Вход в личный кабинет | Регистрация
Избранное (0) Список сравнения (0)
Ваши покупки:
0 товаров на 0 Р
Итого: 0 Р Купить

Витамин д в продуктах питания: В каких продуктах содержится витамин D?

Содержание

Роль и место препаратов кальция и витамина d для профилактики и лечения остеопороза | Луценко

ВВЕДЕНИЕ

Костная ткань состоит из неорганических компонентов и органического матрикса. Последний состоит из коллагеновых белков (90%), преимущественно – из коллагена I типа, а также неколлагеновых белков [1]. Неорганические вещества кости представлены главным образом фосфатами и кальцием, однако, в значительном количестве также присутствуют бикарбонаты, натрий, калий, цитрат, магний, карбонат, фосфор, цинк, барий и стронций [2]. Кальций и фосфор формируют кристаллы гидроксиапатитов, имеющих формулу Ca10(PO4)6(OH)2. Коллагеновые и неколлагеновые белки формируют каркас для отложения гидроксиапатитов. Такое взаимодействие и обеспечивает прочность и упругость костной ткани [3].

Кальций – один из основных макроэлементов организма человека. 99% кальция находится в костной ткани, остальной содержится во внеклеточной жидкости и в других тканях. Кальций поступает в организм при потреблении продуктов питания, наибольшее его количество содержится в молочных продуктах. Выведение кальция происходит через кишечник, почки и кожу, в связи с чем необходимо поддерживать его поступление извне. Всасывание кальция из кишечника – процесс, на который влияет множество факторов: состав пищи, возраст, уровень витамина D в крови, генотип рецептора витамина D. Пищевые волокна и оксалаты (соли и эфиры щавелевой кислоты) снижают всасывание кальция, а белки (ароматические аминокислоты) и глюкоза – увеличивают. Поваренная соль и кофеин увеличивают экскрецию кальция с мочой, как и высокое потребление белка вследствие увеличенной кишечной абсорбции [4].

Для нормального всасывания кальция в кишечнике необходим достаточный уровень витамина D в крови. Гиповитаминоз D широко распространён в мире, он ассоциирован не только с отрицательным кальциевым балансом и снижением минерализации костной ткани, но и с мышечной слабостью, приводящей к высокому риску падений, что может приводить к возникновению переломов, особенно у лиц, страдающих остеопорозом [5].

В данной статье описана роль кальция и витамина D в поддержании минеральной плотности костной ткани (МПК), а также в профилактике и лечении остеопороза, приведены данные исследований по потреблению кальция и витамина D и основные подходы к коррекции недостаточного потребления кальция и дефицита витамина D.

КАЛЬЦИЙ

Достаточное потребление кальция является одним из многих факторов, необходимых для достижения необходимого пика костной массы, а также для дальнейшего её поддержания в течение жизни. В подростковом возрасте оптимальное потребление кальция – около 1100 мг/сут [6]. Пик костной массы достигается к 25–30 годам, после чего процесс метаболизма костной ткани стабилизируется, и это равновесие сохраняется до 45–50 лет у женщин и до 55–60 лет у мужчин [7]. Недостаток кальция приводит к стимуляции резорбции костной ткани. Следствием длительного недостатка кальция почти всегда является снижение минеральной плотности кости (МПК), что может способствовать повышению риска развития остеопороза в пожилом возрасте [8].

У женщин потребность в кальции физиологически увеличивается во время беременности и лактации для обеспечения внутриутробного развития плода, минерализации скелета и роста ребенка во время кормления грудью [9]. За время внутриутробного развития костная ткань плода аккумулирует примерно 30 г. кальция. Наиболее активно этот процесс идёт в третьем триместре беременности. Во время лактации из организма матери c молоком ежедневно выделяется 280–400 мг кальция [10]. Согласно проспективным исследованиям, у здоровых беременных и кормящих женщин костная масса быстро снижается, а после прекращения кормления грудью – восстанавливается [11–13].

ПОТРЕБЛЕНИЕ КАЛЬЦИЯ В РОССИИ И В МИРЕ

По данным исследований, проведенных в Российской Федерации, население нашей страны потребляет недостаточное количество кальция с продуктами питания. В исследовании ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии» продемонстрировано, что среднее потребление кальция среди людей возрастной категории 18 лет и старше составило 510–560 мг/сут. Наиболее низкие значения отмечались у женщин 18–30 лет, наиболее высокие – у мужчин 45–55 лет. Среди всех возрастных групп, у мужчин потребление кальция было выше, чем у женщин [14]. В исследовании в рамках программы «Остеоскрининг Россия» у населения 6 регионов среднее потребление кальция среди женщин составило 683 мг, среди мужчин – 635 мг в день. У большей части людей потребление кальция составляло ≤50% от суточной потребности, а необходимое количество кальция получали только 9% женщин и 6% мужчин [15]. Сходные данные получены в исследовании, в котором проводилось анкетирование медицинских работников 16 регионов Российской Федерации, в возрасте от 20 до 72 лет: среднее потребление кальция составило 529 мг в день, 90% участников исследования имели выраженный недостаток потребления кальция с продуктами питания [16].

В Соединенных Штатах более 50% женщин в возрасте 51–70 лет, а также мужчин и женщин в возрасте старше 70 лет получали недостаточное количество кальция с пищей, причем женщины потребляли меньше кальция, чем  мужчины [17]. По результатам исследования Novaković R. et al., в котором исследовалось потребление кальция в странах Центральной и Восточной Европы, среднее потребление кальция составило 869 мг/сут, самое низкое также отмечалось среди женщин. Из 8033 обследованных, 5813 дополнительно получали кальцийсодержащие препараты, однако среди них только у 73% такая комбинация позволяла достичь адекватного поступления кальция [18]. Согласно систематическому обзору, посвященному потреблению кальция в мире, наименьшее его потребление отмечается в Нигерии (288 мг/сут), наибольшее – в Нидерландах (1151 мг/сут) [19].

ПОТРЕБЛЕНИЕ КАЛЬЦИЯ И МОЧЕКАМЕННАЯ БОЛЕЗНЬ

При адекватном потреблении кальция с пищей, риск образования камней в почках снижается. Это может объясняться тем, что кальций связывается с оксалатами в кишечнике, что снижает их абсорбцию и уменьшает экскрецию с мочой. В 2013 году опубликованы результаты трех проспективных когортных исследований, в котором приняло участие более 226 тыс. человек: в рамках данных исследований каждые 4 года оценивались потребление кальция с продуктами питания и в виде добавок и частота развития симптоматического нефролитиаза. Продолжительность наблюдения двух исследований составила 20 лет, в одном – 16 лет. Всего зафиксировано 5270 случаев возникновения манифестной мочекаменной болезни. Обнаружено, что более высокое потребление кальция (как из молочных, так и других продуктов) ассоциировалось с более низким риском развития камней в почках. Риск возникновения мочекаменной болезни не зависел от уровня потребления витамина D и оксалатов [20].

ДОБАВКИ КАЛЬЦИЯ И СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Bostick et al. проведено исследование среди 34,486 тыс. женщин в постменопаузе, в возрасте 55–69 лет: среди женщин, потреблявших более 1,425 мг кальция в сутки смертность от ишемической болезни сердца была ниже на 33%, по сравнению с женщинами, потреблявшими менее 696 мг в сутки [21]. В качестве возможной причины предлагались различные положительные эффекты кальция на сердечно-сосудистую систему: снижение артериального давления, влияние на концентрацию липидов в крови, на массу тела. Однако, результаты систематического обзора свидетельствуют о некоторой противоречивости данных, что не позволяет сделать однозначного вывода [22]. Согласно мета-анализу, проведённому Bolland MJ et al. в 2011 году, применение добавок кальция (но не комбинированных препаратов с витамином D) ассоциировалось с повышенным риском инфаркта миокарда [23]. В обзоре Tankeu и соавт. (2017) приведены данные 28 исследований (опубликованных с  2003 по 2015 г.) по по оценке кардиоваскулярного риска при применении солей кальция как отдельно, так и с витамином D, а также при увеличении потребления пищевого кальция с длительностью наблюдений больших когорт от 3 до 13 лет. В 7 из 28 работ отмечены повышенные риски при приеме препаратов Са с витамином D или только соли кальция в отношении инфаркта миокарда или инсульта или сердечной недостаточности [24]. Учитывая имеющиеся данные о возможном негативном воздействии добавок солей кальция на сердечно-сосудистую систему, необходимо строго дозированное назначение препаратов кальция пациентам по показаниям, и в комбинации с витамином D.

ПРЕПАРАТЫ КАЛЬЦИЯ И ОСТЕОПОРОЗ

Достаточное потребление кальция важно для профилактики и лечения остеопороза, так как способствует поддержанию МПК, снижению риска переломов бедра, особенно в пожилом возрасте, и потенцирует антирезорбтивный эффект эстрогенов на костную ткань. Однако, согласно нескольким мета-анализам, данные о снижении риска переломов при потреблении кальция только с продуктами питания не подтвердились [25–27]. В первые 5 лет после наступления менопаузы кальций не предохраняет от быстрой потери МПК. В то же время, женщины, получавшие менее 400 мг/сут кальция с продуктами питания, имели бόльшую пользу от дополнительного приема 500–600 мг кальция в виде фармакологических добавок, чем лица с более высоким потреблением пищевого кальция [4].

Увеличение потребления кальция является основным подходом к профилактике костных потерь, и, когда адекватное его поступление с пищей не может быть достигнуто за счет продуктов питания, должны использоваться добавки кальция в виде фармакологических препаратов [28]. В общей сложности (за счет продуктов питания и фармакологических добавок) максимально допустимая суточная доза кальция составляет 2000 мг. Такая доза не приводила к нежелательным явлениям и поэтому в настоящее время не требует пересмотра в сторону уменьшения [29] , хотя, вероятно, следует учитывать данные исследований по сердечно-сосудистым рискам и в реальной клинической практике не превышать дозу кальция в препаратах 1000 мг..

ВИТАМИН D

Витамин D – жирорастворимый витамин, играющий важную роль в гомеостазе кальция, поддержании здоровья костной ткани и снижении риска падений и переломов [30]. Для оценки статуса витамина D рекомендуется оценивать концентрацию его метаболита – 25(ОН)D – в крови. Недостаточность витамина D – снижение уровня 25(ОН)D менее 30 нг/мл, дефицит – менее 20 нг/мл. Преимущественное расположение Российской Федерации в северных широтах является одной из причин снижения уровня 25(ОН)D – с ноября по март кожа практически не синтезирует витамин D [31]. Кроме того, количество пищевых продуктов, в которых содержится достаточное количество витамина, сильно ограничено, в основном, это мясо рыб: лосось, сардины, тунец; также печень трески и грибы, подвергавшиеся воздействию солнечного света [32]. Помимо этого, причиной дефицита может выступать снижение биодоступности витамина из пищи у больных с мальабсорбцией или ожирением. Снижение синтеза активных метаболитов витамина D при печеночной недостаточности, хроническая болезнь почек, рахит, онкогенная остеомаляция, Х-сцепленная гипофосфатемия, аутосомно-доминантная гипофосфатемия также сопровождаются дефицитом витамина D [33].

Беременность и лактация нередко сопровождаются дефицитом витамина D. В большинстве случаев, у беременных женщин выявляются сниженные концентрации 25(ОН)D, свидетельствующие о недостаточности или дефиците витамина D. Определена взаимосвязь между дефицитом витамина D у матери и развитием различных заболеваний у ребенка [34, 35]. В некоторых случаях низкий уровень 25(OH)D у беременных сохранялся невысоким несмотря на прием препаратов витамина D [36].

У пожилых людей с дефицитом витамина D повышен риск падений за счёт развития миопатии. Клинические особенности миопатии при дефиците витамина D включают «утиную» походку, уменьшение массы или атрофию мышц с сохранением чувствительности и глубоких сухожильных рефлексов, при этом в ряде случаев миопатия может не иметь каких-элибо специфических проявлений. В биоптатах мышц отмечается атрофия преимущественно мышечных волокон II типа, которые относятся к волокнам быстрой реакции – они активируются первыми при необходимости предотвращения падения [37]. Этот факт объясняет повышенную склонность к падениям среди пожилых людей с недостаточностью витамина D [38].

РАСПРОСТРАНЁННОСТЬ ДЕФИЦИТА ВИТАМИНА D В РОССИИ И В МИРЕ

Гиповитаминоз и дефицит витамина D широко распространены в мире: согласно расчётам, количество людей с дефицитом или недостаточность витамина D – около 1 млрд [39]. Географическое особенности территории РФ во многом определяют высокую распространенность дефицита витамина D. Среди московских женшин в постменопаузе, только у 3,2% отмечались нормальные показатели витамина D в крови, а у 70,3% определялся его дефицит. Кроме того, в этом исследовании продемонстрированы сезонные колебания этого показателя [40]. Однако, в работе, проведенной в Северо-Западном регионе РФ сезонной зависимости среди лиц 18–70 лет не выявлено; гиповитаминоз и дефицит обнаружен у 82% обследованных [41].

В мире наибольшая распространенность дефицита и недостаточности витамина D отмечается среди женщин, проживающих в странах Среднего Востока (81%), Азии (71,4%) и в Австралии (60,3%). В странах Европы этот показатель составил 57,7%, в Латинской Америке – 53,4%. Показано, что у лиц европеоидной расы на каждый градус широты севернее или южнее от экватора уровень 25(ОН)D в крови ниже на 0,69 нмоль/л [42].

ВИТАМИН D И ОСТЕОПОРОЗ

По данным систематических обзоров и мета-анализов имеется связь дефицита витамина D с повышением риска остеопороза, остеопоротических переломов, падений, мышечной слабости, общей и сердечно-сосудистой смертности и низкой физической активностью людей старшего возраста [43, 44]. Так, выраженное снижение уровня витамина D повышает относительный риск переломов бедра в 2,1 раза с поправкой на возраст и массу тела [45], а у пожилых женщин в постменопаузе при снижении концентрации витамина 25(OH)D ≤20 нг/мл увеличивались потери костной массы [33].

ПОДХОДЫ К КОРРЕКЦИИ ДЕФИЦИТА ВИТАМИНА D

В рекомендациях Российской ассоциации эндокринологов и в рекомендациях Российской ассоциации по остеопорозу по остеопорозу представлены дозы нативного витамина D для профилактического назначения в различных возрастных группах населения [31]:

  • для людей в возрасте 18–50 лет профилактическая доза витамина D составляет 600–800 МЕ/сут;
  • в возрасте старше 50 лет – 800–1000 МЕ/сут;
  • во время беременности и лактации рекомендуется получать витамин D в дозе 800–1200 МЕ/сут;
  • при заболеваниях/состояниях, которые сопровождаются нарушением всасывания или метаболизма витамина D, рекомендуется прием витамина D в дозах в 2–3 раза превышающих суточную потребность возрастной группы (перенесшие рахит, остеомаляцию; остеопороз, хронические заболевания почек, печеночная недостаточность, синдром мальабсорбции, гиперпаратиреоз; пациенты, принимающие противосудорожные, противогрибковые препараты, глюкокортикоиды, антиретровирусную терапию, холестирамин).

Лечить дефицит витамина D рекомендуется колекальциферолом в насыщающей дозировке. Наиболее распространённые схемы лечения: 50000 МЕ еженедельно внутрь в течение 8 недель или 7000 МЕ в день в течение 8 недель. При недостаточности витамина D приём насыщающих дозировок в течение 4 недель. Для поддержания оптимальных уровней рекомендуется принимать 1000–2000 МЕ ежедневно [31].

При хорошей комплаентности пациента, длительное применение витамина D в качестве монотерапии или в комбинации с кальцием способствует снижению риска внепозвоночных переломов, включая переломы шейки бедра. Кроме того, систематический обзор выполненный на основании анализа 159 рандомизированных клинических исследований, показал, что регулярный прием витамина D снижал смертность среди людей пожилого возраста [46].

