностики акромегалии.

Осложнения акромегалии

  • Скелетно-мышечный; артропатия, синдром запястного канала

  • Сердечно-сосудистая система; гипертония, кардиомиопатия, аритмии

  • Метаболические; нарушение обмена глюкозы и липидов

  • Новообразование; колоректальный рак

Радиологическое исследование

Магнитно-резонансная томография (МРТ) теперь считается золотым стандартом для исследования аденом гипофиза, предоставляя бесценную информацию о размере и распространении опухоли и позволяя точно определить параселлярные структуры. 41 , 42 Полученная информация улучшается, если это выполняется в центре, специализирующемся на обследовании гипофизарной ямки. 43 Для пациентов, которым невозможно выполнить МРТ, разумной альтернативой является компьютерная томография (КТ).

Другие исследования

Дефекты поля зрения встречаются почти у 20% пациентов с акромегалией, преимущественно у пациентов с более крупными опухолями, супраселлярным расширением и более высокими уровнями гормона роста. 44 Битемпоральная гемианопсия является наиболее частым дефектом, но могут наблюдаться и другие формы.Поля зрения должны быть проверены путем конфронтации во время первоначальной оценки, и, если необходимо, это должно сопровождаться официальной документацией с использованием периметрии Голдмана.

Более 50% пациентов с акромегалией имеют дисфункцию гипофиза, влияющую на секрецию по крайней мере еще одного гормона передней доли гипофиза, 39 , поэтому базальную функцию гипофиза следует оценивать путем измерения сывороточного пролактина, гонадотропинов, тестостерона / эстрадиола, тиреотропного гормона (ТТГ). ), свободный T 3 , свободный T 4 и сывороточный кортизол, хотя может потребоваться динамическое тестирование оси гипоталамо-гипофиз-надпочечники.

В редких случаях, когда подозревается опухоль, секретирующая GHRH, можно измерить сывороточные уровни GHRH.

Управление

Несколько ретроспективных исследований показали двукратное или трехкратное увеличение смертности у пациентов с акромегалией по сравнению с контрольной группой того же возраста и пола, причем смерть в основном связана с сосудистыми заболеваниями, респираторными заболеваниями и, в более ранних исследованиях, злокачественными новообразованиями. 10 , 11 , 12 , 14 , 17 , 31 , 37 , 45 , 46 . с акромегалией может быть уменьшено, если лечение будет успешным в снижении гиперсекреции GH до уровня менее 2–2.5 мкг / л (4–5 мЕд / л), независимо от того, измеряется ли это как среднее значение дневного профиля гормона роста или как случайный уровень гормона роста. 11 , 12 , 14 , 31 , 37 , 38 Это привело к публикации консенсусного заявления, определяющего критерии лечения акромегалии как нормальный, соответствующий возрасту уровень IGF1 в сыворотке и Надир GH менее 1 мкг / л (2 мЕд / л) во время перорального теста на толерантность к глюкозе. 40

Диагностические тесты

  • Биохимические; пероральный тест на толерантность к глюкозе, сыворотка IGF1

  • Радиологический; МРТ гипофиза (КТ, если МРТ невозможна)

  • Оценка поля зрения

  • Оценка других гормонов передней доли гипофиза

Основными целями лечения акромегалии являются устранение симптомов и признаков заболевания, лечение основных причиной, предотвращая рецидив заболевания и улучшая долгосрочную выживаемость.Это влечет за собой использование хирургического вмешательства, лучевой терапии и / или медикаментозного лечения.

