Вход в личный кабинет | Регистрация
Избранное (0) Список сравнения (0)
Ваши покупки:
0 товаров на 0 Р
Итого: 0 Р Купить

Выраженный дефицит витамина д: Недостаток витамина D: симптомы дефицита у взрослых

Содержание

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ КЛИНИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ РОССИЙСКОЙ АССОЦИАЦИИ ЭНДОКРИНОЛОГОВ «ДЕФИЦИТ ВИТАМИНА D У ВЗРОСЛЫХ: ДИАГНОСТИКА, ЛЕЧЕНИЕ И ПРОФИЛАКТИКА» | Пигарова

Клинические рекомендации утверждены 27.02.2015 на заседании «Национальным клинические рекомендации по диагностике и лечению эндокринопатий» в рамках VII Всероссийского диабетологического конгресса. Настоящая публикация является краткой версией утвержденных клинических рекомендаций, для более подробных разъяснений обратитесь к полной версии. РАБОЧАЯ ГРУППА: Руководители: Дедов И.И., профессор, академик РАН, Москва Мельниченко Г.А., профессор, академик РАН, Москва Авторы текста: Пигарова Е.А., к.м.н., Москва Рожинская Л.Я., д.м.н., профессор, Москва Белая Ж.Е., д.м.н., Москва Дзеранова Л.К., д.м.н., Москва Каронова Т. Л., д.м.н. Санкт-Петербург Ильин А.В., Москва ЭКСПЕРТЫ, ПРИНИМАВШИЕ УЧАСТИЕ В ОБСУЖДЕНИИ И ОДОБРЕНИИ КЛИНИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ: Анциферов М.Б., д.м.н., профессор, Москва Вагапова Г.Р., д.м.н., профессор, Казань Вербовой А.Ф., д.м.н., профессор, Самара Волкова Н.И., д.м.н., профессор, Ростов-На-Дону Гринева Е.Н., д.м.н., профессор, Санкт-Петербург Догадин С.А. д.м.н., профессор, Красноярск Доскина Е.В., к.м.н., Москва Древаль А.В., д.м.н., профессор, Москва Илюхина О.Б., Оренбург Маркина Н.В., к.м.н., Москва Марченкова Л.А., к.м.н., Москва Мкртумян А.М., д.м.н., профессор, Москва Мокрышева Н.Г., д.м.н., Москва Моругова Т.В., д.м.н., Уфа Некрасова М.Р., д.м.н., профессор, Тюмень Панюшкина Г.М., к.м.н., Воронеж Середина Г.Н., Самара Суплотова Л.А., д.м.н., профессор, Тюмень Тюльпаков А.Н., д.м.н., Москва Хамнуева Л.Ю., д.м.н., профессор, Иркутск РЕЦЕНЗЕНТЫ: Алексеева Л.И., д.м.н., Москва Родионова С.С., д.м.н., проф., Москва Фадеев В.В., д.м.н., профессор, Москва Синтез и метаболизм витамина D Витамин D относится к группе жирорастворимых витаминов. Он естественным образом присутствует лишь в очень ограниченном количестве продуктов питания, а синтез в организме человека возможен только в определенных условиях, когда ультрафиолетовые (УФ) лучи солнечного света попадают на кожу. Витамин D, получаемый из продуктов питания и в виде пищевых добавок, а также образующийся при пребывании на солнце, биологически инертен. Для активации и превращения в активную форму D-гормона [1,25(ОН)2Э] в организме должен пройти два процесса гидроксилирования (Рис.1). Первый этап гидроксилирования происходит в печени и превращает витамин D в 25-гидроксивитамин D [25(OH) D], также известный как кальцидиол (Рис.1). Второй этап гидроксилирования происходит преимущественно в почках (с участием фермента CYP27B1 - 1а-гидроксилазы), и его результатом является синтез физиологически активного D-гормона, 1,25-дигидроксивитамина D [1,25(OH)2D]. Уровни кальцитриола в крови определяются большей частью активностью CYP27B1 в почках, находящейся под контролем паратиреоидного гормона (ПТГ), и жёстко регулируются отрицательной обратной связью, которая замыкается ингибированием CYP27B1 высокими концентрациями самого кальцитриола и фактора роста фибробластов 23 (FGF23). Ограничению образования активной формы витамина способствует стимуляция фермента CYP24A1 (24-гидроксила-зы), который превращает кальцитриол в неактивную, водорастворимую форму кальцитроевой кислоты, в дальнейшем выводимой из организма с желчью. Биологические функции витамина D Витамин D способствует абсорбции кальция в кишечнике и поддерживает необходимые уровни кальция и фосфатов в крови для обеспечения минерализации костной ткани и предотвращения гипокальциемической тетании. Он также необходим для роста костей и процесса костного ремоделирования, т.е. работы остеобластов и остеокластов. Достаточный уровень витамина D предотвращает развитие рахита у детей и остеомаляции у взрослых, вторичного ги-перпаратиреоза. Вместе с кальцием витамин D также применяется для профилактики и в составе комплексного лечения остеопороза. Дефицит витамина D приводит к миопатии, что может проявляться мышечной слабостью, особенно в проксимальных группах мышц, трудностями при ходьбе, поддержании кровь жировая ткань Рис. 1. Метаболизм витамина D в организме и его основные биологические функции. 1/25(0H)2D активная форма И м мукомодул ирующее действие: влияние на врожденными приобретенный иммунитет Кальций-фосфорный обмен: усилениеабсорбции и реабсорбции кальция, подавление секреции паратгормона Анти прол и феративное действие: угнетение ангиогенеза, индукция апоптоза равновесия и склонностью к падениям, что закономерно увеличивает риск переломов. Согласно мнению ряда исследователей, функции витамина D не ограничены только контролем кальций-фосфор-ного обмена, он также влияет и на другие физиологические процессы в организме, включающие модуляцию клеточного роста, нервно-мышечную проводимость, иммунитет и воспаление. Экспрессия большого количества генов, кодирующих белки, участвующие в пролиферации, дифференциров-ке и апоптозе, регулируется витамином D. Многие клетки имеют рецепторы к витамину D, а в некоторых тканях присутствует собственная 1а-гидроксилаза для образования активной формы D-гормона, и они могут локально генерировать высокие внутриклеточные концентрации 1,25(OH)2D для своих собственных целей функционирования без увеличения его концентрации в общем кровотоке. Эпидемиологические данные по распространенности дефицита витамина D Недостаточность витамина D, как определяемая уровнями 25(OH)D менее 30 нг/мл, так и менее 20 нг/мл, имеет широкое распространение во всем мире. Например, распространённость уровней менее 30 нг/мл у женщин в постменопаузе составляет 50% в Тайланде и Малазии, 75% в США, 74-83,2% в России, 90% в Японии и Южной Корее. В настоящее время недостаточность, а в большей степени дефицит 25(OH)D представляют собой пандемию, затрагивающую преобладающую часть общей популяции, включая детей и подростков, взрослых, беременных и кормящих женщин, женщин в менопаузе, пожилых людей. Важно отметить, что в последней группе при наличии остеопороти-ческого перелома распространенность витамина D может достигать 100%. Такая же ситуация происходит в Российской Федерации, что может наблюдаться из различных исследований, проведенных в стране. Как и во многих странах мира, недостаточность уровней витамина D характерна для всех возрастных групп. Клинические рекомендации 1. Диагностика 1.1. широкий популяционный скрининг дефицита витамина D не рекомендуется. Скрининг на дефицит витамина D показан только пациентам, имеющим факторы риска его развития (табл. 1). (Уровень доказательности А I) 1.2. Оценка статуса витамина D должна проводиться путем определения уровня общего 25(ОЩО в сыворотке крови надежным методом. Рекомендуется проверка надежности используемого в клинической практике метода определения 25(OH)D относительно международных стандартов (DEQAS, NIST). При определении концентрации 25(OH)D в динамике рекомендуется использование одного и того же метода. Определение 25(OH)D после применения препаратов нативного витамина D в лечебных дозах рекомендуется проводить через как минимум три дня с момента последнего приема препарата. (уровень доказательности А II) Концентрация 25(OH)D в сыворотке крови является лучшим индикатором для мониторинга статуса витамина D, ввиду того, что это основная форма витамина D в циркуляции, имеет длительное время полужизни порядка 2-3 недель, отражает как поступление витамина D с пищей, приемом на- Табяица 1 Группы лиц с высоким риском тяжелого дефицита витамина D, которым показан биохимический скрининг Заболевания костей Рахит Остеомаляция Остеопороз Г иперпаратиреоз Пожилые лица (>60 лет) Падение в анамнезе Низкоэнергетический перелом в анамнезе Ожирение Взрослые с ИМТ 30 кг/м2 и более Пациенты после бариатрических операций Беременные и кормящие женщины, имеющие факторы риска или не желающие принимать профилактически препараты витамина D Беременные женщины с темной кожей, ожирением, гестационным сахарным диабетом, минимальным нахождением на солнце, беременные женщины, не получающие добавки витамина D Дети и взрослые с темным оттенком кожи Жители или выходцы из Азии, Индии, Африки Хроническая болезнь почек СКФ <60 мл/мин Печеночная недостаточность стадии II-IV Синдромы мальабсорбции Воспалительные заболевания кишечника (болезнь Крона, неспецифический язвенный колит, целиакия) Бариатрические операции Радиационный энтерит Муковисцидоз Гранулематозные заболевания Саркоидоз Туберкулез Гистоплазмоз Бериллиоз Коккцидиомикоз Прием лекарственных препаратов Глюкокортикоиды Антиретровирусные препараты Противогрибковые препараты Холестирамин Противоэпилептические препараты 30 № 2/2015 Остеопороз и остеопатии тивных препаратов витамина D, так и синтезированного в коже под воздействием УФ облучения. В настоящее время доступны несколько методов определения уровней 25(OH)D, но существует значительная вариабельность, как между различными методами, так и лабораториями, использующими одинаковые методы, что требует стандартизации метода относительно международного стандарта. DEQAS (www.deqas.org) - международная программа стандартизации определения витамина D. NIST (http: //www.nist.gov/mml/csd/vitdqap.cfm) - стандарт для определения метаболитов витамина D (SRM 972a) и калибровочный раствор для определения 25(0Н)D2+25(0H) D3 (SRM 2972). Наряду с определением 25(OH)D в крови целесообразна также оценка основных параметров фосфорно-кальциевого обмена исходно и после коррекции его уровня в крови: кальций общий, кальций ионизированный, фосфор, паратгормон в крови, кальций и креатинин в суточной моче. Также рекомендуется определение креатинина для расчета СКф. 1.3. Дефицит витамина D определяется как концентрация 25(OH)D <20 нг/мл (50 нмоль/л), недостаточность - концентрация 25(ОНДО от 20 до 30 нг/мл (от 50 до 75 нмоль/л), адекватные уровни 30-100 нг/мл (75-250 нмоль/л). Рекомендуемые целевые значения 25(ОЩО при коррекции дефицита витамина D - 30-60 нг/мл (75150 нмоль/л) (табл. 2). (уровень доказательности А I) Адекватные уровни витамина D жизненно важны для правильной работы эндокринной системы, не только в костной ткани, но также и во всем организме. При концентрации 25(OH)D более 30 нг/мл (75 нмоль/л) у взрослых индивидуумов достигается максимальная абсорбция кальция в кишечнике, максимально снижается уровень ПТГ, и связанная с ним мобилизация кальция из костей, оптимизируется минерализация костной ткани. Мы рекомендуем при коррекции дефицита витамина D придерживаться диапазона целевых значений 25(ОН) 30-60 нг/мл (75-150 нмоль/л), в связи с отсутствием доказательной базы по дополнительному положительному влиянию при концентрации 25(OH)D более 60 нг/мл, а также редкому превышению этих значений естественным путем у человека, даже в популяциях с высоким пребыванием на солнце. Таблица 2 Интерпретация концентраций 25(OH)D, принимаемая Российской Ассоциацией Эндокринологов * - рекомендуемый референсный интервал для лабораторий 30-100 нг/мл (75-250 нмоль/л) В ПОМОЩЬ ПРАКТИЧЕСКОМУ ВРАЧУ 1.4. Измерение уровня 1,25(ОН)гО в сыворотке крови для оценки статуса витамина D не рекомендуется, но применимо с одновременным определением 25(ОН) D при некоторых заболеваниях, связанных с врожденными и приобретенными нарушениями метаболизма витамина D и фосфатов, экстраренальной активностью фермента 1а-гидроксилазы (например, при гранулематозных заболеваниях). (уровень доказательности А II) 2. Профилактика 2.1. Рекомендуемыми препаратами для профилактики дефицита витамина D являются колекальциферол (D3) и эргокальциферол (Dj). (уровень доказательности B I) 2.2. Лицам в возрасте 18-50 лет для профилактики дефицита витамина D рекомендуется получать не менее 600800 МЕ витамина D в сутки. (уровень доказательности B I) 2.3 Лицам старше 50 лет для профилактики дефицита витамина D рекомендуется получать не менее 800-1000 МЕ витамина D в сутки. (уровень доказательности B I) 2.4. Беременным и кормящим женщинам для профилактики дефицита витамина D рекомендуется получать не менее 800-1200 МЕ витамина D в сутки. (уровень доказательности B I) 2.5. Для поддержания уровня 25(OH)D более 30 нг/ мл может потребоваться потребление не менее 1500-2000 МЕ витамина D в сутки. (уровень доказательности А II) указанные поддерживающие дозы нативных препаратов витамина D, определяются как профилактические относительно снижения концентрации 25(OH)D в крови менее 30 нг/ мл и резкого подъема показателя не наблюдается, поэтому они подходят для постоянной терапии и не требуют коррекции/отмены даже в условиях активного пребывания на солнце. На фоне приема профилактических и поддерживающих доз витамина D контроль 25(OH)D в крови целесообразно проводить каждые 6-12 месяцев, что связано, прежде всего, опасениями снижения его уровня ниже целевых значений, чем повышения выше рекомендуемых. 2.6. При заболеваниях/состояниях, сопровождающихся нарушением всасывания/метаболизма витамина D (Таб. 5), рекомендуется прием витамина D в дозах в 2-3 раза превышающих суточную потребность возрастной группы. (уровень доказательности B I) 2.7. Без медицинского наблюдения и контроля 25(ОН) D в крови не рекомендуется назначение доз витамина D более 10 000 МЕ в сутки на длительный период (> 6 месяцев). (уровень доказательности B I) 3. Лечение 3.1. Рекомендуемым препаратом для лечения дефицита витамина D является колекальциферол (D3) (табл. 3) (уровень доказательности А I) Таблица 3 Препараты колекальциферола Торговое название препарата колекальциферола Форма выпуска Содержание препарата в одной капле* Вигантол Масляный раствор 200 000 МЕ во флаконе-капельнице 10 мл (20 000 МЕ (500 мкг) в 1 мл) около 500 МЕ** Аквадетрим Водный раствор 150 000 Ме во флаконе-капельнице 10 мл (15 000 МЕ (375 мкг) в 1 мл) около 500 МЕ *-NB! Объем капель и, таким образом, доза препарата, содержащегося в одной капле, зависят от многих факторов (характер растворителя (водный или масляные раствор), температура раствора, тип пипетки/встроенной капельницы, колебаний пузырька при отмеривании дозы и др.). ** - NB! Ранее в инструкции к препарату Вигантол указывалась доза 667МЕ колекальциферола в одной капле масляного раствора препарата. Классифика ция уровни 25(OH) D в крови нг/мл (нмоль/л) Клинические проявления Выраженный дефицит витамина D < 10 нг/мл (< 25 нмоль/л) Повышенный риск рахита, остеомаляции, вторичного гиперпа-ратиреоза, миопатии, падений и переломов Дефицит витамина D < 20 нг/мл (< 50 нмоль/л) Повышенный риск потери костной ткани, вторичного гиперпа-ратиреоза, падений и переломов Недостаточность витамина D > 20 и <30 нг/мл (>50 и <75 нмоль/л) Низкий риск потери костной ткани и вторичного гиперпара-тиреоза, нейтральный эффект на падения и переломы Адекватные уровни витамина D >30 нг/мл* (>75 нмоль/л) Оптимальное подавление пара-тиреоидного гормона и потери костной ткани, снижение падение и переломов на 20% уровни с возможным проявлением токсичности витамина D >150 нг/мл (>375 нмоль/л) Гиперкальциемия, гиперкаль-циурия, нефрокальциноз, кальцифилаксия 31 В ПОМОЩЬ ПРАКТИЧЕСКОМУ ВРАЧУ № 2/2015 Остеопороз и остеопатии 3.2. Лечение дефицита витамина D (уровень 25(OH)D в сыворотке крови <20 нг/мл) у взрослых рекомендуется начинать с суммарной насыщающей дозы колекальци-ферола 400 000 МЕ с использованием одной из предлагаемых схем, с дальнейшим переходом на поддерживающие дозы (табл. 4). (Уровень доказательности B I) 3.3. Коррекция недостаточности витамина D (уровень 25(OH)D в сыворотке крови 20-29 нг/мл) у пациентов из групп риска костной патологии рекомендуется с использованием половинной суммарной насыщающей дозы колекальциферола равной 200 000 МЕ с дальнейшим переходом на поддерживающие дозы (табл. 4) (Уровень доказательности B II) Таблица 4 Схемы лечения дефицита и недостаточности витамина D 1 Доза колекальциферола Примеры схем лечения* Коррекция дефицита витамина D (при уровне 25(OH)D менее 20 нг/мл) 1 50 000 МЕ еженедельно в течение 8 недель внутрь Вигантол**: 100 капель в неделю или по 50 капель 2 раза в неделю Аквадетрим: 100 капель в неделю или по 50 капель 2 раза в неделю 2 200 000 МЕ ежемесячно в течение 2 месяцев внутрь Вигантол: 10 мл (1 флакон) внутрь 1 раз в месяц - 2 месяца 3 150 000 МЕ ежемесячно в течение 3 месяцев внутрь Аквадетрим: 10 мл (1 флакон) внутрь 1 раз в месяц - 3 месяца 4 7 000 МЕ в день - 8 недель внутрь Вигантол**: 14 капель в день -8 недель Аквадетрим: 14 капель в день - 8 недель Коррекция недостатка витамина D (при уровне 25(OH)D 20-29 нг/мл) 1 50 000 МЕ еженедельно в течение 4 недель внутрь Вигантол**: 100 капель в неделю или по 50 капель 2 раза в неделю Аквадетрим: 100 капель в неделю или по 50 капель 2 раза в неделю 2 200 000 МЕ однократно внутрь Вигантол **: 10 мл (1 флакон) внутрь 3 150 000 МЕ однократно внутрь Аквадетрим: 10 мл (1 флакон) внутрь 4 7 000 МЕ в день - 4 недели внутрь Вигантол**: 14 капель в день -4 недели Аквадетрим: 14 капель в день - 4 недели Поддержание уровней витамина D > 30 нг/мл 1 1000-2000 МЕ ежедневно внутрь Вигантол**/Аквадетрим 2 -4 капли в сутки 2 6000-14 000 МЕ однократно в неделю внутрь Вигантол**/Аквадетрим 15-30 капель однократно в неделю *, ** - см. соответствующие примечания к таблице 3. Таблица 5 Возрастные нормы потребления кальция Возрастная группа Норма потребления элементарного кальция (мг) Дети до 3 лет 700 Дети от 4 до 10 лет 1000 Дети от 10 до 13 лет 1300 Подростки от 13 до16 лет 1300 Лица старше 16 лет и до 50 1000 Женщины в менопаузе или старше 50 лет 1000-1200 Беременные и кормящие грудью женщины 1000-1300 3.4. У пациентов с ожирением, синдромами мальаб-сорбции, а также принимающих препараты, нарушающие метаболизм витамина D, целесообразен прием высоких доз колекальциферола (6 000-10 000 МЕ/сут) в ежедневном режиме. (Уровень доказательности B II) Контроль уровня 25(OR)D в крови целесообразен после окончания прима насыщающих доз колекальциферола и каждые 6-12 месяцев приема поддерживающих доз витамина D. 4. Дополнительные рекомендации 4.1. Всем лицам рекомендуется адекватное возрасту потребление кальция с пищей. При недостаточном потреблении кальция с продуктами питания необходимо применение добавок кальция для обеспечения суточной потребности в этом элементе. (табл. 5) (Уровень доказательности А I) 4.2. Мы рекомендуем применение активных метаболитов витамина D и их аналогов у пациентов с установленным нарушением метаболизма витамина D по абсолютным и относительным показаниям (табл. 6). Активные метаболиты витамина D и их аналоги могут назначаться только под врачебным контролем уровней кальция в крови и моче. В виду потенциальной возможности развития гиперкальциемии/ гиперкальциурии, с осторожностью следует назначать активные метаболиты витамина D и их аналоги одновременно с препаратами нативного витамина D, содержащими дозу колекальциферола выше профилактической (более 800-1000 МЕ в сутки). (Уровень доказательности А I) К активным метаболитам и аналогам витамина D относят кальцитриол и альфакальцидол. Ввиду значительно более высокой стоимости и необходимости мониторирования кальциемии и кальциурии не рекомендуется использование этих препаратов в тех случаях, когда возможно эффективное применение нативного витамина D. Применение данных препаратов не влияет на концентрацию 25(OR)D в крови. Таблица 6 Показания к назначению активных метаболитов витамина D Абсолютные Относительные Терминальная хроническая почечная недостаточность Гипопаратиреоз Псевдогипопара-тиреоз Выраженная гипокальциемия Хроническая болезнь почек с СКФ менее 60 мл/мин Возраст старше 65 лет Высокий риск падений у пожилых пациентов Прием препаратов, нарушающих метаболизм витамина D В комбинированной терапии остеопороза, если предшествующее лечение антирезорб-тивным препаратом в сочетании с нативными формами витамина D не было достаточно эффективным

Витамин Д и Д-доктора

27.05.2020

1. Для чего организму вообще нужен витамин D?