Согласно консенсусу экспертов Европейского общества клинических и экономических аспектов остеопороза, остеоартрита и мышечно-скелетных заболеваний, и Международного Фонда по Остеопорозу, назначение препаратов кальция в сочетании с витамином D рекомендуется людям с высоким риском недостаточного потребления кальция и дефицита витамина D, а также тем, кто получает лечение по поводу остеопороза [47].

КОМБИНАЦИЯ ПРЕПАРАТОВ КАЛЬЦИЯ И ВИТАМИНА D

Если необходимо назначить препараты и витамина D, и кальция, то предпочтительно использование комбинированных препаратов, так как это позволяет улучшить комплаентность пациентов. В настоящее время, для профилактики и лечения остеопороза (в составе комплексного лечения), широко применяются комбинированные препараты нативного витамина D и кальция –они различаются как по дозам колекальциферола и кальция, так и по содержащейся в них соли кальция. Данные по некоторым препаратам кальция, применяемым в Российской Федерации, представлены в табл. 1.

Таблица 1. Лекарственные препараты, содержащие различные соли и дозы кальция, а также витамина D, рекомендуемые в РФ для профилактики и лечения остеопороза (в порядке возрастания доз колекальциферола в одной таблетке)

Название препарата

Состав 1 таблетки

Кальцемин

Байер ХелсКэр АГ (Германия)

кальций (в форме цитрата и карбоната) 250 мг

колекальциферол (вит. D3) -50 МЕ

медь (в форме оксида) -500 мкг

цинк (в форме оксида)2 мг

марганец (в форме сульфата)500 мкг

бор (в форме натрия бората) 50 мкг

Кальцемин Адванс

Байер ХелсКэр АГ (Германия)

кальций (в форме цитрата и карбоната) 500 мг

колекальциферол (вит. D3) 200 МЕ

магний (в форме оксида) 40 мг

медь (в форме оксида) 1 мг

цинк (в форме оксида) 7.5 мг

марганец (в форме сульфата) 1.8 мг

бор (в форме натрия бората) 250 мкг

Кальций-Д3 Никомед

(жевательные таблетки)

Представительство: ТАКЕДА (Япония)

кальций карбонат 1250 мг, что соответствует 500 мг элементарного кальция

колекальциферол 200 МЕ

Кальций + Витамин Д3 Витрум®

Unipharm, Inc. (США)

кальций 500 мг

витамин D3 (колекальциферол) 200 МЕ

Кальций-Д3 Никомед Форте (жевательные таблетки)

Представительство: ТАКЕДА (Япония)

кальций карбонат 1250 мг, что соответствует 500 мг элементарного кальция

колекальциферол 400 МЕ

Компливит® Кальций Д3 Форте (жевательные таблетки)

Фармстандарт-Уфавита, ОАО (Россия)

кальций карбонат 1250 мг, что соответствует 500 мг элементарного кальция

колекальциферол 400 МЕ

Натекаль Д3

Италфармако С.п.А. (Италия)

кальция карбонат 1500 мг (что соответствует 600 мг кальция)

колекальциферол (витамин D3) 400 МЕ

Натемилле

Италфармако С.п.А. (Италия)

кальция карбонат 1500 мг (эквивалентно кальцию 600 мг)

колекальциферол 1000 ME

В связи с тем, что в настоящее время пересмотрены рекомендуемые дозы кальция (в сторону уменьшения) и витамина D (в сторону увеличения), появился новый комбинированный препарат Натемилле (Италфармако С.п.А., Италия), который представляет собой диспергируемые в полости рта таблетки, что позволяет не запивать их водой, принимаемый 1 раз в сутки. Они содержат 1,5 г кальция карбоната, эквивалентного 600 мг элементарного кальция, и 1000 МЕ колекальциферола. Данная лекарственная форма значительно повышает усвояемость кальция. Микрокристаллические таблетки Натемилле, диспергируемые в ротовой полости за счет длительного контакта со слюной, способствуют более быстрому и эффективному ее насыщению лекарственным средством, что повышает абсорбцию препарата и ускоряет его поступление в системный кровоток [48].

Поскольку среднее потребление кальция с продуктами питания в России – немногим более 600 мг, применение данного препарата позволяет достичь рекомендованной ежедневной нормы его приема у большинства людей, на фоне достаточной дозы нативного витамина D. Помимо этого, в существующих клинических рекомендациях указано, что для лучшего усвоения однократная доза кальция не должна превышать 600 мг, что и обеспечивается при приеме нового препарата Натемилле. Проведенное ранее исследование показало, что прием кальция и витамина D в виде комбинированного препарата 1 раз в день предпочитают большее число пациентов, чем двукратный прием [49].

Если пациенты, которым назначается лечение остеопороза, перед началом лечения не получали добавок витамина D или невозможно определение его уровня, рекомендуется назначать умеренную нагрузочную дозу нативного витамина D, 50 000 МЕ однократно. После этого пациент переходит на обычную поддерживающую дозу [31, 50]. Препаратом выбора может служить Натемилле, 1 таблетка в день. Более физиологично принимать препараты кальция вечером, после ужина.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Кальций и витамин D – важные компоненты терапии для поддержания здоровья костей, что доказано многочисленными исследованиями. Недостаток их потребления ведет к прогрессированию многих заболеваний, в том числе различных метаболических заболеваний скелета. Они являются эффективными средствами для снижения риска переломов (при установленном остеопорозе в комбинации с антиостеопоротическими препаратами), падений и смертности пожилых людей. Повсеместный недостаток потребления кальция с продуктами питания и высокая распространенность недостаточного уровня витамина D диктуют необходимость их дополнительного приёма в виде фармакологических препаратов в качестве профилактики остеопороза и переломов во всех возрастных группах, а также в комбинации с патогенетическими средствами для лечения остеопороза.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Источник финансирования. Поисково-аналитическая работа проведена при поддержке ФГБУ «НМИЦ эндокринологии» Минздрава России

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

1. Aszódi A, F. Bateman J, Gustafsson E, et al. Mammalian Skeletogenesis and Extracellular Matrix. What can We Learn from Knockout Mice? Cell Struct Funct. 2000;25(2):746-514. doi: 10.1247/csf.25.73.

2. Downey PA, Siegel MI. Bone Biology and the Clinical Implications for Osteoporosis. Phys Ther. 2006;86(1):77-91. doi: 10.1093/ptj/86.1.77.

3. Datta HK, Ng WF, Walker JA, et al. The cell biology of bone metabolism. J Clin Pathol. 2008;61(5):577-587. doi: 10.1136/jcp.2007.048868.

4. Dawson-Hughes B. The role of calcium in bone growth and preservation. World Congress on Osteoporosis, Osteoarthritis and Musculoskeletal Diseases (WCO-IOF-ESCEO 2017): Non-sponsored Symposia Abstracts. Osteoporos Int. 2017;28(S1):99-126. doi: 10.1007/s00198-017-3943-1.

5. Carmeliet G, Dermauw V, Bouillon R. Vitamin D signaling in calcium and bone homeostasis: A delicate balance. Best Practice & Research Clinical Endocrinology & Metabolism. 2015;29(4):621-631. doi: 10.1016/j.beem.2015.06.001.

6. de Assumpção D, Dias MRMG, de Azevedo Barros MB, et al. Calcium intake by adolescents: a population-based health survey. J Pediatr (Rio J). 2016;92(3):251-259. doi: 10.1016/j.jped.2015.09.004.

7. Беневоленская Л.И. Руководство по остеопорозу. М.: Бином, 2003. [Benevolenskaya LI. Rukovodstvo po osteoporozu. Moscow: Binom; 2003 (In Russ)].

8. Wilczynski C, Camacho P. Calcium Use in the Management of Osteoporosis: Continuing Questions and Controversies. Current Osteoporosis Reports. 2014;12(4):396-402. doi: 10.1007/s11914-014-0234-z.

9. Hacker AN, Fung EB, King JC. Role of calcium during pregnancy: maternal and fetal needs. Nutr Rev. 2012;70(7):397-409. doi: 10.1111/j.1753-4887.2012.00491.x.

10. Kovacs CS. Calcium and Bone Metabolism in Pregnancy and Lactation*. J Clin Endocr Metab. 2001;86(6):2344-2348. doi: 10.1210/jcem.86.6.7575.

11. Cross NA, Hillman LS, Allen SH, et al. Calcium homeostasis and bone metabolism during pregnancy, lactation, and postweaning: a longitudinal study. Am J Clin Nutr. 1995;61(3):514-523.

12. Kalkwarf HJ, Specker BL, Bianchi DC, et al. The Effect of Calcium Supplementation on Bone Density during Lactation and after Weaning. N Engl J Med. 1997;337(8):523-528. doi: 10.1056/nejm199708213370803.

13. Chan SM, Nelson EAS, Leung SSF, Cheng JCY. Bone mineral density and calcium metabolism of Hong Kong Chinese postpartum women—a 1-y longitudinal study. Eur J Clin Nutr. 2005;59(7):868-876. doi: 10.1038/sj.ejcn.1602148.

14. Батурин А.К. Состояние питания и пути его оптимизации. Федеральные и региональные аспекты. / Всероссийская научно-практическая конференция «Здоровое питание – здоровая нация»; Сентябрь 16-19, 2009; Москва. [Baturin AK. Sostoyanie pitaniya i puti ego optimizatsii. Federal’nye i regional’nye aspekty. (Conference proceedings) Vserossiyskaya nauchno-prakticheskaya konferentsiya «Zdorovoe pitanie – zdorovaya natsiya»; 2009 sep 16-19; Moscow. (In Russ.)]

15. Никитинская О.А., Торопцова Н.В. Социальная программа «Остеоскрининг Россия» в действии. // Фарматека. – 2012. – №6. – С. 90-93. [Nikitinskaya OA, Toroptsova NV. Social program «Osteoscreening Russia» at work. Farmateka. 2012;(6):90- 93. (In Russ.)]

16. Шилин Д.Е. Дефицит кальция и другие факторы риска остеопоротических переломов по критериям FRAX (ВОЗ, 2008) у населения России и Казахстана: предварительные результаты международного пилотного проекта. // Терапевтический вестник. – 2010. – №2. – С. 40-41. [Shilin DE. Defitsit kal’tsiya i drugie faktory riska osteoporoticheskikh perelomov po kriteriyam FRAX (VOZ, 2008) u naseleniya Rossii i Kazakhstana: predvaritel’nye rezul’taty mezhdunarodnogo pilotnogo proekta. Terapevticheskiy vestnik. 2010;(2):40-41 (In Russ.)]

17. Bailey RL, Dodd KW, Goldman JA, et al. Estimation of Total Usual Calcium and Vitamin D Intakes in the United States. J Nutr. 2010;140(4):817-822. doi: 10.3945/jn.109.118539.

18. Novaković R, Cavelaars AEJM, Bekkering GE, et al. Micronutrient intake and status in Central and Eastern Europe compared with other European countries, results from the EURRECA network. Public Health Nutr. 2012;16(05):824-840. doi: 10.1017/s1368980012004077.

19. Balk E., Adam G., Langberg V., Earley A. Evidence to support a global map of dietary calcium intake by country and subgroup. World Congress on Osteoporosis, Osteoarthritis and Musculoskeletal Diseases (WCO-IOF-ESCEO 2017): Non-sponsored Symposia Abstracts. Osteoporos Int.2017;28(S1):99-126. doi: 10.1007/s00198-017-3943-1.

20. Taylor EN, Curhan GC. Dietary Calcium from Dairy and Nondairy Sources, and Risk of Symptomatic Kidney Stones. The Journal of Urology. 2013;190(4):1255-1259. doi: 10.1016/j.juro.2013.03.074.

21. Bostick RM, Kushi LH, Wu Y, Meyer KA, Sellers TA, Folsom AR. Relation of calcium, vitamin D, and dairy food intake to ischemic heart disease mortality among postmenopausal women. American journal of epidemiology. 1999;149(2):151-161.

22. Chung M, Balk EM, Brendel M, et al. Vitamin D and calcium: a systematic review of health outcomes. Evidence report/technology assessment. 2009(183):1-420.

23. Bolland MJ, Avenell A, Baron JA, et al. Effect of calcium supplements on risk of myocardial infarction and cardiovascular events: meta-analysis. Bmj. 2010;341(jul29 1):c3691-c3691. doi: 10.1136/bmj.c3691.

24. Tankeu AT, Ndip Agbor V, Noubiap JJ. Calcium supplementation and cardiovascular risk: A rising concern. J Clin Hypert. 2017;19(6):640-646. doi: 10.1111/jch.13010.

25. Kanis JA, Johansson H, Oden A, et al. A meta-analysis of milk intake and fracture risk: low utility for case finding. Osteoporos Int. 2004;16(7):799-804. doi: 10.1007/s00198-004-1755-6.

26. Bischoff-Ferrari HA, Dawson-Hughes B, Baron JA, et al. Calcium intake and hip fracture risk in men and women: a meta-analysis of prospective cohort studies and randomized controlled trials. The American Journal of Clinical Nutrition. 2007;86(6):1780-1790.

27. Bischoff-Ferrari HA, Dawson-Hughes B, Baron JA, et al. Milk intake and risk of hip fracture in men and women: A meta-analysis of prospective cohort studies. J Bone Miner Res. 2011;26(4):8346-5139. doi: 10.1002/jbmr.279.

28. Cosman F, de Beur SJ, LeBoff MS, et al. Clinician’s Guide to Prevention and Treatment of Osteoporosis. Osteoporos Int. 2014;25(10):2359-2381. doi: 10.1007/s00198-014-2794-2.

29. Scientific Opinion on the Tolerable Upper Intake Level of calcium. EFSA Journal. 2012;10(7). doi: 10.2903/j.efsa.2012.2814.

30. Palacios C, Gonzalez L. Is vitamin D deficiency a major global public health problem? The Journal of Steroid Biochemistry and Molecular Biology. 2014;144:138-1э45. doi: 10.1016/j.jsbmb.2013.11.003.

31. Пигарова Е.А., Рожинская Л.Я., Белая Ж.Е., и др. Клинические рекомендации Российской ассоциации эндокринологов по диагностике, лечению и профилактике дефицита витамина D у взрослых // Проблемы Эндокринологии. – 2016. – Т. 62. – №4. – C. 60-84. [Pigarova EA, Rozhinskaya LY, Belaya JE, et al. Russian Association of Endocrinologists recommendations for diagnosis, treatment and prevention of vitamin D deficiency in adults. Problems of Endocrinology. 2016;62(4):60. (In Russ.)] doi: 10.14341/probl201662460-84

32. Holick MF. Vitamin D Deficiency. N Engl J Med. 2007;357(3):266-281. doi: 10.1056/NEJMra070553.

33. Rizzoli R, Boonen S, Brandi ML, et al. Vitamin D supplementation in elderly or postmenopausal women: a 2013 update of the 2008 recommendations from the European Society for Clinical and Economic Aspects of Osteoporosis and Osteoarthritis (ESCEO). Curr Med Res Opin. 2013;29(4):305-313. doi: 10.1185/03007995.2013.766162.

34. Canadian Paediatric Society Vitamin D supplementation: recommendations for Canadian mothers and infants. Paediatr Child Health. 2007;12(7):583-598.

35. Bischoff-Ferrari HA. Vitamin D – Role in Pregnancy and Early Childhood. Ann Nutr Metab. 2011;59(1):17-21. doi: 10.1159/000332069.

36. Thomson K, Morley R, Grover SR, Zacharin MR. Postnatal evaluation of vitamin D and bone health in women who were vitamin D-deficient in pregnancy, and in their infants. Med J Aust. 2004;181(9):486-488.

37. Janssen HC, Samson MM, Verhaar HJ. Vitamin D deficiency, muscle function, and falls in elderly people. Am J Clin Nutr. 2002;75(4):611-615.

38. Yoshikawa S, Nakamura T, Tanabe H, Imamura T. Osteomalacic Myopathy. Endocrinol Jpn. 1979;26(Supplement):65-72. doi: 10.1507/endocrj1954.26.Supplement_65.