Хирургия

Транссфеноидальная хирургия (TSS) по-прежнему считается лечением первой линии при акромегалии у большинства пациентов. Основываясь на строгих биохимических критериях (средний GH менее 2,5 мкг / л (5 мЕд / л), подавленный GH во время OGTT и / или нормальный IGF1), общая частота ремиссии после TSS колеблется от 55% до 70%. 13 , 46 , 47 , 48 , 49 , 50 Ряд факторов оказался решающим в определении исхода после СТШ, включая размер опухоли, экстраселлярное распространение, инвазию твердой мозговой оболочки и пре‐ лечение уровня гормона роста.Частота ремиссии для микроаденом составляет от 80% до 90%, а для макроаденом — около 50%. 13 , 46 , 47 , 48 Опыт хирурга по гипофизу также играет ключевую роль в определении результата, как было проиллюстрировано данными из нашего центра в Бирмингеме; Результат операции значительно улучшился, когда операция проводилась одним специализированным хирургом по гипофизу, а не восемью разными хирургами, как это было раньше. 48

Хирургические осложнения, такие как утечка спинномозговой жидкости (ЦСЖ), несахарный диабет и развитие нового гипопитуитаризма, возникают нечасто, менее чем в 7% случаев, в то время как рецидив после начальной хирургической ремиссии встречается примерно в 6%. 13 , 47 , 50

Лучевая терапия

Лучевая терапия используется в лечении акромегалии почти столетие, при этом обычная фракционированная лучевая терапия снижает уровень гормона роста за 20 лет до менее 5 мкг / л (10 мЕд). / л) у 70-90% пациентов. 51 Лучевая терапия также эффективна для контроля роста опухоли, как показано Brada et al , с выживаемостью без прогрессирования 94% через 10 лет и 88% через 20 лет у пациентов с аденомами гипофиза, получавших дистанционную лучевую терапию. 52 Однако ряд факторов привел к переоценке роли лучевой терапии в лечении акромегалии. Помимо длительного периода времени до клинического эффекта, в течение которого пациенты продолжают страдать от эффектов гиперсекреции GH, ряд исследований показал, что уровни IGF1 остаются повышенными у значительной части пациентов, у которых уровень GH снижен до 2–2,5 мкг. / л (4–5 мЕд / л) после лучевой терапии. 51 , 53 Гипопитуитаризм, который сам по себе был связан с преждевременной смертностью, 54 представляет собой серьезную проблему, и через 10 лет примерно у половины всех пациентов, получавших лучевую терапию, разовьется новый дефицит передних гормонов. 55 Кроме того, в настоящее время хорошо известно, что пациенты, получающие лучевую терапию, имеют значительно повышенный риск цереброваскулярных событий и цереброваскулярной смертности по сравнению с населением в целом. 14 , 56 , 57 Радиационно-индуцированное ухудшение зрения и развитие вторых опухолей головного мозга возникают у небольшой части пациентов, 52 , и, хотя когнитивная дисфункция указана как побочный эффект лучевой терапии, недавние данные свидетельствуют о том, что это возникает у пациентов с опухолями гипофиза независимо от метода лечения. 58

Радиохирургия с гамма-ножом, которая позволяет с высокой точностью доставлять излучение к цели за один сеанс, также использовалась для лечения акромегалии. 59 В недавнем исследовании около 25% пациентов, получавших лечение с помощью радиохирургии гамма-ножом, достигли уровня GH менее 2,5 мкг / л (5 мЕд / л) и нормализации IGF1 в течение пяти лет со значительным уменьшением опухоли. 60 Тем не менее, необходимы более долгосрочные данные последующего наблюдения, чтобы полностью оценить его роль в лечении акромегалии.

В настоящее время лучевая терапия должна быть зарезервирована для пациентов, у которых не удалось добиться удовлетворительного контроля роста опухоли, GH и IGF1 с помощью хирургии и / или медикаментозной терапии.

Медикаментозная терапия

Традиционно TSS и / или лучевая терапия считались лечением первой линии при акромегалии, но, несмотря на недавние достижения в обеих этих формах лечения, общий коэффициент хирургического излечения остается около 60%, а лучевая терапия характеризуется отсроченным эффектом и высокая частота гипопитуитаризма, как обсуждалось выше.Это означает, что у значительной части пациентов необходима медикаментозная терапия, и современные варианты включают агонисты дофамина, аналоги соматостатина и, в последнее время, антагонисты рецепторов GH.

