Вход в личный кабинет | Регистрация
Избранное (0) Список сравнения (0)
Ваши покупки:
0 товаров на 0 Р
Итого: 0 Р Купить

Витамины для активности мозга: Витамины для улучшения памяти | Smart Clinic

Содержание

Витамин В1 после травмы спинного мозга помог восстановить двигательную активность — Газета.Ru

Моделируя травму спинного мозга на животных, исследователи показали, что если в течение суток после повреждения ввести витамин B1, то восстановление проходит успешнее. При этом снижаются и метаболические последствия травмы, затрагивающие головной мозг. Об исследовании, поддержанном грантом Российского научного фонда (РНФ), рассказывается в журнале Frontiers in Molecular Neuroscience.

От тяжелых травм спинного мозга каждый год страдают от 250 до 500 тысяч человек по всему миру. Пациенты, получившие подобные повреждения, могут значительно потерять контроль над телом или оказаться полностью парализованными. В долгосрочной перспективе травмы спинного мозга также способны провоцировать различные психические и нейродегенеративные заболевания.

К сожалению, на сегодняшний день нет лечения, которое смогло бы полностью восстановить здоровье людей после травматических повреждений спинного мозга. Для разработки более эффективных методов регенерации нервной ткани и борьбы с хроническими последствиями требуется изучение молекулярных механизмов, вызываемых повреждением изменений нервной ткани, в том числе и в отдаленных участках нервной системы.

Ученые из Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова и НМИЦ кардиологии с помощью хирургического вмешательства имитировали тяжелую травму спинного мозга у крыс. Они показали, что нарушения тиамин-зависимых реакций обмена веществ в мозге играют ключевую роль в вызываемой травмой мозга дисфункции митохондрий — энергетических станций клетки. Поэтому исследователи предположили, что тиамин (витамин В1) может помочь в лечении последствий таких травм. Это вещество играет важную роль в обмене веществ и широко применяется в медицине в самых различных целях: для улучшения работы головного мозга, настроения, аппетита. При недостатке тиамина могут развиться мышечная слабость и серьезные изменения нервной системы, которые проявляются в виде разнообразных симптомов – от раздражительности до депрессивного расстройства и когнитивных нарушений.

Одной группе животных в течение суток после повреждения спинного мозга вводили витамин В1, а другой, контрольной, — физиологический раствор. Далее исследователи анализировали двигательную активность травмированных крыс, дополняя физиологические наблюдения биохимическим анализом ряда метаболических показателей спинного и головного мозга после периода реабилитации. Выяснилось, что витамин В1 улучшает восстановление двигательной активности животных через восемь недель после травмы. При этом значительно снижалась степень митохондриальной дисфункции и нарушений аминокислотного обмена спинного и головного мозга у крыс. Полученные на животных результаты позволяют надеяться, что тиамин может помочь в предотвращении хронических патологий центральной нервной системы и у людей, получивших травму спинного мозга.

«Наши исследования показали, что тиамин в составе интенсивной терапии после травмы спинного мозга может улучшить восстановление двигательной активности и препятствовать развитию хронического нарушения обмена веществ головного мозга в результате спинальной травмы. Результаты свидетельствуют о том, что своевременное введение тиамина может снизить отдаленные последствия спинальной травмы у человека», — комментирует исследование руководитель проекта по гранту РНФ Виктория Буник, доктор химических наук, профессор факультета биоинженерии и биоинформатики Московского государственного университета и Сеченовского университета и один из авторов статьи.

Витамин В1 помог крысам восстановиться после травмы спинного мозга


«Наши исследования показали, что тиамин (витамин В1) в составе интенсивной терапии после травмы спинного мозга может улучшить восстановление двигательной активности и препятствовать развитию хронического нарушения обмена веществ головного мозга в результате спинальной травмы. Результаты свидетельствуют о том, что своевременное введение тиамина может снизить отдаленные последствия спинальной травмы», – сказала Виктория Буник, один из авторов работы, профессор МГУ им. Ломоносова и Сеченовского университета.

Пациенты с тяжелыми травмами спинного мозга могут в значительной степени потерять контроль над телом или оказаться полностью парализованными. В долгосрочной перспективе травмы спинного мозга также могут провоцировать различные психические и нейродегенеративные заболевания. Пока не существует лечения, которое смогло бы полностью восстановить здоровье людей после таких травм.

В новом исследовании российские ученые с помощью хирургического вмешательства имитировали тяжелую травму спинного мозга у крыс. Одной группе животных в течение суток после повреждения спинного мозга вводили витамин В1, а другой, контрольной, – физиологический раствор.

Далее исследователи анализировали двигательную активность травмированных крыс, дополняя физиологические наблюдения биохимическим анализом метаболических показателей спинного и головного мозга после реабилитации. Оказалось, что витамин В1 улучшает восстановление двигательной активности животных через восемь недель после травмы.

«Полученные на животных результаты позволяют надеяться, что тиамин может помочь в предотвращении хронических патологий центральной нервной системы и у людей, получивших травму спинного мозга», – заключают авторы работы.


Какие витамины нужны мозгу — Блог Викиум

Само слово витамины образовано от латинского «жизнь», это вещества, которые не вырабатываются нашим организмом, но жизненно важны. Сначала они нам нужны для правильного роста и развития, потом – для поддержки и сохранения здоровья, поэтому необходимо обеспечивать их регулярное поступление в организм. Витамины участвуют в обменных процессах, обеспечивая стабильную работу всех систем. Рассмотрим подробно, какие из них влияют непосредственно на мозговую активность.

Правильное развитие и работа

Для того чтобы мозг правильно функционировал, он должен сначала правильно развиваться. В этом процессе задействован витамин В9, он крайне важен при формировании мозга у плода еще в утробе матери. Мозговая активность – это передача импульсов между нервными клетками (нейронами). Она осуществляется особыми веществами – нейротрансмиттерами, а за их образование отвечает витамин В6. Скорость передачи сигналов зависит от оболочки нейронов, ее формирует витамин В12, тем самым, ускоряя процесс мышления.

Витамины группы В необходимы для правильной работы головного мозга.

Память

Плохая память и многие заболевания головного мозга возникают в результате деградации, старения мозга. Стимулируют память и защищают клетки мозга от разрушения витамины А и В1, за кратковременную память отвечает витамин В12, за долгосрочные воспоминания – витамин В5. Старение вызвано окислительными процессами, поэтому для его предотвращения необходим антиоксидант – витамин С. В сочетании с витамином Е он предотвращает различные заболевания и типы деменции, болезни Альцгеймера и Паркинсона.

Сохранить молодость ума и крепкую память помогут витамины А, В, С и E.

Обучение и мышление

Когнитивные функции мозга – это наша способность к познавательной деятельности. Витамин K ускоряет процессы мышления, получения и обработки новой информации. Для улучшения работоспособности мозга в целом необходим витамин D. Он помогает справляться с задачами и принимать решения, защищает от когнитивных нарушений. Витамин E устраняет свободные радикалы, которые замедляют работу мозга.

Витамины D, E и K ускоряют мыслительные процессы и повышают работоспособность мозга

Настроение и мотивация

Наше эмоциональное состояние управляет нами – когда мы в плохом настроении, у нас падает мотивация, ничего не хочется делать, труднее справляться даже с привычными задачами. Поэтому для максимально эффективной работы мозга важно поддерживать позитивный настрой. За это отвечает серотонин – так называемый «гормон счастья». Многие витамины выполняют сразу несколько функций, поэтому они так важны для мозга: витамин B6 способствует образованию серотонина, а витамины C и D повышают его уровень, от перепадов настроения защищает витамин B12, а в борьбе с депрессией поможет витамин B1.

Ясность ума и позитивный настрой обеспечивают витамины B, C и D

Универсальный рецепт

Как мы видим, некоторые витамины принимают участие сразу в нескольких процессах. Самым «многофункциональным» является витамин D3. Среди его базовых задач – усвоение кальция и фосфора в организме, т.е. от него зависит здоровье костей, зубов, мышц и волос. Как и другие витамины группы D, он улучшает память и внимание, стимулирует мышление и влияет на выработку серотонина. Отдельно стоит отметить, что этот витамин вырабатывается нашей кожей под воздействием солнечных лучей. Но наш климат не позволяет нам получать витамин D3 в достаточном количестве в естественных условиях.

Поэтому, для здоровья ума и тела, очень важно ежедневно принимать витамин D3 в виде добавок к пище.

Читайте нас в Telegram — wikium

Улучшающие работу мозга, внимание и работоспособность — цены в аптеках Украины

21st Century Health Care Inc. 1

Now Foods 1

Orthomol pharmazeutische Vertriebs GmbH 3

Tabula Vita s.r.o. 4

TEREZIA COMPANY s.r.o. 1

ZeinPharma Germany GmbH 4

Адис-Фарм, ООО 1

Аконитум, ЗАО 1

Амакса Фарма Лтд 1

Ананта Медикеар Лтд 5

Аптека 283, ООО 2

Артериум Корпорация 1

Баум Фарм ГмбХ, ООО 1

Бауш Хелс, ООО 1

Биодил Фармасьютикалс Приват Лимитед 2

Биола НП, НПП, ООО 2

Валартин Фарма, ООО 1

Валмарк а.с. 2

Вега Илляч Косметик Гида Имал 1

Витар, с.р.о. 1

Голден-Фарм, ООО 1

Гранд Медикал Груп 2

Дельта Медикел Промоушнз АГ 1

Доктор Хелси, ЧП 3

Евро Лайфкер Лтд. 2

Евро Плюс, ЧП 3

Здравофарм, ООО 2

Илан Фарм, ООО 1

Индиан Хербс Спесиалитиз Пвт. Лтд. 1

Ирис Фарм, ООО 2

Квайссер Фарма Украина, ООО 6

Киевский витаминный завод, АО 1

Красота и Здоровье, ООО 12

Лабиальфарма-Лаборатория 1

Лабораториос Ликонса, С.А. 1

Лонг Лайф 1

Мастер Фарм С.А. 1

Мега Лайфсайенсиз Компани Лтд 1

Метадженикс Инк. 2

Микрохим, НПФ, ООО 1

МКМ Найнекс, ООО 1

Натур Продукт Фарма Сп. з о. о. 1

Неофарм Лтд., ООО 1

Нутримед, ООО 1

Нутримед, ООО, Украина 1

Ню-Хелс Продактс Ко 1

Перрери Фармачеутичи С.р.л. 1

Сенсилаб Польша — С.К.А., ООО 1

Систем Фарм, ООО 1

Солгар, Инк. 4

Уорлд Медицин ООО 2

ФарКоС ФФ, ООО 1

Фарм Райз, ООО 1

Фарма Старт, ООО 1

Фармаком, ПТФ, ООО 5

Фармасайнс Инк. 1

Фито Фарма Ко. Лтд. 1

Форсаж Плюс, ООО 1

Хелсивей Продакшн 1

Химфармзавод «Червона зірка», ПАТ 1

Эвалар, ЗАО 2

ЭВЕР Нейро Фарма ГмбХ 1

Экосвит Ойл, ООО 1

Эликсир, ООО 3

Элит-Фарм, ООО 10

Распространённый витамин помог вылечить травмы спинного мозга

До полумиллиона человек по всему миру ежегодно получают травму спинного мозга. Между тем, повреждение спинного мозга может представлять серьёзную опасность, ведь он отвечает за передачу сигналов от головного мозга всему организму.

Травмы разных сегментов спинного мозга могут приводить к потере подвижности частей тела, параличу, нарушениям в работе или полному отказу внутренних органов. К сожалению, пока не существует эффективного лечения травм спинного мозга, и их последствия могут сопровождать человека на протяжении всей жизни.

Научная работа учёных из МГУ, опубликованная в издании Frontiers in Molecular Neuroscience, даёт надежду на то, что в скором будущем можно будет избежать тяжёлых последствий подобных травм. А поможет в этом распространённый витамин.

Учёные исследовали, как введение витамина B1 (тиамина) влияет на восстановление после травмы спинного мозга. Поясним, что это вещество играет важную роль в работе организма, поддерживает работу сердца, пищеварительной и нервной систем.

В ходе эксперимента исследователи имитировали серьёзное повреждение спинного мозга у крыс. Одной группе животных в течение суток после травмы вводили витамин B1, а другой, контрольной группе, – физиологический раствор (он же плацебо).

Изучив процесс физической реабилитации травмированных крыс в течение восьми недель после травмы, учёные пришли к выводу, что терапия витамином B1 ускоряет восстановление животных.

«Наши исследования показали, что тиамин в составе интенсивной терапии после травмы спинного мозга может улучшить восстановление двигательной активности и препятствовать развитию хронического нарушения обмена веществ головного мозга в результате спинальной травмы. Результаты свидетельствуют о том, что своевременное введение тиамина может снизить отдаленные последствия спинальной травмы у человека», — сообщает доктор химических наук и соавтор работы Виктория Буник из МГУ.

Добавим, что ранее учёные из МГУ успешно использовали витамин B1 в терапии черепно-мозговых травм. Также витамин B1 в больших дозах помогает побороть рак лёгких.

Больше новостей из мира науки и медицины вы найдёте в разделах «Наука» и «Медицина» на медиаплатформе «Смотрим«.

Витамины для мозга Vision Project V

Продукт BR повышает умственную работоспособность, способствует улучшению памяти, усиливает интеллектуальные способности, повышает концентрацию внимания, предотвращает нарушения мозгового кровообращения. Содержит полиненасыщенные жирные кислоты Омега-3. Брэйн-о-флекс — уникальная формула, созданная, чтобы защитить ваш мозг и нервную систему от стрессов и перегрузок и предотвратить нарушения зрения. Докозагексаеновая кислота снижает уровень холестерина в крови, выводит из организма свободные радикалы, положительно влияет на умственные способности. А витамины B5, B6 и экстракт гинкго билоба способствуют снижению когнитивных нарушений. BR — ваша ежедневная защита.

Компоненты натурального комплекса BR усиливают микроциркуляцию в сосудах головного мозга, что улучшает снабжение его клеток питательными веществами и кислородом, помогает нормализовать давление, устраняет головную боль и головокружение, шум и звон в ушах, дает ясность сознания. Увеличивает количество эффективно работающих клеток мозга, включая в работу даже «спящие» клетки. В результате улучшается память, повышаются интеллект и концентрация внимания, увеличивается скорость реакции. Эффективно защищает клетки от разрушения, замедляет старение мозга.

Экстракт Гинкго Билоба оказывает комплексное воздействие на сосуды, в том числе и сосуды головного мозга. Гинкго  активизирует периферическое, в особенности капиллярное кровообращение,  активизирует доставку кислорода к клеткам головного мозга.  Все это способствует улучшению памяти, поддержке нормального артериального давления, уменьшению вязкость крови, снижению интеллектуальной утомляемости, а также ускорению репаративных процессов в мозге после инсульта. Обладает высокой антиоксидантной активностью, улучшает кровоснабжение мозга, препятствует тромбообразованию. 

Рыбий жир содержит полиненасыщенные жирные кислоты (ПНЖК) Омега-3. Улучшает работу клеток головного мозга, предотвращает тромбообразование, нарушения мозгового кровообращения,  атеросклероз, гипертонию, снижает холестерин в крови. Рыбий жир укрепляет иммунную систему, защищает мозг, суставы, сердце, зрение, нормализует работу желез внутренней секреции. 

Лецитин сои – один из фосфолипидов, которые содержатся в мембранах всех клеток человеческого организма. Он активно участвует в липидном обмене в клетках головного мозга, что повышает умственную работоспособность, снижает уровень холестерина в крови, сохраняет эластичность и прочность кровеносных сосудов, улучшает функцию нейронов и состояние миелиновых оболочек нервов, положительно влияет на память, когнитивную функцию мозга. Отличается высокой концентрацией полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК). Эти кислоты относятся к незаменимым в питании веществам, поскольку не синтезируются в организме человека. Витамин Е и бета-каротин – широко применяющиеся в медицине, как антиоксиданты – они защищают клетки от повреждающего действия свободных радикалов кислорода. Бета-каротин используется организмом человека для синтеза витамина А, основные функции которого – регуляция развития эпителиальных клеток и функционирования органов зрения.

Свойства:

Преимущества

  • Усиленное действие В одном комплексе собраны основные активные составляющие,способствующие развитию и поддержания. умственной деятельности.
  • Быстрое действие Использование высокоактивных экстрактов с повышенной биодоступностью.
  • Произведено во Франции Продукт соответствует международным и европейским стандартам.
  • Компоненты продукта BR участвуют в ремонте и восстановлении клеток мозга и нервной ткани, ускоряют передачу нервных импульсов.
  • Наиболее полноценная и сбалансированная «умная» формула для работы мозга, усиленная ПНЖК омега-3, эффективность которых для поддержания умственной деятельности научно доказана.

Рекомендации: рекомендуется в качестве биологически активной добавки к пище — источника докозагексаеновой кислоты, гинкго билоба, дополнительного источника витаминов В, В5 и Е.
Форма выпуска: 30 капсул.
Дозировка: Взрослым по 1 капсуле 1 раз в день во время приёма пищи, запивая водой.
Хранение: хранить при комнатной температуре (не выше 25°C) в сухом, недоступном для детей месте.

Мы являемся официальным дистрибьютором марки Vision, которая базируется во Франции и поставляет товары в десятки стран мира. Узнать более подробную информацию можно по телефону: +7(918)465-20-20. Менеджер ответит на интересующие вопросы и поможет согласовать заказ. Мы работаем с розничными и оптовыми покупателями в Анапе и по всей России.

Введение витамина В1 после травмы спинного мозга помогло улучшить восстановление двигательной активности

Моделируя травму спинного мозга на животных, исследователи показали, что если в течение суток после повреждения ввести витамин B1, то восстановление проходит успешнее. При этом снижаются и метаболические последствия травмы, затрагивающие головной мозг. Об исследовании, поддержаном грантом Российского научного фонда (РНФ), рассказывается в журнале Frontiers in Molecular Neuroscience.

От тяжелых травм спинного мозга каждый год страдают от 250 до 500 тысяч человек по всему миру. Пациенты, получившие подобные повреждения, могут значительно потерять контроль над телом или оказаться полностью парализованными. В долгосрочной перспективе травмы спинного мозга также способны провоцировать различные психические и нейродегенеративные заболевания. К сожалению, на сегодняшний день нет лечения, которое смогло бы полностью восстановить здоровье людей после травматических повреждений спинного мозга. Для разработки более эффективных методов регенерации нервной ткани и борьбы с хроническими последствиями требуется изучение молекулярных механизмов, вызываемых повреждением изменений нервной ткани, в том числе и в отдаленных участках нервной системы.

Ученые из Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова и НМИЦ кардиологии с помощью хирургического вмешательства имитировали тяжелую травму спинного мозга у крыс. Они показали, что нарушения тиамин-зависимых реакций обмена веществ в мозге играют ключевую роль в вызываемой травмой мозга дисфункции митохондрий — энергетических станций клетки. Поэтому исследователи предположили, что тиамин (витамин В1) может помочь в лечении последствий таких травм. Это вещество играет важную роль в обмене веществ и широко применяется в медицине в самых различных целях: для улучшения работы головного мозга, настроения, аппетита. При недостатке тиамина могут развиться мышечная слабость и серьезные изменения нервной системы, которые проявляются в виде разнообразных симптомов – от раздражительности до депрессивного расстройства и когнитивных нарушений.

Одной группе животных в течение суток после повреждения спинного мозга вводили витамин В1, а другой, контрольной, — физиологический раствор. Далее исследователи анализировали двигательную активность травмированных крыс, дополняя физиологические наблюдения биохимическим анализом ряда метаболических показателей спинного и головного мозга после периода реабилитации. Выяснилось, что витамин В1 улучшает восстановление двигательной активности животных через восемь недель после травмы. При этом значительно снижалась степень митохондриальной дисфункции и нарушений аминокислотного обмена спинного и головного мозга у крыс. Полученные на животных результаты позволяют надеяться, что тиамин может помочь в предотвращении хронических патологий центральной нервной системы и у людей, получивших травму спинного мозга.

«Наши исследования показали, что тиамин в составе интенсивной терапии после травмы спинного мозга может улучшить восстановление двигательной активности и препятствовать развитию хронического нарушения обмена веществ головного мозга в результате спинальной травмы. Результаты свидетельствуют о том, что своевременное введение тиамина может снизить отдаленные последствия спинальной травмы у человека», — комментирует исследование руководитель проекта по гранту РНФ Виктория Буник, доктор химических наук, профессор факультета биоинженерии и биоинформатики Московского государственного университета и Сеченовского университета и один из авторов статьи.

Когнитивные функции в деталях | Институт Линуса Полинга

1. Кац Д.Л., Фридман RSC. Диета и когнитивные функции. Питание в клинической практике: подробное научно обоснованное руководство для практикующего врача. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2008: 362-368.