39. Holick MF, Binkley NC, Bischoff-Ferrari HA, et al. Guidelines for Preventing and Treating Vitamin D Deficiency and Insufficiency Revisited. J Clin Endocr Metab. 2012;97(4):1153-1158. doi: 10.1210/jc.2011-2601.

40. Торопцова Н.В., Никитинская О.А., Беневоленская Л.И. Профилактика первичного остеопороза с помощью различных препаратов кальция. // Научно-практическая ревматология. – 2005. – Т. 43. – №. 1. – C. 36-39. [Toroptsova NV, Nikitinskaya OA, Benevolenskaya LI. Primary osteoporosis prophylaxis with different calcium preparations. Rheumatology Science and Practice. 2005;43(1):36-39 (In Russ.)] doi: 10.14412/1995-4484-2005-554.

41. Каронова Т.Л., Гринева Е.Н., Никитина И.Л., и др. Распространенность дефицита витамина D в Северо-западном регионе РФ среди жителей г. Санкт-Петербурга и г. Петрозаводска // Остеопороз и остеопатии. – 2013. – Т. 16. – №3. – C. 3-7. [Karonova TL, Grinyova EN, Nikitina IL, et al. The prevalence of vitamin D deficiency in the Northwestern region of the Russian Federation among the residents of St. Petersburg and Petrozavodsk. Osteoporosis and Bone Diseases. 2013;16(3):3-7. (In Russ.)] doi: 10.14341/osteo201333-7.

42. Hagenau T, Vest R, Gissel TN, et al. Global vitamin D levels in relation to age, gender, skin pigmentation and latitude: an ecologic meta-regression analysis. Osteoporos Int. 2008;20(1):133-140. doi: 10.1007/s00198-008-0626-y.

43. Adams JS, Hewison M. Update in Vitamin D. J Clin Endocr Metab. 2010;95(2):471-478. doi: 10.1210/jc.2009-1773.

44. Bischoff-Ferrari HA, Willett WC, Wong JB, et al. Prevention of Nonvertebral Fractures With Oral Vitamin D and Dose Dependency. Arch Intern Med. 2009;169(6):551. doi: 10.1001/archinternmed.2008.600.

45. Stone K, Bauer DC, Black DM, et al. Hormonal Predictors of Bone Loss in Elderly Women: A Prospective Study. J Bone Miner Res. 1998;13(7):1167-1174. doi: 10.1359/jbmr.1998.13.7.1167.

46. Bjelakovic G, Gluud LL, Nikolova D, et al. Vitamin D supplementation for prevention of mortality in adults. Cochrane Database of Systematic Reviews. 2014(1). doi: 10.1002/14651858.CD007470.pub3.

47. Harvey NC, Biver E, Kaufman J-M, et al. The role of calcium supplementation in healthy musculoskeletal ageing. Osteoporos Int. 2017;28(2):447-462. doi: 10.1007/s00198-016-3773-6.

48. Saha P, Verma S, Das PS. Sublingual Drug Delivery: An Indication of Potential Alternative Route. International Journal of Current Pharmaceutical Research. 2017;9(6):5. doi: 10.22159/ijcpr.2017v9i6.23436.

49. Добровольская О.В., Сафонова Ю.А., Торопцова Н.В., Зоткин Е.Г. Приверженность терапии комбинированным препаратом кальция и витамина D при разных режимах дозирования. // Фарматека. – 2011. – №. 10. – C. 75-79. [Dobrovolskaya OV, Safonova YuA, Toroptsova NV, Zotkin YeG. Adherence to therapy with coformulated drug consisting of calcium and vitamin D in different dosage. Pharmateca. 2011;(10):75-79 (In Russ.)]

50. Лесняк О. М. Никитинская О.А., Торопцова Н.В., и др. Профилактика, диагностика и лечение дефицита витамина D и кальция у взрослого населения России и пациентов с остеопорозом (по материалам подготовленных клинических рекомендаций) // Научно-практическая ревматология. – 2015. – Т. 53. – №. 4. – С. 403-408. [Lesnyak OM, Nikitinskaya OA, Toroptsova NV, et al. The prevention, diagnosis, and treatment of vitamin D and calcium deficiencies in the adult population of Russia and in patients with osteoporosis (according to the materials of prepared clinical recommendations). Rheumatology Science and Practice. 2015;53(4):403–408 (In Russ.).] doi: 10.14412/1995-4484-2015-403-408.


Роль питания в обеспечении витамином D Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

И.шкун // Циническая лабораторная диагностика. — 2011. — N? 10. — С. 38-45.

15. Bikle D. Vitamin D and Immune Function: Understanding Common Pathways / D. Bikle // Curr. Osteoporos. Rep. — 2009. — W7. — P. 58-63.

16. Janner M. High prevalence of vitamin D deficiency in children and adolescents with type 1 diabetes / M. Janner, P. Ballinari, P.E. Mullis, Ch.E. Fluck // Swiss Med. Wkly. — 2010. — № 140. — P.1309.

17. Мальцев С.В. Витамин Д и иммунитет / С.В. Мальцев, Н.В. Рылова // Практическая медицина. — 2015. — W 1 (86). — С. 114-120.

18. Захарова И.Н. Недостаточность витамина D у подростков: результаты круглогодичного скрининга в Москве / И.Н. Захарова, Т.М. Творогова, O.A. Громова, E.A. Евсеева и др. // Педиатр. фармакология. — 2015. — Т. 12. — W 5. — С. 528-531.

19.асильникова, О.Д. Беляева и др. // Остеопороз и остеопатии. — 2011. — W 3. — С. 11-15.

25. Никитинская ОА Социальная программа «Остеоскрининг Россия» в действии / ОА Никитинская, Н.В. Торопцова // Фарматека. — 2012. — W 6. — С. 90-93.

26. Горбачев Д.О. Оценка витаминного статуса работников Самарской ТЭЦ по данным о поступлении витаминов с пищей и их уровню в крови /

Д.О. Горбачев, Н.А. Бекетова, В.М. Коденцова, О.В. Кошелева и др. // Вопр. питания. — 2016. — Т. 85. — № 3. — С. 71-81.

27. Кошелева О.В. Оценка витаминного статуса пациентов с артериальной гипертензией и ожирением / О.В. Кошелева, Н.А. Бекетова, В.М. Коденцова, О.Г. Переверзева и др. // Вопр. диетологии. — 2016. — Т. 6. — № 2. — С. 22-29.

28. Бекетова Н.А. Витаминный статус беременных женщин-москвичек: влияние приема витаминно-минеральных комплексов / Н.А. Бекетова, А.А. Сокольников, В.М. Коденцова, О.Г. Переверзева и др. // Вопр. питания. — 2016. — Т. 85, № 5. — С. 61-67.

29. Рекомендации по поступлению витамина D и лечению его дефицита в Центральной Европе // Журн. Гродненского мед. ун-та. — 2014. — № 2. — С. 109-118. — URL: http://cyberleninka.ru/article/n/prakticheskie-rekomendatsii-po-postupleniyu-vitamina-d-i-lecheniyu-ego-defitsita-v-tsentralnoy-evrope-rekomenduemoe-potreblenie (дата обращения: 22.09.2016).

30. Grant W.B. A review of the evidence regarding the solar ultraviolet-B-vitamin D-cancer hypothesis. Standardy Med 2012; 9: 610-619.

31. Grant W.B. Relation between prediagnostic serum 25-hydroxyvitamin D level and incidence of breast, colorectal, and other cancers. J Photochem Photobiol B: Biol, 2010; 101: 130-136.

32. Anderson J.L., May H.T., Horne B.D. et al. for the Intermountain Heart Collaborative (IHC) Study Group: Relation of vitamin D deficiency to cardiovascular risk factors, disease status, and incident events in a general healthcare population. Am J Cardiol 2010; 106: 963-968.

33. Wang L., Song Y., Manson J.E. et al. Circulating 25-hydroxy-vitamin D and risk of cardiovascular disease: A meta-analysis of prospective studies. Circ Cardiovasc Qual Outcomes 2012; 1; 5: 819-829.

34. Mitri J., Muraru M.D., Pittas A.G. Vitamin D and type 2 diabetes: a systematic review. Eur J Clin Nutr 2011; 65: 1005- 1015.

35. Pittas A.G., Nelson J., Mitri J. et al. Diabetes Prevention Program Research Group. Plasma 25-hydroxyvitamin D and progression to diabetes in patients at risk for diabetes: an ancillary analysis in the Diabetes Prevention Program. Diabetes Care 2012; 35: 565-573

36. Grant W.B. Role of solar UV irradiance and smoking in cancer as inferred from cancer incidence rates by occupation in Nordic countries. Dermatoendocrinol 2012; 4: 203-211.

37. Bischoff-Ferrari H.A., Willett W.C., Orav E.J. et al. A pooled analysis of vitamin D dose requirements for fracture prevention. N Engl J Med 2012; 367: 40-49.

38. Zittermann A., Iodice S., Pilz S. et al. Vitamin D deficiency and mortality risk in the general population: A meta-analysis of prospective cohort studies. Am J Clin Nutr 2012; 95: 91-100.

39. Sabetta J.R., DePetrillo P., Cipriani R.J. et al. Serum 25-hydroxyvitamin D and the incidence of acute viral respiratory tract infections in healthy adults. PLoS One 2010; 5: e11088.

УДК 577.161.22

Т.В. БУШУЕВА1, Т.Э. БОРОВИК1, 2, Н.Г. ЗВОНКОВА1 2, О.Л. ЛУКОЯНОВА1, Н.Н. СЕМЕНОВА1, В.А. СКВОРЦОВА1, Г.В. ЯЦЫК1, С.П. ЯЦЫК1

Национальный научно-практический центр здоровья детей МЗ РФ, г. Москва

2Первый Московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова МЗ РФ, г. Москва

Роль питания в обеспечении витамином D

Контактная информация:

Боровик Татьяна Эдуардовна — доктор медицинских наук, профессор, руководитель отделения питания здорового и больного ребенка ННПЦЗД МЗ РФ, профессор кафедры педиатрии и детской ревматологии педиатрического факультета Первого Московского государственного медицинского университета им И.М. Сеченова МЗ РФ, тел. +7-916-685-48-25, e-mail: [email protected]

Проблема обеспеченности витамином D является актуальной для населения всей планеты. Наиболее уязвимыми категориями людей являются беременные и кормящие женщины, дети грудного и раннего возрастов, подростки, пожилые люди. В статье представлен краткий обзор о значении витамина D для здоровья человека. Приведены критерии его недостаточности и дефицита, описаны факторы, влияющие на обеспеченность указанным витамином, а также данные о содержании кальциферола в необогащенных и обогащенных продуктах питания. Освещены возможности и проблемы использования пищевых источников для профилактики дефицита витамина D. Показана необходимость повышения уровня знаний населения о роли кальциферола в профилактике различных заболеваний.

Ключевые слова: витамин D, пищевые источники кальциферола, обеспеченность витамином D, обогащенные витамином D продукты.

T.V. BUSHUEVA1, T.E. BOROVIK1 2, N.G. ZVONKOVA1 2, O.L. LUKOYANOVA1, N.N. SEMENOVA1, V.A. SKVORTSOVA1, G.V. YATSYK1, S.P. YATSYK1

1 National Scientific and Practical Center for Children’s Health of the Ministry of Health of the Russian Federation, Moskow 2First Moscow State Medical University named after I.M. Sechenov of the Ministry of Health of the Russian Federation, Moskow

The role of nutrition in vitamin D provision

Address for correspondence:

Borovik T.E. — D. Med. Sc., Professor, Head of the Department of Nutrition of Healthy and Sick Children of Scientific-medical research center for children’s health, Professor of the Department of Pediatrics and Children’s Rheumatology of Pediatrics Faculty of the Fisrt Moscow State Medical University named after I.M. Sechenov, tel. +7-916-685-48-25, e-mail: [email protected]

| ПРИМЕНЕНИЕ ВИТАМИНА D В КЛИНИЧЕСКОЙ ПРАКТИК

Е

The problem of vitamin D provision is relevant for the population of the whole planet. The most vulnerable categories of people are pregnant and lactating women, infants and young children, adolescents, elderly people. The article provides an overview of the importance of vitamin D for human health. Criteria of its insufficiency and deficiency are given, the factors influencing the supply with the specified vitamin are described, as well as data on the content of calciferol in unenriched and fortified food products. The possibilities and problems of using food sources for the prevention of vitamin D deficiency are highlighted. The necessity of increasing the level of knowledge of the population about the role of calciferol in the prevention of various diseases is shown.

Key words: vitamin D, dietary sources of calciferol, provision with vitamin D, vitamin D-enriched products.

Для полноценной жизни и сохранения здоровья человеку в любом возрасте кроме основных пищевых веществ (белков, жиров, углеводов) необходимы более 50 микро-нутриентов, которые должны ежедневно поступать в организм с пищей. Помимо незаменимых аминокислот, эссен-циальных жирных кислот, микроэлементов к этой группе веществ относятся и витамины. Особо следует отметить кальциферолы — жирорастворимые витамины группы D, которые являются единственными биологически активными веществами, способными синтезироваться из стеринов под действием ультрафиолета. Наличие во многих органах и тканях человека рецепторов к различным метаболическим формам витамина D свидетельствует о широком спектре его действия и приближает по биологическим функциям к стероидным гормонам [1, 2, 3].

В последние годы интерес к витамину D значительно возрос в связи с новыми взглядами на его роль в сохранении здоровья людей [4, 5]. Многочисленные исследования показывают, что недостаточная обеспеченность витамином D носит характер своеобразной эпидемии, так как более 50 % населения нашей планеты, независимо от возраста и этнической принадлежности, страдают от его дефицита. В связи с этим вопросы профилактики недостаточности данного витамина являются чрезвычайно актуальными для жителей всех регионов земного шара [4, 6].

Дефицит витамина D относится к независимым факторам риска многих заболеваний и даже увеличения общей смертности [4]. Недостаточная обеспеченность витамином D ассоциирует с риском патологии сердечно-сосудистой, костной, эндокринной, иммунной и других систем, развитием остеопороза, инфекционных, аллергических, аутоиммунных, онкологических заболеваний, а также ожирения, сахарного диабета, метаболического синдрома и др.

К группе повышенного риска по развитию долгосрочных отрицательных эффектов дефицита витамина D относятся беременные женщины. Масштабы распространения недостаточной обеспеченности витамином D среди беременных женщин, по данным M. Wacker (2013), достигают 100 % в Северной Европе, 98 % в странах Азии и Среднего Востока, 91 % в Северной Америке, 65 % в Канаде и Австралии [2].

Высокий риск недостаточности витамина D отмечается у беременных женщин, кормящих матерей и младенцев, находящиеся на грудном вскармливании. S. Geliert с со-авт. (2017) показали, что у женщин в период кормления грудью риск развития дефицита указанного витамина значительно выше, чем у небеременных и некормящих жен-

щин: низкая концентрация витамина D в сыворотке крови (менее 25,0 нмоль/л) встречалась у беременных женщин в 3,7 раза чаще по сравнению с небеременными, аналогичные низкие показатели были выявлены у 27 % кормящих женщин [7, 8].

Витамин D, как известно, обладает иммуномодулирую-щими свойствами, и дефицит этого питательного вещества во время беременности может участвовать в программировании иммунитета плода. в сыворотке крови детей, находящихся на грудном вскармливании, было существенно ниже, чем при искусственном вскармливании (28±14,27 против 46,49±31,34 нг/мл) [13]. Полученные данные можно объяснить тем, что женское молоко, как и необогащенное коровье молоко, имеет низкий уровень витамина D: в пределах 25-78 МЕ/л, а содержание витамина D в грудном молоке напрямую связано с обеспеченностью этим витамином кормящей женщины. При искусственном вскармливании с использованием современных адаптированных молочных смесей, содержащих 40 МЕ витамина D в 100 мл готового к употреблению продукта, удается избежать глубокого дефицита кальциферо-

Таблица 1.