Агонисты дофамина

Агонист дофамина бромокриптин был первым эффективным лекарственным средством от акромегалии, но он снижает секрецию гормона роста до желаемого уровня менее чем в 20% случаев и связан с рядом побочных эффектов, включая тошноту, головокружение и т. Д. головные боли. 61 Новые агонисты дофамина, такие как каберголин, лучше переносятся и более эффективны, снижая уровень GH до менее 2 мкг / л (4 мЕд / л) в 46% случаев, с более выраженным ответом у пациентов с опухолями, совместно секретирующими GH и пролактин. 62 Это не редкость, поскольку до одной трети этих аденом являются опухолями, происходящими из плюригормональных ацидофильных клеток, и совместно секретируют оба гормона.

64 Октреотид, синтетический аналог соматостатина длительного действия, используется для лечения акромегалии в течение двух десятилетий, а с середины 1990-х годов были введены три препарата-депо с медленным высвобождением; Сандостатин LAR (Novartis), Lanreotide LA (Ipsen) и Lanreotide Autogel (Ipsen).Было показано, что они являются одновременно эффективными и безопасными, снижая уровень GH до уровня менее 2–2,5 мкг / л (4–5 мЕд / л) и нормализуя уровни IGF1 в сыворотке в 50–70% случаев. 64 , 65 , 66 , 67 Кроме того, примерно у 30% пациентов, предварительно отобранных по чувствительности к октреотиду, сообщалось об уменьшении размера опухоли на 20–50%. 64 , 68 , 69 , 70

Хотя аналоги соматостатина традиционно использовались в качестве дополнения к хирургии и лучевой терапии, они все чаще используются в качестве терапии первой линии при лечении акромегалии.Несколько исследований, в которых аналоги соматостатина давали ранее нелеченным (de novo) пациентам, показали подавление GH и IGF1 в той же степени, что и у пациентов, получавших препараты после операции. 69 , 71 , 72 , 73 , 74 Эти результаты привели авторов к выводу, что если вероятность хирургического излечения низкая и нет визуального компромисса, то лечение соматостатином сами по себе аналоги столь же эффективны биохимически и клинически, как комбинация хирургического вмешательства с последующей медикаментозной терапией, и предлагают разумный первичный терапевтический метод.

Учитывая признанную эффективность аналогов соматостатина в улучшении биохимических параметров и уменьшении размера опухоли, в ряде исследований изучалось влияние предварительного лечения этими препаратами на исход хирургического вмешательства. В то время как некоторые из них не показали явных преимуществ, другие обнаружили улучшения с точки зрения частоты ремиссии и клинических состояний, включая предоперационное артериальное давление, сердечную функцию, метаболизм глюкозы и более короткое пребывание в больнице. 75 , 76

Существует ряд побочных эффектов, связанных с терапией аналогами соматостатина, но они редко бывают серьезными и в целом не ограничивают лечение.Около 50% пациентов испытывают желудочно-кишечные симптомы, включая диарею, тошноту и дискомфорт в животе, но обычно они временные. 64 Новое образование желчных камней (обычно бессимптомное) происходит у 10–20% пациентов, и у небольшого числа пациентов развивается нарушение метаболизма глюкозы. 73

Антагонисты рецептора GH

Пегвисомант представляет собой новый генно-инженерный антагонист рецептора GH, который, в отличие от агонистов дофамина и аналогов соматостатина, подавляет действие GH, а не секрецию.Он проявляет свое биологическое действие, предотвращая функциональную димеризацию рецептора GH. 77 Клинические исследования показали, что пегвисомант чрезвычайно эффективен, улучшая клинические симптомы и признаки и приводя к нормализации IGF1 у более чем 90% пациентов. 78 , 79 , 80 Препарат безопасен и хорошо переносится. Поскольку пегвисомант действует, блокируя действие GH, эффективность не зависит от характеристик опухоли, таких как плотность рецепторов соматостатина.Несмотря на нормализованные уровни IGF1, уровни GH у этих пациентов остаются повышенными, хотя и с минимальной или нейтрализованной биологической активностью из-за рецепторного блока. Опасения по поводу того, что повышенные концентрации GH отражаются на росте опухоли, должны быть прояснены дополнительными долгосрочными мониторинговыми исследованиями.