Витамин D на самом деле является стероидным гормоном. Едва ли в организме человека найдется орган, в котором не было бы к этому гормону рецептора. Помимо широко известных «костных» эффектов у витамина D есть огромный спектр действия на многие функции в организме. Так, например, витамин D является одним из главных помощников иммунной системы, играет значимую роль в обмене жиров и углеводов, участвует в синтезе стероидных гормонов, обеспечивает противоопухолевую защиту. И это далеко не все эффекты, которые выполняет этот гормон в организме.

2. Какое количество витамина D в организме считается нормой? Правда ли, что в осеннее и зимнее время все мы испытываем дефицит витамина D?

У каждого человека есть свои целевые значения уровня витамина D, которые зависят от многих факторов. Например, от генетики. Есть люди, у которых генетически «поломан» ген рецептора витамина D. Им нужно держать витамин D на более высоких уровнях. К сожалению, подавляющее большинство людей испытывают дефицит витамина D круглый год, независимо от сезона. Ведь даже летом сложно получить нужное количество витамина. Это связано с тем, что витамин D вырабатывается в коже под воздействием солнечных лучей определенной длины, которые в нашем регионе достигают поверхности земли лишь в определенные часы, непродолжительное время.

3. Какие симптомы у сигнализируют о недостатке витамина? Как наверняка узнать, что у меня недостаток витамина, нужно сдавать анализы? А какие? Можно ли их сдать в вашей клинике?

Симптомы неспецифичны и могут маскироваться под другую различную патологию. Пациентов может беспокоить усталость, быстрая утомляемость, общая слабость, снижение настроения, боли в суставах и костях, мышцах, частые вирусные и «простудные» заболевания, выпадение волос, набор веса, у женщин возможны нарушения менструального цикла. Для выявления дефицита используется анализ крови на витамин D. При этом выполняться этот анализ должен методом масс-спектрометрии. Другие методы определения уровня витамина D, как и других стероидных гормонов, являются не точными. В Клинике Пяти Благ можно сдать кровь на витамин D как раз для масс-спектрометрического анализа.

4. Чем чреват дефицит витамина D? Правда ли, что его недостаток влияет на состояние костей человека? Необходимо ли всем пропивать БАДы зимой? А если не всем, то кому?

Да, действительно, недостаток витамина D влияет на состояние всего опорно-двигательного аппарата. Кроме того, при дефиците витамина D появляется избыток жировой массы и ожирение, депрессия, снижается иммунитет, могут появиться проблемы с щитовидной железой, репродуктивной системой.

5. Что выбрать - БАДы или препараты?

Выбрать то, что советует ваш лечащий доктор. Доверьтесь профессионалам, которые разбираются в этом.

6. Есть ли вообще смысл в профилактике? Могут ли препараты, наоборот, принести вред организму?

Смысл в приеме профилактических доз есть тогда, когда мы уже восполнили дефицит и хотим «удержать» уровень витамина D в целевых значениях. Препараты могут навредить в том случае, если назначены большие дозы на длительный период без контроля анализов крови.

7. Как получать витамин D без БАДов? Какие продукты есть?

Витамин D поступает в организм с морской рыбой (скумбрия, лосось, сельдь, сардины, тунец), икрой, печенью рыб, яичным желтком, говяжьей печенью. Но, к сожалению, должного количества этого витамина получить лишь с едой мы не можем. Поэтому необходим дополнительный прием витамина D.

8. Можно ли получить витамин D в солярии? Какие есть риски у этой процедуры?

Витамин D вырабатывается под лучами определенной длины с ультрафиолетовым диапазоном B (UVB). Таких лучей в солярии практически нет, либо совсем нет, в зависимости от типа установленных ламп. Зато есть лучи с ультрафиолетовым диапазоном А (UVA), которые при чрезмерном воздействии наносят вред и увеличивают риски развития злокачественных новообразований кожи.

9. Чем опасна передозировка витамином D?

При передозировке витамина D возможно отложение солей кальция в органах, например, в почках, сосудах. Особенно это может быть выражено при одновременном дополнительном потреблении препаратов кальция совместно с витамином D. Однако при грамотном назначении витамина D риск передозировки сведен к минимуму.

10. Можно ли самостоятельно начинать пить лекарства и добавки с витамином D? Обязательно ли консультироваться с врачом?

Восполнять дефицит витамина D нужно под строгим контролем доктора, который имеет в этом достаточный опыт. Принимать самостоятельно профилактические дозировки – не значит восполнить дефицит.

11. В какой период вообще следует принимать витаминные комплексы?

Комплексы можно принимать с профилактической целью, но значимого эффекта они не принесут из-за небольших дозировок витаминов в них.

🧬 Стоит ли принимать витамин D?

Врачи часто советуют пить этот витамин, хотя его польза для профилактики или лечения болезней не доказана. Разбираемся, в каких случаях его дефицит действительно опасен для здоровья.

Что это такое

Витамин D — собирательное название группы кальциферолов — жирорастворимых органических соединений. Для человека наиболее значимы активные разновидности D2 — эргокальциферол, попадающий в организм только с пищей, и D3 —холекальциферол, поступающий как с едой или добавками, так и синтезируемый клетками кожи на свету. Некоторые исследователи даже находят подтверждение гипотезы, что витамин D можно рассматривать как индикатор нарушенного здоровья и потенциальное универсальное средство для его восстановления.

Витамин D необходим для полноценного всасывания и усвоения кальция, без которого невозможна минерализация и рост костей. Также D регулирует метаболический обмен соединений фосфора и участвует в некоторых других биохимических реакциях, исследования которых продолжаются.

«Витамин D для организма — это как бензин для мотора, — объясняет эндокринолог Ольга Шамрина. — Фактически это прогормон, он дает эффекты, аналогичные гормональным. Например, регулирует формирование половых гормонов тестостерона и эстрогена из холестерина. Участвует в синтезе гормонов щитовидной железы — основного антистрессового центра организма, ответственного за снижение восприятия нагрузки. Витамин D корректирует уровень инсулина в крови, ускоряет обмен веществ, способствует усвоению полезных элементов из пищи и одновременно похудению. Он регулирует всю жизнедеятельность человека на клеточном уровне, в том числе выступая как иммуномодулятор».

Почему люди решили, что надо принимать витамины

Необходимые для жизнедеятельности азотистые органические вещества — амины, — которые не вырабатываются в организме, когда-то назвали витаминами. Их исследовали и определили, работу какого фермента в клетке обеспечивает каждый из них. Были сформулированы признаки дефицита того или иного витамина в рационе: если при недостатке вещества проявляются симптомы конкретной болезни, а после восполнения количества витамина они исчезают, недуг обусловлен дефицитом и витаминизация является прямым лечением. Так обстояло дело, например с витамином С, излечивающим цингу.

В середине ХХ века круг витаминов расширился, одновременно появилась новая концепция: даже если незначительный дефицит не вызывает симптомов, щедрая добавка витамина организму может улучшить самочувствие и благотворно повлиять на сопутствующие недуги. Многочисленные попытки лечить любые болезни лошадиными дозами витамина С в клинической практике не прижились. Витамин А в больших дозах оказался просто ядовитым для организма.

«D — единственный из витаминов, оказывает воздействие на иммунитет, и это подтверждено во множестве исследований, — уверена аллерголог-иммунолог GMS Clinic Ольга Сидорович. — Только его из витаминов лично я принимаю с октября по март. Эффект других витаминов для профилактики простуд, в том числе широко использующегося для этой цели витамина С, не доказан».

Врачи благосклонно относятся к витамину D главным образом потому, что в северных широтах подавляющее большинство населения не может получить количество витамина, считающееся нормой, ни с пищей, ни с солнечным светом. В осенне-зимний период дефицит витамина D становится особенно острым. Нехваткой считается показатель менее 30 нг/мл.

Чем опасен дефицит

«Очень часто зимой и весной пациенты приходят к неврологу с болями в мышцах или непонятной утомляемостью, — подтверждает невролог Детской Клиники „Фэнтези“ Варвара Халецкая. — При исследовании оказывается, что уровень витамина D понижен. Хотя и летом подобные пациенты иногда приходят на прием, так что не у всех это связано с длительностью светового дня».

По словам Ольги Шамриной, за последние 8 лет практики ей лишь дважды достались пациенты совсем без дефицита витамина D, причем оба раза это были не россияне. У южан долгое пребывание на солнце вызывает загар, при котором синтез D3 замедляется организмом во избежание передозировки. Также с возрастом снижается чувствительность рецепторов в коже, отвечающих за усвоение витамина D на свету.

Критически опасен дефицит витамина D у маленьких детей. Это основная причина развития рахита. Также в случае дефицита высок риск развития респираторных инфекций, астмы, аутоиммунных заболеваний или выработки инсулиновой резистентности. Но эта проблема на сегодня надежно решена.

«Уже много лет детей с рахитом из-за дефицита витамина D мне видеть не приходилось, — свидетельствует педиатр клиники „Фэнтези“ Владимир Ягодкин. — Признаком того, что ребенку не хватает витамина D может быть долго не зарастающий родничок или отсутствие волос на затылке Сейчас всем младенцам начиная с месячного возраста в обязательном порядке дают профилактические дозы витамина в форме масляных капель. Если и остались дети с дефицитом, то разве что в далекой глуши или в странах третьего мира. Сам я принимаю витамин D в профилактических целях и всем знакомым взрослым советую это делать».

Ольга Шамрина говорит, что в США и Великобритании большинство эндокринологов и врачей общей практики не принимает жалующихся на общее плохое самочувствие без анализа на витамин D. Именно его результаты важны в первую очередь, если у пациента наблюдается утомляемость, снижение мышечного тонуса, метеозависимость или повышенная стрессовая нагрузка. Сам анализ достаточно дорогой и не входит в регламент оказания бесплатной медицинской помощи.

«Анализ нужен, чтобы врач мог назначить правильную форму и индивидуальную дозировку внешнего витамина D, — добавляет доктор Шамрина. — Она зависит от функции паращитовидной железы, возраста, лишнего веса. Ведь витамин D может накапливаться в жировой ткани и не работать, поэтому полным людям требуется большая дозировка. У страдающих гастритами или гастродуоденитами витамин может не усваиваться в ЖКТ. Одна моя пациентка 78 лет с аномальной функцией паратиреоидного гормона долго получала витамин D в жирорастворимой форме без какой-либо пользы. После замены на водорастворимую форму, которая метаболизируется почками, самочувствие сразу улучшилось».

Критика

Вал публикаций о целебных свойствах витамина D в медицинских, околомедицинских и совсем не медицинских изданиях начался примерно 30 лет назад и не думает утихать. Если набрать в интернет-поисковике «витамин D» рядом с названием любой болезни, обнаружится множество статей о положительных эффектах при лечении или влиянии дефицита вещества на течение заболевания. Вот, к примеру, исследование о том, что недостаток витамина D может привести к более тяжелому течению коронавирусной инфекции. Но некоторые эксперты не согласны с абсолютной пользой приема.

«Все заявления о прямом влиянии витамина D на иммунитет, инсулин и общее самочувствие не имеют ничего общего с доказательной медициной, — считает вице-президент „Общества специалистов доказательной медицины“, доктор медицинских наук Василий Власов. — Убедительных воспроизводимых исследований относительно целебных свойств кальциферолов при профилактике, а тем более лечении реальных болезней не существует. За последние два-три десятилетия были сотни статей об успешном применении витамина D в лечении самых разных заболеваний: от облысения и импотенции до инсультов и артериальной гипертензии. Все они не прошли проверку последующими клиническими испытаниями. Поэтому когда сейчас ежегодно появляются аналогичные статьи, отношение к ним довольно скептическое».

Выраженный дефицит витамина D часто наблюдается при самых разных заболеваниях, например, при ожирении и диабете 2 типа. Но врачи смотрят на восстановление нормального уровня по-разному.

«Важность для организма витамина D — это просто модная тема, — считает терапевт клиники „Семейная“ Александр Лаврищев. Как несколько лет назад в среде гепатологов был моден витамин E, после серии публикаций на эту тему. Если врач хотел выглядеть прогрессивным, он обязан был испробовать на пациенте большие дозы витамина E. 90% населения России живут с дефицитом витамина D. Его несложно и недорого синтезировать, и если есть огромный рынок, то возникает большой бизнес. Как лекарство витамин D вряд ли эффективен: мне не известно случаев, когда пациент с неясной болезнью выздоровел бы только от восполнения дефицита этого вещества».

Не вполне согласна с коллегой Ольга Шамрина, неоднократно принимавшая измотанных пациентов с заметным дефицитом витамина D, которые до этого обошли множество врачей, не нашедших никаких патологий.

«Если у человека нет жалоб, это не значит, что нет дефицита витамина D, — говорит врач. — Можно никогда его и не заметить. Просто иногда вы будете больше обычного уставать, с трудом просыпаться, порой более акцентированно реагировать на смену погоды. Ко мне случайно попала семейная пара, обошедшая до этого множество докторов. Женщина 45 лет более 3 лет не могла забеременеть, собиралась делать ЭКО. Анализ на витамин D показал, что у обоих супругов ярко выраженный его дефицит. После недолгого курса лечения только витамином D, все пошло на лад. Сейчас ребенку уже полтора года».

Кому назначают

Принимать витамин D при беременности рекомендуется лишь в особых случаях , обычно достаточно сбалансировать рацион питания. Обычно его назначают пожилым людям, чаще женщинам, в качестве терапии остеопороза, точнее говоря для профилактики остеопоротических переломов.

Однако мета-анализ исследований подобной практики в домах престарелых показал, что многолетнее поедание таблеток с кальцием и витамином D не предотвращает переломов, а напротив — увеличивает частоту инфарктов. Больным остеопорозом не хватает, скорее, эластичной хрящевой ткани, на которой мог бы оседать и накапливаться кальций. При стертых хрящах этот микроэлемент лишь укрепляет кости, которые становятся не только твердыми, но и хрупкими.

«До конца ХХ века витамин D использовался только при лечении рахита и остеопороза, — вспоминает Василий Власов. — В том числе потому, что остеопороз мы не умеем эффективно лечить ничем. Наблюдения доказали, что число переломов у пожилых людей не уменьшается. Если нет реальной, жизненной потребности в витамине D, никакие его дозы не улучшат состояние здоровья. Эта ситуация похожа на ставшее модным широкое употребление поливитаминов. Их принимают не по медицинским показаниям, а для профилактики, часто без участия врача. Дозировки, как и в случае витамина D, намного ниже терапевтических. И положительный эффект также не доказан. Зато объем доли рынка исчисляется в миллиардах долларов».

Многие развитые страны решают проблему дефицита витамина D, обогащая им пищевые продукты массового потребления: молоко, йогурты и даже пшеничную муку. В США и Канаде это начали практиковать еще в 1950-е годы, причем долгое время это требование к производителям носило характер законодательного предписания. Похожие программы популярны в странах Западной Европы. В Великобритании, например, прогнозируют, что добавление 100 мкг витамина (4000 МЕ) к 1 кг муки за короткое время снизит долю людей с недостаточным потреблением витамина D с 93% до 50%.

Важно запомнить

  • витамин D сам по себе не лечит и не повышает иммунитет, а лишь помогает организму справляться с некоторыми проблемами
  • не стоит принимать витамин D без консультации врача
  • нет смысла «на всякий случай» делать анализ на витамин D, если вы ни на что не жалуетесь.

Ученые опровергли пользу витамина D при COVID-19

Витамин D не защитит от COVID-19, предупреждают канадские ученые. Несмотря на более ранние данные о его пользе, последние исследования не выявляют значимого влияния на риск заразиться и тяжесть симптомов. Однако чтобы делать однозначные выводы, необходимы более строгие испытания.

Витамин D, по-видимому, не защищает от COVID-19, как считалось ранее, сообщают исследователи из Макгиллского университета. С подробностями можно ознакомиться в статье в журнале PLOS Medicine.

Дефицит витамина D в организме — известный фактор риска развития COVID-19, поэтому многие ученые рассматривали витамин D в качестве средства, способного облегчить симптомы болезни.

В свете проведенных за последний год исследований о пользе витамина D как средства профилактики COVID-19, его влияние на течение болезни и риск заразиться привлекло внимание органов здравоохранения многих стран. Однако доказательств эффективности витамина D все еще слишком мало — большинство исследований были довольно низкого качества, проводились на небольшом количестве пациентов и могли не иметь контрольной группы. Чтобы получить больше информации о влиянии витамина D на COVID-19, исследователи решили обратиться к генетике.

Авторы работы использовали генетические данные 4134 человек, переболевших COVID-19, и почти 1,3 млн непереболевших из 11 стран. Их интересовало, связана ли генетическая предрасположенность к более высокому уровню витамина D с течением болезни и ее исходом.