Нормы потребления витамина Э, рекомендуемые мировыми сообществами [15]*

Возраст Институт медицины США Эндокринологическое общество США Австралия NHMRC* ВОЗ

RDA1 UL2 DR3 UL AI4 UL RNI5

МЕ(мкг) МЕ (мкг) МЕ МЕ(мкг) МЕ(мкг) МЕ(мкг) МЕ(мкг)

0-6 мес. 400 (10) 1000 (25) 400-1000 2000 (50) 200 (5) 1000 (25) 200 (5)

7-12 мес. 400 (10) 1500 (38) 400-1000 2000 (50) 200 (5) 1000 (25) 200 (5)

1-3 года 600 (15) 2500 (63) 600-1000 4000 (100) 200 (5) 3200 (80) 200 (5)

4-8 лет 600 (15) 3000 75) 600-1000 4000 (100) 200 (5) 3200 (80) 200 (5)

Беременные/кормящие

17-18 лет 600 (15) 4000 (100) 600-1000 4000 (100) 200-400 3200 (80) 200 (5)

19-50 лет 600 (15) 1000 (25) 1500-2000 10000 (250) 200-400 3200 (80) 200 (5)

*National Health and Medical Research Council (Национальный совет по здравоохранению и медицинским исследованиям)

1 — recommended daily allowances (рекомендуемые суточные нормы потребления)

2 — upper limited (верхняя граница рекомендуемого потребления)

3 — daily requirement (суточная потребность)

4 — adequate intake (адекватное потребление)

5 — recommended national intake (национальные рекомендации)

ла. В связи с чем дети, находящиеся как на грудном, так и на искусственном вскармливании, нуждаются в дополнительной ежедневной дотации витамина D [14].

Рекомендуемые суточные нормы потребления (recommended daily allowances — RDA) витамина D варьируют в различных регионах мира, о чем свидетельствуют данные, приведенные в табл. 1.

В Российской Федерации, согласно методическим рекомендациям «Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации» (2008 г.), для детей с рождения до 18 лет суточная профилактическая доза витамина D составляет 400 МЕ, для беременных и кормящих женщин это количество увеличивается до 600 МЕ/сутки [16].

М. Kiely с соавт. (2012) проанализировали результаты исследований, проведенных в различных странах мира, и показали, что фактическое потребление витамина D детьми значительно отличается от рекомендуемого (табл. 2) [17].

Согласно данным Института медицины США и американского эндокринологического общества, уровень метаболита 25(OH)D в крови менее 12-20 нг/мл соответствует состоянию дефицита витамина D в организме, концентрация от 20 до 29 нг/мл считается его умеренной недостаточностью, содержание выше 30 нг/мл оценивается как адекватная обеспеченность указанным витамином [15].

M.F. Holick с соавт. (2012) отмечают, что суточная потребность в витамине D может быть удовлетворена за счет инсоляции на 50-90 % при условии, что человек ежедневно получает достаточное количество ультрафиолета [2]. Интересен факт, что у пастухов африканского племени масаи естественная концентрация витамина D в крови, достигаемая за счет длительного нахождения под солнечными лучами, составляет от 100 до 150 нмоль/л, в то время как дефицит витамина D (концентрация менее 50 номоль/л) был выявлен у 62,9 % пожилых людей не белой расы, проживающих в Великобритании [18, 19].

Растущий уровень загрязненности атмосферы за счет промышленных выбросов и пыли препятствует проникновению ультрафиолетовых лучей, потенцирующих синтез витамина D [19]. В связи с вышесказанным становится ясным, что воздействия солнечных лучей часто бывает недостаточно для адекватного синтеза витамина D в коже, поэтому повышается роль его потребления с продуктами питания и/или с биологическими добавками к пище и препаратами витамина D.

Важно учитывать, что на усвоение данного витамина из пищевых источников оказывают влияние курение, прием алкоголя и некоторых лекарственных препаратов (кор-тикостероиды, энтеросорбенты, фенобарбитал и др.), а также синдром мальабсорбции, хронические заболевания печени и почек, наличие генетических мутаций и полиморфизмов, определяющих функцию рецепторов к метаболитам витамина D и др. [2]

В литературных источниках содержится немного сведений о биодоступности витамина D непосредственно из пищевых подуктов. В большинстве исследований изучалась эффективность использования различных витаминных добавок, содержащих кальциферол [20, 21].

Часть исследователей указывают на роль транспортных соединений метаболитов витамина D с молочным белком (инкапсулированные мицеллы казеина) в повышении биодоступности витамина D. Другие авторы отмечают отсутствие влияния транспортных средств на биодоступность препаратов витамина D [22, 23, 24].

R.E. Grossman с соавт. (2010) показали, что степень усвоения кальциферола варьирует в зависимости от формы его выпуска (масляный, спиртовой, водный, порошкообразный и т.п.) [25].

Предполагается влияние отдельных микронутриентов, таких как кальций, фосфор, витамин A и холестерин, на процесс усвоения витамина D, однако для уточнения механизмов их взаимодействия необходимы дополнительные исследования [26]. Кроме того, появляется все больше доказательств, свидетельствующих о влиянии полиморфизмов ключевых генов на биодоступность, транспорт и распределение в организме метаболитов витамина D [26, 27]. Установлена прямая взаимосвязь между избыточной массой тела/ожирением и обеспеченностью витамином [28].

Исследования, проведенные S.M. Kimball (2017) на 3882 добровольцах, установили, что для достижения адекватных концентраций 25(OH)D в сыворотке крови у взрослых людей белой расы с нормальной, избыточной массой тела или ожирением требовались различные суточные дозы. Так, при нормальном индексе массы тела возможная максимальная доза соответствовала 6000 МЕ/ сут, при избыточной массе тела и ожирении требовалось ее увеличение до 7000 МЕ/сут и 8000 МЕ/сут соответственно. В этом же исследовании показано, что максимальная достигнутая концентрация 25(OH)D в крови до 300 нмоль/л при употреблении 15000 МЕ/сутки является безопасной и не вызывает токсичного эффекта [29].

Адекватное поступление витамина D в организм человека с пищей — наиболее физиологичный путь профилактики его дефицита [30].

Общепризнано мнение, что только несколько видов натуральных пищевых продуктов животного происхождения могут рассматриваться в качестве источников витамина D. Это в первую очередь рыба жирных сортов, некоторые сорта мяса, субпродукты. В коровьем молоке и молочных продуктах, куриных яйцах витамин D также присутствует, но содержание его существенно ниже. Согласно базам данных европейских стран, США и Канады, количество витамина D в пищевых продуктах значительно варьирует в зависимости от того, обогащен ли он дополнительно витамином или нет. Так, необогащенное цельное коровье молоко содержит 0,3-1,0 мкг/кг, а обогащенное — от 7,05

Таблица 2.

Потребление витамина D (мкг/сутки) детьми различного возраста [17]

Исследование, год Дети

пол возраст (годы) абс. число (мкг) из пищи/из всех источников*

Мальчики 4 -6 2541 1,8-5,8

7 -9 2736 1,5-6,4

Европа ENHR, 2009 Девочки 10 4 -14 -6 4069 2295 1,5-4,8 1,5-6,5

7 -9 2597 1,5-5,1

10 -14 4056 1,2-4,5

Мальчики 4 -8 431 6,4/9,3

9- 13 522 5,7/7,5

США, NHANES, 2003-2006 Девочки 14 4 -18 -8 654 468 6,1/6,9 5,5/7,9

9- 13 525 5,3/7,7

14 -18 643 3,8/5,0

Мальчики 4- 10 210 1,9/2,7

Великобритания, NDNS, 2008-2009 Девочки 11 4- -18 10 238 213 2,4/2,5 1,9/2,4

11 -18 215 1,9/2,2

*- потребление витамина D из пищевых источников и/или лекарственных препаратах измеряется в МЕ или мкг. Коэффициент перерасчета:1 мкг = 40 МЕ (ремарка авторов)

Таблица 3.

Натуральные источники витамина D и обогащенные им продукты [31]

Таблица 4.

Содержание витамина D в отечественных продуктах питания [32]

Продукты Содержание витамина D3

Рыбий жир 400-1000 МЕ/1ч.л.

Печень трески 4000 МЕ/100 г

0) Лосось свежий дикий 600-1000 МЕ/100 г

X X Лосось свежий, аквакультура 100-250 МЕ/100 г

ф Лосось консервированный 300-600 МЕ/100 г

fO |_ о Сардины консервированные 300 МЕ/100 г

ю о Ф X Макрель консервированная 250 МЕ/100 г

Тунец консервированный 236 МЕ/100 г

Грибы шиитаке свежие 100 МЕ/100 г

Желток куриного яйца 20 МЕ/1 желток

Молоко 100 МЕ/230 мл

Детская молочная смесь 100 МЕ/230 мл

.0 X Йогурты 100 МЕ/230 мл

X ф го i_ Сливочное масло 56 МЕ/100 г

Маргарин 429 МЕ/100 г

о ю О Сыр 100 МЕ/85 г

Злаки для завтрака около 100 МЕ/1 порция

Апельсиновый сок 100 МЕ/230 мл

Продукт Содержание витамина D (мкг /100 г)*

Молоко коровье 0,06

Молоко козье 0,05

Сливки 10 % 0,8

Сливки 20 % 0,12

Сметана 30 % 0,15

Окунь морской 2,3

Кета 16,3

Нототения мраморная 17,5

Сельдь атлантическая жирная 30,0

Горбуша ( консервы) 12,0

Печень трески (консервы) 100

Цельное куриное яйцо 2,2

Желток 7,7

Яичный порошок 5,5

* содержание витамина D в продуктах питания и лекарственных препаратах измеряется в МЕ или мкг. Коэффициент перерасчета:1 мкг=40 МЕ

до 9,9 мкг/кг. Содержание витамина D в мясных продуктах (мясо птицы, говядина, свинина) также мало и колеблется от 4 до 88 МЕ /100 г. Самые высокие количества витамина D обнаружены в рыбе и печени рыб, что в определенной степени сопоставимо с его содержанием в обогащенных пищевых продуктах (табл. 3).

Данные о содержании витамина D в некоторых отечественных пищевых продуктах представлены в табл. 4.

Анализ содержания витамина D в пищевых продуктах, в частности в рыбе жирных сортов, показал, что даже при употреблении ее в адекватных количествах невозможно удовлетворить суточные потребности в данном витамине или устранить его дефицит. Тем не менее увеличение потребления рыбы или изменение структуры питания в пользу продуктов, содержащих кальциферол, может быть полезным и привести к заметным улучшениям в обеспеченности витамином D [33, 34].

С целью профилактики и устранения дефицита витамина D в некоторых странах (США, Канада, Объединенные Арабские Эмираты) разработаны национальные программы, в соответствии с которыми молоко и его производные, продукты из злаков, а также соки обогащаются витамином D в промышленных масштабах [35, 36, 37, 38].

Добавление витамина D в корм для домашней птицы повышало его содержание в куриных яйцах [39].

Актуальными являются исследования по контролю содержания витамина D в обогащенных продуктах, особенно детских молочных смесях и продуктах прикорма. При контрольной проверке голландскими учеными были выявлены отклонения в содержании витамина D в отдельных партиях продуктов детского питания по сравнению с показателями, задекларированными на этикетке. Колебания в химическом составе продукта в сторону снижения или увеличения исследуемого нутриента могут давать неверные сведения о фактическом суточном потреблении витамина D [40].

Представляют интерес объективные данные об информированности населения о значении витамина D для здоровья, его пищевых и непищевых источниках. Опрос показал, что 71 % из 59 273 взрослых респондентов считают солнечные лучи единственным источником витамина D для человека, 61 % ответивших указали в качестве пищевого источника кальциферола рыбу жирных сортов. По мнению большинства (78 %) опрошенных, основная роль витамина D для здоровья заключается исключительно в поддержании адекватного состояния костной системы [41].

Таким образом, учитывая разнообразные положительные биологические эффекты кальциферолов, проблема профилактики недостаточности витамина D является

всеобщей и актуальной. Пути ее решения заключаются в оптимальном обеспечении различных групп детского и взрослого населения указанным витамином. Важным является обогащение витамином D натуральных и функциональных продуктов питания промышленного производства, продуктов целевого назначения (для беременных и кормящих женщин), адаптированных молочных и лечебных смесей для детей первого года жизни, а также продуктов прикорма.

ЛИТЕРАТУРА

1. Holick M.F. Vitamin D deficiency in 2010: health benefits of vitamin D and sunlight: a D-bate. Nat Rev Endocrinol 2011; 7:73-5.

2. Wacker M., Holick M.F. Vitamin D — effects on skeletal and extraskeletal health and the need for supplementation. Nutrients. 2013 Jan 10; 5(1):111-48.

3. Громова О.А. О дозировании витамина D у детей и подростков / О.А. Громова, И.Ю. Торшин, И.Н. Захарова и др. // Вопросы современной педиатрии. — 2015. — Т. 14. — С. 38-47.

4. Holick M.F. Cachman Quraichi 2017. The vitamin D deficiency pandemic: Approaches for diagnosis, treatment and prevention. Rev Endocr Metab Disord. 2017 Jun; 18(2):153-165

5. Захарова И.Н. Результаты многоцентрового исследования «Родничок» по изучению недостаточности витамина D у детей раннего возраста в России / И.Н. Захарова, С.В. Мальцев, Т.Э. Боровик // Педиатрия. Ж. им. Г.Н. Сперанского. 2015. — Т. 94. — № 1. — С. 62-67.

6. Bjelakovic G., Gluud L.L., Nikolova D., Whitfield K., Wetterslev J., Simonetti R.G., Bjelakovic M., Gluud C. Vitamin D supplementation for prevention of mortality in adults. Cochrane Database Syst Rev. 2014 Jan 10(1).

7. Gellert S., Strohle A., Bitterlich N., Hahn A. Higher prevalence of vitamin D deficiency in German pregnant women compared to non-pregnant women. Arch Gynecol Obstet. 2017 Jul; 296(1):43-51

8. Gellert S., Strohle A., Hahn A. Breastfeeding woman are at higher risk of vitamin D deficiency than non-breastfeeding women — insights from the German VitaMin Femin study. Int Breastfeed J. 2017 Apr 19; 12:19.

9. Finkel J., Cira С., Mazzella L., Bartyzel J., Ramanna А., Strimel К., Waturuocha

A., Musser N., Burress J., Brammer S., Wetzel R., Horzempa J. Adequate Vitamin D3 Supplementation During Pregnancy: Decreasing the Prevalence of Asthma and Food Allergies Matern Pediatr Nutr. 2015; 2(1). Author manuscript; available in PMC 2016 May 18. Р. 1-9.

10. Litonjuaa А.А., Langea N.E., Careya V.J., Brown S., Laranjo N., O’Connord G.T., Sandele М., Strunkf R.C., Bacharierf Ld. B., Zeigerg R.S., Schatzg M., Hollish

B.W., Weissa S.T., The Vitamin D Antenatal Asthma Reduction Trial (VDAART): Rationale, design, and methods of a randomized, controlled trial of vitamin D supplementation in pregnancy for the primary prevention of asthma and allergies in children. Contemp Clin Trials. 2014 May; 38(1): 37-50.

11. Hornsby E., Pfeffer P.E., Laranjo N., Cruikshank W., Tuzova M., Litonjua A.A., Weiss S.T., Carey V.J., O’Connor G., Hawrylowicz C. Vitamin D supplementation during pregnancy: Effect on the neonatal immune system in a randomized controlled trial. J Allergy Clin Immunol. 2017 May 16. S0091-6749.