В настоящее время имеется неопровержимое количество доказательств того, что клинический исход у пациентов с акромегалией может быть существенно улучшен за счет более ранней диагностики, лучшего хирургического опыта, мультидисциплинарного подхода к лечению и гибкого использования эффективных медицинских методов лечения.Факторы, которые важны для выбора оптимальной стратегии, в настоящее время все чаще включают предпочтения пациентов, случайную сопутствующую патологию и анализ затрат и выгод.

Изолированный дефицит гормона роста: MedlinePlus Genetics

Изолированный дефицит гормона роста — это состояние, вызванное острой нехваткой или отсутствием гормона роста. Гормон роста — это белок, который необходим для нормального роста костей и тканей организма. Из-за того, что у них недостаточно этого гормона, люди с изолированным дефицитом гормона роста обычно не могут расти с ожидаемой скоростью и имеют необычно низкий рост.Это состояние обычно проявляется в раннем детстве.

Существует четыре типа изолированной недостаточности гормона роста, различающихся тяжестью состояния, вовлеченным геном и типом наследования.

Изолированная недостаточность гормона роста типа IA вызвана отсутствием гормона роста и является наиболее тяжелой из всех типов. У людей с типом IA задержка роста очевидна в младенчестве, так как пораженные дети при рождении ниже нормального роста.

Люди с изолированной недостаточностью гормона роста типа IB вырабатывают очень низкий уровень гормона роста.В результате тип IB характеризуется низким ростом, но эта задержка роста обычно не такая серьезная, как у типа IA. Нарушение роста у людей с типом IB обычно проявляется в раннем и среднем детстве.

Лица с изолированной недостаточностью гормона роста типа II имеют очень низкий уровень гормона роста и низкий рост, который различается по степени тяжести. Нарушение роста у этих людей обычно проявляется в раннем и среднем детстве. Подсчитано, что почти половина людей с типом II имеет недоразвитие гипофиза (гипоплазия гипофиза).Гипофиз расположен в основании мозга и вырабатывает множество гормонов, в том числе гормон роста.

Изолированная недостаточность гормона роста типа III аналогична типу II в том, что у пораженных людей очень низкий уровень гормона роста и низкий рост, который различается по степени тяжести. Нарушение роста при типе III обычно проявляется в раннем и среднем детстве. Люди с типом III также могут иметь ослабленную иммунную систему и склонны к частым инфекциям. Они производят очень мало В-клеток, которые представляют собой специализированные белые кровяные тельца, которые помогают защитить организм от инфекции (агаммаглобулинемия).

Дефицит гормона роста (для родителей)

Что такое гормон роста?

Гормон роста (GH) — это вещество в организме, которое помогает детям расти и развиваться. Его образует гипофиз, небольшая железа между долями мозга.

Что такое дефицит гормона роста?

Дефицит

GH возникает, когда организм не вырабатывает достаточно гормона роста, чтобы ребенок мог расти в нормальном темпе.

Двумя видами дефицита GH являются:

  • Врожденная недостаточность гормона роста. Это тот вид, с которым рождаются некоторые младенцы. Также у них могут быть проблемы с другими гормонами. Несмотря на то, что они рождаются с этим заболеванием, некоторые дети выглядят так, как будто они растут нормально, пока им не исполнится 6–12 месяцев.
  • Приобретенный дефицит GH. Это происходит, когда организм перестает вырабатывать достаточно гормона роста для нормального роста. Это может начаться в любой момент в детстве.

Каковы признаки и симптомы дефицита гормона роста?

Врачи проверяют рост детей во время регулярных осмотров.Со временем врачи могут увидеть, насколько быстро растут дети. Если ребенок растет намного медленнее, чем большинство других детей того же возраста, это называется задержкой роста .

Один из наиболее заметных признаков задержки роста — рост намного меньше, чем у большинства других детей того же возраста. Это называется низкорослым . Но у некоторых детей может наблюдаться задержка роста, даже если они невысокого роста.