Однако исследование не выявило доказательств связи между генетически прогнозируемым уровнем витамина D и риском заболеть COVID-19. Более того, у заразившихся участников исследования уровень витамина D никак не влиял на тяжесть течения болезни или риск госпитализации.

По всей видимости, попытки повысить уровень витамина D с помощью биодобавок будут бесполезны в качестве меры борьбы с COVID-19, заключают ученые.

«Эффективность приема витамина D для улучшения исходов болезни не подтверждается данным исследованием», — заключают авторы работы.

«Большинство исследований витамина D очень трудно интерпретировать, поскольку их результаты не скорректированы с учетом известных факторов риска развития тяжелой формы COVID-19 (например, пожилой возраст, помещение в стационар, наличие хронических заболеваний), которые также связаны с низким уровнем витамина D, — говорит Батлер-Лапорт. — Поэтому лучшим способом ответить на вопрос о влиянии витамина D были бы рандомизированные испытания, но они сложны и ресурсоемки, а во время пандемии занимают много времени».

«Перспектива, что витаминные добавки можно использовать для профилактики или чтобы улучшить состояние, весьма привлекательна, — говорит эпидемиолог из Университета Отаго Майкл Бейкер. — Но исследование не подтверждает такую возможность».

Кроме того, у исследования был ряд ограничений. Так, в нем не участвовали люди с дефицитом витамина D, поэтому нельзя исключить, что в их случае прием добавок все-таки будет полезен. Также, в распоряжении ученых были лишь данные европеоидов, поэтому результаты нельзя распространять на представителей других рас — например, у людей с темной кожей способность к выработке витамина D обычно снижена, что может сказываться на результатах.

«Одна из проблем в том, что часто люди, принимающие витамин D, чем-либо еще отличаются от людей, которые этого не делают. Чтобы выяснить, действительно ли витамин D обладает защитным действием, нам нужны более качественные испытания», — добавляет Бейкер.

Ранее в пользе витамина D усомнились и бразильские врачи.

Исследователи из Университета Сан-Паулу выяснили, что введение витамина D в высоких дозах пациентам с тяжелой формой COVID-19 никак не влияет на течение болезни и смертность.

Впрочем, выраженного вреда витамин D тоже не нанес — единственным побочным эффектом оказалась рвота, появившаяся у одного из пациентов.

Впрочем, однозначные выводы авторы работы делать не стали. Во-первых, у большинства больных был нормальный уровень витамина D в организме — выраженный дефицит наблюдался лишь у четверти. Во-вторых, исследование было сосредоточено на пациентах в состоянии средней и высокой тяжести. Не исключено, что витамин D способен принести пользу при менее выраженных симптомах — исследования других средств показали зависимость эффекта от тяжести заболевания.

Витамин D при планировании беременности

С появлением новых успешных методов лечения бесплодия и развития методов вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) существенно возросла необходимость тщательной подготовки супружеской пары к лечению бесплодия.


В последние годы актуальным является исследования влияния витамина D, который обладает множеством биологических функций, среди которых важную роль отводят регуляции репродуктивного здоровья женщин. Исследования последних лет показали, что уровень витамина D в сыворотке крови связан с показателями качества ооцитов, овариальным резервом, развитием эмбрионов, частотой наступления беременности и рождения живых детей в программах ЭКО. Причем неблагоприятным является как снижение количества витамина, так и его чрезмерное повышение.


Витамин D является гормоном, который синтезируется в основном в коже под воздействием ультрафиолетовых лучей, а также поступает в организм человека с пищей (яица, красная икра, говяжья печень и т.д.). Это объясняет распространённые случаи зачатия после отпуска на море. 


Недостаток витамина D характерен для 95-98 % жителей северных широт и центральной части России. В последнее время его дефицит отмечают и у жителей южных широт. Причинами являются: использование слишком сильных солнцезащитных кремов, редкое пребывание на свежем воздухе, смуглый цвет кожи, который препятствует синтезу витамина D, болезни почек и печени и период беременности и лактации. Поэтому нужно как следует «запастись» этим витамином до наступления долгожданной беременности.


Недостаток витамина D легко устраним, главное вовремя заметить эту проблему и приступить к ее решению. Для этого необходимо провести определения концентрации элемента в сыворотки крови, которая сдается натощак, специальной подготовки не требуется. Норма для женщины репродуктивного возраста ≥30 нг/мл. Результаты диагностики позволяют определить целесообразность приёма, точно рассчитать необходимую дозировку и продолжительность лечения. 

Витамин D как новый стероидный гормон и его значение для мужского здоровья uMEDp

В статье на основании последних научных данных и результатов собственных клинических исследований проанализированы проблемы мужского здоровья, обусловленные дефицитом витамина D, который, исходя из современных представлений, следует рассматривать как гормон D. Дефицит гормона D – новая неинфекционная эпидемия XXI века, и с патофизиологической точки зрения роль недостаточности гормона D в развитии мужского гипогонадизма, ожирения, инсулинорезистентности, сахарного диабета 2 типа, саркопении, депрессии доказана. Все перечисленные гормонально-метаболические проблемы достоверно повышают риск смерти в мужской популяции. Это означает, что дефицит/недостаточность гормона D негативно отражается на качестве и продолжительности жизни мужчин. Кроме того, доказана тесная патогенетическая связь между нарушениями метаболизма гормона D и некоторыми андрологическими заболеваниями (мужским бесплодием, хроническим простатитом и хронической болью, доброкачественной гиперплазией и раком предстательной железы). Следовательно, раннее выявление и своевременная коррекция дефицита/недостаточности гормона D у мужчин представляются весьма эффективной фармакотерапевтической стратегией для патогенетической профилактики и лечения гендерных мужских заболеваний, включая андрологические, поскольку современные стандартные методы не всегда приводят к эффективным результатам.

Рис. 1. Классические и неклассические эффекты витамина (гормона) D

Рис. 2. Взаимосвязь между плазменными уровнями 25(ОН)D и общего тестостерона у мужчин

Рис. 3. Предполагаемые механизмы антибактериальных эффектов метаболитов витамина (гормона) D

Рис. 4. Возможные механизмы влияния витамина D на анатомо-функциональное состояние пузырно-уретропростатического комплекса

Введение

Традиционные представления о витамине D связаны прежде всего с его ключевой ролью в фосфорно-кальциевом гомеостазе и влиянием на минеральную плотность костной ткани. Однако в отличие от других витаминов он не является витамином в классическом понимании этого термина, поскольку поступает в организм в неактивной форме и только за счет двухступенчатого метаболизма превращается в активную гормональную форму [1].

Витамин D оказывает разнообразные биологические эффекты благодаря взаимодействию со специфическими рецепторами, локализованными в ядрах клеток многих тканей и органов, что также отличает его от традиционных витаминов. Термин «витамин D» объединяет группу сходных по химическому строению форм витамина D, относящихся к классу сексостероидов, – D1, D2, D3, D4, D5. Только D3 рассматривают как истинный витамин D. Другие представители этой группы считаются его модифицированными производными [1].

В отличие от других витаминов к активной форме витамина D в клетках различных органов и тканей (головного мозга, предстательной и молочной желез, кишечника, иммунокомпетентных клеток) выявлены специфические рецепторы. Особенности метаболизма витамина D и наличие тканевых ядерных рецепторов к 1-альфа,25-ди- гидроксивитамину D3, называемых рецепторами к витамину D (vitamin D receptors – VDR), позволяют рассматривать витамин D как активный гормон, работающий в рамках эндокринной системы D-гормона. Функции этой системы заключаются в способности генерировать и модулировать биологические реакции более чем в 40 тканях-мишенях путем регуляции транскрипции генов (медленный геномный механизм) и быстрых негеномных молекулярно-клеточных реакций. При этом активными компонентами D-эндокринной системы являются лишь сам D-гормон и гидроксилирующие ферменты [2].

Биологическое действие витамина D опосредуется через специфические D-рецепторы, которые распределены в различных тканях [3, 4]. Витамин D связывается с ядерным D-рецептором, что способствует гетеродимеризации Х-рецепторов ретиноидов. Это в свою очередь приводит к связыванию витамина D с промоторными локусами генов-мишеней [5]. D-рецепторы также взаимодействуют с другими транскрипционными факторами, например белками и ко-активатором транскрипции и кальцийсвязывающими белками [6]. Это медленный геномный путь, который приводит к изменениям в транскрипции гена в течение нескольких часов и дней [7]. Другой путь взаимодействия с D-рецептором – быстрый негеномный, который реализуется на поверхности клетки и способствует более быстрому реагированию генов – в течение нескольких секунд и минут [8].

Витамин D как активный метаболический гормон D

Витамин D является жирорастворимым витамином, который естественным образом присутствует в ограниченном количестве продуктов питания. В организме человека он вырабатывается только при определенных условиях – при попадании ультрафиолетовых солнечных лучей на кожу.

Витамин D, образующийся под воздействием ультрафиолетовых солнечных лучей, получаемый из продуктов питания и в виде добавок к пище, биологически инертен. Для активации в организме он должен пройти два процесса гидроксилирования. Первый происходит в печени: витамин D преобразуется в 25-гидроксивитамин D – 25(OH)D, или кальцидиол. Второе гидроксилирование происходит преимущественно в почках, и его результатом является синтез физиологически активного 1,25-дигидроксивитамина D – 1,25(OH)2D, или кальцитриола [9].

Несмотря на то что роль и основные функции витамина D известны давно (профилактика рахита у детей, участие в фосфорно-кальциевом обмене), спектр знаний о нем в последнее время значительно расширился. Сегодня известно, что витамин D, по сути будучи гормоном D, необходим для поддержания физиологических процессов и оптимального состояния здоровья. Рецепторы к витамину D присутствуют в большинстве клеток и тканей организма человека. К биологическим функциям витамина (гормона) D относят торможение клеточной пролиферации и ангиогенеза, стимуляцию продукции инсулина и кателицидинов (антимикробных пептидов), ингибирование продукции ренина, противовоспалительное, антигипертензивное и другие действия [1, 2, 9] (рис. 1).

В детском и юношеском возрасте адекватные уровни витамина (гормона) D необходимы для обеспечения роста клеток, формирования скелета и роста. Как показали последние эпидемиологические и экспериментальные данные, низкий уровень витамина (гормона) D тесно связан с общей смертностью, развитием сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний (в основном рака молочной железы, простаты и толстого кишечника), артериальной гипертензии, саркопении, метаболического синдрома, а также инсулинорезистентности и сахарного диабета (СД) 1 и 2 типов у взрослых [10–18].

Дефицит витамина (гормона) D – новая метаболическая пандемия XXI века

Дефицит витамина (гормона) D, который является новой неинфекционной пандемией XXI века среди взрослого населения, проживающего севернее 35-й параллели, обусловлен резким снижением периода пребывания на солнце [2, 9].

У жителей северных стран, где имеют место существенные сезонные различия в уровне естественной освещенности, уровень витамина (гормона) D в крови снижается в темные зимние месяцы, достигая максимальной концентрации в течение лета. При этом пик рождаемости отмечается весной [19]. Подобный парадокс можно объяснить, в частности, сезонными изменениями гипоталамо-гипофизарной системы и нейротранс­миттеров головного мозга (серотонина, дофамина и эндогенных опиоидов) [19].

Данные о частоте дефицита витамина (гормона) D в популяции в целом неоднозначные, что во многом обусловлено географией района исследования, уровнем годовой инсоляции, климатом, характером и привычками питания. Однако доподлинно известно, что свыше 50% людей в мире имеют дефицит витамина (гормона) D, среди пожилых людей этот показатель достигает 80–90%. Кроме того, уровень 25(ОН)D с возрастом снижается даже у тех, кто проживает в регионах с достаточным уровнем инсоляции [2, 9].

Россияне относятся к группе высокого риска в отношении дефицита витамина (гормона) D в силу указанных географических факторов. На сегодняшний день в России опубликованы результаты пока единичных исследований по распространенности дефицита витамина (гормона) D среди жителей страны. В России, как и большинстве северных стран, частота дефицита витамина D среди населения приобретает угрожающий характер [20].

В ходе пилотного исследования нами установлено, что тяжелый дефицит витамина (гормона) D (уровень витамина D3 в крови 3 в крови > 29 нг/мл) отсутствует у 26,32% женщин и 37,63% мужчин. Учитывая высокую распространенность (74% у женщин и 62% у мужчин) дефицита витамина (гормона) D у пациентов с саркопенией, есть основания полагать, что его недостаточность – один из ключевых компонентов патогенеза саркопении – дефицита количества и качества мышечной массы [21].

В группе риска по развитию дефицита витамина (гормона) D находятся младенцы, пожилые лица, люди с ограниченным пребыванием на солнце, темнокожие, пациенты с ожирением, заболеваниями, сопровождающимися нарушением всасывания жиров, в том числе перенесшие шунтирование желудка [9].

Крайне важно учитывать высокий риск развития дефицита витамина (гормона) D у пациентов с ожирением. Витамин (гормон) D – мощный жиросжигающий гормон с антиоксидант­ными свойствами, и его роль в комплексной терапии ожирения сложно переоценить [22].

Считается, что серьезный дефицит витамина (гормона) D выявляется при концентрации 25(OH)D в сыворотке крови

В целом у 40–60% населения земного шара статус витамина (гормона) D расценивается как недостаточный. Эпидемиологический рост социально значимых заболеваний, таких как сахарный диабет, остеопороз, злокачественные опухоли и аутоиммунные болезни, развитие которых связано, в частности, с низким уровнем витамина D, делает вопросы коррекции уровней витамина D весьма актуальными [9].

Гиповитаминоз D чаще развивается у пожилых людей, которые практически не выходят из дома и не подвергаются инсоляции. При этом не вырабатывается витамин D3, на который приходится до 80% необходимого количества витамина D. Кроме того, у пожилых людей значительно снижена способность синтезировать витамин D при воздействии ультрафиолета B. Чтобы предотвратить развитие рака или повреждение кожи, они могут использовать солнцезащитные кремы или защитную одежду.

Примерно четверть пожилых пациентов в стационарах в определенной степени страдают остеопорозом. В группу риска в отношении гиповитаминоза  D входят беременные и кормящие женщины, жители северных рай­онов [23].

Для профилактического поддер­жания оптимального уровня витамина D могут использоваться монопрепараты, содержащие витамин D3. В конце 2014 г. на российском фармацевтическом рынке появился препарат Мульти-табс Витамин D3. Его суточная доза удовлетворяет суточную физиологическую потребность в витамине D у детей старше трех лет и взрослых.

Частота дефицита витамина (гормона) D в андрологической практике

Результаты последних эпидемиологических исследований свидетельствуют о высокой частоте нераспознанного дефицита/недостаточности витамина (гормона) D у больных уроандрологического профиля. Так, M.S. Pitman и соавт. (2011) проанализировали результаты обследования 3763 мужчин из урологических баз медицинских данных. Исследователи пришли к выводу, что у 68% урологических пациентов неадекватный уровень витамина D, у 52% из них – нераспознанные дефицит или недостаточность витамина D [24]. Чаще D-дефицит выявляется у пациентов моложе 50 лет (44,5%), чернокожих (53,2%) или лиц испанской расы (41,6%) (р

По данным И.А. Тюзикова (2014), приблизительно у 50% российских мужчин имеет место недиагностированная недостаточность витамина (гормона) D, а у каждого третьего – тяжелый дефицит витамина (гормона) D. При этом наиболее часто дефицит витамина (гормона) D у мужчин выявляется при ожирении, андрогенном дефиците, бесплодии и заболеваниях предстательной железы [25].

Витамин (гормон) D и тестостерон у мужчин

При проведении ряда исследований выявлены сезонные колебания уровня витамина (гормона) D: высокий уровень – летом и осенью, низкий – зимой и весной. Эти колебания совпадают с аналогичными годичными циклами колебаний уровня тестостерона у мужчин [26]. Так, E. Wehr и соавт. (2010) провели перекрест­ное исследование с участием 2299 мужчин, посвященное оценке уровней 25(ОН)D, общего тестостерона и глобулина, связывающего половые стероиды (ГСПС). Кроме того, был рассчитан индекс свободных андрогенов (ИСА) [26]. Показано, что мужчины без дефицита/недостаточности витамина (гормона) D (уровень в крови ≥ 30 нг/мл) имели достоверно более высокий уровень общего тестостерона, ИСА и достоверно более низкий уровень ГСПС крови по сравнению с теми, у кого отмечались недостаточность витамина (гормона) D (20–29 нг/мл) или его дефицит (

Крупномасштабное европейское исследование EMAS (2012) выявило независимые корреляции между уровнем витамина (гормона) D и уровнем тестостерона у мужчин [30]. Уровень 25(OH)D положительно коррелировал с уровнем общего и свободного тестостерона крови и отрицательно с уровнем эстрадиола и лютеинизирующего гормона при поправках на возраст. D-дефицит достоверно ассоциировался с компенсированным и вторичным гипогонадизмом у мужчин [30].

K. Nimptsch и соавт. (2012) изучали взаимосвязь между уровнями 25(ОН)D, общего и свободного тестостерона у 1362 мужчин [31]. Как показали результаты, уровень 25(OH)D положительно коррелировал с уровнями общего и свободного тестостерона. Зависимость между уровнями 25(OH)D, общего и свободного тестостерона при низких значениях плазменного уровня 25(OH)D оказалась линейной. При высоких уровнях витамина D кривая зависимости приобретала форму плато (рис. 2) [31].

Дефицит витамина (гормона) D и метаболические нарушения у мужчин 

Получены убедительные доказательства, что дефицит/недостаточность витамина (гормона) D у мужчин достоверно ассоциируется не только с латентным гипогонадизмом, но и с ожирением, инсулинорезистентностью, СД 2 типа и депрессией. Правда, многие механизмы такой связи остаются не до конца изученными [3, 9, 29, 30]. Как известно, дефицит витамина (гормона) D независимо связан с низким уровнем липопротеинов высокой плотности (ЛПВП) и степенью выраженности ожирения [32]. Дефицит/недостаточность витамина (гормона) D и патогенетически обусловленный андрогенный дефицит могут быть важными эндокринологическими механизмами, нарушающими соотношение жирозапасающих (пролактин, инсулин, кортизол) и жиросжигающих (гормон роста, катехоламины, половые гормоны, тиреоидные гормоны) гормонов. Развивающееся ожирение в свою очередь может способствовать дальнейшему уменьшению уровня циркулирующего в крови витамина (гормона) D за счет его повышенного захвата жировой тканью [32]. В то же время пациенты с ожирением часто избегают солнечного света, который необходим для синтеза витамина (гормона) D. Соматические заболевания, ассоциированные с ожирением, прежде всего сердечно-сосудистые, не позволяют таким пациентам долго находиться под прямыми лучами солнца, что замыкает порочный круг патогенеза [33].

По мнению ряда исследователей, именно ожирение следует считать важным промежуточным фактором риска, приводящим к высокой мужской смертности [34]. Имеются также доказательства, что низкий уровень витамина (гормона) D служит независимым предиктором ожирения [35]. В этой связи ассоциация между низким уровнем витамина (гормона) D и инсулинорезистентностью может быть опосредована негативными метаболическими факторами ожирения [36].

Восполнение дефицита витамина (гормона) D благоприятно влияет на эффекты эндогенного инсулина, стимулируя экспрессию гена инсулинового рецептора и тем самым улучшая опосредованный инсулином внутриклеточный транспорт глюкозы [37].