12. Mousa A., Abell S.K., Shorakae S., Harrison C.L., Naderpoor N., Hiam D., Moreno-Asso A., Stepto N.K., Teede H.J., de Courten B’ Relationship between vitamin D and gestational diabetes in overweight or obese pregnant women may be mediated by adiponectin. Mol Nutr Food Res.2017 Jul 25. www.mnf-journal. com

13. Боровик Т.Э. Опыт применения детской адаптированной смеси на основе козьего молока в питании здоровых детей первого полугодия жизни / Т.Э. Боровик, О.Л. Лукоянова, Н.Н. Семенова // Вопросы современной педиатрии. — 2014. — Т. 13.32. — С. 44-54.

14. Национальная программа оптимизации вскармливания детей первого года жизни в Российской Федерации. — Москва, 2011. Союз педиатров России. 68 с.

15. Sowell K.D., Keen C.L., Uriu-Adams J.Y. Vitamin D and Reproduction: From Gametes to Childhood. Healthcare (Basel). 2015 Nov 9;3(4):1097 — 120.

16. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации. Методические рекомендации МР 2.3.1.24.32-08.

17. Kiely M., Black LJ. Dietary strategies to maintain adequacy of circulating 25-hydroxyvitamin D concentrations. Scand J Clin Lab Invest Suppl. 2012; 243:14-23.

18. Judge J., Birge S., Gloth F. 3rd, Heaney R.P., Hollis B.W., Kenny A., Kiel

D.P., Saliba D., Schneider D.L., Vieth R. Recommendations abstracted from the American Geriatrics Society Consensus Statement on vitamin D for Prevention of Falls and Their Consequences. J Am Geriatr Soc. 2014 Jan; 62(1):147-52

19. Jolliffe D.A., Hanifa Y., Witt K.D., Venton T.R., Rowe M., Timms P.M., Hypponen E., Walton R.T., Griffiths C.J., Martineau A.R. Environmental and genetic determinants of vitamin D status among older adults in London, UK. J Steroid Biochem Mol Biol. 2016 Nov; 164:30-35

20. Van den Berg H. Bioavailability of vitamin D. Eur J Clin Nutr. 1997;51:Suppl 1:S76-9

21. Wagner D., Sidhom G Whiting S.J., Rousseau D., Vieth R. The bioavailability of vitamin D from fortified cheeses and supplements is equivalent in adults. J Nutr. 2008; 138:1365-71.

22. Forrest S.A., Yada R.Y., Rousseau D. Interactions of vitamin D3 with bovine beta-lactoglobulin A and beta-casein. J. Agric Food Chem.2005;53:8003-9.

23. Johnson J.L., Mistry V.V., Vukovich M.D., Hogie-Lorenzen T., Hollis B.W., Specker B.L. Bioavailability of vitamin D from fortified process cheese and effects on vitamin D status in the elderly. J Dairy Sci. 2005; 88:2295-301.

24. Jakobsen J. Bioavailability and bioactivity of vitamin D3 active compounds — Which potency should be used for 25-hydroxyvitamin D3? Int Congr Ser. 2007;1297:133-42.

25. Grossman R.E., Tangpricha V. Evaluation of vehicle substances on vitamin D bioavailability: A systematic review. Mol Nutr Food Res. 2010;54:1055-61

26. Brannon P.M. Key questions in vitamin D research. Scand J Clin Lab Invest Suppl.2012;243:154-62

27. Larcombe L., Mookherjee N., Slater J., Slivinski C., Singer M., Whaley C., Denechezhe L., Matyas S., Turner-Brannen E., Nickerson P. Vitamin D in a northern Canadian first nation population: dietary intake, serum concentrations and functional gene polymorphisms. PLoS One. 2012;7(11):e49872.

28. Shady M.M., Youssef M.M., Shehata M.A., El-Din E.M., ElMalt H.A. Association of Serum 25-Hydroxyvitamin D with Life Style and Dietary Factors in Egyptian Prepubescent Children. Open Access Maced J Med Sci. 2015 Mar 15; 3(1):80-4.

29. Kimball S.M., Mirhosseini N., Holick M.F. Evaluation of vitamin D3 intakes up to 15,000 international units/day and serum 25-hydroxyvitamin D concentrations up to 300 nmol/L on calcium metabolism in a community setting. Dermatoendocrinol. 2017 Apr 13; 9(1):e1300213.

30. Schmid А., Walther В. Natural Vitamin D Content in Animal Products 2013 American Society for Nutrition. Adv. Nutr. 4: 453-462, 2013;

31. Hossein-nezhad A., Holick M.F. Optimize dietary intake of vitamin D: an epigenetic perspective.Curr Opin Clin Nutr Metab Care. 2012 Nov; 15(6):567-79.

32. Химический состав пищевых продуктов. Справочник / под ред. И.М. Скурихина. — М.: ВО «АГРОПРОМИЗДАТ», 1987. — Кн. 2. — 360 с.

33. Malesa-Ciecwierz M., Usydus Z. Nutrition. Vitamin D: can fish food-based solutions be used for reduction of vitamin D deficiency in Poland] 2015 Jan; 31(1):187-92.

34. Lu Z., Chen T.C., Zhang A., Persons K.S., Kohn N., Berkowitz R., Martinello S., Holick M.F. An evaluation of the vitamin D3 content in fish: Is the vitamin D content adequate to satisfy the dietary requirement for vitamin D? J Steroid Biochem Mol Biol. 2007; 103:642-4.

35. Tangpricha V., Koutkia P., Rieke S.M., Chen T.C., Perez A.A., Holick M.F. Fortification of orange juice with vitamin D: a novel approach for enhancing vitamin D nutritional health. Am J Clin Nutr. 2003;77:1478- 83.

36. Calvo M.S., Whiting S.J., BartLaleye L.C., Wasesa A.A.H., Rao M.V. A study on vitamin D and vitamin A in milk and edible oils available in the United Arab Emirates. Int J Food Sci Nutr. 2009;60:1-9.on CN.

37. Calvo M.S., Whiting S.J., Barton C.N. Vitamin D fortification in the United States and Canada: current status and data needs. Am J Clin Nutr. 2004; 80:1710S-6S.

38. McDermott C.M., Beitz D.C., Littledike E.T., Horst R.L. Effects of dietary vitamin D3 on concentrations of vitamin D and its metabolites in blood plasma and milk of dairy cows. J Dairy Sci. 1985; 68:1959-67.

39. Hayes A., Duffy S., O’Grady M., Jakobsen J., Galvin K., Teahan-Dillon J., Kerry J., Kelly A., O’Doherty J., Higgins S., Seamans K.M., Cashman K.D. Vitamin D-enhanced eggs are protective of wintertime serum 25-hydroxyvitamin D in a randomized controlled trial of adults Am J Clin Nutr. 2016 Sep;104(3):629-37.

40. Verkaik-Kloosterman J., Seves S.M., Ocke M.C. Vitamin D concentrations in fortified foods and dietary supplements intended for infants: Implications for vitamin D intake Food. Chemistry 221 (2017) 629-635.

41. Deschasaux M., Souberbielle J.C., Partula V., Lecuyer L., Gonzalez R., Srour B., Guinot C., Malvy D., Latino-Martel P., Druesne-Pecollo N., Galan P., Hercberg S., Kesse-Guyot E., Fassier P., Ezzedine K., Touvier M. What Do People Know and Believe about Vitamin D? Nutrients 2016, 8, 718.

УДК 577.161.22

Л.И. МАЛЬЦЕВА1, Э.Н. ВАСИЛЬЕВА2, 3, Т.Г. ДЕНИСОВА2, 3, Л.И. ГЕРАСИМОВА2

1 Казанская государственная медицинская академия — филиал РМАНПО МЗ РФ, г Казань

2 Институт усовершенствования врачей МЗ ЧР, г. Чебоксары

3 Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова, г. Чебоксары

Обеспеченность витамином D и коррекция его дефицита при беременности

Контактная информация:

Мальцева Лариса Ивановна — доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии №1 КГМА — филиала РМАНПО МЗ РФ, 420012,

г. Казань, ул. Бутлерова, д. 36, тел. (843) 236-46-41, e-mail: [email protected]

В статье представлены результаты исследований влияния дефицита витамина D на течение беременности и перинатальные исходы, обобщенных в систематических обзорах и метаанализах баз данных PubMed и Scopus. Описаны собственные данные определения и применения оптимальных доз витамина D для профилактики преэклампсии у женщин группы высокого риска в различные сроки беременности.

Ключевые слова: дефицит витамина D, перинатальные исходы, осложнения беременности, преэклампсия.

L.I. MALTSEVA1, E.N. VASILYEVA223, T.G. DENISOVA2 3, L.I. GERASIMOVA2

1 Kazan State Medical Academy — Branch Campus of the RMACPE MOH Russia, Kazan

2Postgraduate Medical Institute, Cheboksary

3Chuvash State University named after N.I. Ulyanov, Cheboksary

Provision with vitamin D

and correction of its deficit during pregnancy

For correspondence:

Maltseva L.I. — D. Med. Sc., Professor, Head of the Department of Obstetrics and Gynecology No. 1 of Kazan State Medical Academy — Branch Campus of the RMACPE MOH Russia, 36 Butlerov Str., Kazan, Russian Federation, 420012, tel. (843) 236-46-41, e-mail: [email protected]

The article presents the results of research of the vitamin D influence on pregnancy and perinatal outcomes, which had been reviewed and summarized in meta-analyses of PubMed and Scopus databases. The authors’ own data are described, which are related to determining and implementing the optimal doses of vitamin D for preeclampsia prevention in women of the high risk group at different stages of pregnancy. Key words: vitamin D deficit, perinatal outcomes, pregnancy complications, preeclampsia.

Питание и кариес

  • уменьшить общее потребление сахаров.
  • значительно уменьшить время пребывания сахаров в полости рта. Старайтесь не задерживать во рту сладости и сладкие напитки
  • не употребляйте сладости между основными приемами пищи.
  • исключить употребление натурального сахара, а пользоваться его заменителями.

Витамины и минеральные вещества

Совершенно незаменимыми для роста и сохранения зубов являются элементы кальций, фтор (кнопка — «фтор в профилактике кариеса») и витамин D. При сбалансированном питании в организм поступает вместе с продуктами питания необходимое количество этих веществ. Если же потребность этих веществ возрастает в период развития ребенка, вследствие болезни, при нахождении еще в утробе матери или в период кормления грудью, то эти вещества могут быть введены в организм в виде таблеток.

Кальций

Кальций — это элемент, который крайне необходим в качестве строительного материала для костей челюсти, а также для роста и сохранения зубов. Кальций содержится в больших количествах в молочных продуктах. Однако полноценное усвоение кальция организмом происходит в присутствии витамина D. Для детей рекомендуется дневное потребление кальция от 500 до 1000 мг, а для взрослых в среднем от 800 до 900 мг.

Витамин D плюс кальций

Витамин D содержится в морской рыбе, однако он вырабатывается и самим организмом. Имеющиеся в организме исходные вещества под действием ультрафиолетовых лучей, например, при длительном пребывании на открытом воздухе, перерабатываются в витамин D.

Витамин D растворяется жирами, поэтому он может быть усвоен организмом лишь в составе йогурта, сливок, сливочного масла или других жиросодержащих продуктов.

У грудных и детей более старшего возраста недостаток витамина D ведет к возникновению остеомаляции (размягчению костей скелета), рахиту и задержке роста зубов. У женщин в период беременности и в старческом возрасте недостаток витамина D в соединении с недостатком кальция ведет к возникновению остеомаляции. Рекомендуемая ежедневная норма потребления витамина D в количестве 10 мкг для грудных детей и 5 мкг для взрослых.

Советуем ознакомиться со следующими темами — протезирование зубов без обточки.

Как обеспечить организм витамином Д? Чем опасен недостаток витамина Д? 21 июня 2021 г.

Многие люди знают, что витамин Д вырабатывается в коже под воздействием солнечных лучей, что при его недостатке размягчаются кости и развивается рахит. Поэтому часто жители домов, окна которых выходят на затемненную сторону, жалуются на то, что они часто болеют по причине недостатка солнца и как следствие, витамина Д в организме. Но ультрафиолетовые лучи через стекла окон не проходят и поэтому витамин Д у людей, живущих в квартирах с окнами, выходящими на солнечную сторону и не имеющих возможности выйти на улицу, также не вырабатывается. Это лежащие больные и старики, которые уже не могут по состоянию здоровья гулять на открытом воздухе. Кроме того, потребность в витамине Д выше у шахтеров, работников метрополитена и жителей Полярного круга. Все они нуждаются в дополнительном приеме витамина Д для профилактики заболеваний, вызываемых его недостатком. Нехватка витамина Д иногда отмечается у детей в период активного роста и у беременных женщин, которым назначаются витаминные препараты для профилактики рахита.

На самом деле для получения суточной дозы витамина Д не нужно целыми днями находиться под солнцем, потребности у здоровых взрослых людей в этом витамине полностью покрываются за счет его синтеза в коже после 10-15 минутной прогулки на улице, а также за счет поступления витамина Д вместе с пищей.

Сегодня витамином Д называют группу биологически активных веществ, среди которых выделяют витамин Д2 — эргокальциферол и витамин Д3 — холекальциферол. Витамин Д2 поступает в организм только с пищей, а витамин Д3 синтезируется в коже под воздействием солнечного света и поступает вместе с едой.

Суточная потребность в витамине Д от 2,5 мкг до 10 мкг в зависимости от состояния организма, возраста и пола. По внешнему виду витамин Д представляет собой кристаллы без цвета и запаха, растворимые в жирах и органических соединениях, но устойчивые к воздействию высоких температур и нерастворимые в воде. Основная задача витамина Д — способствовать усвоению кальция в организме, чтобы наши кости и зубы были всегда здоровыми. Прочность нашего скелета и формирование красивой осанки во многом зависят от содержания витамина Д. Без витамина Д кальций и фосфор плохо усваиваются организмом и кости утрачивают свою прочность. Витамин Д также необходим для укрепления иммунной системы, профилактике рахита, диабета, заболеваний зубов и глаз. Он предотвращает шелушение кожи и развитие кожных заболеваний, в том числе и псориаза. При недостатке витамина Д возникает опасность частых переломов костей и развития воспалительных процессов, а у пожилых людей это вызывает беспричинное ухудшение настроения и хроническую усталость. При недостатке витамина Д кальций из продуктов питания не усваивается и организм начинает забирать его из костей, мышц и нервной ткани. Поэтому при дефиците витамина Д в первую очередь появляются такие побочные реакции, как слабость, бессонница, повышенная раздражительность, тошнота и неприятное ощущение жжения во рту. Несвоевременное восполнение организма витамином Д приводит к развитию остеопороза у взрослых, а у детей — рахита, задержке роста и искривлению позвоночника.

Недостаток витамина Д — очень распространенное явление, небольшой дефицит этого витамина испытывают все люди в зимний период. Нехватку солнечных лучей в холодное время года некоторые люди стараются заменить посещением солярия, а некоторую часть витамина Д можно восполнить продуктами питания, в которых он содержится в большом количестве. В первую очередь это, всем известный из детства рыбий жир. Одной чайной ложки рыбьего жира достаточно, чтобы обеспечить организм витамином Д.

Вместо рыбьего жира можно включить в рацион питания рыбу жирных сортов, например, сельдь, лосось, скумбрию, тунец и другие. В небольшом количестве витамин Д имеется в составе молочных продуктов, в сливочном и растительном масле, картофеле, овсяных хлопьях, петрушке, семечках, орехах и в сырых желтках яиц. Из лекарственных трав, содержащих витамин Д, можно выделить крапиву, люцерну, одуванчик и хвощ полевой.