Другие признаки и симптомы дефицита GH включают:

  • задержка полового созревания (выглядят намного моложе, чем другие дети того же возраста)
  • зубов, приходящихся на конец
  • мышечная слабость
  • у мальчиков, маленький половой член при рождении
  • с низким содержанием сахара в крови

Что вызывает дефицит гормона роста?

Часто врачи не знают, почему у ребенка дефицит гормона роста.Когда причина обнаружена, она часто связана с проблемами с гипофизом или с мозгом вокруг гипофиза. Опухоли головного мозга, травмы головы и лучевая терапия мозга также могут вызывать дефицит гормона роста.

Как диагностируется дефицит гормона роста?

Если у вашего ребенка задержка роста или низкий рост даже без каких-либо других признаков или симптомов, ваш врач может направить вас к детскому эндокринологу . Это врач, специализирующийся на детском росте и гормонах.

эндокринолог спросит о росте вашего ребенка и проведет тщательное обследование. Врач назначит несколько тестов для выявления дефицита гормона роста, например:
  • Анализы крови. Нет простых тестов для измерения уровня GH. GH вырабатывается короткими всплесками, в основном за ночь. В других случаях уровни могут быть неопределяемыми. Это усложняет тестирование, потому что невозможно узнать, когда произойдут всплески. Вместо этого врачи изучают уровни двух белков, которые имеют более стабильные уровни и являются маркерами функции GH:
    1. IGF-I, или инсулиноподобный фактор роста I
    2. IGFPB-3, или белок-3, связывающий инсулиноподобный фактор роста
  • Рентгеновские снимки костного возраста. Это рентгеновские снимки одной из кистей и запястий вашего ребенка. Эксперт сравнивает рентгеновские снимки вашего ребенка с рентгеновскими снимками других детей того же возраста и определяет возраст костей в годах. Если костный возраст ребенка намного моложе его фактического возраста, это может быть признаком дефицита гормона роста.
  • Тест стимуляции GH. Врачи проводят этот тест, когда другие тесты предполагают, что у ребенка может быть дефицит гормона роста. Во-первых, вашему ребенку нужно будет голодать, не есть и не пить в течение определенного количества часов, обычно на ночь.Врач даст вашему ребенку лекарство, которое должно вызвать выброс гормона роста в организме. Затем медсестра будет брать кровь в несколько раз, чтобы проверить уровни GH, чтобы попытаться поймать пик. Низкий уровень гормона роста подтверждает диагноз дефицита гормона роста.
  • МРТ головного мозга. Это очень подробное изображение мозга помогает врачам понять, есть ли проблемы с гипофизом или мозгом, которые могут вызывать дефицит гормона роста.
  • Как лечится дефицит гормона роста?

    Лечение дефицита гормона роста — это ежедневная инъекция гормона роста.Родители учатся делать эти прививки дома, поэтому им не нужно идти за ними к врачу.

    Эндокринолог скажет вам, как часто ваш ребенок должен приходить, когда начинается лечение. При каждом посещении врача:

    • проверим рост вашего ребенка
    • может заказать анализы крови, чтобы узнать, как организм вашего ребенка реагирует на лекарство.
    • изменить дозу, при необходимости

    Побочные эффекты редки при дозах, используемых при дефиците гормона роста.Сообщите врачу, если у вашего ребенка головные боли, изменения зрения или хромота.

    Лечение обычно длится до завершения роста, в позднем подростковом возрасте.

    Что еще мне нужно знать?

    Гормон роста может увеличить скорость роста у ребенка с дефицитом гормона роста. Дети, которые начинают лечение раньше, часто могут наверстать упущенное, чем дети, которые начинают лечение позже.

    Когда мы взрослые, наши тела производят гораздо меньшее количество GH. Таким образом, многим детям с дефицитом GH и отсутствием других медицинских проблем, которые получают прививки GH, они не понадобятся во взрослом возрасте.


    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    *
    *