2. Энергетический обмен мозга. В: Сквайр Л., Берг Д., Блум Ф, дю Лак С., Гош А., Спитцер Н., ред. Фундаментальная нейробиология. Амстердам: Academic Press; 2008: 271-293.

3. Халлер Дж.Витамины и функция мозга. В: Lieberman HR, Kanarek RB, Prasad C, eds. Пищевая нейробиология. Бока-Ратон: CRC Press; 2005.

4. Воет Д., Воет Дж. Г.. Другие пути углеводного обмена. Биохимия. 2-е изд. Нью-Йорк: John Wiley & Sons, Inc .; 1995: 599-625.

5. О, М.С., Урибарри Дж. Электролиты, вода и кислотно-щелочной баланс. В: Shils ME, Shike M, Ross AC, Caballero B, Cousins ​​RJ, ред. Современное питание в здоровье и болезни. 10-е изд. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2006: 180-181.

6. Воет Д., Воет Дж. Г.. Гликолиз. Биохимия. 2-е изд. Нью-Йорк: John Wiley & Sons, Inc .; 1995: 443-483.

7. Воет Д., Воет Дж. Г.. Цикл лимонной кислоты. Биохимия. Нью-Йорк: John Wiley & Sons, Inc .; 1995: 538-562.

8. Воет Д., Воет Дж. Г.. Электронный транспорт и окислительное фосфорилирование. Биохимия. 2-е изд. Нью-Йорк: John Wiley & Sons, Inc .; 1995: 563-598.

9. Кларк Д.Д., Соколов Л. Циркуляция и энергетический обмен головного мозга.В: Siegel GJ, ed. Основы нейрохимии: молекулярные, клеточные и медицинские аспекты. 6-е изд. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 1999: 637-669.

10. Картер Р., Олдридж С., Пейдж М., Паркер С. Анатомия мозга. В: Фрэнсис П., изд. Книга человеческого мозга. Лондон: Дорлинг Киндерсли; 2009: 50-73.

11. фон Болен и Хальбах О., Дермицель Р. Введение. Нейротрансмиттеры и нейромодуляторы: справочник рецепторов и биологических эффектов. Вайнхайм: Wiley-VCH; 2002: 1-18.

12. Chafetz MD. Цинк: след действия питательных веществ. Питание и нейротрансмиттеры: питательные основы поведения. Энглвудские скалы: Прентис-Холл, Инк .; 1990: 187-210.

13. Гибсон Г. Е., Бласс Дж. П.. Питание и работа мозга. В: Siegel GJ, ed. Основы нейрохимии: молекулярные, клеточные и медицинские аспекты. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 1999: 692-709.

14. Рецепторы нейротрансмиттеров. В: Сквайр Л., Берг Д., Блум Ф, дю Лак С., Гош А., Спитцер Н., ред.Фундаментальная нейробиология. 3-е изд. Амстердам: Academic Press; 2008: 181-203.

15. Хилле Б., Карттералл, Вашингтон. Электрическая возбудимость и ионные каналы. В: Siegel GJ, ed. Основы нейрохимии: молекулярные, клеточные и медицинские аспекты. 6-е изд. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 1999: 119-137.

16. Эбади М., Клангкаля Б., Деупре Дж. Д. Ингибирование связывания ГАМК пиридоксалем и пиридоксальфосфатом. Int J Biochem. 1980; 11 (3-4): 313-317. (PubMed)

17.Гиларте Т.Р., Вагнер Х.Н., младший, Фрост JJ. Влияние перинатального дефицита витамина B6 на дофаминергическую нейрохимию. J Neurochem. 1987; 48 (2): 432-439. (PubMed)

18. Сквайр Л., Берг Д., Блум Ф, дю Лак С., Гош А., Спитцер Н. Мембранный потенциал и потенциал действия. Фундаментальная нейробиология. 3-е изд. Амстердам: Academic Press; 2008: 111-132.

19. Тодорич Б., Паскини Дж. М., Гарсия К. И., Паес П. М., Коннор-младший. Олигодендроциты и миелинизация: роль железа. Глия. 2009; 57 (5): 467-478.(PubMed)

20. Герхард GT, Duell PB. Гомоцистеин и атеросклероз. Curr Opin Lipidol. 1999; 10 (5): 417-428. (PubMed)

21. Малуф Р., Гримли Эванс Дж. Фолиевая кислота с витамином B12 или без него для профилактики и лечения здоровых пожилых и слабоумных людей. Кокрановская база данных Syst Rev.2008; (4): CD004514. (PubMed)

22. Бейтс CJ. Тиамин. В: Bowman BA, Russell RM, eds. Присутствуют знания в области питания. 9 изд. Том 1. Вашингтон Д.С .: ИЛСИ Пресс; 2006: 242-249.

23. Баттерворт РФ. Недостаток тиамина и нарушения головного мозга. Nutr Res Rev.2003; 16 (2): 277-284. (PubMed)

24. Тодд К., Баттерворт РФ. Механизмы избирательной гибели нейрональных клеток из-за дефицита тиамина. Ann N Y Acad Sci. 1999; 893: 404-411. (PubMed)

25. Парк Ю.К., Семпос К.Т., Бартон С.Н., Вандервин Дж.Э., Йетли Э.А. Эффективность обогащения продуктов питания в Соединенных Штатах: случай пеллагры. Am J Public Health.2000; 90 (5): 727-738. (PubMed)

26. Грегори Дж. Ф., 3-й. Питательные свойства и значение гликозидов витаминов. Annu Rev Nutr. 1998; 18: 277-296. (PubMed)

27. Hegyi J, Schwartz RA, Hegyi V. Пеллагра: дерматит, деменция и диарея. Int J Dermatol. 2004; 43 (1): 1-5. (PubMed)

28. Миллер Дж. У., Роджерс Л. М., Ракер РБ. Пантотеновая кислота. В: Bowman BA, Russell RM, eds. Присутствуют знания в области питания. 9 изд. Том 1. Вашингтон, округ Колумбия: ILSI Press; 2006: 327-339.

29. Броди Т. Липиды. Биохимия питания. 2-е изд. Сан-Диего: Academic Press; 1999: 311-378.

30. Плесофски-Виг Н. Пантотеновая кислота. В: Shils ME, Olson JA, Shike M, Ross AC, eds. Современное питание в здоровье и болезни. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 1999: 423-432.

31. Ходжес Р. Э., Олсон М. А., Бин В. Б.. Недостаток пантотеновой кислоты у человека. J Clin Invest. 1958; 37 (11): 1642-1657. (PubMed)

32. Фрай ПК, Фокс Х.М., Тао Х.Г.Метаболический ответ на диету с дефицитом пантотеновой кислоты у людей. J Nutr Sci Vitaminol (Токио). 1976; 22 (4): 339-346. (PubMed)

33. Leklem JE. Витамин B6. В кн .: Махлин Л, изд. Книга витаминов. Нью-Йорк: Marcel Decker Inc .; 1991: 341-378.

34. Camporeale G, Zempleni J. Biotin. В: Bowman BA, Russell RM, eds. Присутствуют знания в области питания. Том 1. Вашингтон, округ Колумбия: ILSI Press; 2006: 314-326.

35. Mock DM. Биотин. В: Shils ME, Shike M, Ross AC, Caballero B, Cousins ​​RJ, ред.Современное питание в здоровье и болезни. 10-е изд. Балтимор: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2006: 482-497.

36. Бейли Л. Б., Грегори Дж. Ф., 3-е. Метаболизм фолиевой кислоты и потребности. J Nutr. 1999; 129 (4): 779-782. (PubMed)

37. Коппен А., Свэйд С., Джонс С.А., Армстронг Р.А., Блэр Дж. А., Лиминг Р. Дж. Депрессия и тетрагидробиоптерин: соединение фолиевой кислоты. J влияют на Disord. 1989; 16 (2-3): 103-107. (PubMed)

38. Юдков М. Заболевания обмена аминокислот.В: Siegel GJ, ed. Основы нейрохимии: молекулярные, клеточные и медицинские аспекты. 6-е изд. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 1999: 887-915.

39. Байк Х.В., Рассел РМ. Дефицит витамина B12 у пожилых людей. Annu Rev Nutr. 1999; 19: 357-377. (PubMed)

40. Lindenbaum J, Healton EB, Savage DG, et al. Психоневрологические расстройства, вызванные дефицитом кобаламина при отсутствии анемии или макроцитоза. N Engl J Med. 1988; 318 (26): 1720-1728. (PubMed)

41.Совет по пищевым продуктам и питанию, Институт медицины. Витамин B12. Рекомендуемые нормы потребления тиамина, рибофлавина, ниацина, витамина B6, витамина B12, пантотеновой кислоты, биотина и холина. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 1998: 306-356.

42. Healton EB, Savage DG, Brust JC, Garrett TJ, Lindenbaum J. Неврологические аспекты дефицита кобаламина. Медицина (Балтимор). 1991; 70 (4): 229-245. (PubMed)

43. Stabler SP. Витамин B12 В: Bowman BA, Russell RM, eds.Присутствуют знания в области питания. Том 1. Вашингтон, округ Колумбия: ILSI Press; 2006: 302-313.

44. Харрисон Ф. Э., Мэй Дж. М.. Функция витамина С в головном мозге: жизненно важная роль транспортера аскорбата SVCT2. Free Radic Biol Med. 2009; 46 (6): 719-730. (PubMed)

45. Карр А.С., Фрей Б. К новой рекомендованной диетической дозе витамина С, основанной на антиоксидантных свойствах и влиянии на здоровье человека. Am J Clin Nutr. 1999; 69 (6): 1086-1107. (PubMed)

46. ​​Гарсион Э., Вион-Барбот Н., Монтеро-Меней С. Н., Бергер Ф., Вион Д.Новые сведения о функциях витамина D в нервной системе. Trends Endocrinol Metab. 2002; 13 (3): 100-105. (PubMed)

47. Макканн Дж. К., Эймс Б. Н.. Есть ли убедительные биологические или поведенческие доказательства связи дефицита витамина D с дисфункцией мозга? Фасеб Дж. 2008; 22 (4): 982-1001. (PubMed)

48. Holick MF. Дефицит витамина D. N Engl J Med. 2007; 357 (3): 266-281. (PubMed)

49. Холик М.Ф., Мацуока Л.Ю., Вортсман Дж. Возраст, витамин D и солнечный ультрафиолет.Ланцет. 1989; 2 (8671): 1104-1105. (PubMed)

50. Llewellyn DJ, Lang IA, Langa KM, et al. Витамин D и риск снижения когнитивных функций у пожилых людей. Arch Intern Med. 2010; 170 (13): 1135-1141. (PubMed)

51. Уилкинс С.Х., Шелин Ю.И., Роу С.М., Бирдж С.Дж., Моррис Дж.С. Дефицит витамина D связан с плохим настроением и ухудшением когнитивных функций у пожилых людей. Am J Geriatr Psychiatry. 2006; 14 (12): 1032-1040. (PubMed)

52. Ли Д.М., Таджар А., Улубаев А. и др.Связь между уровнем 25-гидроксивитамина D и когнитивными способностями у европейских мужчин среднего и старшего возраста. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2009; 80 (7): 722-729. (PubMed)

53. Annweiler C, Schott AM, Allali G, et al. Связь дефицита витамина D с когнитивными нарушениями у пожилых женщин: перекрестное исследование. Неврология. 2010; 74 (1): 27-32. (PubMed)

54. Przybelski RJ, Binkley NC. Важен ли витамин D для сохранения когнитивных способностей? Положительная корреляция концентрации 25-гидроксивитамина D в сыворотке с когнитивной функцией.Arch Biochem Biophys. 2007; 460 (2): 202-205. (PubMed)

55. Buell JS, Scott TM, Dawson-Hughes B, et al. Витамин D связан с когнитивной функцией пожилых людей, получающих медицинские услуги на дому. J Gerontol A Biol Sci Med Sci. 2009; 64 (8): 888-895. (PubMed)

56. Аннвейлер С., Аллали Г., Аллен П. и др. Витамин D и когнитивные способности у взрослых: систематический обзор. Eur J Neurol. 2009; 16 (10): 1083-1089. (PubMed)

57. MacEvilly CJ, Muller DP.Перекисное окисление липидов в нервных тканях и фракциях крыс с дефицитом витамина E. Free Radic Biol Med. 1996; 20 (5): 639-648. (PubMed)

58. Трабер М.Г. Витамин Е. В: Shils ME, Shike M, Ross AC, Caballero B, Cousins ​​RJ, eds. Современное питание в здоровье и болезни. 10-е изд. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2006: 396-411.

59. Трабер М.Г. Витамин Е. В: Bowman BA, Russell RM, eds. Присутствуют знания в области питания. Том 1. Вашингтон, округ Колумбия: ILSI Press; 2006: 211-219.

60. Hidalgo C, Nunez MT. Кальций, железо и функция нейронов. МСБМБ Жизнь. 2007; 59 (4-5): 280-285. (PubMed)

61. Toescu EC, Verkhratsky A. Важность тонкости: небольшие изменения в гомеостазе кальция контролируют снижение когнитивных функций при нормальном старении. Ячейка старения. 2007; 6 (3): 267-273. (PubMed)

62. Фостер ТК. Гомеостаз кальция и модуляция синаптической пластичности в старом мозге. Ячейка старения. 2007; 6 (3): 319-325. (PubMed)

63.Hetzel BS, Clugston GA. Йод. В: Shils ME, Olson JA, Shike M, Ross AC, eds. Современное питание в здоровье и болезни. Балтимор: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 1999: 253-264.

64. Dunn JT. Что происходит с нашим йодом? J Clin Endocrinol Metab. 1998; 83 (10): 3398-3400. (PubMed)

65. Совет по пищевым продуктам и питанию, Институт медицины. Йод. Рекомендуемые нормы потребления витамина А, витамина К, бора, хрома, меди, йода, железа, марганца, молибдена, никеля, кремния, ванадия и цинка.Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 2001: 258-289.

66. Dunn JT. Йод. В: Shils ME, Shike M, Ross AC, Caballero B, Cousins ​​RJ, ред. Современное питание в здоровье и болезни. 10-е изд. Балтимор: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2006: 300-311.

67. Melse-Boonstra A, Jaiswal N. Дефицит йода во время беременности, младенчества и детства и его последствия для развития мозга. Лучшая практика Res Clin Endocrinol Metab. 2010; 24 (1): 29-38. (PubMed)

68.Борода Дж. Айрон. В: Bowman BA, Russell RM, eds. Присутствуют знания в области питания. Том 1. Вашингтон, округ Колумбия: ILSI Press; 2006: 430-444.

69. Броди Т. Неорганические питательные вещества. Биохимия питания. 2-е изд. Сан-Диего: Academic Press; 1999: 693-878.

70. Gambling L, McArdle HJ. Железо, медь и развитие плода. Proc Nutr Soc. 2004; 63 (4): 553-562. (PubMed)

71. Квик-Урибе К.Л., Голуб М.С., Кин К.Л. Хроническое маргинальное потребление железа на раннем этапе развития у мышей изменяет концентрацию железа в головном мозге и поведение, несмотря на послеродовой прием препаратов железа.J Nutr. 2000; 130 (8): 2040-2048. (PubMed)

72. Грубый РК, Шилс М.Е. Магний. В: Shils ME, Shike M, Ross AC, Caballero B, Cousins ​​RJ, ред. Современное питание в здоровье и болезни. 10-е изд. Балтимор: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2006: 223-247.

73. Артур-младший. Пероксидазы глутатиона. Cell Mol Life Sci. 2000; 57 (13-14): 1825-1835. (PubMed)

74. Гладышев В.Н. Селенопротеины и селенопротеомы. В: Хэтфилд Д.Л., Берри М.Дж., Гладышев В.Н., ред.Селен: его молекулярная биология и роль в здоровье человека. 2-е изд. Нью-Йорк: Спрингер; 2006: 99-114.

75. Санчес В., Камареро Дж., О’Ши Е., Грин А.Р., Коладо, штат Мичиган. Дифференциальное влияние диетического селена на долгосрочную нейротоксичность, вызванную MDMA у мышей и крыс. Нейрофармакология. 2003; 44 (4): 449-461. (PubMed)

76. Koh JY. Цинк и болезнь мозга. Mol Neurobiol. 2001; 24 (1-3): 99-106. (PubMed)

77. Хенкин Р.И., Паттен Б.М., Ре ПК, Бронзерт Д.А.Синдром острой потери цинка. Дисфункция мозжечка, психические изменения, анорексия и дисфункция вкуса и запаха. Arch Neurol. 1975; 32 (11): 745-751. (PubMed)

78. Sandstead HH, Фредериксон CJ, Penland JG. История цинка как связанного с функцией мозга. J Nutr. 2000; 130 (2S Доп.): 496S-502S. (PubMed)

79. Бхатнагар С., Танежа С. Цинк и когнитивное развитие. Br J Nutr. 2001; 85 Приложение 2: S139-145. (PubMed)

80. Битанихирве Б.К., Каннингем М.Г.Цинк: темная лошадка мозга. Синапс. 2009; 63 (11): 1029-1049. (PubMed)

81. Blusztajn JK. Холин, жизненно важный амин. Наука. 1998; 281 (5378): 794-795. (PubMed)

82. Zeisel SH. Холин: важное питательное вещество для человека. Питание. 2000; 16 (7-8): 669-671. (PubMed)

83. Zeisel SH, Niculescu MD. Холин и фосфатидилхолин. В: Shils ME, Shike M, Ross AC, Caballero B, Cousins ​​RJ, ред. Современное питание в здоровье и болезни. 10-е изд. Филадельфия: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2006: 525-536.

84. Совет по пищевым продуктам и питанию, Институт медицины. Холин. Рекомендуемая диета для тиамина, рибофлавина, ниацина, витамина B-6, витамина B-12, пантотеновой кислоты, биотина и холина. Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия прессы; 1998: 390-422.

85. Zeisel SH. Холин и развитие мозга. В: Bowman BA, Russell RM, eds. Присутствуют знания в области питания. Том 1. Вашингтон, округ Колумбия: ILSI; 2006: 352-360.

86. Совет по пищевым продуктам и питанию, Институт медицины.Пищевые жиры: общий жир и жирные кислоты. Нормы потребления энергии, углеводов, клетчатки, жиров, жирных кислот, холестерина, белков и аминокислот с пищей. Вашингтон, округ Колумбия: The National Academies Press; 2002: 422-541.

87. Cunnane SC. Проблемы с незаменимыми жирными кислотами: время для новой парадигмы? Prog Lipid Res. 2003; 42 (6): 544-568. (PubMed)

88. Маскиет Ф.А., Фоккема М.Р., Шаафсма А., Боерсма Э.Р., Кроуфорд М.А. Необходима ли докозагексаеновая кислота (ДГК)? Уроки регулирования статуса DHA, нашей древней диеты, эпидемиологии и рандомизированных контролируемых исследований.J Nutr. 2004; 134 (1): 183-186. (PubMed)

89. Хааг М. Незаменимые жирные кислоты и мозг. Может J Психиатрия. 2003; 48 (3): 195-203. (PubMed)

90. Stillwell W, Wassall SR. Докозагексаеновая кислота: мембранные свойства уникальной жирной кислоты. Chem Phys Lipids. 2003; 126 (1): 1-27. (PubMed)

91. SanGiovanni JP, Chew EY. Роль длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот омега-3 в здоровье и заболеваниях сетчатки. Prog Retin Eye Res. 2005; 24 (1): 87-138.(PubMed)

92. Вс ЧМ. Механизмы опосредованного n-3 жирными кислотами развития и поддержания способности к обучающей памяти. J Nutr Biochem. 2010; 21 (5): 364-373. (PubMed)

93. Innis SM. Перинатальная биохимия и физиология длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот. J Pediatr. 2003; 143 (4 доп.): S1-8. (PubMed)

94. Chalon S, Vancassel S, Zimmer L, Guilloteau D, Durand G. Полиненасыщенные жирные кислоты и церебральная функция: фокус на моноаминергической нейротрансмиссии.Липиды. 2001; 36 (9): 937-944. (PubMed)

95. Лепаж Г., Леви Е., Ронко Н., Смит Л., Галеано Н., Рой С.С. Прямая переэтерификация жирных кислот плазмы для диагностики дефицита незаменимых жирных кислот при муковисцидозе. J Lipid Res. 1989; 30 (10): 1483-1490. (PubMed)

96. Jeppesen PB, Hoy CE, Mortensen PB. Дефицит незаменимых жирных кислот у пациентов, получающих парентеральное питание в домашних условиях. Am J Clin Nutr. 1998; 68 (1): 126-133. (PubMed)

97. Уауи Р., Дангур А.Д..Питание в развитии мозга и старении: роль незаменимых жирных кислот. Nutr Rev.2006; 64 (5, часть 2): S24-33; обсуждение С72-91. (PubMed)

98. Уэйнрайт ЧП. Пищевые незаменимые жирные кислоты и функция мозга: взгляд на механизмы развития. Proc Nutr Soc. 2002; 61 (1): 61-69. (PubMed)

99. Lauritzen L, Hansen HS, Jorgensen MH, Michaelsen KF. Важность длинноцепочечных n-3 жирных кислот для развития и функционирования мозга и сетчатки.Prog Lipid Res. 2001; 40 (1-2): 1-94. (PubMed)

100. Wainwright PE. Играют ли незаменимые жирные кислоты в мозговом и поведенческом развитии? Neurosci Biobehav Rev.1992; 16 (2): 193-205. (PubMed)

101. Schmitt JA, Benton D, Kallus KW. Общие методологические соображения по оценке влияния питания на когнитивные функции человека. Eur J Nutr. 2005; 44 (8): 459-464. (PubMed)

102. Исаакс Э., Оутс Дж. Питание и познание: оценка когнитивных способностей у детей и молодых людей.Eur J Nutr. 2008; 47 Дополнение 3: 4-24. (PubMed)

103. Бентон Д., Форди Дж., Халлер Дж. Влияние длительного приема витаминов на когнитивные функции. Психофармакология (Берл). 1995; 117 (3): 298-305. (PubMed)

104. Вазир С., Нагалла Б., Тангиа В., Камасамудрам В., Бхаттипролу С. Влияние добавки микронутриентов на здоровье и состояние питания школьников: умственная функция. Питание. 2006; 22 (1 доп.): С26-32. (PubMed)

105. Osendarp SJ, Baghurst KI, Bryan J, et al.Влияние 12-месячного вмешательства по микронутриентам на обучение и память у детей школьного возраста с хорошим и неполным питанием: 2 параллельных рандомизированных плацебо-контролируемых исследования в Австралии и Индонезии. Am J Clin Nutr. 2007; 86 (4): 1082-1093. (PubMed)

106. Haskell CF, Scholey AB, Jackson PA, et al. Когнитивные эффекты и влияние на настроение у здоровых детей в течение 12 недель приема мультивитаминов / минералов. Br J Nutr. 2008; 100 (5): 1086-1096. (PubMed)

107.Бьорк Э.Л., Бьорк РА. Объем памяти. Сан-Диего: Academic Press, Inc .; 1996.