У мужчин с СД 2 типа связь между уровнем витамина (гормона) D и уровнем тестостерона прослеживается более четко и достоверно. При этом частота дефицита/недостаточности витамина (гормона) D, ассоциированного с гипогонадизмом, у них достоверно выше, чем в общей популяции без СД [38].

Дефицит витамина (гормона) D и мужское бесплодие

В последнее время появляется все больше данных, подтверждающих роль витамина (гормона) D в сперматогенезе [39–44].

Выявлена взаимосвязь между низким уровнем витамина (гормона) D и снижением подвижности и количества морфологически нормальных сперматозоидов. В частности, установлена положительная корреляция между уровнем 25(OH)D и прогрессивной подвижностью сперматозоидов. В отличие от мужчин с нормальным уровнем витамина (гормона) D (> 30 нг/мл) у мужчин с дефицитом витамина (

Гормон D способен воздействовать на сперматогенез как напрямую, так и опосредованно, через уровень тестостерона – ключевого гормона, необходимого для правильного созревания сперматозоидов [39–46]. Прямое влияние гормона D на репродуктивную функцию предопределяется тем, что его рецепторы в большом количестве экспрессируются в гладких мышцах придатка яичка, сперматогониях, клетках Сертоли, семенных канальцах, предстательной железе и семенных пузырьках [46–49]. Кроме того, D-рецепторы присутствуют в гомогенатах яичек [50]. Совсем недавно D-рецепторы были обнаружены в сперматозоидах человека, а ультрамикроскопические исследования позволили установить, что наибольшая их плотность наблюдается в ядрах половых клеток [40, 42, 43].

Конкретные механизмы, посредством которых витамин D влияет на мужскую репродукцию, остаются неясными. Недавно было установлено, что витамин D активирует определенные участки 19 из 2483 специфических генов, выявленных в клетках яичек самцов мышей [41]. Из этих генов наиболее важным регулятором сперматогенеза может быть ген, регулирующий клеточный гомео­стаз холестерина (ген ABCA1), который представлен главным образом в клетках Сертоли. У мышей, нокаутированных по гену ABCA1, отмечалось значительное уменьшение уровня интратестикулярного тестостерона, а также снижение количества сперматозоидов по сравнению с интактными животными [51]. Отсутствие гена ABCA1 приводит к истощению запасов липидов, в том числе ЛПВП, в клетках Лейдига, служащих основным источником холестерина для стероидогенеза. Таким образом, функция клеток Лейдига может быть нарушена при отсутствии или мутации гена ABCA1.

L. Zanatta и соавт. (2011) сообщили, что нарушение метаболизма 1,25(OH)D в плазматической мембране способно приводить к нарушению поглощения кальция и дисфункции фермента гамма-глутамилтранспептидазы (гамма-ГТП) в незрелых яичках крысы, а гамма-ГТП участвует в синтезе специфических белков, секретируемых клетками Сертоли [52].

Доказано, что регулятором функ­ции D-рецепторов в яичках выступает тестостерон, который усиливает активность 1-альфа-гидроксилазы – ключевого фермента метаболизма витамина D, преобразующего 25(OH)D в биологически более активную форму 1,25(OH)D2 [53, 54].

В экспериментальных исследованиях витамин (гормон) D продемонстрировал мощный стимулирующий эффект в отношении накопления аминокислот в яичках 11-дневных крыс, который может быть заблокирован циклогексимидом [55].

V.L. Akerstrom и соавт. (1992) выявили повышенное поглощение кальция клетками Сертоли типа TM4, которое опосредовано через 1,25(OH)2D3 [56].

При изучении спермы человека установлено влияние 1,25(OH)2D3 на уровень холестерина и фосфорилирование спермальных белков, что приводит к повышению жизнеспособности сперматозоидов [57].

Витамин (гормон) D играет важную роль в процессах экстратестикулярного созревания спермы путем воздействия на капацитацию и модулирования жизнеспособности половых клеток. S. Aquila и соавт. (2009) показали, что 1,25(OH)2D3 через D-рецепторы увеличивает внутриклеточный уровень Ca2+ в сперме и активизирует белок движения спермиев акрозин [40].

Кроме того, 1,25(OH)2D3 снижает содержание триглицеридов одновременно с увеличением активности липазы спермы. Исходя из этого выдвинута гипотеза о том, что липидный обмен в сперматозоидах активизируется для удовлетворения их энергетических потребностей, которые активно расходуются в процессе капацитации, что позволяет половым клеткам тратить энергию в меньших объемах, но в течение более длительного периода [40].

Дефицит витамина D и заболевания предстательной железы

В последние годы установлена достоверная связь между уровнем витамина D в крови и частотой заболеваний предстательной железы [58]. Так, блокада простатических рецепторов к витамину (гормону) D приводит к развитию аутоиммунного хронического простатита, что связано со способностью естественных метаболитов витамина (гормона) D оказывать выраженный антибактериальный и противовоспалительный эффект (рис. 3) [49, 59–61].

Уровни 25(OH)D, альбумина, скорректированного по сывороточному кальцию, ГСПС и ЛПВП находятся в достоверной обратной связи с объемом предстательной железы [14]. Витамин (гормон) D ингибирует ROCK-киназу, циклооксигеназу 2 и простагландины Е2 в стромальных клетках простаты, что обеспечивает профилактический эффект в отношении доброкачественной гиперплазии предстательной железы (рис. 4) [61, 62].

В метаанализе 2014 г., посвященном влиянию полиморфизма генов рецепторов VDR (гены BsmI, TaqI, FokI и ApaI) на риск развития рака предстательной железы (РПЖ) и основанном на анализе 126 исследований, достоверно показано, что риск развития РПЖ может быть связан не только с плазменным уровнем витамина (гормона) D, но и с полиморфизмом гена рецепторов к нему [18].

По данным W.B. Grant (2014), дефицит витамина (гормона) D ассоциируется с увеличением риска развития более агрессивного РПЖ у пациентов с повышенным уровнем простатического специфического антигена крови или подозрением на РПЖ по результатам пальцевого ректального исследования предстательной железы [63]. Поэтому предварительное определение уровня витамина (гормона) D в крови перед пункционной биопсией предстательной железы у таких пациентов может иметь значение для прогнозирования положительных или отрицательных результатов биопсии [63]. Кроме того, данные систематического обзора 2014 г. свидетельствуют о том, что дефицит витамина (гормона) D у мужчин может рассматриваться как достоверный предиктор повышенного риска РПЖ [64].

Заключение

Витамин D является уникальным, многосторонним и высоко метаболически активным стероидным гормоном, который достоверно связан с другими гормональными регуляторами функций мужского организма. Спектр жизненно важных биологических эффектов витамина (гормона) D чрезвычайно широк, а распространенность его дефицита высока. Именно поэтому компенсация дефицита витамина (гормона) D является важной профилактической и лечебной опцией в рамках антивозрастных терапевтических стратегий, направленных на увеличение продолжительности качественной жизни мужчин.

Кроме того, данная проблема весьма актуальна для андрологической практики, поскольку витамин (гормон) D активно участвует в патогенезе большинства заболеваний мочеполовой и репродуктивной систем у мужчин. Управление этим гормоном может стать прорывом в повышении эффективности профилактических и лечебных мероприятий при андрологических заболеваниях.

Медик объяснила, как связаны дефицит витамина D и COVID-19

Исследователи из Фонда больницы королевы Елизаветы и Университета Восточной Англии заявили, что витамин D может играть важную роль в предотвращении смерти от коронавируса. Учёные сравнили средний уровень витамина D у жителей разных стран, а также уровень смертности от COVID-19, и обнаружили закономерность. Вот только вопрос: традиционно дефицит витамина D принято связывать с нехваткой солнца, а в «лидерах» Европы отчего-то оказались итальянцы, испанцы и швейцарцы – жители солнечных южных стран.

Специалисты сравнили средние уровни витамина D у граждан 20 европейских государств со статистикой смертности от COVID-19 и обнаружили закономерность: в странах, где у граждан наблюдается дефицит вещества, смертей было больше. Такими странами оказались Италия, Испания и Швейцария.

Между тем медики придерживаются мнения, что такая закономерность вполне очевидна.

– Одна из проблем, с которой сталкивается человек при дефиците витамина D – частые простуды и ОРВИ. Дело в том, что недостаток этого витамина ослабляет иммунитет: кстати, именно с этим и связана традиция летом чаще вывозить детей к морю и солнцу. Правда, «накопить» витамин в организме на год вперёд не получится, он выводится примерно за две недели. Поэтому я предположила бы, что нехватка витамина D делает организм более уязвимым для любых инфекций, в том числе для коронавирусной, – объяснила в разговоре с корреспондентом «МК» врач-терапевт Татьяна Чарушина.  

Доктор отметила, что многие признанные факторы риска для заболевания и приобретения осложнений коронавирусной инфекции пересекаются с факторами риска хронического дефицита витамина D. Например, как ранее отмечали врачи, у многих пациентов, кому потребовалась ИВЛ, избыточный вес, а люди с избыточным весом гораздо чаще страдают от нехватки витамина D – дело в том, что на их тело его нужно гораздо больше. Следующая категория – люди старше 60 лет и, что закономерно, женщины после менопаузы, поскольку с возрастом снижается выработка кожей витамина D и ухудшается всасывание жира в кишечнике. Как известно, именно у пожилых людей коронавирус чаще всего заканчивается летальным исходом. Поэтому, как объясняет врач, нельзя исключать, что заболевшие COVID-19 и страдающие дефицитом витамина – это просто одни и те же люди.

Фактически о том же говорят учёные из Британии.

«Наиболее уязвимая группа населения для COVID-19 — та, у которой наибольший дефицит витамина D», — подчеркнули ученые. Россия оказалась одной из стран с наиболее заметным недостаточным потреблением витамина D, особенно среди пожилых – у них выраженный дефицит наблюдался в половине случаев.

Как этого избежать? Врач называет довольно простые способы: есть побольше продуктов, содержащих витамин: например, яичные желтки, сыр, некоторые виды грибов. Очень полезна говяжья печень.

– Сейчас, во время самоизоляции, мы не можем выйти на прогулку в солнечный день, хотя это самое лучшее средство. Однако сейчас на улице тепло, и мы можем устроить рабочий уголок на балконе или лоджии или хотя бы просто открыть настежь окно. Солнечные и воздушные ванны – это просто, но их важность сейчас очень недооценивают, – добавила доктор Чарушина.

Впрочем, теория британских учёных всё равно вызывает сомнения специалистов – в первую очередь из-за того, что наиболее подверженными риску признали жителей Италии, Испании и Швейцарии, а это страны, где количество солнечных дней в году существенно выше, чем на севере. По мнению врача, это может быть связано с тем, что большое количество людей заняты на сидячей офисной работе – следовательно, проводят время в рабочем кабинете или в автомобиле, а не на солнце. Кроме того, в Италии – в том числе в городе Бергамо, который стал уже символом пандемии – очень много пожилых людей, которым витамина D может не хватать по естественным причинам.

– Мы не видим точной статистики: чем занимаются эти люди, сколько им лет, чем они болеют. Говорить, что у всей Италии или у всей России дефицит витамина, очень некорректно, – резюмирует врач.

Между тем руководитель отделения микробиологии латентных инфекций Института имени Гамалеи Виктор Зуев призвал отнестись к этой информации спокойно и не стремиться скупить все витамины или биодобавки в ближайшей аптеке. И, конечно, не идти бесцельно шататься по улице, мотивируя это необходимостью получить дозу солнечного света.

«В качестве профилактики нужно не хвататься за витамин D, а соблюдать рекомендованный режим самоизоляции. Это – прежде всего, вне зависимости от того, какого витамина вам не хватает. И, конечно, надо рационально питаться», – посоветовал эксперт россиянам.

Читайте также: Американские инфекционисты представили три сценария пандемии: зараза пришла надолго

Симптомы, причины, методы лечения и тесты

Обзор

Что такое остеомаляция?

Остеомаляция означает «мягкие кости». Остеомаляция - это заболевание, при котором кости ослабляются и легче ломаются. Это нарушение пониженной минерализации, которое приводит к тому, что кость разрушается быстрее, чем она может повторно сформироваться. Это заболевание встречается у взрослых. У детей недостаточная концентрация витамина D может вызвать рахит.

Симптомы и причины

Что вызывает остеомаляцию?

Остеомаляция чаще всего развивается из-за дефицита витамина D (часто из-за недостатка солнечного света) или, реже, из-за расстройства пищеварения или почек.Витамин D необходим для усвоения кальция и поддержания здоровья костей. Эти нарушения могут повлиять на способность организма усваивать витамины. Есть также редкие генетические состояния, которые могут вызывать остеомаляцию.

Каковы симптомы остеомаляции?

Наиболее частыми симптомами остеомаляции являются боли в костях и бедрах, переломы костей и мышечная слабость. Пациенты также могут испытывать трудности при ходьбе.

Диагностика и тесты

Как диагностируется остеомаляция?

Существуют различные тесты, которые могут быть выполнены, чтобы определить, есть ли у кого-то остеомаляция.

  • Самым важным показателем является низкий уровень витамина D, но низкий уровень кальция или значительное снижение уровня фосфатов также может указывать на остеомаляцию.
  • Для проверки наличия признаков остеомаляции могут быть сделаны рентгеновские снимки.
  • Сканирование минеральной плотности костной ткани может быть полезно для оценки количества кальция и других минералов, присутствующих в костном сегменте пациента. Эти снимки не требуются для диагностики остеомаляции. Однако они могут дать важную информацию о здоровье костей пациента.

В редких случаях врач может выполнить биопсию кости, при которой берется и исследуется образец костной ткани.

Ведение и лечение

Как лечится остеомаляция?

Пациенты с остеомаляцией могут принимать добавки с витамином D, кальцием или фосфатом, в зависимости от конкретного случая. Например, людям с кишечной мальабсорбцией (кишечник не может должным образом усваивать питательные вещества или витамины) может потребоваться прием большего количества витамина D и кальция.

Другие методы лечения для облегчения или коррекции симптомов остеомаляции могут включать:

  • Ношение скоб для уменьшения или предотвращения неровностей костей
  • Операция по исправлению деформации костей (в тяжелых случаях)
  • Достаточное воздействие солнечного света

Симптомы, причины, тесты и лечение

Обзор

Что такое остеопороз?

Слово «остеопороз» означает «пористая кость». Это заболевание, которое ослабляет кости, и если оно у вас есть, вы подвергаетесь большему риску внезапных и неожиданных переломов костей.Остеопороз означает, что у вас меньше костной массы и прочности. Заболевание часто развивается без каких-либо симптомов или боли и обычно не обнаруживается до тех пор, пока ослабленные кости не вызовут болезненные переломы. Чаще всего это переломы бедра, запястья и позвоночника.

Кто заболевает остеопорозом?

По оценкам, около 200 миллионов человек во всем мире страдают остеопорозом. В США это около 54 миллионов человек. Хотя остеопороз встречается как у мужчин, так и у женщин, вероятность развития этого заболевания у женщин в четыре раза выше, чем у мужчин.В настоящее время в США около двух миллионов мужчин страдают остеопорозом и еще около 12 миллионов подвержены риску развития этого заболевания.

После 50 лет каждая вторая женщина и каждый четвертый мужчина в течение жизни будут иметь перелом, связанный с остеопорозом. Еще 30% имеют низкую плотность костей, что подвергает их риску развития остеопороза. Это состояние называется остеопенией.

Остеопороз является причиной более двух миллионов переломов каждый год, и это число продолжает расти.Есть шаги, которые вы можете предпринять, чтобы предотвратить возникновение остеопороза. Лечение также может замедлить скорость потери костной массы, если у вас остеопороз.

Что вызывает остеопороз?

Исследователи понимают, как развивается остеопороз, даже не зная точной причины его развития. Ваши кости состоят из живой, растущей ткани. Внутренняя часть здоровой кости выглядит как губка. Эта область называется губчатой ​​костью . Внешняя оболочка из плотной кости обвивает губчатую кость.Эта твердая оболочка называется кортикальной костью .

Когда возникает остеопороз, «дыры» в «губке» становятся больше и многочисленнее, что ослабляет внутреннюю часть кости. Кости поддерживают тело и защищают жизненно важные органы. В костях также хранятся кальций и другие минералы. Когда организму нужен кальций, он разрушается и восстанавливает кости. Этот процесс, называемый ремоделированием костей, обеспечивает организм необходимым кальцием, сохраняя при этом прочность костей.

Примерно до 30 лет вы обычно строите больше костей, чем теряете.После 35 лет разрушение костей происходит быстрее, чем их наращивание, что приводит к постепенной потере костной массы. Если у вас остеопороз, вы быстрее теряете костную массу. После менопаузы разрушение костей происходит еще быстрее.

Симптомы и причины

Каковы симптомы остеопороза?

Обычно симптомы остеопороза отсутствуют. Именно поэтому его иногда называют тихой болезнью. Однако вам следует остерегаться следующих вещей:

  • Потеря высоты (становится короче на дюйм и более).
  • Изменение позы (наклонение или наклон вперед).
  • Одышка (меньшая емкость легких из-за сжатия дисков).
  • Переломы костей.
  • Боль в пояснице.

Кто подвержен риску развития остеопороза?

Существует множество факторов риска, которые увеличивают вероятность развития остеопороза, два из наиболее значимых - пол и возраст.

Риск переломов при остеопорозе увеличивается с возрастом. Однако женщины старше 50 или женщины в постменопаузе имеют наибольший риск развития остеопороза. У женщин происходит быстрая потеря костной массы в первые 10 лет после наступления менопаузы, потому что менопауза замедляет выработку эстрогена, гормона, который защищает от чрезмерной потери костной массы.

Возраст и остеопороз влияют и на мужчин. Вы можете быть удивлены, узнав, что у мужчин старше 50 лет больше шансов получить вызванный остеопорозом перелом костей, чем заболеть раком простаты. Ожидается, что около 80 000 мужчин в год будут ломать бедро, и мужчины чаще, чем женщины, умирают в течение года после перелома бедра.

Ваш риск развития остеопороза также связан с этнической принадлежностью. Женщины европеоидной расы и азиатские женщины более склонны к развитию остеопороза. Однако афроамериканские и латиноамериканские женщины по-прежнему подвержены риску. На самом деле афроамериканки чаще, чем белые женщины, умирают от перелома бедра.

Еще одним фактором является структура костей и масса тела. Маленькие и худые люди имеют больший риск развития остеопороза, потому что им приходится терять меньше костной ткани, чем людям с большей массой тела и более крупным телосложением.

Семейный анамнез также играет роль в риске остеопороза. Если у ваших родителей или бабушек и дедушек были какие-либо признаки остеопороза, например перелом бедра после небольшого падения, у вас может быть повышенный риск развития болезни.

Наконец, некоторые заболевания и лекарства повышают ваш риск. Если у вас есть или были какие-либо из следующих состояний, некоторые из которых связаны с нерегулярным уровнем гормонов, вы и ваш лечащий врач можете рассмотреть возможность более раннего обследования на остеопороз.

  • Сверхактивная щитовидная железа, паращитовидная железа или надпочечники.
  • История бариатрической хирургии (похудания) или трансплантации органов.
  • Гормональное лечение рака груди или простаты или задержки менструации в анамнезе.
  • Целиакия или воспалительное заболевание кишечника.
  • Болезни крови, например множественная миелома.