Отдавайте предпочтение всему натуральному, употребляйте больше продуктов богатых кальцием и витамином Д, гуляйте больше на свежем воздухе. Если вы ежедневно пройдетесь 20 минут пешком под солнечными лучами и будете правильно питаться, то потребность в витамине Д организма полностью перекрывается.Многие люди знают, что витамин Д вырабатывается в коже под воздействием солнечных лучей, что при его недостатке размягчаются кости и развивается рахит. Поэтому часто жители домов, окна которых выходят на затемненную сторону, жалуются на то, что они часто болеют по причине недостатка солнца и как следствие, витамина Д в организме. Но ультрафиолетовые лучи через стекла окон не проходят и поэтому витамин Д у людей, живущих в квартирах с окнами, выходящими на солнечную сторону и не имеющих возможности выйти на улицу, также не вырабатывается. Это лежащие больные и старики, которые уже не могут по состоянию здоровья гулять на открытом воздухе. Кроме того, потребность в витамине Д выше у шахтеров, работников метрополитена и жителей Полярного круга. Все они нуждаются в дополнительном приеме витамина Д для профилактики заболеваний, вызываемых его недостатком. Нехватка витамина Д иногда отмечается у детей в период активного роста и у беременных женщин, которым назначаются витаминные препараты для профилактики рахита.

На самом деле для получения суточной дозы витамина Д не нужно целыми днями находиться под солнцем, потребности у здоровых взрослых людей в этом витамине полностью покрываются за счет его синтеза в коже после 10-15 минутной прогулки на улице, а также за счет поступления витамина Д вместе с пищей.

Сегодня витамином Д называют группу биологически активных веществ, среди которых выделяют витамин Д2 — эргокальциферол и витамин Д3 — холекальциферол. Витамин Д2 поступает в организм только с пищей, а витамин Д3 синтезируется в коже под воздействием солнечного света и поступает вместе с едой.

Суточная потребность в витамине Д от 2,5 мкг до 10 мкг в зависимости от состояния организма, возраста и пола. По внешнему виду витамин Д представляет собой кристаллы без цвета и запаха, растворимые в жирах и органических соединениях, но устойчивые к воздействию высоких температур и нерастворимые в воде. Основная задача витамина Д — способствовать усвоению кальция в организме, чтобы наши кости и зубы были всегда здоровыми. Прочность нашего скелета и формирование красивой осанки во многом зависят от содержания витамина Д. Без витамина Д кальций и фосфор плохо усваиваются организмом и кости утрачивают свою прочность. Витамин Д также необходим для укрепления иммунной системы, профилактике рахита, диабета, заболеваний зубов и глаз. Он предотвращает шелушение кожи и развитие кожных заболеваний, в том числе и псориаза. При недостатке витамина Д возникает опасность частых переломов костей и развития воспалительных процессов, а у пожилых людей это вызывает беспричинное ухудшение настроения и хроническую усталость. При недостатке витамина Д кальций из продуктов питания не усваивается и организм начинает забирать его из костей, мышц и нервной ткани. Поэтому при дефиците витамина Д в первую очередь появляются такие побочные реакции, как слабость, бессонница, повышенная раздражительность, тошнота и неприятное ощущение жжения во рту. Несвоевременное восполнение организма витамином Д приводит к развитию остеопороза у взрослых, а у детей — рахита, задержке роста и искривлению позвоночника.

Недостаток витамина Д — очень распространенное явление, небольшой дефицит этого витамина испытывают все люди в зимний период. Нехватку солнечных лучей в холодное время года некоторые люди стараются заменить посещением солярия, а некоторую часть витамина Д можно восполнить продуктами питания, в которых он содержится в большом количестве. В первую очередь это, всем известный из детства рыбий жир. Одной чайной ложки рыбьего жира достаточно, чтобы обеспечить организм витамином Д.

Вместо рыбьего жира можно включить в рацион питания рыбу жирных сортов, например, сельдь, лосось, скумбрию, тунец и другие. В небольшом количестве витамин Д имеется в составе молочных продуктов, в сливочном и растительном масле, картофеле, овсяных хлопьях, петрушке, семечках, орехах и в сырых желтках яиц. Из лекарственных трав, содержащих витамин Д, можно выделить крапиву, люцерну, одуванчик и хвощ полевой.

Отдавайте предпочтение всему натуральному, употребляйте больше продуктов богатых кальцием и витамином Д, гуляйте больше на свежем воздухе. Если вы ежедневно пройдетесь 20 минут пешком под солнечными лучами и будете правильно питаться, то потребность в витамине Д организма полностью перекрывается.

МОЛОЧНЫЕ ПРОДУКТЫ В ПИТАНИИ ДЕТЕЙ С НЕДОСТАТОЧНОЙ ОБЕСПЕЧЕННОСТЬЮ ВИТАМИНОМ D | Панасенко

1. Holick M.F. Vitamin D deficiency. N Engl J Med 2007; 357: 266–281. DOI: 10.1056/NEJMra070553.

2. Quesada J.M. Insuficiencia de calcifediol. Implicaciones para la salud. Drugs of Today. 2009; 45 (Suppl. A): 1–31. https:// journals.prous.com/journals/servlet/xmlxsl/pk_journals. xml_toc_pr?p_JournalID=4&p_IssueID=969

3. Захарова И.Н., Дмитриева Ю.А., Яблочкова С.В. и др. Недостаточность и дефицит витамина D: что нового? Вопр соврем педиатр 2014; 13 (1): 134–140. [Zakharova I.N., Dmitrieva Yu.A., Yablochkova S.V. et al. Vitamin D insuffiency: what’s new? Current pediatrics 2014; 13 (1): 134–140. (in Russ)]

4. Whiting S.J., Langlois K.A., Vatanparast H., Greene-Fine-stone L.S. The vitamin D status of Canadians relative to the 2011 Dietary Reference Intakes: an examination in children andadults with and without supplement use. Am J Clin Nutr 2011; 94 (1): 128–135. DOI: 10.3945/ajcn.111.013268.

5. Ross A.C., Manson J.E., Abrams S.A., Aloia J.F., Bran-non P.M., Clinton S.K. et al. The 2011 Report on Dietary Reference Intakes for Calcium and Vitamin D from the Institute of Medicine: What Clinicians Need to Know. J Clin Endocrinol Metab 2011; 96 (1): 53–58. DOI: 10.1210/jc.2010-2704.

6. NIH Consensus Development Conference on Osteoporosis: Prevention, Diagnosis and Therapy. JAMA 2000; 287: 785– 795.

7. Коровина Н.А., Творогова Т.М., Гаврюшова Л.П., Захарова И.Н., Тупикина Н.В. Остеопороз у детей. Учебное пособие для врачей. М., 2002; 52. [Korovina N.А., Tvorogova T.M., Gavrushova L.P., Zakharova I.N., Tupikina N.V. Osteoporosis in children’s. Educational supply for doctors. Moscow, 2002; 52. (in Russ)]

8. Janner M., Ballinari P., Mullis P. E., Fluck Ch.E. High prevalence of vitamin D deficiency in children and adolescents with type 1 diabetes. Swiss Med Wkly 2010; 140: 13091. DOI: 10.4414/smw.2010.13091.

9. Greer R.M., Rogers M.A., Bowling F.G., Buntain H.M., Harris M., Leong G.M. et al. Australian children and adolescents with type 1 diabetes have low vitamin D levels. Med J Aust 2007; 187: 59–60. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/17605716

10. Pozzilli P., Manfrini S., Crino A., Picardi A., Leomanni C., Cherubini V. et al. Low levels of 25-hydroxyvitamin D3 and 1,25-dihydroxyvitamin D3 in patients with newly diagnosed type 1 diabetes. Horm Metab Res 2005; 37: 680-683. DOI: 10.1055/s-2005-870578.

11. Svoren B.M., Volkening L.K., Wood J.R., Laffel L.M. Significant vitamin D deficiency in youth with type 1 diabetes mellitus. J. Pediatr. 2009; 154: 132–134. DOI: 10.1016/ j.jpeds.2008.07.015.

12. Berk M. Vitamin D: is it relevant to psychiatry? Acta Neuropsychiatrica 2009; 21 (21): 205–206. DOI: 10.1111/j.1601-5215.2009.00402.x

13. Thomas J., Al-Anouti F., Al-Hasani S., Abdel-Wareth U.L., Haq A. Sunshine, Sadness and Seasonality: 25 Hydroxyvitamin D and depressive symptoms in United Arab Emirates (UAE). Int J Ment Health Promotion 2011; 13: 23–26. http://dx.doi.org/10.1080/14623730.2011.9715647.

14. Tolppanen A.-M., Sayers A., Fraser W.D., Lewis G., Zammit S., Lawlor D.A. The association of serum 25-hydroxyvitamin D3 and D2 with depressive symptoms in childhood — a prospective cohort study. J Child Psychol Psychiatry 2012; 53 (7): 757–766. DOI: 10.1111/j.1469-7610.2011.02518.x

15. Craig F., Munns C.F., Shaw N., Thacher T.D., Ozono K. et al. Global consensus recommendations on prevention and management of nutritionalrickets. J Clin Endocrinol Metab 2016; 101: 2: 394–415. DOI:10.1210/jc.2015–2175.

16. Holick M.F., Binkley N.C., Bischoff-Ferrari H.A., Gor-don C.M., Hanley D.A., Heaney R.P. et al. Evaluation, treatment, and prevention of vitamin D deficiency: an Endocrine Society clinical practice guideline. J Clin Endocrinol Metab 2011; 96: 1911–1930. DOI:10.1210/jc.2011-0385.

17. Hanson C., Armas L., Lyden E., Anderson-Berry A. et al. Vitamin D status and associations in newborn formula-fed infants during initial hospitalization. J Am Diet Assoc 2011; 111:12: 1836–1843. DOI:10.1016/j.jada.2011.09.010.

18. Heaney R.P., Holick M.F. Why the IOM recommendations for vitamin D are deficient. J Bone Miner Res 2011; 26: 455– 457. DOI:10.1002/jbmr.328.

19. Camargo C.A., Ganmaa D., Sidbury R. Randomized trial of vitamin D supplementation for winter-related atopic dermatitis in children. J Allergy Clin Immunol 2014; 134: 4: 831–835. DOI:10.1016/j.jaci.2014.08.002

20. Pludowski P., Karczmarewicz E., Bayer M., Carter G., Chlebna-Sokół D., Czech-Kowalska J. et al. Practical guidelines for the supplementation of vitamin D and the treatment of deficits in Central Europe – recommended vitamin D intakes in the general population and groups at risk of vitamin D deficiency. Endokrynol Pol 2013; 64: 4: 319–327. https://www.ncbi.nlm. nih.gov/pubmed/24002961

21. Лашкова Ю.С. Профилактика и лечение дефицита витамина D: современный взгляд на проблему. Педиатр фармакол 2015; 12: 1: 46–52. [Lashkova Y.S. Prevention and treatment of vitamin D deficiency: current look at the issue. Pediatr farmakol 2015; 12: 1: 46–52. (in Russ)]

22. Holick M.F. Vitamin D status: measurement, interpretation, and clinical application. Ann Epidemiol 2009; 19: 2: 73–78. DOI:10.1016/j.annepidem.2007.12.001.

23. Громова О.А, Торшин И.Ю., Захарова И.Н. О дозировании витамина D у детей и подростков. Вопр соврем педиатр 2015; 1 (14): 38–47. [Gromova O.A, Torshin I.Yu., Zaharova I.N. About vitamin D dosing in children and adolescents. Current pediatrics 2015; 1(14): 38–47. (in Russ)]

24. Мальцев С.В., Закирова А.М., Мансурова Г.Ш. Обеспеченность витамином D детей разных возрастных групп в зимний период. Рос вестн перинатол и педиатр 2017; 62 (2): 99–103. [Maltsev S.V., Zakirova A.M., Mansurova G.Sh. Vitamin D provision in children of different age groups during the winter season. Ros Vestn Perinatol Pediatr 2017; 62 (2): 99–103. (in Russ)]

25. Institute of Medicine, Food and Nutrition Board. Dietary Reference Intakes for Calcium and Vitamin D. Washington, DC: National Academy Press. 2010; 1132.

26. Weisberg P., Scanlon K.S., Li R., Cogswell M.E. Nutritional rickets among children in the United States: review of cases reported between 1986 and 2003. Am J Clin Nutr 2004; 80: 1697–1705. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/ pubmed/?term=15585790

27. Ward L.M., Gaboury I., Ladhani M., Zlotkin S. Vitamin D deficiency rickets among children in Canada. CMAJ 2007; 177: 161–166. DOI:10.1503/cmaj.061377

28. American Academy of Pediatrics Committee on Environmental Health. Ultraviolet light: a hazard to children. Pediatrics 1999; 104: 328–333.

29. Lo C.W., Paris P.W., Clemens T.L., Nolan J., Holick M.F. Vitamin D absorption in healthy subjects and in patients with intestinal malabsorption syndromes. Am J Clin Nutr 1985; 42: 644–649.

30. Holick M.F. Vitamin D. In: Modern Nutrition in Health and Disease, 10th. M.E. Shils, M. Shike, A.C. Ross, B. Caballero, R.J. Cousins (eds.). Philadelphia: Lippincott Williams & Wilkins, 2006; 181.

31. Захарова И.Н., Климов Л.Я., Курьянинова В.А., Долбня С.В., Майкова И.Д., Касьянова А.Н. и др. Обеспеченность витамином D детей грудного возраста. Рос вестн перинатол и педиатр 2016; 61(6): 68–76. [Zakharova I.N., Klimov L. Yu., Kuryaninova V.A., Dolbnya S.V., Maikova I.D., Kasyanova A.N. et al. Vitamin D provision for babies. Ros Vest Perinatol Pediatr 2016; 61 (6): 68–76. (in Russ)]

32. Киселева Н.Г., Таранушенко Т.Е., Устинова С.И., Чернышева Н.И., Лещенко И.А., Борисова Е.В. и др. Оценка эффективности мероприятий, направленных на профилактику рахита. Педиатрия 2011; 90 (5): 77–81. [Kiseleva N.G., Taranushenko T.E., Ustinova S.I., Chernysheva N.I., Leshchenko I.A., Borisova E.V. et al. Assessment of effectiveness the actions directed to prophylaxis of rickets. Pediatriya 2011; 90 (5): 77–81. (in Russ)]

Витамины и термообработка. – Медцентр ЕЛАМЕД

Многие слышали о том, что витамины, которые содержатся в сырых продуктах питания, разрушаются в результате термической обработки. Но, оказывается, это утверждение не совсем корректно, так как ряд витаминов никак не страдает в процессе кулинарной обработки при повышенных температурах.

Самое лучшее с точки зрения сохранности витаминов, конечно, употреблять фрукты и овощи в свежем виде. Но, увы, не все продукты можно есть сырыми, а одним из способов длительного хранения любимых ягод и фруктов является их варка и последующая консервация.

Витамины группы А, которые очень важны для полноценного роста и поддержания иммунитета, очень устойчивы и практически никак не страдают при тепловом воздействии.

Витамины группы В реагируют на нагревание по-разному. Витамин В9 (фолиевая кислота) почти полностью разрушатся в результате тепловой обработки. Витамин В3 (витамин РР, или никотиновая кислота), наоборот, практически не страдает от нагрева. А вот содержание остальных витаминов этой группы в сваренном продукте падает максимум на 30-50%, поэтому, можно сказать, что в них еще остается много полезного. При этом было замечено, что если продукты варятся в кислой среде, то витамины группы В практически не разрушаются.

Витамин C. Этому витамину не повезло больше других, так как он разрушается в процессе варки практически полностью, на 80-90%. Эту цифру удается несколько снизить, если закладывать овощи и фрукты для варки уже в кипящую воду или не измельчать продукты, чтобы уменьшить площадь контакта с водой. Хотя в целом можно сказать, что сваренные продукты крайне бедны витамином С, и его правильнее получать со свежими фруктами, овощами и зеленью. Возможно, именно из-за разрушения витамина С и появился этот миф о том, что все витамины исчезают после варки.

Витамины D,E,K. Эти витамины относятся к жирорастворимым и очень устойчивы, поэтому при тепловой обработке практически не страдают. Можно смело считать, что ваша яичница или запеченная рыба содержит полноценное количество витамина D, такое же, какое было до приготовления в сырых продуктах.

Как бороться с авитаминозом: главные продукты, без которых нельзя весной | СОВЕТЫ | ЗДОРОВЬЕ

Ни для кого не секрет, что весной мы особенно испытываем дефицит в витаминах, однако эту ситуацию довольно легко исправить, если употреблять в пищу определенные продукты питания.