108. Hassing L, Wahlin A, Winblad B, Backman L. Дополнительные данные о влиянии уровня витамина B12 и фолиевой кислоты на функционирование эпизодической памяти: популяционное исследование здоровых очень пожилых людей. Биол Психиатрия. 1999; 45 (11): 1472-1480. (PubMed)

109. Гудвин Дж. С., Гудвин Дж. М., Гарри П. Дж.. Связь между статусом питания и когнитивными функциями у здорового пожилого населения. ДЖАМА.1983; 249 (21): 2917-2921. (PubMed)

110. Wahlin A, Hill RD, Winblad B, Backman L. Влияние сывороточного витамина B12 и статуса фолиевой кислоты на эпизодическую память в очень пожилом возрасте: популяционное исследование. Психологическое старение. 1996; 11 (3): 487-496. (PubMed)

111. Эбли Э.М., Шефер Дж. П., Кэмпбелл Н. Р., Хоган Д. Б.. Состояние фолиевой кислоты, сосудистые заболевания и когнитивные функции у пожилых канадцев. Возраст Старение. 1998; 27 (4): 485-491. (PubMed)

112. Риггс К.М., Спиро А., 3-й, Такер К., Раш Д.Связь витамина B-12, витамина B-6, фолиевой кислоты и гомоцистеина с когнитивными функциями в рамках исследования нормативного старения. Am J Clin Nutr. 1996; 63 (3): 306-314. (PubMed)

113. Perrig WJ, Perrig P, Stahelin HB. Связь между антиоксидантами и характеристиками памяти у старых и очень старых. J Am Geriatr Soc. 1997; 45 (6): 718-724. (PubMed)

114. Перкинс А.Дж., Хендри Х.С., Каллахан С.М. и др. Связь антиоксидантов с памятью в многонациональной выборке пожилых людей с использованием Третьего национального исследования здоровья и питания.Am J Epidemiol. 1999; 150 (1): 37-44. (PubMed)

115. Дурга Дж., Ван Бокстель М.П., ​​Схоутен Э.Г. и др. Влияние 3-летнего приема фолиевой кислоты на когнитивные функции у пожилых людей в исследовании FACIT: рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование. Ланцет. 2007; 369 (9557): 208-216. (PubMed)

116. МакМахон Дж. А., Грин Т. Дж., Скефф С. М., Найт Р. Г., Манн Дж. И., Уильямс С. М.. Контролируемое испытание снижения уровня гомоцистеина и когнитивных функций. N Engl J Med. 2006; 354 ​​(26): 2764-2772.(PubMed)

117. Eussen SJ, de Groot LC, Joosten LW, et al. Влияние перорального приема витамина B-12 с фолиевой кислотой или без нее на когнитивные функции у пожилых людей с легким дефицитом витамина B-12: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Am J Clin Nutr. 2006; 84 (2): 361-370. (PubMed)

118. Deijen JB, van der Beek EJ, Orlebeke JF, van den Berg H. Добавка витамина B-6 у пожилых мужчин: влияние на настроение, память, работоспособность и умственные усилия. Психофармакология (Берл).1992; 109 (4): 489-496. (PubMed)

119. Bryan J, Calvaresi E, Hughes D. Кратковременное употребление фолиевой кислоты, витамина B-12 или витамина B-6 незначительно влияет на производительность памяти, но не на настроение у женщин разного возраста. J Nutr. 2002; 132 (6): 1345-1356. (PubMed)

120. Макдэниел М.А., Майер С.Ф., Эйнштейн Г.О. «Специфические для мозга» питательные вещества: лекарство от памяти? Питание. 2003; 19 (11-12): 957-975. (PubMed)

121. Кибурц К., Макдермотт М., Комо П. и др. Влияние депренила и токоферола на когнитивные способности при ранней нелеченой болезни Паркинсона.Группа изучения болезни Паркинсона. Неврология. 1994; 44 (9): 1756-1759. (PubMed)

122. Сано М., Эрнесто С., Томас Р.Г. и др. Контролируемое испытание селегилина, альфа-токоферола или обоих препаратов для лечения болезни Альцгеймера. Совместное исследование болезни Альцгеймера. N Engl J Med. 1997; 336 (17): 1216-1222. (PubMed)

123. Zeisel SH. Холин и фосфатидилхолин. В: Shils ME, Olson JA, Shike M, Ross AC, eds. Современное питание для здоровья и болезней. 9 изд. Балтимор: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 1999: 513-523.

124. McCann JC, Hudes M, Ames BN. Обзор доказательств причинно-следственной связи между доступностью холина в пище во время развития и когнитивной функцией потомства. Neurosci Biobehav Rev.2006; 30 (5): 696-712. (PubMed)

125. Becker RE, Giacobini E. Механизмы ингибирования холинэстеразы при старческой деменции типа Альцгеймера: клинические, фармакологические и терапевтические аспекты. Drug Dev Res. 1988; 12: 163-195.

126. Mohs RC, Davis KL, Tinklenberg JR, Hollister LE.Влияние холина хлорида на память у пожилых людей. Neurobiol Aging. 1980; 1 (1): 21-25. (PubMed)

127. van Marum RJ. Текущая и будущая терапия болезни Альцгеймера. Fundam Clin Pharmacol. 2008; 22 (3): 265-274. (PubMed)

128. Hooijmans CR, Kiliaan AJ. Жирные кислоты, липидный обмен и патология Альцгеймера. Eur J Pharmacol. 2008; 585 (1): 176-196. (PubMed)

129. Куинн Дж. Ф., Раман Р., Томас Р. Г. и др. Добавки докозагексаеновой кислоты и снижение когнитивных функций при болезни Альцгеймера: рандомизированное исследование.ДЖАМА. 2010; 304 (17): 1903-1911. (PubMed)

130. Беллебаум C, Даум I. Вовлечение мозжечка в исполнительный контроль. Мозжечок. 2007; 6 (3): 184-192. (PubMed)

131. Макреди А. Л., Батлер Л. Т., Кеннеди О. Б., Эллис Дж. А., Уильямс С. М., Спенсер Дж. П.. Когнитивные тесты, используемые в рандомизированных контролируемых исследованиях микронутриентов и фитохимических вмешательств на взрослых людях. Nutr Res Rev.1-30. (PubMed)

132. Мияке А., Фридман Н. П., Эмерсон М. Дж., Витцки А. Х., Ховертер А., Wager TD.Единство и разнообразие исполнительных функций и их вклад в сложные задачи «Лобной доли»: анализ скрытых переменных. Cogn Psychol. 2000; 41 (1): 49-100. (PubMed)

133. Хаскелл С.Ф., Робертсон Б., Джонс Е. и др. Влияние поливитаминных / минеральных добавок на когнитивные функции и утомляемость при длительной многозадачной работе. Hum Psychopharmacol. 2010; 25 (6): 448-461. (PubMed)

134. Кеннеди Д.О., Визи Р., Уотсон А. и др. Влияние высоких доз витаминного комплекса B с витамином C и минералами на субъективное настроение и работоспособность у здоровых мужчин.Психофармакология (Берл). 2010; 211 (1): 55-68. (PubMed)

135. Макнил Дж., Авенелл А., Кэмпбелл М.К. и др. Влияние поливитаминных и мультиминеральных добавок на когнитивные функции у мужчин и женщин в возрасте 65 лет и старше: рандомизированное контролируемое исследование. Нутр Дж. 2007; 6: 10. (PubMed)

136. van Uffelen JG, Chinapaw MJ, van Mechelen W., Hopman-Rock M. Ходьба или витамин B для когнитивных функций у пожилых людей с легкими когнитивными нарушениями? Рандомизированное контролируемое исследование.Br J Sports Med. 2008; 42 (5): 344-351. (PubMed)

137. Бентон Д., Халлер Дж., Форди Дж. Витаминные добавки в течение 1 года улучшают настроение. Нейропсихобиология. 1995; 32 (2): 98-105. (PubMed)

138. Carroll D, Ring C, Suter M, Willemsen G. Влияние пероральной комбинации поливитаминов с кальцием, магнием и цинком на психологическое благополучие у здоровых молодых мужчин-добровольцев: двойное слепое плацебо-контролируемое испытание. Психофармакология (Берл). 2000; 150 (2): 220-225.(PubMed)

139. Schlebusch L, Bosch BA, Polglase G, Kleinschmidt I, Pillay BJ, Cassimjee MH. Двойное слепое плацебо-контролируемое двухцентровое исследование влияния пероральной поливитаминно-минеральной комбинации на стресс. С. Афр Мед Дж. 2000; 90 (12): 1216-1223. (PubMed)

140. Савада Т., Йокои К. Влияние добавок цинка на состояние настроения у молодых женщин: пилотное исследование. Eur J Clin Nutr. 2010; 64 (3): 331-333. (PubMed)

141. Бентон Д., Гриффитс Р., Халлер Дж.Настроение и когнитивные функции, связанные с приемом тиамина. Психофармакология (Берл). 1997; 129 (1): 66-71. (PubMed)

142. Эванс-Олдерс Р., Айнтрахт С., Хоффер Л.Дж. Метаболическое происхождение гиповитаминоза С у пациентов, госпитализированных в острой форме. Питание. 2010; 26 (11-12): 1070-1074. (PubMed)

143. Zhang M, Robitaille L, Eintracht S, Hoffer LJ. Обеспечение витамином С улучшает настроение у пациентов, госпитализированных в острой форме. Питание. 2010. [Электронный паб перед публикацией (PubMed)

144.Барнард К., Колон-Эмерик С. Экстраскелетные эффекты витамина D у пожилых людей: сердечно-сосудистые заболевания, смертность, настроение и когнитивные способности. Am J Geriatr Pharmacother. 2010; 8 (1): 4-33. (PubMed)

145. Мошфег А., Голдман Дж., Кливленд Л. Что мы едим в Америке, NHANES 2001-2002: Обычное потребление питательных веществ из пищи по сравнению с диетическим справочным потреблением. Министерство сельского хозяйства США, Служба сельскохозяйственных исследований. 2005.

146. Shineman DW, Salthouse TA, Launer LJ, et al.Терапия когнитивного старения. Ann N Y Acad Sci. 2010; 1191 Приложение 1: E1-15. (PubMed)

147. Робинс Валин ТБ, Валин А., Винблад Б., Бакман Л. Влияние сывороточного витамина B12 и фолиевой кислоты на когнитивные функции в очень пожилом возрасте. Biol Psychol. 2001; 56 (3): 247-265. (PubMed)

148. Уайт Э.М., Мулсант Б.Н., Баттерс М.А. и др. Когнитивные и поведенческие корреляты низкого уровня витамина B12 у пожилых пациентов с прогрессирующей деменцией. Am J Geriatr Psychiatry.2002; 10 (3): 321-327. (PubMed)

149. Quadri P, Fragiacomo C, Pezzati R, Zanda E, Tettamanti M, Lucca U. Гомоцистеин и витамины B при легких когнитивных нарушениях и деменции. Clin Chem Lab Med. 2005; 43 (10): 1096-1100. (PubMed)

150. Quadri P, Fragiacomo C, Pezzati R, et al. Гомоцистеин, фолиевая кислота и витамин B-12 при легких когнитивных нарушениях, болезни Альцгеймера и сосудистой деменции. Am J Clin Nutr. 2004; 80 (1): 114-122. (PubMed)

151. Lindeman RD, Romero LJ, Koehler KM, et al.Концентрации витаминов B12, C и фолиевой кислоты в сыворотке крови в исследовании здоровья пожилых людей в Нью-Мексико: корреляция с когнитивными и аффективными функциями. J Am Coll Nutr. 2000; 19 (1): 68-76. (PubMed)

152. Рамос М.И., Аллен Л.Х., Мунгас Д.М. и др. Низкий уровень фолиевой кислоты связан с нарушением когнитивных функций и деменцией в исследовании старения, проведенном в Латинской области Сакраменто. Am J Clin Nutr. 2005; 82 (6): 1346-1352. (PubMed)

153. Mooijaart SP, Gussekloo J, Frolich M, et al. Гомоцистеин, витамин B-12 и фолиевая кислота и риск снижения когнитивных функций в пожилом возрасте: исследование Leiden 85-Plus.Am J Clin Nutr. 2005; 82 (4): 866-871. (PubMed)

154. Такер К.Л., Цяо Н., Скотт Т., Розенберг И., Спиро А., 3-е место. Высокий уровень гомоцистеина и низкий уровень витаминов B предсказывают снижение когнитивных способностей у стареющих мужчин: Нормативное исследование старения по делам ветеранов. Am J Clin Nutr. 2005; 82 (3): 627-635. (PubMed)

155. Дель Париджи А., Панза Ф., Капурсо С., Сольфриззи В. Факторы питания, снижение когнитивных функций и слабоумие. Brain Res Bull. 2006; 69 (1): 1-19. (PubMed)

156. Вальд Д.С., Кастуриратне А., Симмондс М.Влияние фолиевой кислоты с другими витаминами группы В или без них на снижение когнитивных функций: метаанализ рандомизированных исследований. Am J Med. 2010; 123 (6): 522-527 e522. (PubMed)

157. Jia X, McNeill G, Avenell A. Предотвращает ли прием добавок витаминов, минералов и жирных кислот снижение когнитивных функций? Систематический обзор рандомизированных контролируемых исследований. J Hum Nutr Diet. 2008; 21 (4): 317-336. (PubMed)

158. Балк Е.М., Раман Г., Тациони А., Чунг М., Лау Дж., Розенберг И.Х. Добавки витаминов B6, B12 и фолиевой кислоты и когнитивная функция: систематический обзор рандомизированных исследований.Arch Intern Med. 2007; 167 (1): 21-30. (PubMed)

159. Берр С., Балансар Б., Арно Дж., Руссель А.М., Альперович А. Снижение когнитивных функций связано с системным оксидативным стрессом: исследование EVA. Etude du Vieillissement Arteriel. J Am Geriatr Soc. 2000; 48 (10): 1285-1291. (PubMed)

160. Reiter RJ. Окислительные процессы и механизмы антиоксидантной защиты в стареющем мозге. Фасеб Дж. 1995; 9 (7): 526-533. (PubMed)

161. Моррис М.С., Эванс Д.А., Биениас Дж. Л., Танни С. С., Уилсон Р.С.Витамин Е и снижение когнитивных функций у пожилых людей. Arch Neurol. 2002; 59 (7): 1125-1132. (PubMed)

162. Палеологос М., Камминг Р.Г., Лазарус Р. Когортное исследование потребления витамина С и когнитивных нарушений. Am J Epidemiol. 1998; 148 (1): 45-50. (PubMed)

163. Смит А., Кларк Р., Натт Д., Халлер Дж., Хейворд С., Перри К. Витамины-антиоксиданты и умственная работоспособность пожилых людей. Hum Psychopharmacol. 1999; 14: 459-471.

164. Лукив В.Дж., Базан Н.Г. Докозагексаеновая кислота и стареющий мозг.J Nutr. 2008; 138 (12): 2510-2514. (PubMed)

165. Nurk E, Drevon CA, Refsum H, et al. Когнитивные способности пожилых людей и потребление рыбы с пищей: исследование здоровья Хордаланда. Am J Clin Nutr. 2007; 86 (5): 1470-1478. (PubMed)

166. Kalmijn S, van Boxtel MP, Ocke M, Verschuren WM, Kromhout D, Launer LJ. Потребление жирных кислот и рыбы с пищей в зависимости от когнитивных способностей в среднем возрасте. Неврология. 2004; 62 (2): 275-280. (PubMed)

167. van Gelder BM, Tijhuis M, Kalmijn S, Kromhout D.Потребление рыбы, жирные кислоты n-3 и последующее 5-летнее снижение когнитивных функций у пожилых мужчин: исследование Zutphen Elderly Study. Am J Clin Nutr. 2007; 85 (4): 1142-1147. (PubMed)

168. Моррис М.С., Эванс Д.А., Тангни С.С., Биениас Дж. Л., Уилсон Р.С. Потребление рыбы и снижение когнитивных способностей с возрастом в крупном исследовании сообщества. Arch Neurol. 2005; 62 (12): 1849-1853. (PubMed)

169. Kalmijn S, Launer LJ, Ott A., Witteman JC, Hofman A, Breteler MM. Потребление пищевых жиров и риск развития деменции в Роттердамском исследовании.Энн Нейрол. 1997; 42 (5): 776-782. (PubMed)

170. Барбергер-Гато П., Летеннер Л., Дешам В., Перес К., Дартиг Дж. Ф., Рено С. Рыба, мясо и риск деменции: когортное исследование. BMJ. 2002; 325 (7370): 932-933. (PubMed)

171. Morris MC, Evans DA, Bienias JL, et al. Потребление рыбы и жирных кислот n-3 и риск возникновения болезни Альцгеймера. Arch Neurol. 2003; 60 (7): 940-946. (PubMed)

172. Heude B, Ducimetiere P, Berr C. Снижение когнитивных функций и жирнокислотный состав мембран эритроцитов — Исследование EVA.Am J Clin Nutr. 2003; 77 (4): 803-808. (PubMed)

173. Седерхольм Т., Палмблад Дж. Могут ли жирные кислоты омега-3 использоваться для профилактики и лечения снижения когнитивных функций и деменции? Curr Opin Clin Nutr Metab Care. 2010; 13 (2): 150-155. (PubMed)

174. Фотухи М., Мохассель П., Яффе К. Потребление рыбы, длинноцепочечные жирные кислоты омега-3 и риск снижения когнитивных функций или болезни Альцгеймера: сложная ассоциация. Nat Clin Pract Neurol. 2009; 5 (3): 140-152. (PubMed)

175.Дангур А.Д., Аллен Э., Эльбурн Д. и др. Влияние добавок 2-y n-3 длинноцепочечных полиненасыщенных жирных кислот на когнитивные функции у пожилых людей: рандомизированное, двойное слепое, контролируемое исследование. Am J Clin Nutr. 2010; 91 (6): 1725-1732. (PubMed)

176. Кларк Р., Харрисон Г., Ричардс С.; Vital Trial Collaborative Group. Влияние витаминов и аспирина на маркеры активации тромбоцитов, окислительного стресса и гомоцистеина у людей с высоким риском деменции. J Intern Med. 2003; 254 (1): 67-75.(PubMed)

5 витаминов для здоровья мозга и памяти

Последнее обновление: 14 июля 2020 г.