Некоторые лекарства вызывают побочные эффекты, которые могут повредить кости и привести к остеопорозу. К ним относятся стероиды, лекарства от рака груди и лекарства от судорог.Вам следует поговорить со своим врачом или фармацевтом о влиянии ваших лекарств на кости.

Может показаться, что каждый фактор риска связан с чем-то, что находится вне вашего контроля, но это не так. Вы можете контролировать некоторые факторы риска остеопороза. Вы можете обсудить вопросы приема лекарств со своим врачом. И - вы отвечаете за свой:

  • Привычки в еде: У вас больше шансов заболеть остеопорозом, если вашему организму не хватает кальция и витамина D.Хотя расстройства пищевого поведения, такие как булимия или анорексия, являются факторами риска, их можно лечить.
  • Образ жизни: Люди, ведущие малоподвижный (малоподвижный) образ жизни, имеют более высокий риск остеопороза.
  • Употребление табака: Курение увеличивает риск переломов.
  • Употребление алкоголя: Употребление двух напитков в день (или больше) увеличивает риск остеопороза.

Диагностика и тесты

Как диагностируется остеопороз?

Ваш лечащий врач может назначить тест, чтобы получить информацию о состоянии ваших костей до того, как начнутся проблемы.Тесты на минеральную плотность костей (BMD) также известны как двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия (DEXA или DXA). Эти рентгеновские лучи используют очень небольшое количество излучения, чтобы определить, насколько твердыми являются кости позвоночника, бедра или запястья. Регулярные рентгеновские снимки покажут остеопороз только тогда, когда болезнь очень далеко.

Всем женщинам старше 65 лет следует пройти тест на плотность костной ткани. У женщин с факторами риска остеопороза сканирование DEXA может быть выполнено раньше. Мужчинам старше 70 лет или молодым мужчинам с факторами риска также следует подумать о прохождении теста на плотность костной ткани.

Ведение и лечение

Как лечится остеопороз?

Лечение установленного остеопороза может включать упражнения, витаминные и минеральные добавки и лекарства. Чтобы предотвратить остеопороз, часто рекомендуют делать упражнения и принимать пищевые добавки. Упражнения с весовой нагрузкой, сопротивлением и балансом очень важны.

Какие лекарства используются для лечения остеопороза?

Есть несколько классов лекарств, используемых для лечения остеопороза.Ваш лечащий врач будет работать с вами, чтобы подобрать наиболее подходящего. На самом деле невозможно сказать, что есть одно лучшее лекарство для лечения остеопороза. «Лучшее» лечение - это то, что лучше всего подходит для вас.

Гормональная и гормональная терапия

Этот класс включает эстроген, тестостерон и селективный модулятор рецепторов эстрогена ралоксифен (Evista®). Из-за возможности образования тромбов, некоторых видов рака и сердечных заболеваний терапия эстрогенами, вероятно, будет использоваться женщинам, которым необходимо лечить симптомы менопаузы, и женщинам более молодого возраста.

Тестостерон может быть прописан для увеличения плотности костей, если вы мужчина с низким уровнем этого гормона.

Ралоксифен действует на кости как эстроген. Препарат выпускается в форме таблеток и принимается каждый день. Помимо лечения остеопороза, ралоксифен может использоваться для снижения риска рака груди у некоторых женщин. При остеопорозе ралоксифен обычно используется в течение пяти лет.

Кальцитонин-лосось (Fortical® и Miacalcin®) - синтетический гормон.Это снижает вероятность переломов позвоночника, но не обязательно переломов бедра или других типов переломов. Его можно вводить путем инъекции или вдыхать через нос. Побочные эффекты включают насморк или кровотечение из носа и головные боли при вдыхании. Побочные эффекты включают сыпь и приливы крови к инъекционной форме. Не рекомендуется в качестве первого выбора. Возможны более серьезные побочные эффекты, в том числе слабая связь с раком.

Бисфосфонаты

Бисфосфонатный остеопороз считается антирезорбтивным препаратом.Они мешают организму повторно впитывать костную ткань. Существует несколько составов с различными схемами дозирования (ежемесячно, ежедневно, еженедельно и даже ежегодно) и разных марок:

  • Аледронат: Fosamax®, Fosamax Plus D®, Binosto®.
  • Ибандронат: Boniva®.
  • Ризедронат: Актонель®, Ательвия®.
  • Золедроновая кислота: Reclast®.

Возможно, вы сможете прекратить прием бисфосфонатов через три-пять лет и по-прежнему получать льготы после прекращения. Также эти препараты доступны в виде дженериков.Из этих продуктов Boniva и Atelvia рекомендуются только для женщин, а остальные могут использоваться как женщинами, так и мужчинами.

Возможные побочные эффекты бисфосфонатов включают симптомы гриппа (лихорадка, головная боль), изжога и нарушение функции почек. Также существуют потенциально серьезные побочные эффекты, такие как редкое возникновение повреждения костей челюсти (остеонекроз челюсти) или атипичных переломов бедренной кости (переломы бедра с малой травмой). Риск этих редких событий увеличивается при длительном применении лекарства (> 5 лет).

Биологические препараты

Деносумаб (Prolia®) - это препарат, который доступен для инъекций женщинам и мужчинам каждые шесть месяцев. Его часто используют, когда другие методы лечения не помогли. Деносумаб можно использовать даже в некоторых случаях почечной недостаточности. Его долгосрочные эффекты пока неизвестны, но есть потенциально серьезные побочные эффекты. К ним относятся возможные проблемы с костями бедра или челюсти и серьезная инфекция.

Анаболические средства

Эти продукты укрепляют кости у людей с остеопорозом.В настоящее время одобрены три из этих продуктов:

  • Romososumab-aqqg (Evenity®) одобрен для применения у женщин в постменопаузе с высоким риском переломов. Продукт одновременно способствует образованию новой кости и уменьшает разрушение костей. Вам будут делать две инъекции, одну сразу за другой, один раз в месяц. Срок для этих инъекций составляет один год.
  • Терипаратид (Фортео®) и Абалопаратид (Тимлос®) - инъекционные препараты, которые вводятся ежедневно в течение 2 лет. Это гормоны паращитовидной железы или продукты, во многом похожие на гормоны.

Когда нужно лечить остеопороз лекарствами?

Женщины, у которых тест на плотность костной ткани показывает Т-балл -2,5 или ниже, например -3,3 или -3,8, должны начать терапию, чтобы снизить риск перелома. Многие женщины нуждаются в лечении, если у них остеопения, то есть слабость костей, которая не так серьезна, как остеопороз. Ваш врач может использовать инструмент Всемирной организации здравоохранения для оценки риска переломов или FRAX, чтобы определить, подходите ли вы для лечения на основе ваших факторов риска и результатов плотности костей.Людям, у которых был типичный перелом остеопороза, например перелом запястья, позвоночника или бедра, также следует лечить (иногда даже при нормальных результатах плотности костей).

Дополнения

Важно помнить, что пищевые добавки, хотя и доступны повсюду без рецепта и в Интернете, регулируются не так, как отпускаемые по рецепту лекарства. Кроме того, даже если что-то «естественно», это не означает, что оно безопасно для всех в любое время.

Ваш лечащий врач может посоветовать вам получать достаточное количество кальция и витамина D. Это важно, если у вас остеопороз или вы пытаетесь его предотвратить. Лучше всего, если вы сможете удовлетворить эти потребности с помощью плана питания, но, возможно, вы не сможете этого сделать. Существуют добавки с кальцием на растительной основе, некоторые из которых основаны на водорослях.

Рекомендуемое дневное количество кальция составляет от 1000 до 1200 мг в день с пищей и / или добавками. Было показано, что прием большего количества кальция не обеспечивает дополнительной прочности костей, но может быть связан с повышенным риском образования камней в почках, накопления кальция в кровеносных сосудах и запоров.

Существуют разные представления о необходимых уровнях витамина D, но верно то, что многие люди не имеют достаточного уровня и могут нуждаться в добавках. Ваш лечащий врач может проверить ваш уровень в крови, а затем дать рекомендации на основе этих результатов.

Есть и другие добавки, которые рекламируются как полезные при остеопорозе. Один из них - стронций, который никогда не был одобрен в США для лечения остеопороза. Рецептурная версия стронция ранелата была доступна в E.U., но он был снят с продажи из-за серьезных побочных эффектов.

Вам и вашему лечащему врачу всегда нужно будет обсудить, перевешивают ли преимущества от приема чего-либо, будь то лекарство, отпускаемое по рецепту или добавка, риски.

Профилактика

Как предотвратить остеопороз?

Ваша диета и образ жизни - два важных фактора риска, которые вы можете контролировать, чтобы предотвратить остеопороз. Замена потерянного эстрогена гормональной терапией также обеспечивает надежную защиту от остеопороза у женщин в постменопаузе.

Диета

Чтобы кости оставались крепкими и здоровыми, вам необходима диета, богатая кальцием на протяжении всей жизни. Одна чашка обезжиренного молока или молока 1% жирности содержит 300 миллиграммов кальция.

Помимо молочных продуктов, другими хорошими источниками кальция являются лосось с костями, сардины, капуста, брокколи, обогащенные кальцием соки и хлеб, сушеный инжир и добавки с кальцием. Лучше всего попытаться получить кальций из еды и питья.

Тем, кому нужны добавки, помните, что организм может усваивать только 500 мг кальция за раз.Вам следует принимать добавки с кальцием в разделенных дозах, поскольку все, что превышает 500 мг, не всасывается.

Рекомендуемая суточная доза кальция

Возраст и пол Количество
Взрослые, 19-50 лет 1000 мг
Взрослые мужчины, 51-70 лет 1000 мг
Взрослые женщины, 70 лет 1200 мг
Взрослые, 71 год и старше 1200 мг
Беременные и кормящие подростки 1300 мг
Беременные и кормящие взрослые 1000 мг Витамин D также важен, потому что он позволяет организму усваивать кальций.Рекомендуемые суточные нормы витамина D перечислены ниже. Витамин D также можно получить при воздействии солнечного света несколько раз в неделю или при употреблении обогащенного молока.

Рекомендуемая суточная доза витамина D

Люди по возрасту Количество
Младенцы 0-6 месяцев 400 МЕ
Младенцы 6-12 месяцев 400 МЕ
1-3 года IU
4-8 лет 600 IU
9-70 лет 800 IU
старше 70 лет 800 IU
14-50 лет, беременные / кормящие 600 МЕ

Обсудите эти цифры со своим врачом.В некоторых случаях вам могут посоветовать принимать больше витамина D. Ваш врач может также посоветовать вам кальций; например, вам могут посоветовать принимать цитрат кальция вместо карбоната кальция. Цитрату кальция не нужна кислота для работы, поэтому он может быть лучшим выбором для людей, принимающих антациды.

Образ жизни

Поддержание здорового образа жизни может снизить степень потери костной массы. Начните регулярную программу упражнений. Упражнения, заставляющие ваши мышцы работать против силы тяжести (например, ходьба, бег трусцой, аэробика и тяжелая атлетика), лучше всего подходят для укрепления костей.

Не употребляйте слишком много алкоголя. Не употребляйте чрезмерное количество кофеина. Ни в коем случае не употребляйте табак.

Жить с

Что делать, если вы живете с остеопорозом?

Если у вас остеопороз, вам следует продолжать меры образа жизни, упомянутые ранее, с точки зрения правильного питания, физических упражнений, отказа от чрезмерного употребления кофеина и алкоголя и отказа от курения. Убедитесь, что вы следуете советам своего врача.Вы должны сделать все возможное, чтобы не упасть внутри и снаружи дома. Возможно, вы захотите начать с медицинского обследования, которое может привести к тому, что ваш лечащий врач предоставит вспомогательные устройства.

Предотвратите падение внутри вашего дома

  • Следите за тем, чтобы на полу не было беспорядка, включая коврики, незакрепленные провода и шнуры. Используйте только нескользящие предметы, если у вас есть коврики, коврики или коврики.
  • Убедитесь, что ваше освещение достаточно яркое, чтобы вы могли хорошо видеть.
  • Не используйте чистящие средства, которые оставляют полы скользкими.
  • Немедленно убирайте любые разливы.
  • Используйте поручни в ванной и перила на лестницах.

Предотвратить падение вне дома

  • Убедитесь, что во всех помещениях за пределами дома достаточно освещения.
  • Используйте рюкзак или другую сумку, в которой руки останутся свободными.
  • Содержите места снаружи в хорошем состоянии и не загромождайте их.
  • Носите разумную обувь с нескользящей подошвой.

Это далеко не полный список того, что вы можете сделать, чтобы предотвратить падения, но это отправная точка. Также не забывайте не торопиться. Вы можете быть менее осторожными, если спешите.

Когда следует обращаться к врачу по поводу остеопороза?

Если у вас есть факторы риска и вы обеспокоены остеопорозом, попросите своего врача о прохождении скрининга, даже если вам меньше 65 лет (для женщин) или 70 (для мужчин). Остеопороз может быть серьезным.Переломы могут изменить вашу жизнь или угрожать ей. Значительное число людей страдают остеопорозом и умирают от перелома бедра в течение одного года после перелома. Всегда звоните своему врачу, если вы упадете, если вы беспокоитесь о переломах костей или если у вас внезапно возникла сильная боль в спине.

Помните, что вы можете вести активный и полноценный образ жизни, даже если у вас остеопороз. Вы и ваш лечащий врач можете работать вместе, чтобы это произошло.

Ресурсы

Есть ли ресурсы для людей с остеопорозом?

Этот список организаций не является полным, но может оказаться полезным.

Витамин D: каков «правильный» уровень?

Многие из моих пациентов, которые приходят в офис на медицинский осмотр, просят проверить уровень витамина D. У них может быть один из членов семьи, болеющий остеопорозом, или, возможно, они сами истончили кости. В основном они хотят знать, что делают все возможное, чтобы их кости оставались крепкими. Витамин D имеет решающее значение для здоровья костей. Но когда мы проверяем этот уровень в крови, то, как действовать в зависимости от результата, вызывает большие споры в области медицинских исследований.

Определить «здоровый» уровень витамина D сложно

Итак, при каком текущем пороговом значении люди считаются «низкими» и, следовательно, подвержены риску истончения костей и переломов? (Мы говорим об уровне 25-гидрокси-витамина D в крови, который обычно измеряется в нанограммах на миллилитр.) Ах. Здесь много споров.

В 2010 году уважаемый Институт медицины (IOM) выпустил отчет, основанный на длительном изучении данных группой экспертов.Подводя итог, они подсчитали, что уровень витамина D 20 нг / мл или выше был достаточным для хорошего здоровья костей, а впоследствии уровень ниже 20 считался дефицитом витамина D.

В моей практике и в большинстве случаев нередко можно увидеть уровень витамина D ниже 20. Когда это происходит, мы говорим пациенту, что у него дефицит, и рекомендуем довольно агрессивное восполнение, а также постоянное добавление добавок. По моему опыту, большинство людей имеют уровень от 20 до 40, и это подтверждается выводами МОМ в том отчете за 2010 год.

Но в 2011 году уважаемое эндокринное общество опубликовало отчет, в котором содержался призыв к гораздо более высокому минимальному уровню витамина D в крови. В то время их эксперты пришли к выводу: «Основываясь на всех доказательствах, как минимум, мы рекомендуем уровни витамина D. 30 нг / мл, и из-за капризов некоторых анализов, чтобы гарантировать достаточность, мы рекомендуем от 40 до 60 нг / мл как для детей, так и для взрослых ».

Но подождите, есть еще ...

Другое мнение о правильном целевом уровне витамина D представлено в статье под названием «Дефицит витамина D: действительно ли существует пандемия?» опубликовано в журнале New England Journal of Medicine .В этой статье несколько ведущих эпидемиологов и эндокринологов, входивших в первоначальный комитет МОМ, выступают за снижение принятого в настоящее время порогового значения 20, заявив, что уровень, который они оценили как приемлемый , никогда не предназначался для использования для определения витамина Дефицит D. Они считают, что мы слишком тщательно проверяем дефицит витамина D и излишне лечим людей, у которых все в порядке.

Основываясь на их анализе, более подходящее пороговое значение для дефицита витамина D было бы намного ниже, 12.5 нг / мл. Они изучили огромное количество данных Национального исследования здоровья и питания (NHANES) за 2007–2010 годы и обнаружили, что менее 6% американцев имели уровень витамина D менее 12,5. Пороговое значение в 12,5 нг / мл наверняка устранило бы «пандемию» дефицита витамина D.

Споры не прекращаются, многие статьи и заявления делают в поддержку того или иного направления.

Некоторые взгляды на то, что есть, а что нет, дефицит витамина D

Я разговаривал с экспертом по остеопорозу доктором.Джоэл Финкельштейн, заместитель директора Центра плотности костной ткани Массачусетской больницы общего профиля, чьи исследования в этой области охватывают более трех десятилетий. Он согласился с авторами статьи NEJM в том, что в настоящее время мы проводим чрезмерный скрининг на дефицит витамина D и чрезмерно лечим людей, которые получают достаточное количество витамина D с помощью диеты и пребывания на солнце. «Витамин D был широко разрекламирован», - заявляет он. «Нам не нужно проверять уровень витамина D у большинства здоровых людей».

Он указывает на то, что с эволюционной точки зрения не имеет смысла, чтобы более высокий уровень витамина D был полезен для людей.«Витамин D на самом деле довольно трудно найти в естественных источниках пищи», - отмечает он. «Да, мы можем получать витамин D от солнца, но наши тела эволюционировали, чтобы создать более темную кожу в тех частях мира, которые получают больше всего солнца. Если витамин D так важен для людей, зачем нам развиваться таким образом, чтобы требовать чего-то, что трудно получить, а затем развиваться таким образом, чтобы усложнить усвоение? "

Итак, кого следует обследовать на дефицит витамина D?

Доктор.Финкельштейн и его коллеги опубликовали исследование более 2000 женщин в перименопаузе, за которыми наблюдали почти 10 лет, и обнаружили, что уровни витамина D ниже 20 были связаны с немного повышенным риском нетравматических переломов. Они пришли к выводу, что из-за того, что мало продуктов содержит витамин D, добавки витамина D необходимы женщинам в среднем возрасте с уровнями менее 20 нг / мл. «Для женщин в перименопаузе или других групп людей с более высоким риском переломов уровень 20 или выше, безусловно, идеален», - и добавляет он: «Для подавляющего большинства здоровых людей уровни гораздо ниже, 15, может быть, 10, вероятно, идеально подходят. Хорошо, и поэтому я бы сказал, что согласен с тем, что говорят авторы перспективной статьи New England Journal

С учетом всего сказанного, большинство экспертов, включая доктора Финкельштейна, согласны с тем, что мы должны проверять уровень витамина D у людей с высоким риском - тех, кто наиболее подвержен риску истинного дефицита. К ним относятся люди с нервной анорексией, люди, перенесшие операцию обходного желудочного анастомоза, страдающие другими синдромами мальабсорбции, такими как глютеновая спру, или люди с темной кожей, или люди, полностью закрывающие кожу (и, таким образом, поглощающие меньше солнечного света). Кроме того, некоторым группам населения потребуется уровень витамина D 20 нг / мл или выше.Это могут быть женщины в перименопаузе, люди с диагнозом остеопения (снижение плотности костной ткани, но не остеопороз) и остеопороз или другие заболевания скелета, а также беременные и кормящие женщины. Все эти группы следует обследовать и лечить соответствующим образом.