О них расскажет Олег Ирышкин, кандидат медицинских наук, врач спортивной медицины и спортивной диетологии, эксперт-диетолог сети фитнес клубов X-Fit.

Главное – разнообразие

Важнейшим принципом устранения гиповитаминоза и здорового питания в целом является разнообразие пищевого рациона настолько, насколько это возможно. Употребляйте разные фрукты и овощи, различные крупы, масла и конечно же продукты богатые белком.

Что касается витаминов, единственный витамин, который вырабатывается в организме человека является витамин D, однако большинство людей тем не менее имеют его дефицит. Помимо рекомендаций больше времени проводить на солнце, важным является и получение витамина с продуктами питания. Так витамин D содержится в красной рыбе (нерка, кижуч), сельди или печени трески. Хочу отметить, что метод приготовления рыбы должен быть щадящим, например, приготовление на пару. Жарка рыбы приводит к снижению содержания в ней витамина D.

Витамин для иммунитета

Для улучшения иммунитета обязательным компонентом питания должны быть продукты, содержащие витамин С. К ним относятся все многообразие цитрусовых, болгарский перец, а также капуста, например, брокколи или брюссельская капуста.

Кроме того, брокколи, богата витаминами А и Е, а также многими другими антиоксидантами и клетчаткой.

Что касается приготовления овощей. Важным нюансом здоровой кулинарии является степень готовности al dente. Т.е. продукт должен оставаться слегка жестковатым.

Среди мясных продуктов, особенно богата витаминами печень. Так печень богата такими витаминами как B12, В9, витамин А, а также минералами, например, железом и медью.

Также витаминами группы В богаты крупы. Преимущество конечно мы отдаем разнообразным нерафинированным крупам, например, греча, дробленый овес, полба и киноа.

Полезное меню

Употребляя разнообразные продукты легко предотвратить гиповитаминоз. Разнообразить рацион помогут рецепты:

Салат с грейпфрутом, авокадо и креветками.

Ингредиенты:

  • Креветки 50 г
  • Грейпфрут ½ шт
  • Авокадо ½ шт
  • Микс салатных листьев – по желанию
  • Оливковое масло – 5-10 мд
  • Сок лимона – 5 мл
  • Сок грейпфрута – 5 мл
  • Соль – по вкусу.

Приготовление.

Грейпфрут очистить от кожуры и белых пленок, и нарезать кусочками среднего размера, креветки отварить. Авокадо очистить и произвольно нарезать Смешать ингредиенты с салатными листами, и заправить соусом из оливкового масла, сока лимона и сока грейпфрута. При желании в салат можно добавить цедру лимона.

Салат с тыквой, киноа и козьим сыром

Ингредиенты:

  • Киноа – 25 г
  • Тыква – 100 г
  • Козий сыр – 40 г
  • Микс салатных листьев  — по желанию
  • Оливковое масло – 5 мл.
  • Соль по вкусу.

Приготовление.

Приготовить тыкву на пару и нарезать кубиками, киноа отварить, козий сыр нарезать кубиками. Смешать киноа с тыквой и козьим сыром. Выложить рядом микс салатных листьев. Заправить блюдо оливковым маслом.

Нерка, приготовленная на пару с сальсой из помидоров, авокадо и красным луком.

Ингредиенты:

  • Нерка 150 г
  • Авокадо 1/3 шт
  • Помидоры – 1 шт среднего размера
  • Красный лук – ¼ небольшого размера
  • Сок ½ лайма
  • Оливковое масло 5-10 мл
  • Соль – по вкусу
  • Перец чили – по вкусу

Приготовление.

Приготовить филе нерки на пару. Для приготовления сальсы нам понадобятся помидоры конкассе, для этого помидоры нужно ошпарить, отделить от кожицы и семян. Мелко нарезать помидоры конкассе, авокадо, красный лук и перец чили. Смешать с оливковым маслом и соком лайма, посолить по вкусу. Подать нерку на подушке из сальсы.

Смотрите также:

Солнце — не единственный источник витамина D. Обратите внимание на эти источники пищи

Витамин D помогает вашему организму эффективно выполнять различные функции

Основные моменты

  • Витамин D помогает поддерживать здоровье костей
  • Грибы, яичные желтки и некоторые молочные продукты содержат витамин D
  • Ваше тело вырабатывает витамин D под воздействием солнечного света

Витамины играют важную роль в правильном росте тела. Организму, от поддержания хорошего зрения до заботы о здоровье костей, необходимо много витаминов для правильного функционирования.Витамин D, также известный как «солнечный витамин», можно синтезировать с помощью солнечных лучей. Распространено мнение, что если кто-то сталкивается с дефицитом витамина D, пребывание на солнце является обязательным. Однако солнечный свет — не единственный источник витамина D. Это именно то, что дерматолог доктор Гитика Миттал Гупта объяснила в своем недавнем сообщении в социальных сетях. «Давайте поговорим о витамине D. Витамин D помогает укрепить ваши кости, а также регулирует и поднимает настроение», — написал доктор Гитика в подписи к видео.

Источники витамина D, кроме солнечного света

Витамин D важен для человеческого организма во многих отношениях. Это помогает улучшить здоровье костей, поскольку способствует усвоению кальция из потребляемой диеты. Это также помогает укрепить иммунную систему.

Доктор Гитика разместил ролик в Instagram под названием «Как повысить уровень витамина D» с целью информировать людей о различных источниках витамина D.

Витамин D: солнечный свет — популярный источник витамина D.
Фото: iStock

Дерматолог уточняет, что солнце — не единственный источник витамина D.Она добавляет, что «УФ-В свет может вызвать рак кожи». Следовательно, воздействие солнечного света должно быть ограничено, и следует рассмотреть возможность получения витамина D из пищевых добавок и продуктов, обогащенных витамином D.

Доктор Гитика также предложил некоторые продукты питания для увеличения потребления витамина D. «Витамин D можно найти в некоторых молочных продуктах , апельсиновом соке , соевом молоке и зерновых ». Молоко и молочные продукты являются хорошо известными источниками кальция и также могут содержать витамин D. Она также посоветовала выбрать добавки с витамином D, если это предписано вашим диетологом.

Другие источники пищи включают — грибов, жирную рыбу, такую ​​как лосось, морепродукты и яичные желтки .

Также прочтите: Не только кальций и витамин D, они необходимы для здоровья костей

Добавьте эти продукты в свой ежедневный рацион и повысьте общий уровень витамина D.

Заявление об ограничении ответственности: этот контент, включая советы, предоставляет только общую информацию. Это никоим образом не заменяет квалифицированное медицинское заключение. Для получения дополнительной информации всегда консультируйтесь со специалистом или вашим лечащим врачом.NDTV не несет ответственности за эту информацию.

Ожидание ответа на загрузку …

Витамин D в продуктах питания и добавках | Американский журнал клинического питания

См. Соответствующие статьи на страницах 1350 и 1357.

Уровень витамина D в США продолжает снижаться из-за факторов образа жизни, таких как снижение активности на свежем воздухе (1). Воздействие солнечного света является одним из основных факторов, определяющих статус человека по витамину D.Поскольку количество солнечного света, необходимое для оптимального статуса витамина D, варьируется в зависимости от индивидуальных факторов (тон кожи, ожирение, возраст), широты, сезона и времени суток, а также из-за опасений по поводу риска рака кожи, трудно рекомендовать повышенное воздействие солнечный свет как стратегия общественного здравоохранения для улучшения статуса витамина D у населения США. Таким образом, наблюдается повышенный интерес к улучшению статуса витамина D путем рекомендации использования добавок витамина D или обогащения продуктов витамином D.Некоторые продукты, такие как мясо, рыба и яйца, содержат витамин D естественным образом в виде гидроксилированного метаболита витамина D 25-гидроксивитамина D [25 (OH) D 3 ]. Однако неизвестно, оказывает ли 25 (OH) D 3 , обнаруженный в пищевых продуктах или добавках, такое же влияние на статус витамина D по сравнению с витамином D 3 (холекальциферол). Для большей ясности по этому вопросу Cashman et al (2) в этом выпуске журнала провели рандомизированное контролируемое клиническое исследование для оценки относительной эффективности пероральных добавок с 25 (OH) D 3 по сравнению с витамином D 3. в повышении общего содержания 25-гидроксивитамина D [25 (OH) D] в сыворотке у взрослых.Они обнаружили, что добавление 25 (OH) D 3 привело к повышению концентрации 25 (OH) D в сыворотке в 4–5 раз по сравнению с добавкой витамина D 3 . Авторы пришли к выводу, что способность продуктов, богатых 25 (OH) D 3 улучшать статус витамина D, возможно, была недооценена. Эти результаты не только позволяют более точно оценить активность витамина D в определенных пищевых продуктах, таких как мясо, но также дают возможность оценить обогащение мяса и молочных продуктов 25 (OH) D 3 путем добавления в корм животных витамина D 3. и / или 25 (OH) D 3 .

Были споры относительно формы витамина D, который следует использовать для обогащения пищевых продуктов или добавок. Витамин D существует в 2 формах: эргокальциферол и холекальциферол. Эргокальциферол (витамин D 2 ) превращается из эргостерола, обнаруженного в грибах или дрожжах, под воздействием УФ-В-света. Точно так же холекальциферол (витамин D 3 ) превращается из 7-дегидрохолестерина, обнаруживаемого в коже человека под воздействием УФ-В-света. Ранние клинические исследования показали, что холекальциферол превосходит эргокальциферол в поддержании более высоких концентраций 25 (OH) D в сыворотке крови (3, 4).В этом выпуске журнала Tripkovic et al (5) провели систематический обзор и метаанализ 10 рандомизированных контролируемых испытаний на людях, в которых изучалась реакция 25 (OH) D на эргокальциферол в сравнении с холекальциферолом. Авторы обнаружили значительную среднюю разницу изменения 25 (OH) D в сыворотке крови на 15 нмоль / л, которая благоприятствовала холекальциферолу по сравнению с добавкой эргокальциферола. Когда авторы изучили исследования болюсного дозирования витамина D, они аналогичным образом обнаружили большее увеличение сывороточных концентраций 25 (OH) D с холекальциферолом по сравнению с эргокальциферолом.Эти результаты предполагают, что холекальциферол может быть предпочтительной формой витамина D для использования в добавках или для использования в обогащении пищевых продуктов.

Почему ведутся дебаты по вопросу о сравнении эргокальциферола с холекальциферолом? Эргокальциферол был впервые представлен в США в 1941 году в качестве лекарственного средства, отпускаемого по рецепту, для лечения рахита (6). До недавнего времени эргокальциферол (например, капсулы 50 000 МЕ) был единственной терапией с высокими дозами витамина D, доступной для врачей в Соединенных Штатах, и обычно использовался для лечения недостаточности витамина D (7).Однако холекальциферол теперь стал доступен в более высоких дозах как по рецепту, так и без рецепта в качестве добавки в Соединенных Штатах. Большинство доказательств, рассмотренных Эндокринным обществом в его клинических рекомендациях по витамину D и Институтом медицины в рекомендациях по потреблению кальция и витамина D, основаны на исследованиях, в которых использовался холекальциферол (8–10). Взятые вместе, данные о повышенной биодоступности холекальциферола в сочетании с новыми данными клинических испытаний позволяют предположить, что холекальциферол может превосходить эргокальциферол в лечении и профилактике недостаточности витамина D.

Остается спорным вопрос о масштабах дефицита витамина D в Соединенных Штатах и ​​о том, приносит ли витамин D пользу здоровью не скелета. Использование концентрации 25 (OH) D в сыворотке крови <50 нмоль / л для определения дефицита витамина D подвергает риску дефицита витамина D примерно одну треть населения США (1). Повышение статуса витамина D с помощью политики общественного здравоохранения с целью увеличения обогащения пищевых продуктов или рекомендации добавок витамина D тем, кто подвержен наибольшему риску дефицита витамина D, кажется разумным.Результаты текущих испытаний добавок витамина D при различных хронических состояниях здоровья помогут установить потенциальную роль витамина D в профилактике и лечении заболеваний и, таким образом, будут определять будущие стратегии приема добавок.

Автор не заявил о конфликте интересов.

ССЫЛКИ

1.

,,.

Концентрации 25-гидроксивитамина D в сыворотке и оценки распространенности гиповитаминоза D в популяции США на основе данных, скорректированных с помощью анализов

.

J Nutr

2012

;

142

:

498

507

.2.

,,,,,,.

Относительная эффективность перорального приема 25-гидроксивитамина D 3 и витамина D 3 в повышении уровня 25-гидроксивитамина D в зимней сыворотке у пожилых людей

.

Am J Clin Nutr

2012

;

95

:

1350

6

.3.

,,,,,.

Доказательства того, что витамин D3 увеличивает содержание 25-гидроксивитамина D в сыворотке более эффективно, чем витамин D2

.

Am J Clin Nutr

1998

;

68

:

854

8

.4.

,,.

Витамин D2 гораздо менее эффективен, чем витамин D3 для человека

.

J Clin Endocrinol Metab

2004

;

89

:

5387

91

.5.

,,,,,,,, et al.

Сравнение добавок витамина D 2 и витамина D 3 для повышения статуса 25-гидроксивитамина D в сыворотке: систематический обзор и метаанализ

.

Am J Clin Nutr

2012

;

95

:

1357

65

.6.

Новые и неофициальные средства правовой защиты

.

JAMA

1941

;

117

:

1889

.7.

,,,.

Витамин D2 для лечения дефицита и недостаточности витамина D на срок до 6 лет

.

Arch Intern Med

2009

;

169

:

1806

8

.8.

,,,,,.

Профилактика переломов с помощью добавок витамина D: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований

.

JAMA

2005

;

293

:

2257

64

.9.

,,,,,,,

Общество эндокринологов

.

Оценка, лечение и профилактика дефицита витамина D: Руководство по клинической практике эндокринного общества

.

J Clin Endocrinol Metab

2011

;

96

:

1911

30

.10.

Медицинский институт

.

Нормы потребления кальция и витамина D с пищей

.

Вашингтон, округ Колумбия

:

The National Academies Press

,

2011

.

© Американское общество питания, 2012 г.

7 здоровых продуктов с высоким содержанием витамина D

Тейлор Джонс, RD

Витамин D — единственное питательное вещество, которое ваше тело производит под воздействием солнечного света.


Однако до 50% населения мира может не получать достаточно солнца, а 40% жителей США испытывают дефицит витамина D.

Это отчасти связано с тем, что люди проводят больше времени в помещении, носят солнцезащитный крем на улице и придерживаются западной диеты с низким содержанием хороших источников этого витамина.

Рекомендуемая дневная норма (ДВ) составляет 800 МЕ (20 мкг) витамина D в день из пищевых продуктов.

Если вы не получаете достаточно солнечного света, ваша доза должна быть ближе к 1000 МЕ (25 мкг) в день.

Вот 7 здоровых продуктов с высоким содержанием витамина D.

1. Лосось

Лосось — популярная жирная рыба и отличный источник витамина D.

Согласно базе данных о составе пищевых продуктов Министерства сельского хозяйства США (USDA), одна порция выращенного атлантического лосося на 3,5 унции (100 грамм) содержит 526 МЕ витамина D, или 66% дневной нормы.

Имеет большое значение, является ли лосось диким или выращенным.

В среднем лосось, пойманный в дикой природе, содержит 988 МЕ витамина D на порцию в 3,5 унции (100 граммов), или 124% от дневной нормы. Некоторые исследования обнаружили даже более высокие уровни в диком лососе — до 1300 МЕ на порцию.

Однако выращенный лосось содержит только 25% от этого количества.Тем не менее, одна порция выращенного лосося обеспечивает около 250 МЕ витамина D, или 32% дневной нормы.

Резюме

Дикий лосось содержит около 988 МЕ витамина D на порцию, тогда как выращенный на ферме лосось содержит в среднем 250 МЕ. Это 124% и 32% от DV соответственно.