Поддержание здоровья мозга необходимо для оптимальной когнитивной функции, качества жизни и здорового старения. Когнитивные нарушения, которые могут повлиять на людей в любом возрасте, приводят к затруднениям с такими процессами, как речь, память и суждения, влияющими на повседневную жизнь. Причины снижения когнитивных функций, такие как травма головного мозга, могут быть вне вашего контроля. Однако другие факторы, вызывающие когнитивные проблемы, можно решить с помощью диетических подходов и подходов к образу жизни, таких как витаминные добавки для здоровья мозга.(2)

Понимание когнитивной функции и снижения

Мозг и нервная система отвечают за многие когнитивные функции, включая внимание, память, обработку информации и когнитивные навыки более высокого уровня, называемые исполнительными функциями. (10) Когнитивные нарушения, обычно измеряемые стандартными тестами, относятся к изменениям когнитивных функций. Ряд изменений когнитивных функций часто предшествует клинической деменции, нейродегенеративному состоянию, характеризующемуся глобальным снижением когнитивных функций и множеством симптомов (1), таких как потеря памяти и нарушение коммуникации, узнавания и суждения.(6)

Какие витамины полезны для мозга?

Ваша центральная нервная система (ЦНС), состоящая из головного и спинного мозга, зависит от необходимых питательных веществ для поддержания нормальной когнитивной функции и здоровья мозга. Употребление этих питательных веществ в вашем рационе или в виде пищевых добавок может помочь сохранить когнитивные функции и предотвратить такие состояния, как деменция. (16) Ниже приводится обзор того, какие витамины полезны для здоровья мозга.

Бета-каротин, витамин А и функция мозга

β-каротин (бета-каротин), предшественник витамина А в организме, содержится во множестве разноцветных фруктов и овощей.(3) Одно исследование восьмидесятилетних и долгожителей показало, что уровни определенных питательных веществ в сыворотке (крови), включая β-каротин, были положительно связаны с познавательной способностью в этих популяциях. (10) Кроме того, рандомизированное контролируемое исследование, которое оценивало эффекты длительного приема β-каротина у мужчин старше 65 лет, показало, что длительный прием добавок (в среднем 18 лет) был связан со значительно более высоким глобальным баллом, чем в исследовании. группа плацебо. В исследовании глобальная оценка включала показатели общего познания, вербальной памяти и беглости речи по категориям (способность перечислять слова при задании категории).(7)

Витамины группы В и функция мозга

Восемь витаминов группы B представляют собой группу водорастворимых витаминов, которые участвуют в различных клеточных функциях по всему телу. Как группа, они вносят свой вклад в здоровье мозга, поддерживая реакции, связанные с выработкой энергии, синтезом и восстановлением ДНК и РНК, метилированием и производством множества сигнальных молекул и химических веществ, используемых нервной системой. (11)

Систематический обзор людей старше 40 лет без деменции показал, что прием витаминов группы B, включая B6 (пиридоксин), B9 (фолат) и B12 (кобаламин), в течение как минимум трех месяцев улучшал эпизодическую память и общее познание.(19) Исследования показывают, что для людей, испытывающих дефицит одного или нескольких витаминов группы B, добавление добавок B-комплекса может быть более полезным для здоровья мозга, чем использование изолированных витаминных добавок. (11)

Витамин С и функция мозга

Витамин C — важный водорастворимый витамин, который необходимо получать из пищевых источников, так как он не может вырабатываться организмом. (9) (20) Исследования продемонстрировали различные роли витамина С в головном мозге, которые включают поддержку развития нервной системы, функцию нейротрансмиттера, ангиогенез (образование кровеносных сосудов) и антиоксидантную функцию.Кроме того, витамин С поддерживает регенерацию (обновление) других антиоксидантов, таких как глутатион и витамин Е. (20)

Одно обзорное исследование, в котором изучалась взаимосвязь между уровнями витамина C и когнитивными функциями как у здоровых, так и у лиц с когнитивными нарушениями, показало, что у когнитивно неповрежденных (здоровых) людей была более высокая концентрация витамина C в крови (20)

Витамин Е и функция мозга

Витамин Е, также входящий в список лучших когнитивных витаминов, состоит из восьми природных соединений, включая токоферолы и токотриенолы.Как жирорастворимый антиоксидант, витамин E защищает от производства активных форм кислорода и может помочь предотвратить хронические состояния, связанные с этими разрушительными свободными радикалами. (14) В одном исследовании изучались уровни соединений витамина Е у взрослых с легкими когнитивными нарушениями (MCI) и болезнью Альцгеймера (AD), одной из форм деменции. Исследователи обнаружили, что низкие уровни токоферолов и токотриенолов были связаны с повышенным риском MCI и AD. (12)

Витамин К и функция мозга

Другой жирорастворимый витамин, витамин K, содержится в пище в виде филлохинона (K1) и некоторых менахинонов (формы K2).(1) В нервной системе витамин К помогает активировать определенные белки, участвующие в выживании нервных клеток, и поддерживает синтез сфинголипидов, компонента миелиновой оболочки, изолирующей нервы. (1) (5)

Недостаточность витамина К связана с низкой поведенческой и когнитивной активностью. (5) Более высокий уровень филлохинона был связан с большей вербальной эпизодической памятью, одним из аспектов работы памяти. (1) Кроме того, экспериментальные исследования показывают, что менахинон-4 (МК-4) может защищать от воспаления и окислительного стресса, процессов, которые участвуют в нейродегенерации.(1)

Другие факторы, влияющие на здоровье мозга

Эти витамины для мозга — не единственный фактор, о котором следует помнить, когда речь идет о здоровье мозга. Существует множество других факторов питания и образа жизни, которые могут способствовать здоровью мозга и предотвращать такие состояния, как нейродегенеративные заболевания. Начните с выявления и устранения факторов риска снижения когнитивных функций, таких как дефицит питательных веществ, диета с высоким содержанием сахара и жиров и отсутствие физической активности. (8) (15) Хороший сон важен, поскольку острое (одна ночь) и продолжающееся лишение сна связано с повышенным образованием β-амилоидных бляшек в головном мозге, что является признаком болезни Альцгеймера.(18) Сохранение когнитивной активности посредством стимулирующей карьеры, непрерывного образования и досуга также может способствовать поддержанию функции мозга. (4)

Итог

Поддерживать здоровье мозга и предотвращать снижение когнитивных функций важно в любом возрасте. Факты показывают, что определенные питательные вещества и функции мозга тесно связаны; и наоборот, недостаточность определенных питательных веществ может привести к снижению когнитивной функции. Если вы пациент, убедитесь, что вы соблюдаете свои потребности с помощью питательной диеты, и подумайте о работе с практикующим специалистом по комплексному лечению, чтобы определить, подходят ли вам добавки.

10 витаминов для мозга для увеличения мощности и концентрации внимания

Ваш мозг — это дом, в котором живет ваш разум. Мозг — это самый мощный орган, который у нас есть, и для правильной работы ему требуется правильное количество и тип топлива. Когда мы не даем нашему мозгу правильного топлива, это замедляет нашу работу, снижает концентрацию внимания и делает нас более несчастными и немотивированными. Вот почему витамины для мозга могут стать ключевым дополнением к вашему рациону.

Если вы хотите максимизировать мощность своего мозга, например, , чтобы сосредоточиться, мыслить более ясно и жить более счастливой и долгой жизнью , тогда обратите внимание, потому что эта статья даст вам основные питательные вещества, необходимые для максимизации мощности вашего мозга. и какие продукты включать в свой рацион, чтобы получать их.

Вот то, что нужно вашему мозгу и где их взять:

1. Омега-3

Ваш мозг на 60% состоит из жира, поэтому, если вы хотите здоровый и оптимально работающий мозг, вам нужно убедиться, что вы » дайте вашему мозгу правильные строительные блоки, а жир — один из самых важных. На протяжении многих лет жир критиковали как главного злодея для здоровья, но на самом деле высококачественный жир не только полезен для вас, но и необходим для развития вашего мозга и здоровья.

Одними из самых важных жиров, которые должен обеспечивать мозг, являются жирные кислоты омега-3.Омега-3, такие как ДГК, являются важными питательными веществами, которые образуют внешний слой клеток нашего мозга и помогают улучшить когнитивные функции и поддерживают здоровье мозга в целом.

Фактически, недостаток Омега-3 в вашем рационе может повлиять на нормальное развитие мозга и когнитивные способности. Также было показано, что он участвует в преждевременном старении мозга и снижении когнитивных функций, связанных с риском деменции и болезни Альцгеймера.

Получение здоровых источников омега-3 из вашего рациона имеет решающее значение для оптимальной работы мозга.

Продукты, богатые Омега-3: Грецкие орехи, семена чиа, сардины, лосось, льняное семя, яйца, рыбий жир

2. Магний

Магний является важным минералом, который имеет решающее значение для мозговой деятельности и успокаивает мозг и нервную систему до такой степени, что он был назван «природным валиумом». Магний необходим для сотен метаболических процессов в теле и головном мозге, но он по-прежнему является вторым по распространенности дефицитом питания в мире.

Магний помогает мозгу:

  • Обеспечивает противовоспалительное действие
  • Снижение гормонов стресса
  • Повышение нейропластичности
  • Расслабление нервной системы
  • Помогает снять депрессию
  • Снижение беспокойства

Продукты, богатые магнием: Миндаль, шпинат, кешью, авокадо, черная фасоль

3. Витамин B1: тиамин

Известно, что многие витамины группы B полезны для здоровья и благополучия мозга, но в этой статье: давайте сосредоточимся на некоторых важнейших витаминах группы В.

B1, также известный как тиамин, необходим для большого количества метаболических процессов в организме, включая процессы, которые управляют вашей энергией. Ваш мозг использует огромное количество энергии в течение дня. Низкий уровень тиамина может лишить ваш мозг необходимой жизненной энергии.

Тиамин может улучшить ваше настроение, энергию и бдительность, обеспечивая энергией, которая необходима вашим клеткам мозга для эффективной работы и поддержания своей силы, что делает этот витамин одним из самых важных для мозга.

Низкий уровень тиамина был связан с:

  • Повреждением нервов
  • Воспаление нерва
  • Усталость
  • Потеря кратковременной памяти
  • Путаница
  • Раздражительность

Наличие достаточного количества витамина B1 (тиамина) необходимо для оптимальной работы мозга и здоровья, поскольку он обеспечивает мозг энергией, необходимой для его повседневной жизни.

Продукты, богатые витамином B1: Морские водоросли, семена подсолнечника, орехи макадамия, чечевица, черная фасоль

4.Витамин B6

Витамин B6 имеет решающее значение для улучшения вашего настроения, чтобы вы чувствовали себя счастливее, но он также важен для борьбы с умственной усталостью. B6 является важным компонентом для создания нейромедиаторов серотонина и норадреналина.

Серотонин известен как ваш нейромедиатор счастья и жизненно важен для улучшения вашего настроения. Норэпинефрин помогает вашему мозгу оставаться сосредоточенным и внимательным.

Симптомы дефицита B6 включают:

  • Раздражительность
  • Потеря внимания и концентрации
  • Усталость
  • Ошибка памяти
  • Мышечные боли

Продукты, богатые витамином B6: Говядина травяного откорма, фисташки, тунец, грудка индейки, авокадо

5.Витамин B9

Витамин B9 известен как фолиевая кислота. Фолиевая кислота особенно важна для нормального развития мозга. Фолиевая кислота является важным компонентом в создании многих нейромедиаторов, которые мозг использует для связи и регулирования нашей иммунной системы. Фолат также является природным антиоксидантом, и исследования показали, что он может помочь сохранить функцию мозга и улучшить память.

Низкий уровень фолиевой кислоты может быть вредным для мозга. Было показано, что низкий уровень фолиевой кислоты приводит к усилению дегенерации коры головного мозга, а также к когнитивным нарушениям и снижению.

Симптомы низкого уровня фолиевой кислоты включают:

  • Снижение иммунной функции
  • Хроническая усталость
  • Повышенная раздражительность или беспокойство
  • Мозговой туман

Продукты, богатые витамином B9: Шпинат, говяжья печень, брокколи, спаржа, салат ромэн

6. Витамин B12

B12 необходим для многих аспектов нашего здоровья и благополучия, включая укрепление костей, волос, кожи, ногти, иммунная система и здоровье сердца.B12 также чрезвычайно важен для вашего мозга и психического благополучия и является одним из важнейших витаминов для мозга.

B12 необходим для многих аспектов умственной деятельности, включая способность запоминать и сохранять концентрацию. Он также играет важную роль в производстве серотонина и дофамина. Дофамин — это ваша мотивация и нейромедиатор вознаграждения.

Низкий уровень B12 может иметь серьезные последствия, в том числе:

  • Мозговой туман
  • Потеря памяти
  • Депрессия
  • Беспокойство
  • Путаница
  • Депрессия
  • Галлюцинации и шизофрения (тяжелые случаи)

B12 обычно содержится во многих продуктах животного происхождения и мясе, поэтому те, кто придерживается растительной диеты, должны уделять особое внимание своему B12, чтобы убедиться, что они получают его в своем рационе из растительных источников или добавок.

Продукты, богатые витамином B12: Говяжья печень, сардины, дикий лосось, яйца, пищевые дрожжи

7. Витамин C

Витамин C — очень мощный и важный антиоксидант для вашего мозга. Ваш мозг потребляет много энергии и кислорода, чтобы выполнять свою работу. Антиоксиданты, такие как витамин С, защищают мозг от усталости, связанной с его работой.

Витамин С также необходим для производства важных нейромедиаторов, таких как дофамин, серотонин и норадреналин.Эти нейротрансмиттеры являются важными регуляторами вашего настроения, поэтому без витамина С, который вырабатывает их, ваше настроение может пострадать.

Продукты, богатые витамином C: Брокколи, цитрусовые, сладкий перец, арбуз, шпинат

8. Витамин D

Витамин «солнечного света», возможно, является одним из самых важных витаминов для мозга, которые многие люди упускают. Витамин D обычно связан со здоровьем костей и снижением риска сердечных заболеваний, но исследования показали, что витамин D может играть решающую роль в работе вашего мозга.Несколько исследований показали, что низкий уровень витамина D может ухудшить когнитивные функции и работоспособность.

Меньше людей выходит на улицу под естественным солнечным светом, что приводит к большему количеству случаев дефицита витамина D, чем когда-либо прежде. Лучшее в витамине D — это то, что вы можете получить его бесплатно или очень дешево. Всего несколько минут в день на естественном солнечном свете могут существенно повлиять на уровень витамина D.

Продукты, богатые витамином D: Естественный солнечный свет или найдите пищевую добавку с витамином D

9.Витамин E

Витамин E — мощный антиоксидант. Антиоксиданты имеют решающее значение для того, чтобы помочь нашему организму бороться с окислительным стрессом. Окислительный стресс — это метаболический процесс, который происходит в организме и разрушает наши клетки. Антиоксиданты борются с этим износом, чтобы наши клетки оставались молодыми и оптимально функционировали.

Витамин Е — витамин для здоровья мозга, о котором часто забывают. Он предотвращает повреждение окислительным стрессом важного компонента клеток нашего мозга — ДГК. ДГК образует внешнюю мембрану клеток нашего мозга, а витамин Е предотвращает повреждение клеток мозга окислительным стрессом, чтобы мозг оставался молодым, энергичным и продуктивным.

Симптомы дефицита витамина Е включают:

  • Когнитивные нарушения
  • Диарея
  • Слабость мышц
  • Проблемы с балансом

Продукты, богатые витамином Е: Миндаль, капуста, мангольд, петрушка, оливки

10. Цинк

Цинк необходим для роста и работы нейронов. Самая высокая концентрация цинка находится в вашем мозгу, особенно в вашем гиппокампе, области мозга, участвующей в регулировании вашей лимбической системы, области, которая регулирует эмоции.Цинк нужен нейронам для эффективного взаимодействия друг с другом.

Низкий уровень цинка связан с:

  • Проблемы с вниманием и фокусировкой
  • Снижение иммунной системы
  • Угри или сыпь
  • Диарея

Продукты, богатые цинком: Тыквенные семечки, говядина травяного откорма, кешью, грибы, шпинат

Итог

Ваш мозг много работает, и для его нормальной работы требуется много питательных веществ и топлива.Получение количества и типа витаминов, минералов и питательных веществ может повлиять на ощущение бодрости или вялости в течение дня.

Ешьте разнообразные продукты, которые включают в себя широкий спектр лучших витаминов и питательных веществ для мозга, чтобы ваш мозг получал достаточно ресурсов, необходимых для эффективной работы. Если вы хотите больше умственных способностей, убедитесь, что вы даете ему пищу, повышающую умственные способности.

Дополнительные советы по увеличению мощности мозга

Кредит на выбранную фотографию: Том Морел через unsplash.com

границ | Изменения функциональной активности мозга после 4 недель приема добавки с комбинацией мультивитаминов / минералов: рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое испытание, изучающее функциональную магнитно-резонансную томографию и устойчивые визуальные вызванные потенциалы во время рабочей памяти

Введение

Микроэлементы, такие как витамины и минералы группы B, являются критически важными компонентами здорового физиологического функционирования, но люди зависят от пищевых источников в поддержании адекватного количества.Витамины группы B — это группа водорастворимых органических молекул, которые действуют как кофакторы во множестве клеточных процессов. Эти микроэлементы участвуют в катаболических реакциях, которые поддерживают энергетический метаболизм (Depeint et al., 2006; Huskisson et al., 2007), в дополнение к анаболическим путям, которые управляют синтезом ДНК / РНК, антиоксидантов и нейротрансмиттеров, а также снижают уровень гомоцистеина до метионина. через роли в одном цикле переноса углерода (подробный обзор см. в Kennedy, 2016). Хотя здорового питания может быть достаточно для поддержания достаточного количества этих основных микронутриентов, современные западные модели питания могут привести к тому, что значительная часть населения не соблюдает рекомендации по ряду микронутриентов, включая витамины группы B (Troesch et al., 2012).

Если смотреть не только на профилактику физических заболеваний, связанных с дефицитом определенных витаминов группы В, существует очень мало данных об оптимальных уровнях питательных микроэлементов (Neufeld and Cameron, 2012; Kennedy, 2016). Недавняя работа по изучению добавления микронутриентов с поливитаминно-минеральным препаратом (MVM) у здоровых людей подтверждает различие между оптимальным и субоптимальным статусом микронутриентов (Pietrzik, 1985; Fletcher and Fairfield, 2002) при отсутствии клинического дефицита. .Например, клинические испытания, изучающие эффекты MVM у здоровых взрослых, обычно наблюдали положительное влияние на настроение, с метаанализом, указывающим на значительную пользу в отношении субъективного стресса, субклинических психиатрических симптомов и ряда параметров повседневного настроения (Long and Benton, 2013). Действительно, исходы настроения оценивались в рамках исследования, в ходе которого были произведены описанные здесь оценки функциональной активности мозга, которые также продемонстрировали значительный положительный эффект на аспекты повседневного настроения (White et al., 2015).

Учитывая выдающуюся роль витаминов B в клеточных функциях, которые поддерживают функцию мозга, следует, что манипуляции с микронутриентами, такими как витамины B, с помощью добавок MVM могут влиять на нейрокогнитивные функции. Испытания, изучающие потенциальное влияние добавок MVM на когнитивные функции среди здоровых взрослых, не дали полностью последовательной картины, частично из-за недостаточного количества исследований (Grima et al., 2012). Потенциал улучшения когнитивных функций у здоровых взрослых мужчин был изучен Kennedy et al.(2010). Производительность задачи последовательного вычитания, выполненной как часть батареи когнитивных требований, улучшилась после 28-дневного приема MVM. В другом исследовании женщины в возрасте 25–50 лет продемонстрировали значительное улучшение когнитивных функций после 63 дней приема добавок MVM с использованием многозадачной оценки (Haskell et al., 2010). Напротив, крупнейшее на сегодняшний день исследование добавок MVM, посвященное изучению когнитивных изменений, не обнаружило доказательств, подтверждающих положительный эффект такого лечения в выборке врачей-мужчин в возрасте 65 лет и старше в течение средней продолжительности последующего наблюдения 8.5 лет (Grodstein et al., 2013). Эти исследования не только подчеркивают вариабельность результатов при рассмотрении возможных преимуществ когнитивных функций, связанных с добавлением MVM у здоровых взрослых, но также различия в дозах микронутриентов и продолжительности лечения MVM, группах лечения и методах оценки когнитивных функций (для Например, Grodstein et al., 2013 оценили когнитивные функции с помощью телефонного интервью).

Недавно параллельное направление исследований исследовало потенциальные физиологические изменения, связанные с добавлением MVM.Среди женщин с ожирением в возрасте 18–55 лет ежедневный прием MVM с препаратом, содержащим большое количество минералов в дополнение к витаминам, в течение 26 недель приводил к увеличению расхода энергии в покое, а также к снижению жировой массы, массы тела и холестерина (Li и др., 2010). Повышенный расход энергии снова наблюдался в выборке здоровых женщин в возрасте 25–49 лет после приема MVM, в данном случае во время выполнения когнитивных задач (Kennedy et al., 2016). Изучая как острые, так и острые и хронические эффекты двух методов лечения MVM, одной более высокой и одной более низкой дозы с добавлением коэнзима Q10, Kennedy et al.(2016) сообщили об увеличении расхода энергии при выполнении когнитивных задач как после однократной острой дозы, так и в зависимости от дозы после 56 дней приема добавок. В исследовании также изучались гемодинамические изменения мозга во время выполнения батареи когнитивных задач с использованием функциональной ближней инфракрасной спектроскопии (fNIRS), которая показала усиление мозгового кровотока в префронтальных участках при первой острой оценке только с более низкой дозой MVM с коэнзимом Q10 и аналогичными, хотя незначительные, тенденции в группе лечения высокими дозами МВМ.Эти гемодинамические изменения не сопровождались изменениями когнитивных функций.