Изображение: Kras1 / Getty Images

__________________________________________

Джоанн Э. Мэнсон, доктор медицины, доктор медициныP.H., Пэтси М. Брэннон, доктор философии, доктор медицины, Клиффорд Дж. Розен, доктор медицины, и Кристин Л. Тейлор, доктор философии. Дефицит витамина D - действительно ли пандемия? Медицинский журнал Новой Англии

Holick MF, Binkley NC, Bischoff-Ferrari HA и др. Оценка, лечение и профилактика дефицита витамина D: Руководство по клинической практике эндокринного общества. Журнал клинической эндокринологии и метаболизма 2011

Хини Р.П., Холик М.Ф. Почему рекомендации МОМ по витамину D недостаточны. Журнал исследований костей и минералов

Бульон Р., Ван Шур Н.М., Гилен Э. и др. Оптимальный статус витамина D: критический анализ на основе доказательной медицины. Журнал клинической эндокринологии и метаболизма .

Коли Дж. А., Гриндейл Г. А., Рупперт К., Лиан И., Рэндольф Дж. Ф. младший, Ло Дж. К., Бернетт-Боуи С. А., Финкельштейн Дж. С.. Сыворотка 25-гидроксивитамин D, минеральная плотность костей и риск переломов в период менопаузы. Журнал клинической эндокринологии и метаболизма , май 2015 г.

В качестве услуги для наших читателей Harvard Health Publishing предоставляет доступ к нашей библиотеке заархивированного контента. Обратите внимание на дату последнего обзора или обновления всех статей. На этом сайте нет контента, независимо от даты, никогда не следует использовать вместо прямого медицинского совета вашего врача или другого квалифицированного клинициста.

Комментарий к этой публикации закрыт.

Рахит, вызванный недостаточностью витамина D - NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

Chawla A Kwek EBK.Необычная картина переломов надколенника и основания пятой плюсневой кости у пациента с остеопетрозом. J Clin Orthop Trauma. 2018; 9 (Приложение 2): S49-S51.

Thandrayen K и Pettifor JM. Роль витамина D и пищевого кальция при пищевом рахите. Bone Rep.2018; 8: 81-89.

Удай С. и др. Сердечные, костные и ростовые проявления у младенцев с гипокальциемией: выявление скрытого тела айсберга дефицита витамина D. BMC Pediatr. 2018; 18 (1): 183.

Carpenter, TO, et al.Рахит. Nat Rev Dis Primers 2017; 3: 17101.

Элидрисси А.Т., Возвращение врожденного рахита, мы упускаем из виду оккультные случаи? Calcif Tissue Int. 2016; 99 (3): 227-36.

Маннс CF, et al. Рекомендации глобального консенсуса по профилактике и лечению пищевого рахита. J Clin Endocrinol Metab. 2016; 101 (2): 394-415.

Thacher TD, et al. Пищевой рахит у детей иммигрантов и беженцев. Public Health Rev. 2016; 37: 3.

Thacher TD, et al. Оптимальная доза кальция для лечения пищевого рахита: рандомизированное контролируемое исследование.J Bone Miner Res. 2016; 31 (11): 2024-2031.

Басатемур Э. Сатклифф А. Частота гипокальциемических приступов из-за дефицита витамина D у детей в Соединенном Королевстве и Ирландии. J Clin Endocrinol Metab. 2015; 100 (1): E91-5.

Патерсон С.Р. и Аюб Д. Врожденный рахит, вызванный дефицитом витамина D у матерей. Clin Nutr. 2015; 34 (5): 793-8.

Уиллер Б.Дж. и др. Заболеваемость и характеристики рахита, вызванного недостаточностью витамина D, у детей Новой Зеландии: исследование педиатрического отделения Новой Зеландии.Aust N Z J Public Health 2015; 39 (4) 380-3.

Assiri A, et al. Глютеновая болезнь проявляется рахитом у детей Саудовской Аравии. Ann Saudi Med. 2013; 33 (1): 49-51.

Шор RM и Чесней RW. Рахит: Часть I. Педиатр радиол. 2013; 43 (2): 140-51.

Маннс CF, et al. Заболеваемость рахитом из-за недостаточности витамина D среди австралийских детей: исследование австралийского педиатрического отделения. Med J Aust. 2012; 196 (7): 466-8.

Beck-Nielsen SS, et al. Заболеваемость и распространенность пищевого и наследственного рахита на юге Дании.Eur J Endocrinol. 2009; 160 (3): 491-7.

Мацуо К. и др. Распространенность и факторы риска недостаточности витамина D рахита на Хоккайдо, Япония. Pediatr Int. 2009; 51 (4): 559-62.

Тиосано Д., Хохберг З. Гипофосфатемия: общий знаменатель всех рахитов. J Bone Miner Metab. 2009; 27 (4): 392-401.

Гордон С.М. и др. Лечение гиповитаминоза D у детей грудного и раннего возраста. J Clin Endocrinol Metab. 2008; 93 (7): 2716-21.

Maiya S, et al. Гипокальциемия и дефицит витамина D: важная, но предотвратимая причина опасной для жизни детской сердечной недостаточности.Сердце 2008; 94 (5): 581-4.

Kim CJ, et al. Мутации гена 1альфа-гидроксилазы витамина D у пациентов с дефицитом 1альфа-гидроксилазы. J Clin Endocrinol Metab. 2007; 92 (8): 3177-82.

Strand MA, et al. Диагностика рахита и переоценка распространенности среди сельских детей в северном Китае. Pediatr Int. 2007; 49 (2) 202-9.

Ward LM, et al. Витамин D-дефицитный рахит среди детей в Канаде. CMAJ. 2007; 177 (2): 161-6.

Kirubakaran, C., et al., Osteopetrorickets.J Trop Pediatr. 2004; 50 (3): 185-6.

Петтифор Дж. М., Пищевой рахит: дефицит витамина D, кальция или обоих? Am J Clin Nutr. 2004; 80 (6 доп.): 1725S-9S.

Руководство для пациентов с дефицитом витамина D | Журнал клинической эндокринологии и метаболизма

Витамин D помогает организму усваивать кальций. Наряду с кальцием он жизненно важен для крепких и здоровых костей. Обычно мы получаем витамин D под воздействием солнечного света, который заставляет кожу вырабатывать этот витамин. Очень немногие продукты естественным образом содержат витамин D.В некоторых странах, например, в США и Канаде, молоко и некоторые другие напитки и продукты питания «обогащены» витамином D. Вы также можете получать витамин D в виде добавок.

Однако многие люди все еще не получают достаточного количества этого важного витамина. Например, с возрастом кожа вырабатывает меньше витамина D. Использование солнцезащитного крема или избегание солнца также снижает выработку витамина D кожей.

Было много неясностей относительно того, сколько витамина D мы должны получать и что определяет дефицит или недостаток этого витамина.Это руководство основано на практических рекомендациях Общества эндокринологов для врачей по тестированию, лечению и профилактике дефицита витамина D.

Это руководство не распространяется на людей, которые хотят принимать витамин D по причинам, не связанным со здоровьем костей. Руководящие принципы не рекомендуют принимать высокие дозы витамина D, чтобы попытаться предотвратить болезнь, улучшить качество жизни или продлить жизнь.

Какие проблемы со здоровьем вызывает низкий уровень витамина D?

Слишком низкий уровень витамина D вначале часто не вызывает никаких симптомов.Однако дефицит витамина D может привести к потере плотности (размера и силы) костей, переломам костей (переломам), мышечной слабости и остеопорозу, вызывающему истончение костей. Тяжелый дефицит витамина D может вызвать рахит у детей и остеомаляцию у взрослых. Обе проблемы вызывают мягкие, слабые кости, а также боли в костях и мышцах.

Некоторые исследования показывают, что недостаток витамина D может повысить риск некоторых видов рака и некоторых других проблем со здоровьем. Однако убедительных научных доказательств этому пока нет.

Каковы факторы риска дефицита витамина D?

Некоторые проблемы со здоровьем повышают риск дефицита витамина D и указывают на необходимость тестирования на витамин D. В их число входят:

  • •.

    Остеопороз

  • •.

    Хроническая (длительная) болезнь почек или печени

  • •.

    Мальабсорбция (неспособность усваивать питательные вещества в кишечнике) из-за

  • •.

    Гиперпаратиреоз (слишком много гормона, контролирующего уровень кальция в организме)

  • •.

    Саркоидоз, туберкулез, гистоплазмоз или другое гранулематозное заболевание (болезнь с гранулемами, скопление клеток, вызванное хроническим воспалением)

  • •.

    Некоторые лимфомы, разновидность рака

Дефицит витамина D может привести к потере плотности костей, сломанным костям, мышечной слабости и остеопорозу, вызывающему истончение костей.

Дефицит витамина D может привести к потере плотности костей, переломам костей, мышечной слабости и остеопорозу, вызывающему истончение костей.

Другие факторы риска дефицита витамина D:

  • •.

    Темная кожа

  • •.

    Беременность и кормление грудью

  • •.

    Использование некоторых лекарств, влияющих на метаболизм витамина D

  • •.

    Частые падения у пожилых людей или нетравматические переломы (перелом кости без серьезной травмы) в любой возрастной группе

  • •.

    Ожирение (витамин D может «застрять» в жировой прослойке)

Как обнаруживается дефицит витамина D?

Для врачей лучший способ определить количество витамина D в вашем организме - это провести анализ крови, который называется тестом на 25-гидроксивитамин D в сыворотке крови.Не всем следует проходить этот скрининговый тест. Специалисты рекомендуют его людям с риском дефицита витамина D. Ваш врач скажет вам, нужен ли вам этот тест.

Результат теста ниже 20 нанограммов на миллилитр (нг / мл) показывает, что у вас недостаточно витамина D.

Возможно, вам придется повторить анализ крови на 25-гидроксивитамин D во время лечения дефицита витамина D. Это покажет ваш ответ на лечение.

Как лечится и предотвращается дефицит витамина D?

Лечение и профилактика дефицита витамина D включает увеличение потребления витамина D.Цель - повысить уровень витамина D в крови выше 30 нг / мл. Скорее всего, вам потребуются добавки, чтобы поднять уровень витамина D. Это потому, что трудно получить достаточное количество витамина D из своего рациона, а чрезмерное пребывание на солнце может вызвать рак кожи.

В добавках и обогащенных пищевых продуктах витамин D бывает двух форм: D 2 и D 3 . Хотя некоторые исследования показывают, что витамин D 2 может быть менее активным, любая форма может быть эффективной в рекомендуемых дозах.

Витамин D выпускается в виде таблеток, желатиновых капсул или жидкости для детей, отдельно или в виде поливитаминов. Пероральная доза составляет один раз в день или раз в неделю. Дети, страдающие рахитом или подверженные риску этого заболевания, могут получать инъекции (уколы) витамина D несколько раз в год.

Лечебная доза витамина D зависит от вашего возраста, низкого уровня витамина D в крови и причин этого низкого уровня. Чаще всего ваш врач снижает дозу витамина D после шести-восьми недель лечения. Затем вы будете оставаться на этой более низкой «поддерживающей» дозе столько, сколько вам нужно.

Лечение витамином D может улучшить кости, состав тела (сколько мышечной массы у человека) и качество жизни у пациентов с дефицитом витамина D.

Лечение витамином D очень безопасно. Пациенты с хронической гранулемообразующей болезнью и некоторые пациенты с лимфомой, получающие лечение витамином D, могут получать слишком много кальция в крови или моче. Тщательный мониторинг уровня витамина D в крови поможет выявить эту возможную проблему.

Сколько витамина D вам нужно?

В 2010 году Институт медицины установил новую Рекомендуемую суточную норму витамина D для большинства детей и взрослых.Однако людям с риском низкого уровня витамина D может потребоваться больше, чем рекомендованная суточная норма. Таким образом, рекомендации Общества эндокринологов рекомендуют дозы (количество витамина D, которое должен потреблять человек) для людей из группы риска. В таблице показаны как наборы советов, так и верхний предел (максимальное потребление), считающийся безопасным.

Можно ли получить слишком много витамина D?

Для большинства людей прием добавок витамина D не является недостатком. Получение слишком большого количества витамина D при рекомендуемом потреблении - редкость.Однако передозировка витамина D возможна, когда ежедневные добавки превышают рекомендуемые верхние пределы. Поэтому важно принимать дозу витамина D, рекомендованную врачом.

Рекомендуемое потребление витамина D

902
. Население в целом (Рекомендации Института медицины) . В группе риска дефицита витамина D (предложения эндокринного общества) .
Возраст . RDA (МЕ / день) . Верхний предел (МЕ / день) . Ежедневная рекомендация (МЕ / день) . Верхний предел (МЕ / день) .
Младенцы и дети
0–6 месяцев - 1000 400–1000 2,000
6–1275 6–1275 месяцев –1,000 2,000
1-3 года 600 2,500 600–1,000 4,000
4–8 лет 600 60027
9–18 лет 600 4,000 600–1,000 4,000
Взрослые
19–70 лет 600 10,000 4,000
70 лет 800 4,000 1,500–2,000 10,000
Беременные или кормящие грудью
14–18 лет 600 4 000 600–1 000 4 000
19–50 лет 600 4276 10,000
902
. Население в целом (Рекомендации Института медицины) . В группе риска дефицита витамина D (предложения эндокринного общества) .
Возраст . RDA (МЕ / день) . Верхний предел (МЕ / день) . Ежедневная рекомендация (МЕ / день) . Верхний предел (МЕ / день) .
Младенцы и дети
0–6 месяцев - 1000 400–1000 2,000
6–1275 6–1275 месяцев –1,000 2,000
1-3 года 600 2,500 600–1,000 4,000
4–8 лет 600 60027
9–18 лет 600 4,000 600–1,000 4,000
Взрослые
19–70 лет 600 10,000 4,000
70 лет 800 4,000 1,500–2,000 10,000
Беременные или кормящие грудью
14–18 лет 600 4 000 600–1 000 4 000
19–50 лет 600 4756 10,000

Рекомендуемое потребление витамина D

902
. Население в целом (Рекомендации Института медицины) . В группе риска дефицита витамина D (предложения эндокринного общества) .
Возраст . RDA (МЕ / день) . Верхний предел (МЕ / день) . Ежедневная рекомендация (МЕ / день) . Верхний предел (МЕ / день) .
Младенцы и дети
0–6 месяцев - 1000 400–1000 2,000
6–1275 6–1275 месяцев –1,000 2,000
1-3 года 600 2,500 600–1,000 4,000
4–8 лет 600 60027
9–18 лет 600 4,000 600–1,000 4,000
Взрослые
19–70 лет 600 10,000 4,000
70 лет 800 4,000 1,500–2,000 10,000
Беременные или кормящие грудью
14–18 лет 600 4 000 600–1 000 4 000
19–50 лет 600 4276 10,000
902
. Население в целом (Рекомендации Института медицины) . В группе риска дефицита витамина D (предложения эндокринного общества) .
Возраст . RDA (МЕ / день) . Верхний предел (МЕ / день) . Ежедневная рекомендация (МЕ / день) . Верхний предел (МЕ / день) .
Младенцы и дети
0–6 месяцев - 1000 400–1000 2,000
6–1275 6–1275 месяцев –1,000 2,000
1-3 года 600 2,500 600–1,000 4,000
4–8 лет 600 60027
9–18 лет 600 4,000 600–1,000 4,000
Взрослые
19–70 лет 600 10,000 4,000
70 лет 800 4,000 1,500–2,000 10,000
Беременные или кормящие грудью
14–18 лет 600 4 000 600–1 000 4 000
19–50 лет 600 4756 10,000

Избыток витамина D может вызвать отложения кальция, тошноту, рвоту, зуд, повышенную жажду и мочеиспускание, слабость и почечную недостаточность.

Что вы можете сделать, чтобы помочь предотвратить и вылечить дефицит витамина D?

Чтобы предотвратить дефицит витамина D, убедитесь, что вы получаете как минимум рекомендуемую суточную норму витамина в виде добавок и продуктов, которые вы едите. Продукты с натуральным витамином D включают:

  • •.

    Определенная рыба: лосось, сардины, скумбрия, тунец

  • •.

    Жир печени трески

  • •.

    Грибы шиитаке

  • •.

    Яичные желтки

К продуктам, часто содержащим витамин D, относятся:

  • •.

    Молочные продукты

  • •.

    Апельсиновый сок

  • •.

    Детская смесь

  • •.

    Зерновые

Спросите своего врача, следует ли вам пройти анализ крови на витамин D, если вы считаете, что у вас риск низкого уровня витамина D. Также обсудите, следует ли вам увеличить ежедневное потребление витамина D.

Вы можете со временем обратить вспять дефицит витамина D, получая достаточное количество витамина D. Принимайте предписанную дозу витамина D и записывайтесь на прием к врачу, чтобы обеспечить успех вашего лечения и здоровье костей.

© Гормональный фонд, 2011 г.

выясняют, увеличивает ли дефицит витамина D риск COVID-19 | Дополнительная и альтернативная медицина | JAMA

Одним из факторов риска коронавирусной болезни 2019 года (COVID-19) является дефицит витамина D.

Даже Энтони Фаучи, доктор медицины, сказал, что принимает добавки с витамином D. Витамин D «действительно влияет на вашу восприимчивость к инфекции», - сказал Фаучи, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний, актрисе Дженнифер Гарнер в сентябрьском интервью.«Я был бы не против порекомендовать - и сам принимаю это - принимать добавки с витамином D».

Большинство людей получают витамин D в результате воздействия солнечного света, хотя люди в США получают питательные вещества в основном из обогащенных продуктов, таких как молоко, апельсиновый сок и сухие завтраки.

В более высоких широтах люди с большим содержанием меланина в коже имеют более низкий уровень витамина D в крови, потому что их кожа не вырабатывает так много в ответ на солнечный свет.В недавней статье в журнале Национальной медицинской ассоциации было высказано предположение, что дефицит витамина D «вероятно, является значительным фактором» непропорционально высокого числа случаев COVID-19 и смертей среди чернокожего и латиноамериканского населения США.

Анализ данных 4962 участников Национального исследования здоровья и питания показал, что 1981 (39,92%) имели дефицит витамина D, определяемый как уровень в крови ниже 20 нг / мл (<50 нмоль / л). Дефицит витамина D был выше в определенных подгруппах населения, таких как люди с ожирением или диабетом типа 1 или 2, все три из которых были связаны с худшими исходами COVID-19.

Несмотря на рекомендацию Фаучи и утверждения многих продавцов добавок, выводы о связи уровней витамина D в крови с множеством заболеваний, включая инфекции, не могут быть определены из-за неоднозначных или скудных данных, согласно недавнему отчету, написанному для Задачи профилактических служб США. Force, которая обновляет свои рекомендации по скринингу на дефицит витамина D. В проекте обновленной рекомендации, как и в ее предшественнице 2014 года, делается вывод о том, что доказательств недостаточно для оценки преимуществ и вреда скрининга у бессимптомных взрослых по любой причине.