Функциональная магнитно-резонансная томография (fMRI) разделяет некоторые свойства fNIRS, но обеспечивает гораздо лучшее пространственное разрешение. Работа нашей лаборатории предоставила предварительные доказательства нейрофизиологических изменений, связанных с добавлением MVM, изучая как острые дозы, так и более длительные добавки, используя фМРТ и устойчивые визуальные вызванные потенциалы (SSVEP) — электрофизиологический метод с высоким временным разрешением (см. Ниже).В пилотном исследовании острых эффектов двух методов лечения МВМ, с гарантией или без гарантии, фМРТ во время выполнения задач быстрой обработки визуальной информации (RVIP) и времени осмотра выявило повышенную зависимость от уровня кислорода в крови (ЖИРНЫЙ) ответ на активные задачи для обоих методов лечения МВМ. по сравнению с плацебо (Scholey et al., 2013). В этом исследовании также сообщалось о преимуществах когнитивных функций и настроения, ограниченных лечением MVM плюс гуарана.

Сообщалось об изменениях функциональной активности мозга как при остром, так и при хроническом добавлении MVM с использованием методологии SSVEP.Прежде чем перейти к результатам этой работы, предлагается краткое введение в методику SSVEP. SSVEP нашел применение при изучении основных зрительных процессов и восприятия, интерфейсов мозг-компьютер и когнитивных функций более высокого порядка (обзоры см. В Vialatte et al., 2010; Norcia et al., 2015). Один метод SSVEP для исследования высших когнитивных функций, называемый топографией устойчивого состояния (Silberstein et al., 1990), исследует ответы SSVEP на несущественное для задачи диффузное синусоидальное мерцание 13 Гц, наложенное на поле зрения во время выполнения когнитивной задачи.Амплитуда SSVEP отражает суммарную активность пирамидных клеток, запускаемых синхронно с мерцанием 13 Гц, в то время как фаза SSVEP отражает различия в латентности между визуальным мерцанием и ответом SSVEP. Утверждается, что эта разность фаз отражает время передачи кортико-корковой петли, которое связано с продолжающимися возбуждающими и тормозными процессами в нижележащих корковых областях, так что усиление возбуждающих процессов будет проявляться как прогрессирование фазы SSVEP (или уменьшение латентности; Silberstein et al. ., 1995, 2000). Используя этот метод устойчивой топографии, колебания амплитуды и фазы SSVEP были связаны с рядом когнитивных процессов (Silberstein et al., 2001; Kemp et al., 2002; Ellis et al., 2006), нейрофизиологическими изменениями в клинических популяциях. (Silberstein et al., 1998, 2000), а также исследовать нейрокогнитивные эффекты ряда психофармакологических манипуляций и манипуляций с питанием (Kemp et al., 2004; Silberstein et al., 2011; Camfield et al., 2012), включая Дополнение MVM.

Пилотные результаты фМРТ Scholey et al. (2013), изучающие острые эффекты введения MVM, были расширены с использованием записей SSVEP во время выполнения задачи A-X Continuous Performance Task (A-X CPT; White et al., 2016). Это исследование обнаружило отчетливые изменения в ответе SSVEP во время CPT A-X, связанного с добавкой MVM, содержащей более высокие дозы витамина B и минералов, и второй MVM с более низкими дозами микронутриентов, но с дополнительной гуараной. После обработки высокой дозой MVM, уменьшение амплитуды SSVEP и опережение фазы наблюдались в местах передних электродов в течение периода между зондовым и целевым стимулами, паттерн, который коррелировал с лучшим выполнением задачи.Напротив, низкая доза MVM с гуараной показала мало доказательств каких-либо фазовых флуктуаций SSVEP, связанных с задачей, вместо этого вызывая общий сдвиг в сторону большего набегания фазы с диффузным топографическим рисунком, совместимым с общим возбуждающим действием содержания кофеина в лечении. . Макферсон и др. (2012) исследовали изменения функциональной активности мозга, связанные с добавлением MVM в течение 16 недель у женщин в возрасте 64–79 лет, используя записи SSVEP. В этом испытании проверялись эффекты добавки с препаратом MVM, который также содержал 19 растительных экстрактов и три пробиотика, с изменениями в SSVEP, изученными во время выполнения задачи пространственной рабочей памяти.В исследовании наблюдалось большее отставание фазы SSVEP (увеличенная задержка) во время извлечения компонента задачи пространственной рабочей памяти, паттерн изменения, который коррелировал с улучшением производительности задачи после обработки.

Подводя итог, можно сказать, что микронутриенты являются важными кофакторами во множестве клеточных процессов, критически важных для здорового физиологического и нейрокогнитивного функционирования, при этом все большее внимание уделяется тому, чтобы понять, может ли потребление, отличное от контекста предотвращения клинического дефицита, улучшить функцию у здоровых людей.В тех случаях, когда в исследованиях рассматривались поведенческие исходы вмешательств MVM у здоровых взрослых, результаты указывают на потенциальную пользу для настроения с поддержкой, хотя и менее последовательной, для улучшения когнитивных функций. Есть также свидетельства того, что добавка MVM может влиять на энергетический обмен и, возможно, на более конкретные нейрофизиологические функции. В исследованиях, оценивающих связанные с заданием изменения SSVEP после введения MVM, метод кажется чувствительным к потенциальным изменениям функциональной активности мозга, связанным с добавлением MVM, в то время как пилотные данные с использованием методов фМРТ требуют дальнейшего изучения.С этой целью текущее исследование было направлено на использование этих дополнительных методов, фМРТ и SSVEP, для оценки функциональной активности мозга, чтобы изучить любую потенциальную связь между добавкой MVM и функцией мозга у здоровых взрослых.

Материалы и методы

Мы изучили результаты функциональной визуализации, используя рандомизированный, двойной слепой, плацебо-контролируемый дизайн, чтобы исследовать эффекты 4-недельного ежедневного приема добавок с комбинацией MVM. Вмешательство включало препарат микронутриентов, содержащий все восемь витаминов группы В, в дополнение к витамину С и минералам кальция, магния и цинка (более подробно описано ниже).Общие методы испытаний и результаты, касающиеся биомаркеров настроения и крови, были опубликованы в другом месте (White et al., 2015). Исследование было одобрено Комитетом по этике исследований на людях Университета Суинберна (Ref SUHREC 2012/164) и зарегистрировано в реестре клинических испытаний Австралии и Новой Зеландии (ACTRN12612001043820).

Участников

В исследование было включено 58 здоровых взрослых участников в возрасте от 18 до 40 лет (средний возраст = 25,82 года, SD = 4.87), которые были набраны из местного сообщества через местную рекламу. Участники не страдали психическими или серьезными физическими заболеваниями и не принимали лекарства (за исключением противозачаточных таблеток или обычных лекарств от доброкачественных состояний), экстрактов трав, витаминных добавок или запрещенных препаратов в течение 4 недель до включения в исследование и в течение всего периода исследования. Эти участники выполнили один из трех потоков оценки функциональной визуализации головного мозга (подробнее подробно описано на дополнительном рисунке 3): и SSVEP, и фМРТ ( n = 16, восемь женщин, один дополнительный участник отозвал согласие до последующей оценки), только оценка SSVEP ( n, = 23, 12 женщин) и только оценка с помощью фМРТ ( n = 16, восемь женщин, с двумя дополнительными участниками, которые отозвали свое согласие до последующей оценки).Те, кто прошел оценку как SSVEP, так и фМРТ, сделали это в один и тот же день тестирования, с записями SSVEP, сделанными до оценки фМРТ.

Процедура

Участники посетили первоначальный скрининговый и ознакомительный визит, за которым последовали базовые сеансы оценки и оценки после лечения, проведенные с интервалом в 4 недели. Участникам была предоставлена ​​возможность практиковать каждую из когнитивных задач во время скринингового визита с оценкой функциональной активности мозга SSVEP и фМРТ, выполняемой на исходном уровне и через 4 недели после лечения.Рандомизация проводилась незаинтересованной третьей стороной, при этом стратифицированная рандомизация использовалась для баланса пола в каждом потоке функциональной визуализации. Активный препарат и плацебо представляли собой шипучие таблетки, подобранные по цвету и вкусу, изготовленные Bayer AG (Базель, Швейцария). Активное лечение, содержащее высокие дозы витаминов группы В, помимо цинка, кальция, магния и витамина С, коммерчески доступно как Berocca ® Performance (подробное описание приведено в Таблице 1 ниже).Участникам было рекомендовано принимать по одной таблетке в день во время завтрака, растворенной как минимум в 200 мл воды. Участники вернулись после 4 недель приема добавок, не получив лечения в день их повторного посещения. Комплаентность определялась подсчетом повторных сеансов лечения, в то время как анализ циркулирующих уровней витамина B6, фолиевой кислоты и B12 в крови показал повышение после лечения в группе активного лечения со значительным снижением уровня гомоцистеина, подтверждая соблюдение режима и абсорбцию (подробности см. White et al., 2015).

ТАБЛИЦА 1. Дозы микронутриентов активного лечения MVM.

Функциональная МРТ

При сканировании МРТ

использовался МРТ-сканер Siemens Tim Trio 3T с 32-канальной головной катушкой в ​​Технологическом университете Суинберна, Мельбурн, Австралия. Функциональные данные МРТ были получены во время выполнения задачи Inspection Time (IT) и задачи RVIP. При оценке исходного уровня и после лечения протокол визуализации включал сканирование, взвешенное по T1 (3D MPRAGE; TR = 1900 мс, TE = 2.52 мс, угол поворота = 9 °, поле зрения = 256 мм, 176 срезов, 1 мм ( 3 изотропных вокселов), в дополнение к объемам, взвешенным по T2 * , полученным во время выполнения двух когнитивных задач с использованием одного и того же EPI параметры сбора данных с отбрасыванием первых трех объемов каждой задачи (TR = 3000 мс, TE = 30 мс, угол поворота = 90 °, поле обзора = 192 мм, 46 чередующихся срезов, 3 мм 3 изотропных вокселей). И ИТ, и задачи RVIP, описанные ниже, были вариантами ранее опубликованных парадигм задач, представленных с помощью программного обеспечения Presentation ® .Слушатели просматривали стимулы задания на мониторе через зеркало на катушке на голове.

Подробная информация о задаче времени проверки

ИТ-задача заключалась в представлении стимула с двумя вертикальными линиями разной длины, идущими перпендикулярно на обоих концах горизонтальной линии (белые стимулы на черном фоне). Затем от участника требовалось указать, какая строка воспринимается как более длинная (принудительный выбор, с двумя альтернативами, с помощью кнопки, удерживаемой в правой руке при нажатии кнопки указательным пальцем (слева) или средним пальцем (справа)).Продолжительность, в течение которой этот стимул оставался видимым до появления маски (длительность маски 500 мс), варьировалась от одинаково представленных проб 40, 60, 80, 100 и 120 мс (Waiter et al., 2008). Испытаниям предшествовали перекрестные фиксации 600 мс с переменным интервалом между испытаниями (ITI), составляющим каждые 500 мс приращения от 1880 до 3880 мс. Каждый ITI предшествовал пяти длительностям стимула в равной степени, с 20 попытками каждой длительности стимула, представленными в псевдослучайном порядке за запуск задачи.Два 426-секундных цикла (142 функциональных тома), каждое из 100 испытаний, проводились при каждом визите для оценки.

Детали задачи быстрой визуальной обработки информации

Реализованная задача RVIP была идентична описанной в Neale et al. (2015). Вкратце, однозначные числа (белые стимулы на черном фоне) предъявлялись со скоростью 100 в минуту, при этом активный вариант задания требовал от участников ответа при предъявлении трех последовательных нечетных или четных цифр, а вариант контрольного задания требовал обнаружения единственная целевая цифра, не представленная в активном варианте («0»).Оба варианта задания содержали целевые последовательности по четыре за 30 с. Два варианта задачи чередовались в блокированном дизайне, причем каждому 58,5-секундному блоку предшествовал 12-секундный блок отдыха / инструкций, который подсказывал участникам предстоящие требования к задаче. При каждом ознакомительном посещении выполнялись два запуска задачи, каждый запуск состоял из трех блоков каждого варианта задачи и семи блоков отдыха / инструкций в общей сложности 435 с (145 функциональных томов за запуск).

Обработка и анализ данных фМРТ

Вся предварительная обработка и статистический анализ данных фМРТ на уровне участников были выполнены с использованием SPM8 (Wellcome Trust Center for Neuroimaging, Лондон, Великобритания).Предварительная обработка данных включала следующие этапы: временные ряды изображения корректировались по времени среза относительно среднего среза, затем повторно выравнивались по полученному первому объему. Структурное изображение T1, полученное во время соответствующего лечебного визита, было совместно зарегистрировано со средним функциональным изображением, созданным во время перестройки, затем нормализовалось до шаблона MNI T1, выпущенного с помощью SPM8. Параметры этого преобразования T1 были впоследствии применены к перестроенным функциональным изображениям. Затем нормализованные функциональные изображения были сглажены с помощью гауссовского фильтра FWHM 8 мм.

Моделирование на уровне участников для ИТ-задачи исследовало параметрическую модуляцию BOLD-сигнала как функцию длительности стимула. Правильные события испытаний моделировались как функции палочек, свернутые с функцией канонической гемодинамической реакции (HRF), поставляемой с SPM8. Эти правильные события были параметрически модулированы с помощью продолжительности пробного представления кодирования регрессора (самые длинные длительности имели самые высокие числа), которая была ортогонализирована регрессору событий; параметрический модулятор показывает, насколько хорошо ЖИРНЫЕ флуктуации, не объясненные средним ответом на все действия начала стимула, зависят от длины предъявления стимула.Наконец, коррелированная с движением дисперсия BOLD-сигнала была смоделирована путем включения параметров перестройки движения в качестве не представляющих интереса ковариат.

На уровне группы анализа эффект параметрической модуляции не показал статистически значимых эффектов на исходном уровне (см. Раздел 2 дополнительных данных). В связи с отсутствием надежных исходных эффектов задачи эта задача не выполнялась из-за потенциальных эффектов лечения.

При моделировании на уровне участников для задачи RVIP были смоделированы активные и управляющие варианты задачи с использованием отдельных функций коробчатой ​​формы, определяемых началом и продолжительностью каждого блока задачи, которые были свернуты с каноническим HRF, с параметрами движения, включенными в качестве мешающих регрессоров.При анализе воздействия лечения на функциональную активность мозга, связанную с RVIP, был применен подход области интереса (ROI), при котором функциональные ROI были выведены из независимой выборки здоровых участников, соответствующих критериям приемлемости для исследования. Детали анализа, генерирующего пять используемых ROI, описаны в разделе 1 дополнительных данных (см. Дополнительную таблицу 1 и дополнительный рисунок 1). Пять областей интереса, идентифицированные этим анализом, были локализованы в левом и правом теменных кластерах, левом среднем лобном кластере, левой островке и кластере, включающем двусторонние дополнительные моторные области.Оценки среднего контраста, полученные из активной задачи минус контраст контрольной задачи, были извлечены из пяти областей интереса с использованием набора инструментов MarsBaR (Brett et al., 2002). Учитывая, что требования задачи управления в значительной степени соответствуют требованиям внимания и сенсомоторной активности активного варианта, этот контраст в значительной степени изолирует требования к рабочей памяти, необходимые для активного варианта задачи. Эти оценки среднего контраста, полученные на визите после лечения, сформировали входные данные для анализа ковариации (ANCOVA), изучающего основной эффект группы лечения как межгрупповой фактор, с исходными оценками до лечения, включенными в качестве ковариаты с использованием SPSS для Windows. (Версия 23; SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США). Для сравнений был применен порог значимости с использованием поправки на коэффициент ложного обнаружения с q = 0,1, чтобы контролировать множественные сравнения по пяти областям интереса (Benjamini and Hochberg, 1995).

Постоянные записи визуально вызванного потенциала

Две когнитивные задачи, одна задача непрерывного выполнения и одна задача пространственной рабочей памяти, были выполнены во время записи SSVEP. Получение и предварительная обработка SSVEP следовали процедуре, идентичной описанной в недавнем исследовании острых эффектов введения MVM, как с гуараной, так и без гуараны (White et al., 2016). Вкратце, записи были получены с 60 электродов на скальпе, расположенных в соответствии с расширенной системой 10-10, с использованием электродного колпачка Quick-Caps и усилителей Synamps 2 с программным обеспечением Scan 4.3 (Neuroscan, Inc., Abbotsford, VIC, Australia). Электрод, расположенный между Cz и Cpz, действовал как эталон, а заземляющий электрод располагался между Fz и Fpz. Также были сделаны записи левого и правого сосцевидных отростков, а данные впоследствии были повторно привязаны к связанным сосцевидным отросткам в автономном режиме.SSVEP был обнаружен через очки с использованием светодиодных матриц, излучающих синусоидальное мерцание с частотой 13 Гц, которое накладывалось на поле зрения полупрозрачными зеркалами, образующими горизонтальный угол 160 ° и вертикальный угол 90 °.

Когнитивные задачи SSVEP: задача непрерывного выполнения A-X

Детали AX-CPT, использованные в настоящем исследовании, идентичны описанным в предыдущем исследовании острых эффектов введения MVM (White et al., 2016). Задача представляет отдельные буквы со скоростью примерно 34 в минуту и ​​включает два варианта: одна активная задача, в которой участники отвечают на целевую последовательность «X», которой предшествует «A» среди псевдослучайной последовательности букв, и контрольная задача, в которой участники отвечают на целевую букву «E» среди предсказуемой повторяющейся последовательности букв (от «A» до «E»).Для обоих вариантов 200 стимулов, включая 40 целевых ответов, были представлены в двух сеансах записи продолжительностью примерно 3 минуты каждый, разделенных коротким перерывом.

Когнитивная задача SSVEP: пространственная рабочая память

Задача пространственной рабочей памяти, принятая для текущего исследования, была основана на парадигме отсроченного сопоставления с образцом с историей использования при изучении функциональных коррелятов визуализации пространственной рабочей памяти (Jonides et al., 1993), которая ранее использовалась используется для изучения возрастных изменений ответа на SSVEP (Macpherson et al., 2014), в дополнение к изменениям, связанным с добавлением MVM у здоровых пожилых женщин (Macpherson et al., 2012). В испытаниях были представлены две или три белые точки на черном фоне в течение 500 мс (период кодирования), за которыми следовало представление крестика фиксации в течение 3000 мс (период обслуживания), после чего на 1800 мс (зонд) появлялся пустой кружок. В течение этого периода исследования участники ответили, охватывает ли местоположение круга закодированное местоположение точечных стимулов, при этом нажатие правой кнопки указывает на совпадение, а нажатие левой кнопки указывает на новое местоположение.Контрольный вариант задачи соответствовал сенсомоторным требованиям задачи, устраняя нагрузку на рабочую память, сохраняя точечные стимулы на экране на протяжении каждого испытания, так что период проверки требовал ответа относительно того, окружают ли круговые стимулы точка (нажатие правой кнопки) или не заключена в точку (нажатие левой кнопки). Активный и контрольный варианты задач были выполнены в отдельных запусках записи, включающих 40 испытаний, разделенных периодом фиксации 1000 мс, половина из которых представляла две точки во время кодирования, а половина — три точки.Чтобы обеспечить достаточное количество правильных испытаний для анализа, было выполнено два запуска активного варианта задачи, в результате чего было выполнено 80 испытаний для активной задачи за посещение и один запуск из 40 испытаний для контрольного варианта.

Обработка и анализ данных SSVEP

Все аспекты обработки сигналов SSVEP были идентичны описанным в White et al. (2016), при этом сигнал SSVEP с частотой 13 Гц извлекается из текущих записей с использованием установленных процедур, реализованных в собственном программном обеспечении (BrainSci; Silberstein, 1995b), а также статистического анализа и картирования с использованием пользовательских скриптов MATLAB (The Mathworks Inc., Натик, Массачусетс, США). Чтобы контролировать межиндивидуальные различия в амплитудных и фазовых ответах SSVEP, варианты активных задач парадигм задач AX-CPT и SWM были нормализованы к соответствующему варианту контрольной задачи во время базового визита. Для задачи A-X CPT средние амплитуда и фаза SSVEP были рассчитаны для периода 250 мс, следующего за сигнальным стимулом («A»), периода удержания 1500 мс после и 1000 мс после появления цели («X»). Для задачи SWM были рассчитаны средние амплитуда и фаза SSVEP для периода кодирования 500 мс, периода обслуживания 3000 мс и 1000 мс с момента предъявления зондирующего стимула.Поскольку в анализ были включены только правильные испытания, еще один участник был исключен из анализа A-X CPT из-за неправильного выполнения задачи.

Задачи A-X CPT и SWM были изучены по всей выборке SSVEP на исходном уровне, чтобы охарактеризовать реакцию SSVEP на предварительную обработку завершения задачи. Для каждого из трех усредненных компонентов задачи это включало прямое сравнение между активным и контрольным вариантами задачи для обеих задач. Впоследствии были исследованы потенциальные изменения ответа SSVEP от исходного уровня до периода после лечения, сравнивая активный ответ SSVEP при каждом посещении для каждой группы лечения отдельно.Ответ SSVEP изучается с точки зрения амплитуды и фазы, что требует статистического подхода, альтернативного поведенческим данным и данным фМРТ. Сравнения проводились с использованием теста Hotelling T 2 , двумерного аналога парного теста T , который проверяет различия в среднем векторе, включающем комплексные числа, количественно определяющие амплитуду и фазу SSVEP. Корректировка для множественных сравнений последовала за предыдущими исследованиями по использованию метода топографии устойчивого состояния, в котором пространственный анализ главных компонент данных SSVEP, указывающий на пять независимых компонентов, может составлять более 95% пространственной дисперсии (Silberstein and Cadusch, 1992), таким образом, альфа-уровень для Анализ SSVEP был скорректирован до 1% (скорректировано p = 0.05.05). В случае значительных изменений связь между этими изменениями SSVEP и изменениями поведенческих характеристик от исходного уровня до периода после лечения также изучалась посредством корреляций, чтобы оценить любые поведенческие корреляты этих изменений (то есть различие в ответе SSVEP до начала лечения). постобработка коррелировала с изменением показателей между этими оценочными визитами).

Анализ поведенческой деятельности

Поведенческие характеристики при выполнении когнитивных задач измерялись с точки зрения точности и среднего времени ответа для активного варианта каждой из четырех когнитивных задач.Точность задачи была операционализирована как процент правильных ответов для задач ИТ и пространственной рабочей памяти и среднее число правильных целевых обнаружений на выполнение задачи в случае RVIP (из 24 за запуск) и задач AX CP (из 20 за запуск ). Чтобы исследовать возможные связанные с лечением изменения в поведенческих характеристиках, точность задач и время реакции во время посещения после лечения сформировали исходные данные для анализа ковариации (ANCOVA), исследующего основной эффект группы лечения как межгрупповой фактор, с предварительным анализом. оценки исходного уровня лечения, включенные в качестве ковариаты с использованием SPSS для Windows (версия 23; SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США). Критерии значимости поведенческих исходов были установлены на p <0,05.

Анализ популяций

Популяция анализа для каждого исхода требовала полных случаев (55 из 58 рандомизированных завершенных последующих оценок) со следующими дополнительными критериями для каждого типа исхода: (a) данные о поведенческих характеристиках: первичный анализ полных случаев с дополнительным исключением выбросы, выявленные во время скрининга данных, проведенного без учета лечения, (b) для фМРТ: первичный анализ полных наборов данных, с последующим анализом чувствительности, за исключением поведенческих выбросов, выявленных во время слепого скрининга данных, (c) для данных SSVEP: был проведен первичный анализ проводились для полных случаев с дополнительным исключением наборов данных с чрезмерным артефактом, как определено произвольным порогом, описанным ниже, с последующим анализом, исключающим поведенческие выбросы.

До отмены ослепления поведенческие результаты были проверены на выбросы, при этом поведенческие характеристики, приближенные к вероятным уровням, наблюдались для пяти участников ИТ-задачи, которые впоследствии были исключены из анализа. Низкая производительность также наблюдалась для одного участника в задаче RVIP, трех участников в A-X CPT и одного участника в задаче пространственной рабочей памяти, которые были исключены из анализа этих поведенческих результатов. Еще у трех участников отсутствовали поведенческие данные для задачи RVIP из-за технической неисправности устройства реагирования в сканере, и поэтому они были пропущены при анализе поведенческих результатов.Избыточный артефакт SSVEP был определен с помощью круговой статистики, превышающей 0,2 на 10 или более электродов для данного варианта задачи (описанной в Silberstein, 1995a), рассчитанной для первых 120 секунд каждого выполнения задачи. Этот порог привел к исключению трех наборов данных из задачи «Пространственная рабочая память» и отсутствию наборов данных из A-X CPT. Поскольку данные фМРТ были получены от двух когорт, в которых процедуры тестирования различались, эти группы были проанализированы отдельно. Как сообщалось ранее, оценка функциональной активности мозга с использованием записей SSVEP во время заданий A-X CPT и пространственной рабочей памяти значительно снизила субъективные оценки умственной выносливости, концентрации и внимательности, при этом значительно увеличив умственную усталость (более подробно описано в White et al., 2016), дополнительно подчеркивая необходимость отдельно рассматривать когорту, в которой фМРТ была завершена после оценки SSVEP.

Результаты

Поведенческие характеристики

Поведенческие характеристики когнитивных задач, выполненных во время мониторинга функциональной активности мозга с использованием методов SSVEP и фМРТ, существенно не различались между группами лечения после лечения при контроле исходных показателей. Средняя результативность выполнения задач, связанных с МРТ, была, как правило, худшей во время обоих посещений в утомленной выборке, хотя две тестируемые когорты существенно не различались.Эти результаты суммированы в Таблице 2 ниже.

ТАБЛИЦА 2. Поведенческие характеристики при выполнении когнитивных задач.

фМРТ

Эффекты задач

Воксельные модели всей мозговой активности, связанной с заданием, были изучены на исходном уровне, чтобы подтвердить, что выполнение задач RVIP и ИТ вызывало активность, согласующуюся с предыдущими исследованиями, а также обоснование областей интереса, определенных из независимой выборки для использования в изучение связанных с лечением эффектов во время выполнения задачи RVIP.IT-задача не смогла продемонстрировать надежные эффекты задачи при исследовании параметрической модуляции BOLD-сигнала по длине предъявления стимула (см. Deary et al., 2004; Waiter et al., 2008), и как таковая в дальнейшем не рассматривалась в отношении эффектов лечение. Задача RVIP показала результаты, согласующиеся с предыдущими исследованиями функциональной визуализации для этой задачи (Coull et al., 1996; Lawrence et al., 2003; Neale et al., 2015) и областями интереса, определенными из независимой выборки, включая большие области двустороннего теменная и лобная кора.Результаты этого анализа подробно описаны в разделе 2 дополнительных данных (см. Дополнительную таблицу 2 и дополнительный рисунок 2).

RVIP Эффекты после лечения

Среди уставших участников, которые прошли оценку SSVEP перед фМРТ, средние оценки контрастности, полученные при вычитании контрольного варианта задачи RVIP из активного варианта задачи RVIP, были значительно выше после лечения в группе лечения MVM по сравнению с плацебо при контроле за исходным уровнем.Этот эффект пережил коррекцию FDR по трем областям интереса: двусторонним областям интереса теменных долей и дополнительным областям интереса двигательной области. Повторение этого анализа с исключением одного участника с плохой успеваемостью (группа плацебо) показало ту же картину результатов с левой теменной и SMA ROI, оставшимися после коррекции FDR. В отличие от этого, не наблюдалось никаких значительных различий между группами лечения среди когорты участников, не страдающих от усталости. Эти результаты подробно представлены в таблице 3, а на рисунке 1 показаны оценки среднего контраста для усталых и неутомленных групп до и после лечения в пределах трех областей интереса, для которых наблюдались значительные различия между группами лечения.

ТАБЛИЦА 3. Средняя оценка контраста, связанного с задачей RVIP, после лечения из пяти областей интереса для каждой группы лечения, скорректированная по исходному уровню, как в утомленных ( n = 16), так и в не утомленных когортах ( n = 16).

РИСУНОК 1. Средние оценки контрастности задачи RVIP, полученные на исходном уровне и после лечения для усталых (слева) и неутомленных (справа) когорт для (A) левой теменной, (B) правой теменной и (C) представляющих интерес областей SMA, где значительно большая связанная с задачей активность наблюдалась в группе активного лечения после лечения в когорте утомленных.Планки погрешностей ± 1 SE.

В группе утомленных исследовали изменение активности, связанной с заданием RVIP, от исходного уровня до состояния после лечения, чтобы оценить взаимосвязь с изменениями в поведенческих характеристиках. Положительные корреляции наблюдались между изменением выполнения задачи RVIP от исходного уровня до периода после лечения, которое индексируется по общему количеству правильных целевых обнаружений, и изменением оценки контрастности RVIP от исходного уровня к периоду после лечения в левой теменной области ( r с = 0.681, p = 0,015), правой теменной ( r s = 0,628, p = 0,029) и SMA ( r s = 0,491, p = 0,105) интересующими областями. Было обнаружено, что повышенная функциональная активность мозга во время выполнения задачи RVIP при последующем наблюдении связана с более высокой производительностью у усталых участников. Диаграммы рассеяния связи между изменением функциональной активности и поведенческими характеристиками показаны на рисунке 2 для двух интересующих теменных областей, в которых значимо ( p <0.05) корреляции не наблюдались.

РИСУНОК 2. Диаграммы разброса связи между изменением оценки контрастности RVIP и изменением поведенческих характеристик от исходного уровня до постобработки в утомленной когорте для (A) левой теменной и (B) правой теменной области, представляющих интерес.

ССВЭП

A-X CPT: исходные эффекты задачи SSVEP

Разница амплитуды и фазы SSVEP между активным и контрольным вариантами задания по выборке на исходном уровне показаны на рисунке 3.В соответствии с предыдущими исследованиями, снижение амплитуды наблюдалось в течение трех периодов задания, в префронтальных и задних участках в течение периода реплики, продолжающееся через лобно-центральные и задние участки во время компонентов задания «Удержание» и «Цель». Фаза SSVEP продемонстрировала умеренное фронтальное продвижение во время периода подсказки, в то время как отставание правой задней фазы в этот период более широко распространялось на периоды удержания и цели. Набег префронтальной фазы, о котором ранее сообщалось, в сочетании со снижением амплитуды во время выполнения компонентов задачи «Удержание» и «Цель» (см.Зильберштейн и др., 1998; Зильберштейн и др., 2000; White et al., 2016) в текущей выборке был менее заметен.

РИСУНОК 3. A-X CPT SSVEP амплитуда и разность фаз, в отличие от контрольной задачи, при базовой оценке по всей выборке. В столбцах показаны топографические карты амплитуды SSVEP (вверху) и фазы (в виде задержки, в центре), при этом T 2 Хотеллинга соответствует контрасту активного и контрольного вариантов задачи для Cue (слева) , Hold (в центре) и Target (справа) сегментов задач.

A-X CPT: Анализ SSVEP группы лечения

Изменения в ответе SSVEP от исходного уровня до после лечения изучались отдельно для групп плацебо и активной MVM. Для группы лечения плацебо не было значительных различий в ответе SSVEP на A-X CPT между визитами на исходном уровне и после лечения по трем компонентам задачи (показано на рисунке 4). Тенденции ( p <0,05, недостижение порога) наблюдались для небольшого количества теменно-затылочных электродов, где при последующей оценке наблюдались уменьшение амплитуды и прогрессирование фазы по трем компонентам задачи.Группа активного лечения MVM показала значительное снижение амплитуды после лечения в одном затылочном участке в течение периода удержания (показано на рисунке 5). Кроме того, группа фронтальных электродов показала тенденцию ( p <0,05) к уменьшению амплитуды и опережения фазы. Хотя эта модель фронтального набегания фазы и уменьшения амплитуды не достигла значимости при корректировке для множественных сравнений, этот эффект согласуется, как с точки зрения компонента задачи, так и расположения электродов, с ранее сообщенными изменениями в ответе SSVEP во время завершения AX CPT после острая доза того же вмешательства MVM (White et al., 2016). Паттерны изменений и статистическая значимость не изменились при проведении анализа чувствительности, за исключением отклоняющихся поведенческих данных. Не было значимой корреляции между изменением поведенческих характеристик от исходного уровня до периода после лечения и этими изменениями в ответе SSVEP во время СРТ A-X.

РИСУНОК 4. A-X CPT SSVEP Амплитуда и фаза изменения от исходного уровня до после лечения в группе плацебо. В столбцах показаны топографические карты амплитуды SSVEP (вверху) и фазы (в виде задержки, в середине), при этом T 2 Хотеллинга соответствует контрасту активного и контрольного вариантов задачи для Cue (слева) , Hold (в центре) и Target (справа) сегментов задач.

РИСУНОК 5. A-X CPT SSVEP амплитуда и фаза изменения от исходного уровня до постобработки в группе активного лечения MVM. В столбцах показаны топографические карты амплитуды SSVEP (вверху) и фазы (в виде задержки, в центре), при этом T 2 Хотеллинга соответствует контрасту активного и контрольного вариантов задачи для Cue (слева) , Hold (в центре) и Target (справа) сегментов задач.

Пространственная рабочая память: исходные эффекты задачи SSVEP

Ответ SSVEP на вариант активной задачи в отличие от контрольного варианта показал картину уменьшения амплитуды SSVEP и набега фазы в префронтальных электродах во время кодирования с последующим прогрессом задней фазы в течение периода удержания, как показано на рисунке 6.Никаких существенных различий в сегменте поиска в первые 1000 мс после предъявления зонда между контрольным и активным вариантами задачи не наблюдалось.

РИСУНОК 6. Пространственная рабочая память SSVEP разности амплитуд и фаз, в отличие от контрольной задачи, при базовой оценке по выборке. В столбцах показаны топографические карты амплитуды SSVEP (вверху) и фазы (в виде задержки, в середине), при этом T 2 Хотеллинга соответствует контрасту активных и управляющих вариантов задачи для кодирования (слева) , обслуживания (посередине) и получение (справа) сегментов задачи.

Пространственная рабочая память: анализ SSVEP группы лечения

Сравнение ответов SSVEP после лечения с исходной активностью во время задачи пространственной рабочей памяти не показало значительных изменений в группе лечения плацебо, но свидетельствовало о значительных изменениях после лечения в группе активного лечения MVM. В группе плацебо, показанной на рисунке 7, тенденции к большей фазовой задержке (увеличенной латентности) наблюдались на трех префронтальных электродах в течение периода кодирования, в дополнение к левой фронтальной модели задержки фазы и уменьшения амплитуды в период поддержки. , хотя ни один из них не достиг значимости при поправке на множественные сравнения.Группа активного лечения MVM показала опережение центрально-теменной фазы SSVEP (уменьшенная задержка) во время сегмента кодирования задачи пространственной рабочей памяти (показано на рисунке 8), достигая критериев значимости в двух центральных электродах при корректировке для множественных сравнений. Этот паттерн продвижения фазы SSVEP в центро-теменных областях сохранялся в период поддержания, хотя он не достиг критериев значимости в этом временном окне. Это изменение фазового ответа SSVEP в центральных электродах во время кодирования не коррелировало с изменением поведенческих характеристик от исходного уровня к постобработке в группе активного лечения MVM.

РИСУНОК 7. Пространственная рабочая память Амплитуда и фаза SSVEP изменяются от исходного уровня до периода после лечения в группе лечения плацебо. Столбцы показывают топографические карты амплитуды SSVEP (вверху) и фазы (как задержка, в середине), при этом T 2 Хотеллинга соответствует контрасту активных и управляющих вариантов задачи для кодирования (слева) , обслуживания (посередине) и получение (справа) сегментов задачи.

РИСУНОК 8. Пространственная рабочая память Амплитуда и фаза SSVEP изменяются от исходного уровня до периода после лечения в группе активного лечения MVM. Столбцы показывают топографические карты амплитуды SSVEP (вверху) и фазы (как задержка, посередине), при этом T2 Хотеллинга соответствует контрасту активных и управляющих вариантов задач для кодирования (слева) , обслуживания (посередине) и получения (Справа) сегментов задачи.

Обсуждение

В этом исследовании изучали влияние 4-недельного ежедневного лечения препаратом MVM на функциональную активность мозга, оцениваемую дополнительными гемодинамическими и электрофизиологическими методами.И фМРТ, и SSVEP выявили изменения в функциональной активности мозга после лечения активным лечением МВМ, со сходящимися моделями активности, соответствующими большей активности в перекрывающихся центрально-теменных областях во время выполнения задачи рабочей памяти. Согласно данным фМРТ, это увеличение BOLD-ответа, связанного с заданием, коррелировало с улучшением поведенческих характеристик, однако эти результаты фМРТ были очевидны только среди утомленной когорты участников, которые впервые прошли оценку SSVEP.Активное лечение MVM также было связано с более значительным снижением амплитуды задней SSVEP после лечения в период между сигналом и целевым стимулом A-X CPT, а также с тенденцией к уменьшению амплитуды SSVEP и прогрессу фазы во фронтальных областях. Лечение МВМ не было связано со значительными изменениями поведенческих характеристик при выполнении когнитивных задач, выполняемых во время мониторинга функциональной активности мозга. Таким образом, результаты этого исследования указывают на изменения функциональной активности мозга, связанные с лечением MVM в течение 4 недель.Эти результаты, однако, следует рассматривать в свете ограниченных доказательств поведенческих изменений при выполнении когнитивных задач (при признании того, что когнитивная оценка была в первую очередь разработана как задачи активации, а не для фиксации каких-либо эффектов, связанных с лечением).

Изменения функциональной активности мозга во время рабочей памяти

Изменения функциональной активности мозга, отражающие большую активность в центрально-теменных областях в руке MVM, наблюдались во время задач на рабочую память с использованием обеих методик визуализации.Как часть изменений SSVEP, активная группа лечения MVM показала опережение фазы SSVEP (снижение латентности) по центро-теменным областям. Временное разрешение метода SSVEP позволяет изолировать подкомпоненты задачи рабочей памяти, что указывает на то, что это увеличение было максимальным во время периода кодирования задачи. Этот паттерн в целом соответствовал эффектам, наблюдаемым в утомленной когорте во время задания RVIP с использованием фМРТ, где интересующие двусторонние теменные и дополнительные моторные области показали более выраженный жирный шрифт, связанный с заданием, в группе MVM.Хотя эти две задачи представляют разные парадигмы рабочей памяти (отложенное сопоставление с образцом или непрерывное выполнение), для исследования эффектов лечения в данных фМРТ использовались контрастные изображения, полученные из активной задачи за вычетом варианта контрольной задачи. Это позволяет относительно полностью изолировать требования к оперативной памяти во время активной задачи. Таким образом, эти два паттерна изменений предоставляют сходные доказательства повышенной функциональной активности мозга, связанной с добавлением MVM во время активно задействованных процессов рабочей памяти.

Учитывая предварительный характер этого исследования, источник несопоставимых результатов, касающихся потенциальных связанных с лечением изменений в BOLD-ответе, связанном с заданием, между утомленными и неутомленными когортами фМРТ остается неясным. Одно из возможных объяснений состоит в том, что среди здоровых взрослых нейрокогнитивные преимущества этой добавки более очевидны в условиях более высоких когнитивных требований. Подтверждая такую ​​возможность, предыдущая работа по изучению когнитивных изменений после 4 недель приема MVM у здоровых взрослых мужчин продемонстрировала преимущества как с точки зрения когнитивных функций, так и с точки зрения субъективной оценки утомляемости во время выполнения 1-часовой батареи когнитивных потребностей (Kennedy et al., 2010). Учитывая относительно нечувствительный подход к обнаружению СЛЕДУЮЩИХ изменений, принятый в текущем исследовании (извлечение средних оценок активности, связанных с заданием, из обширных областей интересов), может оказаться, что сильные различия будут очевидны только тогда, когда индивидуум будет испытывать повышенный спрос. Дальнейшее воспроизведение и подробное исследование этого эффекта необходимы, чтобы лучше понять эти эффекты.

Наблюдаемые изменения в ответе SSVEP во время выполнения задачи пространственной рабочей памяти, связанной с добавлением MVM, контрастируют с таковыми Macpherson et al.(2012), где увеличение латентности (фазовое отставание) наблюдалось у пожилых женщин после приема MVM в течение периода поиска той же задачи, используемой здесь. Однако предыдущее испытание Macpherson et al. (2012) изучали вмешательство, которое помимо микронутриентов содержало 19 растительных экстрактов и три пробиотика. Например, вмешательство, описанное Macpherson et al. (2012) включили относительно большую дозу Ginkgo Biloba (1000 мг), экстракт, который, как было показано, оказывает комплексное действие in vitro в качестве антагониста рецепторов ГАМК, глицина и 5HT (Huang et al., 2003; Хоторн и др., 2006; Томпсон и др., 2011). Таким образом, разрозненные выводы Macpherson et al. (2012) и те, которые представлены в настоящем отчете, в которых лечение включало только витамины группы B, витамин C и три минерала, вероятно, обусловлены вариабельностью компонентов лечения.