«Витамин D может быть полезен, поскольку есть доказательства, что он может ослаблять иммунные реакции», что может предотвратить «цитокиновые бури», наблюдаемые у некоторых пациентов с COVID-19, - А. Кэтрин Росс, доктор философии, председатель кафедры диетологии в Пенсильвании. , написал в электронном письме. «С другой стороны, ослабление может быть нецелесообразным с точки зрения усиления реакции антител».

Результаты исследований о витамине D и COVID-19 неоднозначны и редко:

  • Исследование 77 ослабленных пожилых пациентов, госпитализированных с COVID-19 во Франции, показало, что добавки витамина D, принимаемые регулярно в течение года до постановки диагноза COVID-19, были связаны с менее тяжелым заболеванием и лучшей выживаемостью, чем отсутствие витамина D или получение добавок. вскоре после постановки диагноза.А пилотное рандомизированное клиническое исследование 76 пациентов, госпитализированных с COVID-19 в Испании, показало, что лечение высокими дозами витамина D значительно снижает риск госпитализации в отделение интенсивной терапии. Однако только более крупные испытания могут дать окончательный ответ, пишут авторы.

  • С другой стороны, исследование, проведенное в больнице на севере Италии, не обнаружило связи между витамином D и COVID-19. В обзорной статье, опубликованной в другом журнале в тот же день, что и их исследование, исследователи из Италии пришли к выводу, что низкий статус витамина D, по-видимому, связан с повышенным риском заражения тяжелым острым респираторным синдромом, вызванным коронавирусом 2 (SARS-CoV-2), но возраст, пол и сопутствующие заболевания, по-видимому, играют более важную роль в серьезности и смертности COVID-19.Девять дней спустя другая группа итальянских исследователей опубликовала обсервационное исследование 324 пациентов с COVID-19, которое показало, что прием добавок витамина D не был связан с риском госпитализации, но был связан с более высоким риском смерти в случае госпитализации.

  • Недавнее исследование JAMA Network Open , проведенное исследователями Чикагского университета, связывало дефицит витамина D с большей вероятностью положительного результата теста на SARS-CoV-2. Однако более раннее исследование участников британского Биобанка не обнаружило такой связи.Исследователи из Чикаго отметили, что уровни витамина D, изученные в британском исследовании, предшествовали диагнозу COVID-19 как минимум на десять лет, поэтому они могли измениться к тому времени, когда было проведено тестирование SARS-CoV-2.

Согласно июльскому письму редактору British Journal of Nutrition , некоторые свидетельства о витамине D и COVID-19 не проходят проверку на запах.

Авторы сосредоточились на индонезийском ретроспективном исследовании, связывающем низкий уровень витамина D с более высоким риском смерти от COVID-19.Хотя публикация не прошла рецензирование, «она взяла Интернет штурмом», собрав тысячи твитов, не говоря уже о заголовках в крупных новостных агентствах, отмечают авторы письма.

Проблема, по их словам, заключалась в том, что они не могли отследить авторов исследования, в которых не упоминались названия или количество задействованных больниц. Кроме того, уровень витамина D в Индонезии обычно не проверяется, поэтому неясно, как авторы могли получить эту информацию ретроспективно.Хотя статьи больше нет в SSRN, репозитории препринтов, ее все еще можно найти в Интернете.

В середине октября редакторы PLoS One опубликовали «выражение озабоченности» по поводу исследования витамина D, которое они опубликовали тремя неделями ранее, в котором было обнаружено, что среди пациентов, госпитализированных с COVID-19, те, у кого уровень витамина D ниже, чем Вероятность смерти 30 нг / мл была в два раза выше, чем у других.

Только 31,06% участников исследования имели лабораторно подтвержденный диагноз COVID-19, и возможные факторы, вызывающие искажение, могли не быть должным образом устранены.«Уровни витамина D могут указывать на сопутствующие заболевания, которые сами по себе могут повлиять на исходы COVID», - пояснили редакторы, заявившие, что они пересматривают статью.

Редакция также поставила под сомнение заявление авторов об отсутствии конкурирующих интересов. Общественная информация предполагает, что автор-корреспондент Майкл Холик, доктор медицины, доктор медицинских наук, из Медицинской школы Бостонского университета, действительно имеет конкурирующие интересы, включая консультационную работу, отраслевое финансирование и авторство книг (таких как The Vitamin D Solution 2011 года), редакторы написали.

К началу декабря 2020 года на ClinicalTrials.gov были перечислены десятки исследований, посвященных изучению витамина D и COVID-19, большинство из которых еще не начали набор участников.

Пока не ясно, может ли какое-либо из этих исследований разрешить спор. В разделе «Спонсоры и соавторы» нескольких запланированных исследований в США перечислены стороны, которые выиграют, если будет показано, что дефицит витамина D ухудшает исходы COVID-19, что повышает вероятность конфликта интересов.Кроме того, по крайней мере, 3 исследования в США планируют проверить витамин D в сочетании с гидроксихлорохином, который неоднократно доказывал свою неэффективность против COVID-19, в последнее время в JAMA .

«Доверие к клиническим испытаниям требует от спонсоров невмешательства», - отметил Росс. По этой причине, по ее словам, исследования, спонсируемые Национальными институтами здравоохранения (NIH), предпочтительнее исследований, финансируемых индустрией пищевых добавок.

Однако ни одно из исследований витамина D и COVID-19 в рамках ClinicalTrials.gov, похоже, финансируется Национальным институтом здравоохранения.

Джоанн Мэнсон, доктор медицинских наук, начальник отдела профилактической медицины в больнице Бригама и женщин, является главным исследователем в одной из крупнейших. В июле Мэнсон выступил соавтором «призыва к действию» по устранению дефицита витамина D во время пандемии. Два из 11 источников, которые он процитировал, были сомнительным препринтом из Индонезии и BMJ «Rapid Response», в котором также упоминался препринт. Tishcon Corporation, производитель витаминных добавок, и Quest Diagnostics, которая продает тест на витамин D за 69 долларов напрямую потребителям, входят в число спонсоров и сотрудников исследования Мэнсона, равно как и престижный Каролинский институт Швеции и Гарвардская медицинская школа.

Педиатр Кэрол Вагнер, доктор медицинских наук, из Медицинского университета Южной Каролины, возглавляет исследование с двумя спонсорами и сотрудниками, которые заинтересованы в результатах. ZRT Laboratory, компания из Бивертона, штат Орегон, продает тест на витамин D за 75 долларов напрямую потребителям. Научно-исследовательский институт питательных веществ для здоровья на низовом уровне осуществляет «действие D *», «глобальную программу вмешательства в популяцию витамина D», которая взимает с участников 65 долларов за тест на витамин D. Холик является членом международной группы ученых института.

Независимо от того, защищает ли витамин D от COVID-19, его адекватный уровень важен для здоровья костей.

«Избежать дефицита витамина D - всегда цель», - писал Росс. «Если в рацион не входит молоко, обогащенное витамином D, или натуральные продукты, такие как рыба, то добавка в размере RDA [рекомендуемая диетическая доза] (600–1000 МЕ в день) является хорошей гарантией. Я считаю это «хорошей идеей», но не хочу, чтобы у меня сложилось впечатление, что диеты недостаточно.”

К этой статье прилагается краткое изложение медицинских новостей JAMA - аудиообзор новостного содержания, появляющегося в выпусках JAMA за этот месяц. Чтобы послушать этот и другие выпуски, посетите подкаст JAMA Medical News.

границ | Тяжелый дефицит витамина D связан с повышенной экспрессией воспалительных цитокинов при болезненной диабетической периферической нейропатии

Введение

В Китае самая крупная в мире эпидемия диабета, которая продолжает расти.В Китае в последней публикации сообщается, что распространенность диабета по стране увеличилась до 12,8% (1). По оценкам, к 2045 году в общей сложности 693 миллиона человек будут страдать диабетом (2). По оценкам, 60–70% пациентов с сахарным диабетом (СД) страдают невропатиями, а диабетическая периферическая нейропатия (ДПН) часто встречается среди пациентов с диабетом (3). Около 25% людей с диабетической невропатией также развивают болезненную ДПН (4, 5). Основные невропатические симптомы включают жжение, ноющие боли и боли, подобные поражению электрическим током, что ложится тяжелым бременем на здоровье пациентов и общество (6, 7).Болезненная ДПН - серьезное экономическое бремя для пациентов, семей и общества (5, 7). Несмотря на последние достижения, патогенез болезненной ДПН остается незавершенным. Предыдущие исследования указывают на связь между дефицитом витамина D и болезненным DPN. Mohammad et al. сообщили, что статус витамина D (дефицит, недостаточный и достаточный витамин D) и невропатическая боль у пациентов с СД не имеют корреляции (8). Шилло и др. продемонстрировали, что после корректировки на возраст, вес, оценку активности и воздействие солнечного света у людей с болезненным ДПН уровень витамина D в сыворотке значительно ниже по сравнению с людьми с безболезненным ДПН и СД без ДПН (9).Недавнее исследование показало, что дефицит витамина D связан с болезненной ДПН (10). Кроме того, Basit et al. провели клинические испытания для оценки влияния однократной внутримышечной дозы 600 000 МЕ витамина D 3 на симптомы болезненной ДПН (11). Результаты показывают, что витамин D является эффективным средством лечения ДПН. Другое исследование также показывает, что визуальная аналоговая шкала у пациентов с болезненным ДПН после лечения 2000 МЕ витамина D 3 снижается до 50%. Недавний обзор был проведен для изучения влияния добавок витамина D на признаки и симптомы ДПН (12).Результаты показывают, что добавление витамина D может улучшить субъективные и объективные оценки боли при болезненной ДПН. Однако механизмы, лежащие в основе эффекта, остаются неясными.

Считается, что витамин D поддерживает баланс между воспалением и иммуносупрессией (13). Наблюдательные исследования показывают, что усиление воспаления при хронических состояниях, включая остеоартрит (14), гипертонические расстройства во время беременности (15) и инфекцию диабетической стопы (16), связано с дефицитом витамина D. Эксперимент на животных также показывает, что повышенные уровни IL-1β и TNF-α связаны с болезненным DPN у крыс (17).Yanik's et al. результаты показывают, что IL-10 может уменьшить болевое поведение на животной модели болезненной DPN (18).

Настоящее исследование основано на гипотезе о том, что статус витамина D играет роль в патогенезе болезненного ДПН через усиление воспаления. Чтобы проверить нашу гипотезу, мы измерили статус витамина D и циркулирующие уровни hs-CRP, IL-2, IL-4, IL-6, IL-10, TNF-α и IFN-γ у пациентов с болезненным DPN. и оценили взаимосвязь между витамином D и указанными выше цитокинами.

Методы

Дизайн исследования и участники

В период с апреля 2018 г. по август 2019 г. пациенты с сахарным диабетом 2 типа (СД2) были набраны из отделения эндокринологии больницы-филиала Медицинского университета Вэньчжоу. Все участники были последовательными пациентами. СД2 был диагностирован с помощью тестов на толерантность к глюкозе при пероральном приеме 75 г в соответствии с критериями Американской диабетической ассоциации. Критерии исключения включали диабет 1 типа, печеночную недостаточность, хроническую почечную недостаточность, воспалительные заболевания, злокачественные новообразования, гиперпаратиреоз, недавний прием витамина D, заболевания центральной нервной системы и причины полинейропатии, отличные от диабета.Все участники нашего исследования были разделены на три группы: диабет без DPN (без DPN, n = 86), диабет с безболезненным DPN (безболезненный DPN, n = 176) и диабет с болезненным DPN (болезненный ДПН, n = 221) групп.

Сбор данных

Подробная история болезни, включая возраст, пол, продолжительность диабета, курение, артериальную гипертензию и использование противодиабетических препаратов, была получена из медицинских записей участников и посредством самооценки.Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывали по формуле: ИМТ = вес (кг) / рост (m 2 ).

Образцы крови были взяты из переднекубитальной вены натощак в течение ночи. Образцы крови использовались для оценки функций почек и печени, уровня глюкозы в плазме (с использованием стандартных ферментативных методов), гликированного гемоглобина (HbA1c, с помощью высокоэффективной жидкостной хроматографии) и липидных профилей (с использованием стандартных ферментативных методов), включая общий холестерин (TC ), холестерин липопротеинов высокой плотности (ХС-ЛПВП), холестерин липопротеинов низкой плотности (ХС-ЛПНП) и триглицериды (ТГ).Образец мочи ранним утром собирали с использованием иммунотурбидиметрии и стандартного ферментативного метода (Вако, Осака, Япония) для оценки соотношения альбумина и креатинина в моче (UACR).

Оценка ДПН

DPN оценивали с помощью инструмента скрининга нейропатии штата Мичиган (MNSI), утвержденного инструмента скрининга DPN. MNSI включал две отдельные оценки: анкету с 15 пунктами самостоятельного заполнения и структурированное обследование стоп (MNSIE), в ходе которого оценивались аномалии внешнего вида, наличие язв, восприятие вибрации и рефлексы голеностопных суставов.Все MNSIE в нашем исследовании были выполнены обученным профессионалом, чтобы уменьшить вариативность интервьюера. Пороговое значение для DPN было установлено в ходе предыдущих валидационных исследований у взрослых и использовалось балл MNSIE более 2 из 8 баллов. Детали экзамена описаны в предыдущем исследовании (19, 20).

Оценка невропатической боли

Невропатическая боль была диагностирована, когда опросник DN4 дал значение ≥4. Анкета DN4 представляет собой подход из 10 пунктов, основанный на симптомах, сообщаемых пациентом, состоящий из сенсорных дескрипторов и признаков, связанных с прикроватным обследованием.Этот опросник был разработан и утвержден Французской группой по невропатической боли. Пороговое значение 4/10 представляло наивысший процент правильно диагностированных пациентов (86,0%) и имело чувствительность и специфичность 82,9 и 89,9% соответственно (20).

Измерение уровня витамина D в сыворотке

25-гидроксивитамин D измеряли с помощью электрохемилюминесцентного иммуноанализа с использованием анализатора Roche Modular E170 (Roche Diagnostics GmbH, Швейцария). Статус участников по витамину D был классифицирован в соответствии с руководящими принципами клинической практики эндокринного общества (достаточный уровень витамина D> 30 нг / мл; недостаточный уровень витамина D, 20–30 нг / мл; уровень дефицита витамина D, 10-19.9 нг / мл и тяжелый дефицит витамина D <10 нг / мл) (21).

Уровни цитокинов в сыворотке

Образцы сыворотки, собранные для определения концентраций цитокинов, хранили при -70 ° C. Концентрации сывороточных IL-2, IL-4, IL-6, IL-10, TNF-α и IFN-γ в образцах оценивали с использованием Luminex xMAP (Ceger Biotechnology Co., Ltd., Китай) в соответствии с с инструкциями производителя. Уровни сыворотки измеряли в пг / мл. Вч-СРБ измеряли с помощью высокочувствительного нефелометрического анализа (Ceger Biotechnology Co., Ltd., Китай).

Статистический анализ

Для статистического анализа использовали программное обеспечение SPSS 21.0 (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс). Данные были представлены как среднее ± стандартное отклонение, проценты или медианные значения с межквартильным размахом. Различия между группами проверяли с помощью дисперсионного анализа. Данные подсчета были проверены с использованием тестов χ 2 . Корреляции Спирмена использовались для двумерного анализа связи между витамином D и клиническими / биохимическими параметрами. Многомерный логистический анализ был выполнен с использованием идентифицированных независимых переменных, и отношения шансов (OR) между группами сравнения были получены с 95% доверительным интервалом (CI).Все тесты были двусторонними, и P <0,05 считалось статистически значимым.

Результаты

В наше исследование было включено 483 пациента (возраст = 28–79 лет). В таблице 1 приведены базовые характеристики. Не было обнаружено значительных различий по полу, возрасту, ИМТ, доле курильщиков и гипертонии среди групп без ДПН, безболезненного ДПН и болезненного ДПН (все P > 0,05). Никаких существенных различий в уровнях TC и HDL-C не наблюдалось между тремя группами (все P > 0.05). Уровни UACR и TG и продолжительность диабета в группах безболезненного и болезненного DPN были значительно выше, чем в группе без DPN (все P <0,01). Уровни HbA1c и LDL-C в группе болезненной DPN были значительно выше по сравнению с таковыми в группе без DPN и безболезненной DPN (все P <0,01).

Таблица 1 . Демографические данные и межгрупповые сравнения клинических / биохимических показателей.

Не было обнаружено значительных различий в уровне витамина D между тремя группами ( P > 0.05, таблица 2). Между этими тремя группами была обнаружена значительная разница в распространенности тяжелого дефицита витамина D. Распространенность тяжелого дефицита витамина D была обнаружена у 8,1, 12,5 и 25,8% участников без ДПН, безболезненных ДПН и болезненных ДПН соответственно ( P <0,01). Не наблюдалось значительной разницы в уровнях IL-4, IL-10 и IFN-γ среди трех групп. В группе болезненной DPN были значительно более высокие уровни IL-6 и TNF-α по сравнению с группой без DPN и безболезненной DPN (все P <0.01). Безболезненная и болезненная группы DPN имели значительно более высокие уровни сывороточного hs-CRP и IL-2 по сравнению с группой без DPN ( P = 0,03 и P <0,01, соответственно).

Таблица 2 . Уровень витамина D и цитокин сыворотки у испытуемых.

Корреляции Спирмена между витамином D и клиническими и биохимическими параметрами показаны в таблице 3. ИМТ ( r = -0,27, P = 0,03), TG ( r = -0.41, P = 0,01) и UACR ( r = -0,40, P = 0,02) показали значительную обратную корреляцию с витамином D. Витамин D не имел значимой корреляции с окружностью талии, продолжительностью диабета и HbA1c.

Таблица 3 . Корреляция Спирмена уровней витамина D в сыворотке крови с клиническими и биохимическими параметрами.

Корреляционный анализ Спирмена показал, что уровень витамина D отрицательно связан с IL-6 ( r = -0.56, P <0,01), TNF-α ( r = -0,47, P <0,01), IL-2 ( r = 0,29, P <0,01) и hs-CRP ( r = -0,09, P = 0,02) уровней (рисунок 1). Отрицательная корреляция была выявлена ​​между уровнем витамина D и оценкой боли DN4 ( r = -0,20, P <0,01).

Рисунок 1 . Корреляция Спирмена между уровнем витамина D и воспалительными цитокинами (IL-6, TNF-α, hs-CRP и IL-2), оценка боли DN4 в группе болезненных DPN.ДПН, диабетическая периферическая нейропатия.

Многомерные логистические модели были построены для изучения факторов риска болезненного ДПН. Однофакторный анализ показал, что тяжелый дефицит витамина D у мужчин и уровни HbA1c, TG, LDL-C, UACR, IL-6 и TNF-α были значительно связаны с риском болезненного DPN.

Как показано на Рисунке 2, многомерный анализ после поправки на мешающие факторы показал, что тяжелый дефицит витамина D все еще сильно ассоциировался с болезненным DPN (OR = 2.46, 95% ДИ, 1,39–4,48, P = 0,01). Уровни IL-6 (OR = 1,45, 95% CI, 1,12–2,32, P = 0,02) и TNF-α также были значимо связаны с наличием болезненного DPN после корректировки (OR = 1,37, 95% CI, 1,29– 1,49, P <0,01; рисунок 2).