Изменения функциональной активности головного мозга при привлечении внимания

Активная группа лечения MVM также показала большее снижение амплитуды задней SSVEP после лечения в период между сигналом и целевым стимулом задачи A-X, а также тенденцию к уменьшению амплитуды и прогрессирования фазы по лобным областям.Предыдущие исследования по изучению коррелятов внимания SSVEP показали снижение амплитуды в задних электродах, где требования к заданиям были увеличены во время заданий на зрительную бдительность (Silberstein et al., 1990), что согласуется с паттерном результатов, наблюдаемых в настоящем исследовании у всех участников на исходном уровне. . Считается, что эта уменьшенная амплитуда SSVEP во время задач на внимание, которые требуют постоянной обработки зрительных стимулов, отражает ингибирование эффективности передачи возвращающейся кортико-корковой петли через кортикальный слой I, поскольку сенсорные входы в слой IV улучшаются с визуальной обработкой требования задачи (Silberstein et al., 2001). На данном этапе неясно, отражает ли уменьшенная задняя амплитуда SSVEP в этом окне, следующее за сигнальными стимулами, эту визуальную обработку, или большее смещение внимания сверху вниз на визуальные стимулы, следующие за сигналом, аналогично предполагаемой роли альфа-сигнала. колебания в контроле внимания сверху вниз (см. обзор Foxe and Snyder, 2011). Точно так же потенциальный механизм, с помощью которого эта амплитуда дополнительно снижалась после лечения MVM, полностью не выяснен.

Ранее мы сообщали, что однократная доза MVM приводила к уменьшению фронтальной амплитуды SSVEP и сдвигу фазы в этот период между сигналом и целевым стимулом во время СРТ A-X (White et al., 2016). Не достигая критериев значимости при контроле множественных сравнений, фронтальное уменьшение амплитуды SSVEP и набег фазы, наблюдаемые в текущем испытании, соответствовали предыдущему исследованию острого состояния после лечения MVM, с точки зрения точного окна задач, направления изменения в обоих Амплитуда и фаза SSVEP, а также пространственное расположение эффекта.Предыдущее исследование, однако, показало, что этот образец изменения коррелировал с изменением выполнения задачи, в текущем исследовании этого не было.

Поведенческие критерии выполнения когнитивных задач

Несмотря на доказательства изменений функциональной активности мозга, поведенческие характеристики когнитивных задач, выполняемых во время мониторинга функциональной активности мозга, существенно не различались между группами лечения параллельно с этими нейрофизиологическими изменениями.Это исследование было разработано как предварительное исследование с функциональной активностью мозга (измеренной с помощью SSVEP и фМРТ) в качестве основных результатов. Таким образом, определение размера выборки a priori не помогло исследованию выявлять изменения поведенческой производительности, а сами парадигмы задач не были оптимизированы для фиксации поведенческих различий (скорее, они были задействованы в основном как задачи активации). В исследованиях по проверке когнитивных преимуществ добавки MVM у здоровых взрослых были задействованы значительно большие выборки для выявления относительно тонких когнитивных эффектов (Haskell et al., 2010; Kennedy et al., 2010), действительно, метаанализ предлагает стандартизированную разницу средних значений для немедленного вспоминания в диапазоне от малого до среднего (Grima et al., 2012), дополнительно подчеркивая необходимость значительно большего размера выборки при оценке изменений когнитивных функций. как первичный результат.

Альтернативная стратегия оценки функциональной значимости наблюдаемых нейрофизиологических изменений, связанных с лечением MVM, заключалась в изучении связи между изменением функциональной активности мозга и изменением поведенческих показателей выполнения когнитивных задач.В настоящем исследовании более выраженная BOLD-реакция, связанная с RVIP, наблюдаемая после активного лечения MVM в утомленной когорте, коррелировала с изменениями производительности. Это указывает на то, что чем больше увеличивается функциональная активность мозга после лечения, тем больше улучшаются поведенческие характеристики при выполнении задачи RVIP. Однако, хотя мы ранее сообщали о связи между паттернами изменения ответа SSVEP и поведенческими характеристиками (White et al., 2016), эта связь не наблюдалась в текущей выборке, несмотря на тенденции к более быстрому времени отклика на AX CPT при лечении MVM. группу по сравнению с плацебо.Остается полностью выяснить с помощью более масштабных исследований, представляют ли наблюдаемые нейрофизиологические эффекты введения MVM изменения, имеющие отношение к нейрокогнитивной функции, которые были подпороговыми, учитывая ограничения в размере выборки и нечувствительность поведенческих когнитивных результатов в настоящем исследовании.

Механизмы дополнения MVM в нейрокогнитивной функции

Сама природа добавок MVM усложняет выделение конкретных механизмов, с помощью которых эти вмешательства вызывают наблюдаемые эффекты, учитывая как множество составляющих, так и множество клеточных процессов, в которых они служат критическими кофакторами (Kennedy, 2016).В самом деле, взаимодополняющие и интерактивные роли, которые эти микронутриенты играют в таких критических клеточных путях, предполагают, что редукционистский поиск по выделению единственного кандидата активного компонента и пути может быть неуместным (Kennedy (2016) для тщательного учета потенциальных преимуществ введения нескольких микронутриентов над разовые питательные препараты). Вместо этого может быть уместным более комплексное представление о множественных механизмах, на которые влияет лечение MVM. Например, роль этих микроэлементов в энергетическом метаболизме и синтезе нейромедиаторов проявляется в виде двух важных, не исключающих друг друга, путей, посредством которых добавление MVM может оказывать нейрокогнитивные эффекты, такие как улучшение настроения (White et al., 2015) и потенциальные изменения функциональной активности мозга во время выполнения когнитивных задач, наблюдаемые в рамках текущего исследования.

Тем не менее, составы MVM не стандартизированы на рынке, и большее количество одного питательного вещества по сравнению с другим может способствовать преимуществам, полученным от добавок. В текущем исследовании уровни витаминов группы В находятся на уровне или выше рекомендованного суточного потребления (Таблица 1), что позволяет предположить, что такое лечение должно устранить любую недостаточность этих микроэлементов (White et al., 2015). Маркеры крови показали, что уровни ключевых витаминов действительно изменились в этой когорте (White et al., 2015), хотя исследование не имело возможности связать индивидуальные различия в питательном статусе с нейрокогнитивными или поведенческими реакциями. В будущих исследованиях можно также рассмотреть влияние ранее существовавшего состояния здоровья и нутритивного статуса людей, получающих добавку. Это особенно важно с учетом данных о недостаточном потреблении ряда питательных микроэлементов, связанных с диетой в западном стиле (Troesch et al., 2012).

Помимо теоретических биохимических путей, которые связывают обработку микронутриентами с этими механизмами, экспериментальные данные также подтверждают возможность управления этими процессами посредством введения микронутриентов. Было показано, что ежедневный прием MVM среди взрослых женщин с ожирением в течение 26 недель приводит к увеличению расхода энергии в состоянии покоя, а также к снижению жировой массы, массы тела и холестерина (Li et al., 2010). Кроме того, Kennedy et al. (2016) сообщили об увеличении расхода энергии после острого и хронического введения MVM у здоровых молодых взрослых женщин во время завершения когнитивной батареи.В поддержку идеи о том, что введение даже одного витамина B может влиять на синтез нейромедиаторов, существуют исследования на низших млекопитающих, демонстрирующие, что введение витамина B6 приводит к увеличению центрального уровня серотонина (Hartvig et al., 1995; Calderon-Guzman et al. др., 2004).

В то время как настоящая работа была сосредоточена на улучшении функции у здоровых взрослых, дальнейший путь, с помощью которого более адресная схема добавления витамина B может вызвать нейрокогнитивные изменения по крайней мере в одной группе риска, заслуживает обсуждения.Smith et al. (2010) описали очень четкий механизм-кандидат, с помощью которого добавление витамина B может вызывать нейрокогнитивные изменения, снижая уровень гомоцистеина как часть цикла метионина, что, в свою очередь, сводит к минимуму атрофию серого вещества и замедляет снижение когнитивных функций у пожилых людей с диагнозом легкое когнитивное нарушение, проявляющееся повышенным уровнем гомоцистеин (de Jager et al., 2012; Douaud et al., 2013). Таким образом, хотя необходимы дальнейшие исследования, чтобы полностью охарактеризовать физиологические изменения, связанные с добавлением MVM как в отношении здоровья, так и болезни, есть данные, позволяющие предположить, что энергетический метаболизм, синтез нейротрансмиттеров, а также прямые результаты одного цикла переноса углерода, такие как снижение уровня гомоцистеина, являются механизмы, изменяемые введением микронутриентов.

Заключение

Растущее внимание к оптимальному потреблению питательных микроэлементов, помимо того, что необходимо для предотвращения клинического дефицита, ставит под вопрос, могут ли в остальном здоровые люди получить пользу от добавок MVM. Хотя некоторые исследования подтверждают пользу для настроения и, возможно, когнитивной функции, исследования, посвященные параллельным физиологическим изменениям, также продолжаются. Результаты настоящего исследования свидетельствуют о потенциальных изменениях функциональной активности мозга после 4 недель приема MVM с использованием как гемодинамических, так и электрофизиологических показателей.В частности, сходные данные из записей фМРТ и SSVEP показали, что паттерны мозговой активности согласуются с большей активностью в перекрывающихся центрально-теменных областях после введения MVM во время рабочей памяти. Однако результаты фМРТ наблюдались только среди подгруппы участников, проходивших эту оценку в состоянии усталости. Также наблюдались свидетельства изменений SSVEP во время выполнения задания на внимание, что частично согласуется с предыдущим отчетом после однократной дозы (White et al., 2016), однако эти изменения не были связаны с поведенческой эффективностью выполнения задачи. Все наблюдаемые изменения соответствовали привлечению дополнительных нейронных ресурсов или более активным возбуждающим процессам во время выполнения задачи, то есть более выраженному BOLD-ответу, связанному с задачей, и уменьшению амплитуды SSVEP и прогрессу фазы. Таким образом, настоящее исследование предоставляет предварительные данные, позволяющие предположить, что ежедневный прием высоких доз витамина B с питательными микроэлементами в течение 4 недель может повысить функциональную активность мозга, связанную с выполнением задачи, у здоровых взрослых.Эти результаты имеют дальнейшее значение, учитывая, что, хотя здорового питания может быть достаточно для поддержания достаточного количества этих основных питательных микроэлементов, исследования рациона питания в странах, придерживающихся современной западной модели питания, показывают, что значительная часть населения может не соответствовать рекомендациям для определенного диапазона. микроэлементов, в том числе витаминов группы B (Troesch et al., 2012).

Авторские взносы

AS и DW разработали исследование и внесли значительный вклад в дизайн и интерпретацию (при поддержке AP).KC и RP в значительной степени отвечали за сбор и интерпретацию данных. DW, MH и RP отвечали за обработку данных. Все авторы внесли свой вклад в окончательную рукопись.

Финансирование

Исследование финансировалось за счет гранта Bayer AG, который также предоставил активное лечение и лечение плацебо.

Заявление о конфликте интересов

DW, AP и AS получили финансирование исследования, консультации и гонорары от пищевой промышленности, включая компанию Bayer, которая финансировала исследование.Компания Bayer AG не принимала участия в разработке исследования; при сборе, анализе или интерпретации данных; при написании рукописи; ни в решении опубликовать результаты.

Рецензент NAK и ведущий редактор заявили о своей общей принадлежности, а ведущий редактор заявляет, что процесс, тем не менее, соответствовал стандартам справедливой и объективной проверки.

Благодарности

Авторы выражают благодарность профессору Ричарду Б. Зильберштейну за помощь во всех аспектах техники устойчивого визуального вызванного потенциала, использованной в исследовании, и доктору Р.Дэвиду А. Камфилду за предоставление некоторых сценариев, использованных в рамках этого анализа.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/article/10.3389/fnagi.2016.00288/full#supplementary-material

Сноски

  1. www.neurobs.com
  2. http://marsbar.sourceforge.net

Список литературы

Бенджамини Ю., Хохберг Ю.(1995). Контроль ложного обнаружения — практичный и эффективный подход к множественному тестированию. J. R. Stat. Soc. Серия Б Методол. 57, 289–300.

Google Scholar

Бретт, М., Антон, Дж. Л., Валабрег, Р., и Полайн, Дж. П. (2002). Анализ области интереса с использованием набора инструментов MarsBar для SPM 99. Neuroimage 16, S497.

Google Scholar

Кальдерон-Гусман, Д., Эрнандес-Ислас, Дж. Л., Эспития-Васкес, И., Барраган-Мехиа, Г., Эрнандес-Гарсия, Э., Сантамария-Дель Анхель, Д. и др. (2004). Пиридоксин, независимо от уровня серотонина, увеличивает выработку 5-гидрокситриптофана в головном мозге крысы. Arch. Med. Res. 35, 271–274. DOI: 10.1016 / j.arcmed.2004.03.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Camfield, D. A., Scholey, A., Pipingas, A., Silberstein, R., Kras, M., Nolidin, K., et al. (2012). Изменения топографии устойчивого состояния визуально вызванного потенциала (SSVEP), связанные с потреблением флаванола какао. Physiol. Behav. 105, 948–957. DOI: 10.1016 / j.physbeh.2011.11.013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коул, Дж. Т., Фрит, К. Д., Фраковяк, Р. С., и Грасби, П. М. (1996). Лобно-теменная сеть для быстрой обработки зрительной информации: ПЭТ-исследование устойчивого внимания и рабочей памяти. Neuropsychologia 34, 1085–1095. DOI: 10.1016 / 0028-3932 (96) 00029-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

де Ягер, К.A., Oulhaj, A., Jacoby, R., Refsum, H., and Smith, A.D (2012). Когнитивные и клинические результаты лечения гомоцистеин-снижающим витамином B при легких когнитивных нарушениях: рандомизированное контролируемое исследование. Внутр. J. Geriatr. Психиатрия 27, 592–600. DOI: 10.1002 / gps.2758

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дири И. Дж., Симонотто Э., Мейер М., Маршалл А., Маршалл И., Годдард Н. и др. (2004). Функциональная анатомия времени осмотра: исследование фМРТ, связанное с событием. Neuroimage 22, 1466–1479. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2004.03.047

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Депейнт Ф., Брюс У. Р., Шангари Н., Мехта Р. и Обрайен П. Дж. (2006). Функция митохондрий и токсичность: роль семейства витаминов B в метаболизме энергии митохондрий. Chem. Биол. Взаимодействовать 163, 94–112. DOI: 10.1016 / j.cbi.2006.04.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дуод, Г., Refsum, H., De Jager, C.A., Jacoby, R., Nichols, T.E., Smith, S.M., et al. (2013). Предотвращение атрофии серого вещества, связанной с болезнью Альцгеймера, с помощью лечения витамином B. Proc. Natl. Акад. Sci. США 110, 9523–9528. DOI: 10.1073 / pnas.1301816110

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эллис, К. А., Зильберштейн, Р. Б., и Натан, П. Дж. (2006). Изучение временной динамики задачи n-back пространственной рабочей памяти с использованием устойчивых визуальных вызванных потенциалов (SSVEP). Neuroimage 31, 1741–1751. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2006.02.014

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Флетчер Р. Х. и Фэрфилд К. М. (2002). Витамины для профилактики хронических заболеваний у взрослых: клиническое применение. JAMA 287, 3127–3129. DOI: 10.1001 / jama.287.23.3127

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фокс, Дж. Дж., И Снайдер, А. С. (2011). Роль колебаний мозга в альфа-диапазоне как механизма сенсорного подавления при избирательном внимании. Перед. Psychol. 2: 154, DOI: 10.3389 / fpsyg.2011.00154

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грима Н. А., Пазе М. П., Макферсон Х. и Пипингас А. (2012). Влияние поливитаминов на когнитивные способности: систематический обзор и метаанализ. J. Alzheimers Dis. 29, 561–569. DOI: 10.3233 / jad-2011-111751

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Grodstein, F., O’brien, J., Kang, J.H., Dushkes, R., Cook, N.R., Okereke, O., et al. (2013). Долгосрочный прием поливитаминов и когнитивная функция у мужчин Рандомизированное исследование. Ann. Междунар. Мед 159, 806–814. DOI: 10.7326 / 0003-4819-159-12-201312170-00006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хартвиг, П., Линднер, К. Дж., Бьюрлинг, П., Лангстрем, Б., и Тедрофф, Дж. (1995). Влияние пиридоксина на скорость синтеза серотонина в мозге обезьяны, измеренное с помощью позитронно-эмиссионной томографии. J. Neural Transm. Gen. 102, 91–97. DOI: 10.1007 / Bf01276505

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаскелл, К.Ф., Робертсон, Б., Джонс, Э., Форстер, Дж., Джонс, Р., Уайлд, А. и др. (2010). Влияние поливитаминных / минеральных добавок на когнитивные функции и утомляемость при длительной многозадачной работе. Гум. Psychopharmacol. 25, 448–461. DOI: 10.1002 / hup.1144

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хоторн, Р., Кромер, Б.А., Нг, Х.Л., Паркер, М.В., и Линч, Дж. У. (2006). Молекулярные детерминанты связывания гинкголида в поре глицинового рецептора. J. Neurochem. 98, 395–407. DOI: 10.1111 / j.1471-4159.2006.03875.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуанг, С. Х., Дюк, Р. К., Чебиб, М., Сасаки, К., Вада, К., и Джонстон, Г. А. Р. (2003). Билобалид, сесквитерпеновый трилактон из Ginkgo biloba , является антагонистом рекомбинантных рецепторов альфа (1) бета (2) гамма (2L) ГАМК (A). Eur. J. Pharmacol 464, 1–8. DOI: 10.1016 / S0014-2999 (03) 01344-X

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Huskisson, E., Maggini, S., and Ruf, M. (2007). Роль витаминов и минералов в энергетическом обмене и благополучии. J. Int. Med. Res. 35, 277–289. DOI: 10.1177 / 147323000703500301

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jonides, J., Smith, E. E., Koeppe, R.A., Awh, E., Minoshima, S., and Mintun, M.А. (1993). Пространственная рабочая память у людей по данным ПЭТ. Природа 363, 623–625. DOI: 10.1038 / 363623a0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кемп А. Х., Грей М. А., Эйде П., Зильберштейн Р. Б. и Натан П. Дж. (2002). Устойчивое состояние визуально вызванной потенциальной топографии во время обработки эмоциональной валентности у здоровых субъектов. Neuroimage 17, 1684–1692. DOI: 10.1006 / nimg.2002.1298

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кемп, А.Х., Грей, М. А., Зильберштейн, Р. Б., Армстронг, С. М., и Натан, П. Дж. (2004). Увеличение серотонина усиливает приятные и подавляет неприятные корковые электрофизиологические реакции на визуальные эмоциональные стимулы у людей. Neuroimage 22, 1084–1096. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2004.03.022

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кеннеди, Д. О., Стивенсон, Э. Дж., Джексон, П. А., Данн, С., Уишарт, К., Биери, Г. и др. (2016). Мультивитамины и минералы регулируют энергетический обмен всего тела и церебральный кровоток во время выполнения когнитивных задач: двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Nutr. Метаб. 13, 11. DOI: 10.1186 / s12986-016-0071-4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кеннеди, Д. О., Визи, Р., Уотсон, А., Додд, Ф., Джонс, Э., Маггини, С. и др. (2010). Влияние высоких доз витаминного комплекса B с витамином C и минералами на субъективное настроение и работоспособность у здоровых мужчин. Психофармакология 211, 55–68. DOI: 10.1007 / s00213-010-1870-3

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лоуренс, Н.С., Росс, Т. Дж., Хоффманн, Р., Гараван, Х., и Стейн, Э. А. (2003). Множественные нейронные сети обеспечивают постоянное внимание. J. Cog. Neurosci. 15, 1028–1038. DOI: 10.1162 / 089892

0007416

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли Ю., Ван К., Чжу К., Фэн Р. Н. и Сунь К. Х. (2010). Влияние поливитаминных и минеральных добавок на ожирение, расход энергии и липидный профиль у тучных китайских женщин. Внутр. J. Obes. 34, 1070–1077.DOI: 10.1038 / ijo.2010.14

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лонг, С. Дж., И Бентон, Д. (2013). Влияние добавок витаминов и минералов на стресс, легкие психические симптомы и настроение в доклинических образцах: метаанализ. Психосом. Med. 75, 144–153. DOI: 10.1097 / PSY.0b013e31827d5fbd

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макферсон, Х., Зильберштейн, Р., Пипингас, А. (2012). Нейрокогнитивные эффекты поливитаминных добавок на показатель устойчивого состояния визуально вызванного потенциала (SSVEP) активности мозга у пожилых женщин. Physiol. Behav. 107, 346–354. DOI: 10.1016 / j.physbeh.2012.08.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Macpherson, H. N., White, D. J., Ellis, K. A., Stough, C., Camfield, D., Silberstein, R., et al. (2014). Возрастные изменения нейронных коррелятов рабочей памяти, возникающие после среднего возраста. Перед. Aging Neurosci. 6:70. DOI: 10.3389 / fnagi.2014.00070

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нил, К., Джонстон, П., Хьюз, М., и Шоли, А. (2015). Функциональная активация во время задачи быстрой обработки визуальной информации в когорте среднего возраста: исследование фМРТ. PLoS ONE 10: e0138994. DOI: 10.1371 / journal.pone.0138994

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Норча, А. М., Аппельбаум, Л. Г., Алес, Дж. М., Коттеро, Б. Р., Россион, Б. (2015). Устойчивый визуальный вызванный потенциал в исследованиях зрения: обзор. J. Vis. 15, 4.DOI: 10.1167 / 15.6.4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Pietrzik, K. (1985). Понятие о пограничном авитаминозе. Внутр. J. Vitam. Nutr. Res. 27, 61–73.