Рисунок 2 . Лесные участки для многомерного логистического анализа переменных для болезненных DPN. (A) Одномерный логистический анализ: нескорректированное отношение шансов (OR) для каждой переменной. (B) Многопараметрический анализ : скорректированное OR после поправки на возраст, пол, HbA1c, TG, LDL-C и UACR.ДПН, диабетическая периферическая нейропатия.

Обсуждение

Национальное исследование здоровья и питания 2001–2004 гг. Показало, что дефицит витамина D (<30 нг / мл) связан с самооценкой симптомов периферической невропатии у взрослых американцев с диабетом (22). He et al. обнаружили, что дефицит витамина D явно связан с ДПН, а уровень витамина D <16,01 нг / мл предсказывает более чем двукратный риск наличия ДПН (23). Stephanotis et al.сообщили, что пациенты с дефицитом витамина D (<20 нг / мл) имеют более высокий риск симптоматической ДПН (OR = 2,04, 95% ДИ = 0,99–4,02) по сравнению с пациентами с уровнем 25-OH-D 30-40 нг. / мл (24). Наше исследование не показывает существенной разницы в распространенности дефицита витамина D (10–19,9 нг / мл) между тремя группами ( P = 0,053). Настоящее исследование показывает, что 25,8% пациентов с болезненной ДПН имеют тяжелую недостаточность витамина D, тогда как 8,1 и 12,5% пациентов в группах СД и безболезненной ДПН имеют тяжелую недостаточность витамина D.Наши результаты демонстрируют более высокую частоту тяжелого дефицита витамина D в группе болезненной DPN, чем в группе DM и безболезненной DPN ( P <0,01).

Отрицательная корреляция выявлена ​​между уровнем витамина D и оценкой боли DN4 ( r = -0,20, P <0,01). Уровень витамина D самый низкий у людей с самым высоким показателем боли. После поправки на возраст, пол, курение, ИМТ, продолжительность диабета, LDL-C, HbA1c и UACR тяжелый дефицит витамина D является независимым фактором риска болезненного DPN.Наши результаты показывают, что серьезный дефицит витамина D может играть важную роль в патогенезе болезненной ДПН.

Кроме того, наше исследование показывает, что воспалительные цитокины, такие как hs-CRP, IL-2, IL-4, IL-6, IL-10, TNF-α и IFN-γ, участвуют в развитии и прогрессировании болезненного ДПН. Наши результаты показывают, что уровни IL-6 и TNF-α у пациентов в группе болезненной DPN значительно выше по сравнению с таковыми в группе без DPN и безболезненной DPN (все P <0.01). Кроме того, после поправки на возраст, пол, курение, ИМТ и продолжительность диабета уровни LDL-C, HbA1c, UACR, IL-6 и TNF-α являются независимыми факторами риска болезненного DPN. Отчет Cooperative Health Research в Аугсбургской области (KORA) когорты F4 / FF4 со средним периодом наблюдения 6,5 лет показывает, что IL-6 (OR = 1,31,95% CI, 1,00–1,71) и TNF-α (OR = 1,31, 95% ДИ, 1,03–1,67) уровни связаны со случайной дистальной сенсомоторной полинейропатией после поправки на известные факторы риска дистальной сенсомоторной полинейропатии (25).Rosane et al. сообщили, что TNF-α может приводить к апоптозу шванновских клеток с последующим повреждением периферического нерва (26). TNF-α также улучшает функцию каналов в сенсорных нейронах и приводит к повреждению периферических нервов, вызывая боль (27). Нади и др. обнаружили, что упражнения могут значительно снизить уровни TNF-α и CRP и, как следствие, улучшить дисбаланс, боль и покалывание (28). Наши выводы согласуются с некоторыми предыдущими отчетами. Макиавелли и др. обнаружили, что уровень ИЛ-6 в сыворотке повышается более чем у 40% пациентов с СД и что повышенный уровень ИЛ-6 имеет значительно отрицательную корреляцию с функциями мелких и крупных нервных волокон и невропатической болью (29).Backryd et al. также продемонстрировали, что пациенты с невропатической болью имеют более высокий уровень IL-6 (30). Исследование Angst et al. также сообщалось, что повышенная концентрация IL-6 была отмечена у пациентов с болезненным DPN (31). Данные также показывают, что IL-6 является провоспалительным цитокином, который оказывает значительное влияние на глиальные клетки и нейроны и запускает начало DPN в движение (32). Ma et al. выполнили SC144 для блокирования передачи сигнала, опосредованного IL-6, и продемонстрировали функцию IL-6 при механической гипералгезии, вызванной DM.Их данные показывают, что введение SC144 может эффективно облегчить механическую гипералгезию у STZ-животных по сравнению с контролем (33). Недавнее исследование также обнаружило значительное снижение тяжести нейропатии, снижение уровня ИЛ-6 и повышение уровня ИЛ-10 после лечения холекальциферолом (40000 МЕ / неделя) в течение 24 недель у пациентов с СД2 и ДПН. (34).

Данные настоящего исследования подтверждают, что метаболит витамина D имеет сильную связь с ИЛ-6 ( r = -0.56, P <0,01) и TNF-α ( r = -0,47, P <0,01). Значительно отрицательная корреляция витамина D с воспалительными цитокинами согласуется с данными, наблюдавшимися в предыдущих исследованиях. Tiwari et al. оценили уровень витамина D в сыворотке у 112 пациентов с диабетической инфекцией стопы и у 109 пациентов с диабетом, но без инфекции стопы. Tiwari et al. обнаружили значительную положительную корреляцию с тяжелым дефицитом витаминов и высоким уровнем цитокинов у пациентов с диабетом, особенно с инфекциями стопы.Laird et al. сообщили, что концентрации IL-6 и CRP у лиц с дефицитом витамина D (<10 нг / мл) значительно выше по сравнению с лицами с достаточным статусом витамина D (> 30 нг / мл) после поправки на возраст, пол и ИМТ. ( P <0,05) (35). Несколько механизмов могут объяснить взаимосвязь воспалительных цитокинов со статусом витамина D (13, 36, 37). Витамин D модулирует факторы ядерной транскрипции, участвующие в генерации и действии цитокинов, взаимодействуя с элементами ответа витамина D в промоторной области генов цитокинов.Более того, витамин D может активировать ядерный фактор-β и регулировать кодирующие провоспалительные цитокины. Кальцитриол регулирует выработку макрофагами воспалительных факторов через кальций-зависимый механизм.

В настоящем исследовании существуют некоторые ограничения. Во-первых, это исследование представляет собой одноцентровое перекрестное исследование с небольшим количеством случаев. Во-вторых, на уровень витамина D влияют различные факторы. Сезонные колебания воздействия солнца и пищевых источников витамина D не анализируются.Для подтверждения причинной связи болезненной ДПН необходимы дальнейшие долгосрочные проспективные когортные или интервенционные исследования.

В заключение, наши данные предполагают, что серьезный дефицит витамина D может играть важную роль в прогрессировании болезненной ДПН. Кроме того, наши анализы показывают, что серьезный дефицит витамина D связан с измененными воспалительными цитокинами при болезненной ДПН. В заключение, тяжелый дефицит витамина D играет роль в патогенезе болезненного ДПН из-за повышенных уровней воспаления IL-6 и TNF-α.Однако для подтверждения этих результатов необходимы будущие исследования с большим количеством субъектов.

Стандартные процедуры биобезопасности и институциональной безопасности

Все измерения биобезопасности приняты, и институциональные процедуры безопасности соблюдаются. Лаборатория нашего учреждения имеет стандарт уровня биобезопасности 2 (BSL-2), где все стандарты и протоколы приняты в соответствии с руководящими принципами Института клинических и лабораторных стандартов (CLSI).

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены этическим комитетом Первой дочерней больницы Медицинского колледжа Вэньчжоу. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Авторские взносы

CZ и SF разработали и разработали исследование. CS, NX и YH набрали участников и собрали данные. LD и GX проанализировали данные и интерпретировали результаты.ZQ и CZ составили рукопись. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Работа поддержана Научно-техническим бюро Вэньчжоу (грант № Y201

) и Фондом естественных наук провинции Чжэцзян (грант № LGD21H070001).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить наших коллег из отделения эндокринологии и отделения неврологии Первой дочерней больницы Медицинского университета Вэньчжоу за их помощь в проведении настоящего исследования.

Список литературы

1. Ли И, Дэн Д, Ши Х, Цинь Г, Цинь И, Цюань Х и др. Распространенность диабета, зарегистрированная в материковом Китае с использованием диагностических критериев 2018 года Американской диабетической ассоциации: национальное перекрестное исследование. BMJ. (2020) 369: m997. DOI: 10.1136 / bmj.m997

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

2. Чо Н.Х., Шоу Дж. Э., Каруранга С., Хуанг Й., да Роча Фернандес Дж. Д., Ольрогге А. В. и др. Атлас диабета IDF: глобальные оценки распространенности диабета на 2017 год и прогнозы на 2045 год. Diabetes Res Clin Pract. (2018) 138: 271–81. DOI: 10.1016 / j.diabres.2018.02.023

CrossRef Полный текст | Google Scholar

3. Витцель II, Елинек Х.Ф., Халаф К., Ли С., Хандокер А.Х., Альсафар Х.Выявление общих генетических факторов риска диабетических невропатий. Передний эндокринол. (2015) 6:88. DOI: 10.3389 / fendo.2015.00088

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

4. Abbott CA, Малик Р.А., ван Росс Э.Р., Кулкарни Дж., Бултон А.Дж. Распространенность и характеристики болезненной диабетической невропатии в большой популяции диабетиков в Великобритании. Уход за диабетом. (2011) 34: 2220–4. DOI: 10.2337 / dc11-1108

CrossRef Полный текст | Google Scholar

5.Sadosky A, Mardekian J, Parsons B., Hopps M, Bienen EJ, Markman J. Использование и затраты здравоохранения при диабете относительно клинического спектра болезненной диабетической периферической нейропатии. J Осложнения диабета. (2015) 29: 212–7. DOI: 10.1016 / j.jdiacomp.2014.10.013

CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Бауте В., Зельник Д., Кертис Дж., Садегифар Ф. Дополнительная и альтернативная медицина при болезненной периферической невропатии. Варианты лечения Curr Neurol. (2019) 21:44. DOI: 10.1007 / s11940-019-0584-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Гор М., Бранденбург Н.А., Дьюкс Э., Хоффман Д.Л., Тай К.С., Стейси Б. Тяжесть боли при диабетической периферической нейропатии связана с функционированием пациента, уровнями симптомов тревоги и депрессии и сном. J Устранение болевых симптомов. (2005) 30: 374–85. DOI: 10.1016 / j.jpainsymman.2005.04.009

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

8.Альхататбех М, Абдул-Раззак К.К. Невропатическая боль не связана с уровнем витамина D в сыворотке крови, но связана с женским полом у пациентов с сахарным диабетом 2 типа. BMJ Open Diabetes Res Care. (2019) 7: e000690. DOI: 10.1136 / bmjdrc-2019-000690

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

9. Шилло П., Селвараджа Д., Грейг М., Ганди Р., Рао Г., Уилкинсон И. Д. и др. Снижение уровня витамина D при болезненной диабетической периферической нейропатии. Diabet Med. (2019) 36 44-51. DOI: 10.1111 / dme.13798

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

10. Алам Ю., Петропулос И.Н., Пониракис Г., Фердуси М., Асгар О., Езёрска М. и др. Дефицит витамина D связан с болезненной диабетической невропатией. Diabetes Metab Res Rev. (2021) 37: e3361. DOI: 10.1002 / dmrr.3361

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

11. Басит А., Басит К.А., Фаввад А., Шахин Ф., Фатима Н., Петропулос И.Н. и др.Витамин D для лечения болезненной диабетической невропатии. BMJ Open Diabetes Res Care. (2016) 4: e000148. DOI: 10.1136 / bmjdrc-2015-000148

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

12. Yammine K, Wehbe R, Assi C. Систематический обзор эффективности добавок витамина D при диабетической периферической нейропатии. Clin Nutr. (2020) 39: 2970–4. DOI: 10.1016 / j.clnu.2020.01.022

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

14.Zheng S, Wang B, Han W, Zhu Z, Wang X, Jin X и др. Добавки витамина D и воспалительные и метаболические биомаркеры у пациентов с остеоартритом коленного сустава: post hoc анализ рандомизированного контролируемого исследования. Br J Nutr. (2018) 120: 41–8. DOI: 10.1017 / S0007114518001174

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

15. Адела Р., Боркар Р.М., Мишра Н., Бханди М.М., Вишвакарма Г., Варма Б.А. и др. Снижение уровня метаболита витамина D в сыворотке крови по отношению к циркулирующим цитокинам / хемокинам и метаболическим гормонам у беременных женщин с гипертоническими расстройствами. Front Immunol. (2017) 8: 273. DOI: 10.3389 / fimmu.2017.00273

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

16. Тивари С., Пратюш Д.Д., Гупта С.К., Сингх С.К. Дефицит витамина D связан с концентрацией воспалительных цитокинов у пациентов с инфекцией диабетической стопы. Br J Nutr. (2014) 112: 1938–43. DOI: 10.1017 / S0007114514003018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

17. Чжу ГК, Чен Ю.В., Хунг Ч.Нервная мобилизация ослабляет механическую аллодинию и снижает концентрацию провоспалительных цитокинов у крыс с болезненной диабетической невропатией. Phys Ther. (2018) 98: 214–22. DOI: 10.1093 / ptj / pzx124

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. Яник Б.М., Дауч-младший, Ченг Х.Т. Интерлейкин-10 снижает нейрогенное воспаление и болевое поведение у мышей с диабетом 2 типа. J Pain Res. (2020) 13: 3499–512. DOI: 10.2147 / JPR.S264136

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

19.Герман У.Х., Поп-Бусуи Р., Браффетт Б.Х., Мартин К.Л., Клири П.А., Альберс Дж. В. и др. Использование инструмента для скрининга нейропатии в Мичигане в качестве меры дистальной симметричной периферической нейропатии при диабете 1 типа: результаты исследования контроля диабета и осложнений / эпидемиология вмешательств и осложнений диабета. Diabet Med. (2012) 29: 937–44. DOI: 10.1111 / j.1464-5491.2012.03644.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

20. Bouhassira D, Attal N, Alchaar H, Boureau F, Brochet B, Bruxelle J, et al.Сравнение болевых синдромов, связанных с нервными или соматическими поражениями, и разработка нового опросника для диагностики невропатической боли (DN4). Боль. (2005) 114: 29–36. DOI: 10.1016 / j.pain.2004.12.010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

21. Холик М.Ф., Бинкли Н.С., Бишофф-Феррари Х.А., Гордон С.М., Хэнли Д.А., Хини Р.П. и др. Оценка, лечение и профилактика дефицита витамина D: руководство по клинической практике эндокринного общества. J Clin Endocrinol Metab. (2011) 96: 1911–30. DOI: 10.1210 / jc.2011-0385

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

22. Содерстром Л.Х., Джонсон С.П., Диас В.А., Майноус Г.А. III. Связь между витамином D и диабетической невропатией в национальной репрезентативной выборке_ результаты исследования NHANES 2001-2004 гг. Диабет Мед . (2012) 29: 50–5. DOI: 10.1111 / j.1464-5491.2011.03379.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

23.He R, Hu Y, Zeng H, Zhao J, Zhao J, Chai Y, et al. Дефицит витамина D увеличивает риск периферической невропатии у китайских пациентов с диабетом 2 типа. Diabetes Metab Res Rev. (2017) 33: 1–8. DOI: 10.1002 / dmrr.2820

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Эстегамати А., Фотухи А., Фагихи-Кашани С., Хафези-Неджад Н., Хейдари Б., Шейхбахаи С. и др. Нелинейный вклад сывороточного витамина D в симптоматическую диабетическую невропатию: исследование случай-контроль. Diabetes Res Clin Pract. (2016) 111: 44–50. DOI: 10.1016 / j.diabres.2015.10.018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

25. Дж. Гердер С., Канненберг Дж. М., Хут С., Карстенсен-Кирберг М., Ратманн В., Кениг В. Провоспалительные цитокины предсказывают частоту и прогрессирование дистальной сенсомоторной полинейропатии: исследование KORA F4 / FF4. Уход за диабетом. (2017) 40: 569–76. DOI: 10.2337 / DC16-2259

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

26.Oliveira RB, Sampaio EP, Aarestrup F, Teles RM, Silva TP, Oliveira AL, et al. Цитокины и Mycobacterium leprae вызывают апоптоз в шванновских клетках человека. J Neuropathol Exp Neurol. (2005) 60: 882–90. DOI: 10.1097 / 01.jnen.0000182982.09978.66

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Хе XH, Zang Y, Chen X, Pang RP, Xu JT, Zhou X и ​​др. TNF-α способствует повышению регуляции Nav1.3 и Nav1.8 в нейронах DRG после повреждения двигательных волокон. Боль. (2010) 1512: 266–79. DOI: 10.1016 / j.pain.2010.06.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Нади М., Бамбаеичи Э., Маранди С.М. Сравнение влияния двух лечебных упражнений на воспалительные и физиологические состояния и осложнения диабетической невропатии у пациентов женского пола. Диабетический синдром ожирения. (2019) 12: 1493–501. DOI: 10.2147 / DMSO.S206454

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29.Magrinelli F, Briani C, Romano M, Ruggero S, Toffanin E, Triolo G и др. Связь между цитокинами сыворотки и повреждением крупных и мелких нервных волокон при диабетической периферической нейропатии. J Diabetes Res. (2015) 2015: 547834. DOI: 10.1155 / 2015/547834

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

30. Бакрид Э., Гафури Б., Ларссон Б., Гердл Б. Провоспалительные маркеры плазмы при хронической невропатической боли: многомерное сравнительное пилотное исследование. Scand J Pain. (2016) 10: 1–5. DOI: 10.1016 / j.sjpain.2015.06.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Angst DBM, да Силва Виейра JS, Cobas RA, Vilas-Boas Hacker MA, Pitta IJR, Giesel LM, et al. Уровни цитокинов при невральной боли при проказе. Front Immunol. (2020) 11:23. DOI: 10.3389 / fimmu.2020.00023

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

33. Ма XQ, Qin J, Li HY, Yan XL, Zhao Y, Zhang LJ.Роль физических упражнений в облегчении нейропатической боли при диабете за счет ингибирования провоспалительного сигнального пути. Biol Res Nurs. (2019) 21: 14–21. DOI: 10.1177 / 1099800418803175

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

34. Каронова Т, Степанова А, Быстрова А, Иуда Е.Б. Прием высоких доз витамина D улучшает микроциркуляцию и уменьшает воспаление у пациентов с диабетической невропатией. Питательные вещества. (2020) 12: 2518. DOI: 10.3390 / nu12092518

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

35. Лэрд Э., МакНалти Х., Уорд М., Хои Л., МакСорли Э., Уоллес Дж. М. У. и др. У пожилых ирландцев дефицит витамина D связан с воспалением. J Clin Endocrinol Metab. (2014) 99: 1807–15. DOI: 10.1210 / jc.2013-3507

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

36. Табеш М., Азадбахт Л., Фагихимани Э., Табеш М., Эсмайлзаде А. Совместное добавление кальция и витамина D влияет на циркулирующие воспалительные биомаркеры и адипоцитокины у диабетиков с недостаточностью витамина D: рандомизированное контролируемое клиническое исследование.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*