Google Scholar

Scholey, A., Bauer, I., Neale, C., Savage, K., Camfield, D., White, D., et al. (2013). Острое влияние различных поливитаминных минеральных препаратов с гуараной и без нее на настроение, когнитивные способности и функциональную активацию мозга. Питательные вещества 5, 3589–3604. DOI: 10.3390 / nu5093589

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зильберштейн, Р. Б. (1995a). «Нейромодуляция неокортикальной динамики», в Neocortical Dynamics and Human EEG Rhythms , ed. П. Нуньес (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 591–627.

Google Scholar

Зильберштейн, Р. Б. (1995b). «Устойчивые визуально вызванные потенциалы, резонансы мозга и когнитивные процессы», в Neocortical Dynamics and Human EEG Rhythms , ed.П. Нуньес (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 272–303.

Зильберштейн, Р. Б., и Кадуш, П. Дж. (1992). Процессы измерения и пространственный анализ главных компонент. Brain Topogr. 4, 267–276. DOI: 10.1007 / BF01135564

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зильберштейн, Р. Б., Чорчиари, Дж., И Пипингас, А. (1995). Устойчивое состояние визуально вызвало потенциальную топографию во время теста сортировки карточек в Висконсине. Электроэнцефалогр. Clin. Neurophysiol. 96, 24–35. DOI: 10.1016 / 0013-4694 (94) 00189-R

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зильберштейн, Р. Б., Фэрроу, М., Леви, Ф., Пипингас, А., Хэй, Д. А., и Джарман, Ф. К. (1998). Картирование функциональной электрической активности мозга у мальчиков с синдромом дефицита внимания / гиперактивности. Arch. Gen. Psychiatry 55, 1105–1112. DOI: 10.1001 / archpsyc.55.12.1105

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зильберштейн, Р. Б., Лайн, П., Пипингас, А., Кополов, Д., и Харрис, П. (2000). Устойчивое состояние визуально вызвало потенциальную топографию во время непрерывной работы в нормальном контроле и при шизофрении. Clin. Neurophysiol. 111, 850–857. DOI: 10.1016 / S1388-2457 (99) 00324-7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зильберштейн, Р. Б., Нуньес, П. Л., Пипингас, А., Харрис, П., и Даниэли, Ф. (2001). Устойчивое состояние топографии визуально вызванного потенциала (SSVEP) в задаче с градуированной рабочей памятью. Внутр. J. Psychophysiol. 42, 219–232. DOI: 10.1016 / S0167-8760 (01) 00167-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зильберштейн, Р. Б., Пипингас, А., Сонг, Дж., Камфилд, Д. А., Натан, П. Дж., И Стаф, К. (2011). Изучение влияния экстракта гинкго билоба на познавательную способность мозга: активация мозга в левой височной и левой префронтальной коре при выполнении задачи на рабочую память объекта. Evid. На основе дополнения. Альтернат. Med. 2011, 164139.DOI: 10.1155 / 2011/164139

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зильберштейн, Р. Б., Шир, М. А., Пипингас, А., Чорчиари, Дж., Вуд, С. Р., и Симпсон, Д. Г. (1990). Стабильная визуально вызванная потенциальная топография, связанная с задачей визуальной бдительности. Brain Topogr. 3, 337–347. DOI: 10.1007 / BF01135443

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, А. Д., Смит, С. М., Де Ягер, К. А., Уитбред, П., Johnston, C., Agacinski, G., et al. (2010). Снижение уровня гомоцистеина витаминами группы B замедляет скорость ускоренной атрофии мозга при легких когнитивных нарушениях: рандомизированное контролируемое исследование. PLoS ONE 5: e12244. DOI: 10.1371 / journal.pone.0012244

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Томпсон, А. Дж., Джарвис, Г. Э., Дюк, Р. К., Джонстон, Г. А. Р., и Ламмис, С. С. Р. (2011). Гинкголид B и билобалид блокируют поры рецептора 5-HT3 в месте, которое перекрывает сайт связывания пикротоксина. Нейрофармакология 60, 488–495. DOI: 10.1016 / j.neuropharm.2010.11.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трэш Б., Хоефт Б., Макберни М., Эггерсдорфер М. и Вебер П. (2012). Исследования питания показывают, что потребление витаминов ниже рекомендаций является обычным явлением в репрезентативных западных странах. Br. J. Nutr. 108, 692–698. DOI: 10.1017 / S0007114512001808

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Vialatte, F.Б., Морис, М., Дауэлс, Дж., И Цихоцки, А. (2010). Устойчивые визуально вызванные потенциалы: сосредоточьтесь на основных парадигмах и перспективах на будущее. Прог. Neurobiol. 90, 418–438. DOI: 10.1016 / j.pneurobio.2009.11.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Официант, Г. Д., Фокс, Х. С., Мюррей, А. Д., Старр, Дж. М., Персонал, Р. Т., Борн, В. Дж. И др. (2008). Является ли сохранение функциональной анатомии молодости, лежащей в основе скорости обработки информации, признаком успешного когнитивного старения? Связанное с событием исследование времени проверки с помощью фМРТ. Neuroimage 41, 581–595. DOI: 10.1016 / j.neuroimage.2008.02.045

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

White, D. J., Camfield, D. A., Maggini, S., Pipingas, A., Silberstein, R., Stough, C., et al. (2016). Влияние однократной дозы поливитаминов и комбинаций минералов с гарантией и без гарантии на функциональную активность мозга во время непрерывной работы. Nutr. Neurosci doi: 10.1179 / 1476830514Y.0000000157 [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уайт Д. Дж., Кокс К. Х., Петерс Р., Пипингас А. и Шоли А. Б. (2015). Влияние четырехнедельного приема поливитаминных / минеральных препаратов на настроение и биомаркеры крови у молодых людей: рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование. Питательные вещества 7, 9005–9017. DOI: 10.3390 / nu7115451

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лучшие витамины и минералы для познания

Эта статья была первоначально опубликована на Medical Daily.

Человеческий мозг — сложный орган, для правильного функционирования которого требуется множество различных питательных веществ. Было показано, что дефицит питания способствует развитию психических расстройств, возрастному снижению когнитивных функций и нарушениям развития. С другой стороны, исследования как на людях, так и на животных показывают, что повышенное потребление питательных веществ, поддерживающих мозг, улучшает различные аспекты когнитивного функционирования, такие как обучение и память. Вот шесть витаминов и минералов, необходимых для здоровья мозга:

1.ТИАМИН (B1)

Витамины группы B считаются особенно важными для хорошего здоровья мозга. Тиамин — один из многих витаминов группы В, которые в изобилии содержатся в мозге и нервной ткани. Согласно статье, опубликованной в журнале The Journal of International Medical Research , он играет роль в проведении нервных импульсов. Кроме того, острая нехватка этого витамина может привести к синдрому Корсакова, хроническому расстройству памяти, которое чаще всего наблюдается у алкоголиков и людей, страдающих такими заболеваниями, как СПИД.

2. ФОЛИЕВАЯ КИСЛОТА (B9)

Фолиевая кислота относится к различным соединениям, известным как фолаты, и может быть получена из различных пищевых продуктов, таких как шпинат, спаржа и чечевица. Половина запасов этого витамина в организме находится в печени, поэтому повреждение печени может привести к дефициту нескольких ключевых витаминов группы B. Фолиевая кислота также играет важную роль в синтезе аминокислот и формировании нервной ткани. Метаболизм фолиевой кислоты сильно зависит от поступления других витаминов группы B.Дефицит этого и других витаминов группы B связан с проблемами развития у детей. Кроме того, исследование на старых крысах показало, как улучшить память с помощью добавок фолиевой кислоты в течение 8 недель.

3. АСКОРБИНОВАЯ КИСЛОТА (ВИТАМИН С)

Наибольшая концентрация этого необходимого витамина обнаружена в головном мозге, особенно в гипофизе (400 мг / кг). Вы можете получить большое количество этого мощного антиоксиданта из цитрусовых и зеленых овощей. Витамин С важен для синтеза нейромедиатора дофамина, но он также защищает мозг от окислительного стресса.Поскольку этот витамин не может накапливаться в организме, важно, чтобы вы получали достаточное ежедневное количество с пищей, около 90 мг в день, по данным Mayo Clinic.

4. КАЛЬЦИЙ

Что касается минералов, то кальций является важнейшим минералом номер один для здорового функционирования мозга. Он играет центральную роль в качестве посредника нервных клеток. Он также регулирует нейротрансмиссию и контролирует нервную возбудимость. Низкие уровни этого важного минерала обычно редки, поскольку в организме есть большой резервуар этого минерала в костях.Однако некоторые лекарства могут снизить уровень этого минерала, что может привести к различным проблемам со здоровьем.

5. МАГНИЙ

Магний важен для преобразования многих витаминов группы В в их активную форму. Другими словами, принимать любую витаминную добавку без магния и других минералов было бы бесполезно, поскольку их взаимодействие — это то, что заставляет мозг работать. Одно исследование показало, что введение добавок магния пожилым крысам улучшает рабочую и долговременную память. Магний в клеточных мембранах также важен для передачи импульсов.Кроме того, магний и кальций должны присутствовать в организме в идеальных количествах, чтобы предотвратить возбудимость нервной системы. Недостаток одного из них может привести к неврологическим проблемам.

6. ЦИНК

Цинк содержится в больших количествах в некоторых так называемых цинксодержащих нейронах, которые находятся исключительно в переднем мозге. Ученые не знают, какую роль цинк играет в поддержании здоровья мозга, но его дефицит связан с различными неврологическими и психологическими нарушениями.Например, изменения в гомеостазе цинка были обнаружены у людей, страдающих болезнью Паркинсона и Альцгеймера. Пища с высоким содержанием цинка — это тыквенные семечки, говядина и креветки, но вы также можете найти этот минерал в некоторых доступных на рынке таблетках для памяти.

7 витаминов, способствующих восстановлению при травмах головного мозга

Может ли прием дополнительных витаминов при черепно-мозговой травме ускорить ваше выздоровление?

Короткий ответ на этот вопрос — да! Витаминные добавки могут помочь вылечить мозг после травмы.

Конечно, возникает вопрос: какие витамины нужно принимать?

Вот почему сегодня мы рассказываем о семи лучших витаминах для восстановления после травм головного мозга .

Но сначала нам нужно поговорить о том, как следует использовать витамины во время выздоровления.

Как использовать витамины при травме головного мозга

Существует множество доказательств того, что питание играет огромную роль в выздоровлении после черепно-мозговой травмы, и что правильная диета при травмах головного мозга способствует здоровому функционированию мозга.

Но иногда невозможно получить достаточно пищи, питающей мозг, особенно после черепно-мозговой травмы, которая часто вызывает снижение аппетита.

Вот где вступают в силу витамины. Они могут помочь вашему мозгу получить инструменты, необходимые для исцеления и оптимального функционирования, когда вы чувствуете, что не можете съесть нужное количество самостоятельно.

Однако они не достигнут этой цели, если остальная часть еды, которую вы едите, не является здоровой.

Если вы регулярно употребляете нездоровую пищу, никакое количество витаминов или добавок не может обратить вспять вред, который нанесет вашему организму.

Таким образом, вы должны использовать витамины в качестве добавки к здоровой диете , а не вместо одной.

Лучшие витамины при травмах головного мозга

Теперь, когда мы получили это предупреждение, мы готовы посмотреть, какие витамины вам следует принимать, чтобы ускорить выздоровление.

Ниже приведены некоторые из лучших витаминов при травмах головного мозга.

1. Омега-3

Омега-3 жирные кислоты отлично подходят для улучшения общего состояния мозга.Они улучшают познавательные способности и память и могут даже повысить выработку BDNF, который помогает вашему мозгу выращивать новые нервные клетки.

Омега-3 чаще всего содержится в жирной рыбе, но есть и безрецептурные добавки.

Однако для получения максимальной пользы вам следует стараться употреблять только натуральных добавок рыбьего жира.

Это ближайшая альтернатива настоящей рыбе и самая высокая концентрация омега-3. Кроме того, натуральный рыбий жир содержит множество других жирных кислот, которые помогают вашему мозгу эффективно усваивать омега-3.

2. Витамин B12

Все витамины группы В полезны для мозга, но наиболее важен В12.

Ваше тело использует B12 для производства миелиновых оболочек , изолирующего слоя белка и жира, который образуется вокруг ваших нервов и позволяет электрическим импульсам перемещаться быстро и эффективно. Это означает, что B12 может улучшить нервную функцию.

Он также помогает клеткам мозга вырабатывать энергию, которая имеет решающее значение для процесса заживления мозга.

Когда вы выбираете добавку B12, ищите метил B12.Этот тип B-12 более стабилен и его легче использовать, чем другие типы B-12.

3. Масло MCT

MCT, что означает триглицериды со средней длиной цепи, представляет собой тип жира, который быстро расщепляется и превращается в кетоны.

Кетоны, в отличие от обычных жиров, могут преодолевать гематоэнцефалический барьер, что делает их отличным альтернативным источником энергии для мозга. (обычно мозг использует глюкозу для получения энергии)

Поскольку после травмы головного мозга мозгу требуется дополнительная энергия для функционирования, это делает MCT еще одной хорошей добавкой для восстановления после ЧМТ.

Вы можете получить MCT через определенные продукты, такие как кокосовое масло и молочные продукты, или можете использовать масло MCT.

Масло

MCT — это высококонцентрированный источник MCT, который усваивается легче, чем кокосовое масло.

Некоторые данные свидетельствуют о том, что масло MCT также может обладать нейропротекторными свойствами и помогать улучшать познавательные способности и память, что делает его еще более подходящим для пациентов с черепно-мозговой травмой.

4. Антиоксиданты (витамины C, E и бета-каротин)

После черепно-мозговой травмы в вашем мозгу, очевидно, будет сильное воспаление тканей и клеток.

Лучший способ противодействовать этому эффекту — увеличить потребление антиоксидантов.

Антиоксиданты, содержащиеся в витаминах C, E и бета-каротине, помогают уничтожить свободные радикалы (нестабильные молекулы, которые повреждают клетки мозга) и уменьшить воспаление в мозге.

5. Витамин D

Витамин D — это важный витамин, который помогает укрепить ваши костные клетки, улучшить вашу иммунную систему и справиться с усталостью.

Он также играет огромную роль в работе мозга.

Гиппокамп (область вашего мозга, контролирующая память) плотно упакован рецепторами витамина D, что позволяет предположить, что витамин D важен для сохранения памяти.

Кроме того, витамин D стимулирует выработку нейротрансмиттеров, которые улучшают связь между нейронами и могут помочь уменьшить депрессию после сотрясения мозга.

Витамин D обычно вырабатывается солнечным светом, но, к сожалению, получить достаточно солнца не всегда легко, особенно когда вы выздоравливаете от ЧМТ.

Все это делает добавки с витамином D важным витамином для пациентов с черепно-мозговой травмой.

6. Пробиотики

Большинство людей связывают пробиотики со здоровьем пищеварительной системы, но знаете ли вы, что они также могут помочь вашему мозгу?

Мозг и кишечник связаны посредством биохимической передачи сигналов между кишечной нервной системой , нервной системой, которая расположена в пищеварительном тракте, и центральной нервной системой. Основное соединение между мозгом и желудком — это блуждающий нерв, самый длинный нерв в организме.

Это объясняет, почему некоторых людей тошнит при стрессе.

Кишечник также производит многие из тех же нейромедиаторов, что и мозг, например, серотонин.

Поскольку мозг и желудок так тесно связаны друг с другом, логично предположить, что полезные бактерии, которые помогают кишечнику, также улучшают функции мозга и производство нейротрансмиттеров. Это именно то, что демонстрируют несколько новых исследований.

Исследования пробиотиков и здоровья мозга все еще продолжаются, но, возможно, стоит добавить в свой рацион некоторые пробиотические добавки.По крайней мере, это поможет сохранить здоровье желудка.

7. Ацетил L-карнитин

Наконец, одной из лучших добавок для пациентов с черепно-мозговой травмой, вероятно, является ацетил-L-карнитин.

Ацетил-L-карнитин — это аминокислота, вырабатываемая вашим организмом естественным путем, и мощный антиоксидант.

Но то, что делает ацетил-1-карнитин таким прекрасным средством при травмах головного мозга, заключается в том, что он играет важную роль в производстве нейромедиатора ацетилхолина .

Ацетилхолин имеет решающее значение для поддержки здоровой памяти, вычислений, восприятия и некоторых других когнитивных функций.

Все это делает ацетил-l-карнитин незаменимой добавкой при черепно-мозговой травме.

Добавки при травмах головного мозга

Прежде чем завершить эту статью, мы просто хотим повторить то, что мы сказали в начале:

Обязательно используйте витамины только в качестве добавки к вашему рациону, а не в качестве замены. Вы все равно должны сосредоточиться на употреблении как можно большего количества натуральных источников этих витаминов. Наконец, проконсультируйтесь с врачом перед приемом этих витаминов, чтобы убедиться, что они не взаимодействуют с вашими лекарствами.

Соблюдая здоровую диету и принимая эти витамины, вы заложите прочную основу для исцеления своего мозга и тела и дадите себе инструменты, необходимые для полного выздоровления.

Рекомендуемое изображение: © iStock.com / Stas_V

Лучшие добавки для мозгового тумана

Не можете не заснуть во время собрания Zoom? Кофе просто больше не выполняет свою работу? Возможно, стоит попробовать несколько добавок от мозгового тумана. Читайте наши лучшие подборки, которые помогут вам вернуться к ясному мышлению.

Что такое мозговой туман?

Мозговой туман или умственная усталость вызваны длительным стрессом или гиперактивностью. Этот стресс может происходить из любой части вашей жизни и может быть распознан по различным симптомам. Эмоциональные признаки включают чувство тревоги, злости и депрессии, а физические признаки включают головные боли, изменения аппетита и бессонницу. С точки зрения поведения вы можете не работать на работе и начать социальную изоляцию.

Как победить усталость?

Сначала вы можете попробовать простые способы, например изменить режим сна и сделать перерыв.Но если это не поможет, продолжайте читать ниже, чтобы узнать о добавках от мозгового тумана, которые могут помочь снять усталость.

Рыбий жир

Рыбий жир — одна из многих добавок от мозгового тумана. Он содержит омега-3 жирную кислоту, называемую докозагексаеновой кислотой (ДГК), и может уменьшить вашу умственную усталость, улучшить здоровье костей и поддержать здоровье кожи.

Экстракт женьшеня

Экстракт женьшеня регулирует воздействие стресса на иммунную систему.Он может улучшить умственные способности, такие как память и настроение, а также другие преимущества для здоровья, такие как уменьшение воспаления.

Родиола розовая

Родиола — это растение, которое можно использовать для борьбы с усталостью, стрессом и тревогой. Другие применения этой родиолы розовой включают облегчение симптомов депрессии и сердечных повреждений, вызванных лекарствами от рака.

Фосфатидилсерин

Фосфатидилсерин помогает при умственном истощении, поскольку содержит аминокислоты и жирные кислоты.Они могут улучшить ваше настроение и улучшить работу клеток мозга, а также помочь избавиться от депрессии.

Лецитин сои

Лецитин — это жир, содержащийся в клетках вашего тела. Это может улучшить работу мозга за счет улучшения памяти и способности осваивать новые навыки. Другие преимущества для здоровья включают помощь кормящим матерям и увлажнение кожи.

Экстракт гинкго билоба

Экстракт гинкго билоба получают из дерева и могут помочь улучшить когнитивные функции, улучшая память и уменьшая симптомы тревоги.

НАД + Добавки и внутривенное лечение

НАД + является важным компонентом здоровья клеток, особенно митохондриальной функции, которая необходима для обмена веществ и общего состояния здоровья. С возрастом наши запасы НАД + истощаются. Добавка NAD + помогает обратить вспять эффекты. Те, кто принимал добавки NAD +, испытали более острую память, более глубокую концентрацию и заметную добавленную энергию.

Комплекс витаминов B

Комплекс витаминов B может помочь уменьшить мозговой туман, уменьшая стресс и улучшая ваше настроение.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*
*