2. Селедка и сардины

Сельдь — это рыба, которую едят во всем мире. Его можно подавать сырым, консервированным, копченым или маринованным.

Эта маленькая рыба также является одним из лучших источников витамина D.

Свежая атлантическая сельдь содержит 216 МЕ на порцию в 3,5 унции (100 грамм), что составляет 27% дневной нормы.

Если вам не нравится свежая рыба, маринованная сельдь также является хорошим источником витамина D, обеспечивая 112 МЕ на порцию в 3,5 унции (100 грамм), или 14% дневной нормы.

Однако маринованная сельдь также содержит большое количество натрия, которого некоторые люди потребляют слишком много.

Консервы сардины также являются хорошим источником витамина D — можно (3.8 унций) содержит 177 МЕ, или 22% дневной нормы.

Другие виды жирной рыбы также являются хорошими источниками витамина D. Палтус и скумбрия обеспечивают 384 МЕ и 360 МЕ на половину филе соответственно.

Резюме

Селедка содержит 216 МЕ витамина D на порцию в 3,5 унции (100 грамм). Маринованная сельдь, сардины и другая жирная рыба, такая как палтус и скумбрия, также являются хорошими источниками.

3. Масло печени трески

Масло печени трески — популярная добавка.Если вы не любите рыбу, употребление жира печени трески может стать ключом к получению определенных питательных веществ, которых нет в других источниках.

Это отличный источник витамина D — около 448 МЕ на чайную ложку (4,9 мл), он составляет 56% от дневной нормы. Его уже много лет используют для профилактики и лечения дефицита у детей.

Масло печени трески также является фантастическим источником витамина А, всего в одной чайной ложке (4,9 мл) содержится 150% дневной нормы. Однако витамин А может быть токсичным в больших количествах.

Поэтому будьте осторожны с рыбьим жиром, стараясь не принимать слишком много.

Кроме того, жир печени трески богат омега-3 жирными кислотами, дефицит которых у многих людей.

Резюме

Масло печени трески содержит 448 МЕ витамина D на чайную ложку (4,9 мл), или 56 % от DV. Он также богат другими питательными веществами, такими как витамин А и жирные кислоты омега-3.

4. Консервированный тунец

Многим нравится консервированный тунец из-за его вкуса и простоты хранения.

К тому же это обычно дешевле, чем покупать свежую рыбу.

Консервированный светлый тунец содержит до 268 МЕ витамина D в 100-граммовой порции, что составляет 34% от дневной нормы.

Это также хороший источник ниацина и витамина К.

К сожалению, консервированный тунец содержит метилртуть, токсин, который содержится во многих видах рыб. Если он накапливается в вашем теле, это может вызвать серьезные проблемы со здоровьем.

Однако некоторые виды рыб представляют меньший риск, чем другие. Например, светлый тунец обычно является лучшим выбором, чем белый тунец — считается безопасным съедать до 170 граммов в неделю.

Резюме

Консервированный тунец содержит 268 МЕ витамина D на порцию. Выберите легкий тунец и ешьте 170 граммов или меньше в неделю, чтобы предотвратить накопление метилртути.

5. Яичные желтки.

Люди, которые не едят рыбу, должны знать, что морепродукты — не единственный источник витамина D. Целые яйца — еще один хороший источник, а также удивительно питательная пища.

Хотя большая часть белка в яйце содержится в белке, жир, витамины и минералы в основном содержатся в желтке.

Один типичный яичный желток содержит 37 МЕ витамина D, или 5% дневной нормы.

Уровень витамина D в яичном желтке зависит от воздействия солнца и содержания витамина D в курином корме. При том же кормлении куры, выращиваемые на пастбищах, которые бродят на улице под солнечным светом, производят яйца с уровнем в 3–4 раза выше.

Кроме того, яйца кур, получавших обогащенный витамином D корм, могут содержать до 6000 МЕ витамина D на желток. Это в 7 раз больше DV.

Выбор яиц от цыплят, выращенных на открытом воздухе или продаваемых с высоким содержанием витамина D, может быть отличным способом удовлетворить ваши ежедневные потребности.

Резюме

Яйца промышленных кур содержат только около 37 МЕ витамина D на желток. Однако яйца кур, выращенных на открытом воздухе или скармливаемых кормом, обогащенным витамином D, содержат гораздо более высокие уровни.

6. Грибы

За исключением обогащенных продуктов, грибы являются единственным хорошим растительным источником витамина D.

Как и люди, грибы могут синтезировать этот витамин под воздействием УФ-излучения.

Однако грибы производят витамин D2, тогда как животные производят витамин D3.

Хотя витамин D2 помогает повысить уровень витамина D в крови, он может быть не таким эффективным, как витамин D3.

Тем не менее, лесные грибы являются отличным источником витамина D2. Фактически, некоторые сорта содержат до 2300 МЕ на порцию в 3,5 унции (100 граммов) — почти в три раза больше дневной нормы.

С другой стороны, коммерчески выращиваемые грибы часто выращивают в темноте и содержат очень мало D2.

Однако некоторые бренды обрабатываются ультрафиолетом (УФ-светом). Эти грибы могут обеспечить 130–450 МЕ витамина D2 на 3,5 унции (100 граммов).

Резюме

Грибы могут синтезировать витамин D2 под воздействием УФ-излучения. Только лесные грибы или грибы, обработанные УФ-светом, являются хорошими источниками витамина D.

7. Обогащенные продукты

Природные источники витамина D ограничены, особенно если вы вегетарианец или не любите рыбу.

К счастью, некоторые пищевые продукты, не содержащие в природе витамина D, обогащены этим питательным веществом.

Коровье молоко

Коровье молоко, наиболее часто потребляемый вид молока, естественно, является хорошим источником многих питательных веществ, включая кальций, фосфор и рибофлавин.

В некоторых странах коровье молоко обогащено витамином D. Обычно оно содержит около 115–130 МЕ на чашку (237 мл), или около 15–22% дневной нормы.

Соевое молоко

Поскольку витамин D содержится почти исключительно в продуктах животного происхождения, вегетарианцы и веганы подвергаются особенно высокому риску недоедания.

По этой причине заменители молока на растительной основе, такие как соевое молоко, часто обогащены этим питательным веществом и другими витаминами и минералами, обычно содержащимися в коровьем молоке.

Одна чашка (237 мл) обычно содержит 107–117 МЕ витамина D, или 13–15% дневной нормы.

Апельсиновый сок

Около 75% людей во всем мире не переносят лактозу, а еще 2–3% страдают аллергией на молоко.

По этой причине в некоторых странах апельсиновый сок обогащен витамином D и другими питательными веществами, такими как кальций.

Одна чашка (237 мл) обогащенного апельсинового сока во время завтрака может начать день с приема до 100 МЕ витамина D, или 12% дневной нормы.

Зерновые и овсяные хлопья

Некоторые злаки и овсянка быстрого приготовления также обогащены витамином D.

Полстакана (78 граммов) этих продуктов может обеспечить 54–136 МЕ, или до 17% дневной нормы.

Хотя обогащенные злаки и овсянка содержат меньше витамина D, чем многие натуральные источники, они все же могут быть хорошим способом увеличить потребление.

Резюме

Такие продукты, как коровье молоко, соевое молоко, апельсиновый сок, злаки и овсянка, иногда обогащены витамином D. Они содержат 54–136 МЕ на порцию.

Витамин D и кальций

Витамин D необходим для усвоения кальция, который играет ключевую роль в поддержании прочности костей и целостности скелета.

Получение достаточного количества витамина D и кальция имеет решающее значение для поддержания здоровья костей и защиты от таких заболеваний, как остеопороз, состояние, которое характеризуется слабостью и хрупкостью костей.

Детям и взрослым в возрасте 1–70 лет требуется примерно 600 МЕ витамина D в день, и он может поступать из сочетания источников пищи и солнечного света. Между тем, взрослым старше 70 лет следует стремиться к потреблению не менее 800 МЕ (20 мкг) витамина D в день.

Суточная норма (DV), система оценки, используемая на этикетках упакованных пищевых продуктов, составляет 800 МЕ в день.

Потребности в кальции также зависят от возраста. Детям в возрасте 1–8 лет требуется около 2500 мг кальция в день, а детям в возрасте 9–18 лет — примерно 3000 мг в день.

Взрослым в возрасте 19–50 лет обычно требуется около 2500 мг в день, которая уменьшается до 2000 мг в день для людей старше 50 лет.

Резюме

Вашему организму необходим витамин D для усвоения кальция. Это делает получение достаточного количества витамина D и кальция крайне важным для поддержания здоровья костей и предотвращения остеопороза.

Суть

Пребывание на солнце — хороший способ получить суточную дозу витамина D.Однако многим людям трудно добиться достаточного пребывания на солнце.

Достаточно одного только рациона может быть трудным, но не невозможным.

Продукты, перечисленные в этой статье, являются одними из основных доступных источников витамина D.

Употребление большого количества этих богатых витамином D продуктов — отличный способ убедиться, что вы получаете достаточно этого важного питательного вещества.

Размещено с разрешения Healthline . Для получения подробной информации об источнике, пожалуйста, просмотрите исходную статью на Healthline .

Статьи с вашего сайта

Статьи по теме в Интернете

Витамин D и ваши кости

Витамин D: важно

Витамин D важен на протяжении всей жизни, чтобы помочь вашему организму использовать кальций для построения и поддержания крепких костей. Он также может увеличить мышечную силу, чтобы предотвратить падения и переломы костей у пожилых людей.

Рекомендуемая суточная доза витамина D

Возраст Витамин D в международных единицах МЕ)
От рождения до 12 месяцев 400
От 1 до 70 лет 600
71 год и старше 800

Американская академия педиатрии рекомендует 400 МЕ витамина D каждый день для младенцев от рождения до 12 месяцев.Витамин D содержится в смеси или выписывается в виде капель по рецепту (необходим для всех младенцев, находящихся на грудном вскармливании). Ваш лечащий врач может порекомендовать больше витамина D, чем указано выше.

Три способа получить витамин D

Есть 3 способа получить витамин D: из солнечного света, еды и пищевых добавок.

Витамин D и Солнце

Организм вырабатывает витамин D, когда кожа подвергается воздействию ультрафиолетового света (лучи UVB) от солнца. В зимние месяцы в Нью-Йорке УФ-В лучей недостаточно для выработки достаточного количества витамина D.Кроме того, с возрастом наши тела менее способны вырабатывать витамин D под воздействием солнца. Наиболее важным фактором, блокирующим способность организма вырабатывать витамин D, является использование солнцезащитного крема для защиты кожи от солнечных лучей. По всем этим причинам, особенно по важности защиты вашей кожи, людям рекомендуется использовать солнцезащитный крем и получать витамин D из продуктов и / или добавок.

Пищевая ценность витамина D

О содержании витамина D в продуктах питания имеется ограниченный, но постоянно растущий объем информации.Национальная база данных по питательным веществам Министерства сельского хозяйства США (www.nal.usda.gov) и этикетки продуктов питания — лучшие ресурсы для получения дополнительной информации.

Чтение этикеток на пищевых продуктах для определения содержания витамина D


(МЕ витамина D на порцию)
  1. Найдите процент витамина D (указан как% дневной нормы на порцию)
    (Примечание: в настоящее время 100% дневная норма витамина D = 400 МЕ)
  2. Бросьте%
  3. Умножить x 4
Пример: найти МЕ витамина D на порцию молока
  1. На этикетке указано 25% витамина D в чашке на 8 унций
  2. Отбросьте% = 25
  3. 25 x 4 = 100 МЕ на 8 унций

Дополнительные источники

Многим людям очень трудно получать достаточное количество витамина D из пищи Многим детям и взрослым необходимо принимать витамин D в качестве добавки, в том числе всем младенцам на грудном вскармливании и младенцам, принимающим менее 1 литра смеси в день. Витамин D бывает двух частей. источники, витамин D2 и витамин D3.Витамин D2, также называемый эргокальциферолом, поступает из вегетарианских источников. Витамин D3, также называемый холекальциферолом, поступает из животных источников. Витамин D2 и витамин D3 могут защитить ваши кости.

Добавки, содержащие витамин D

  • Мультивитамины
  • Кальций с витамином D
  • Только витамин D ( Не выбирайте витамин D в сочетании с ретинолом, источниками витамина A *)

Витамин D доступен в различных дозах без рецепта или по рецепту.Поговорите со своим лечащим врачом, чтобы узнать, сколько витамина D вам нужно и какой источник лучше всего подходит для вас.

Витамин А: получайте его из разноцветных фруктов и овощей

  • Ретинол (форма витамина А, содержащаяся в продуктах животного происхождения и в некоторых добавках) может оказывать негативное влияние на скелет. Однако бета-каротин и другие каротиноиды (формы витамина А, содержащиеся в темно-красных, оранжевых и зеленых фрукты и овощи, а также в некоторых добавках) кажутся безопасными для скелета.
  • Целесообразно избегать продуктов с высоким содержанием ретинола, включая рыбий жир и печень, даже если они являются источниками витамина D. Вы можете легко получить достаточно витамина А, съев несколько ежедневных порций фруктов и овощей с высоким содержанием каротиноидов, таких как, морковь, сладкий картофель из дыни и шпинат.

* Читая этикетки добавок, вы можете узнать содержание и источник витамина А. Рекомендуется избегать комбинированных добавок витаминов D и А и выбирать поливитамины, которые содержат менее 80% дневной нормы ( DV) витамина А из источников ретинола.Источники ретинола могут быть указаны на этикетке добавки как провитамин А, ретинилпальмитат, пальмитат витамина А, ретинилацетат и ацетат витамина А.

Источники витамина D из продуктов питания

Витамин D содержится в пищевых продуктах в естественном состоянии, а также в некоторых обогащенных продуктах. Природные источники, как правило, богаты жирами, и большинство людей их употребляют в пищу лишь от случая к случаю.

Природные источники витамина D МЕ на порцию
Угорь 792 3 унции
Форель 645 3 унции
Лосось (копченый чавыч) 583 3 унции
Рыба-меч 566 3 унции
Лосось (розовый, консервированный) 465 3 унции
Лосось, нерка 447 3 унции
Сом (дикий) 425 3 унции
Скумбрия (атлантическая) 388 3 унции
Лосось (дикий) 307 3 унции
Тунец (светлый, консервированный в масле) 229 3 унции
Сардины (атлантические, консервированные в масле) 164 3 унции
Морской окунь 156 3 унции
Тунец (светлый, консервированный в воде) 154 3 унции
Палтус 196 3 унции
Камбала или подошва 118 3 унции
Сельдь (маринованная) 96 3 унции
Тунец (белый, консервированный в воде) 68 3 унции
Тунец желтоперый 70 3 унции
Грибы шитаке 41 1 стакан
Яйцо 41 1 большое яйцо (включая желток)
Жир печени трески содержит 450 МЕ витамина D на чайную ложку, а печень содержит 42 МЕ на ломтик, но они не являются рекомендуемыми источниками витамина D (см. Витамин A: Получите его из разноцветных фруктов и овощей).

Обогащенные источники витамина D: МЕ на порцию
Солодовое молоко * 326 8 унций
Овсянка * 150 1 пакет
Молочный коктейль 123 до 150 11 унций
Яичный моголь 123 8 унций
Молоко 115 по 124 8 унций
Молоко (сгущенное) 100 4 унции
Молоко (растворимое, сухое) 100 и frac13; чашка
Рисовый напиток * 100 8 унций
Соевое или миндальное молоко * 100 8 унций
Апельсиновый сок * 100 8 унций
Детские смеси 100 8 унций
Йогурт * от 80 до 200 6 унций
тофу * 80 3 унции
Крем-суп на молоке 62 1 стакан
Зерновые, обогащенные от 50 до 100 , как указано на этикетке
Пудинг молочный от 49 до 60 ½ стакана
Сыр * 40 1 ломтик или палочка
Заменители яиц 50 ¼ чашка
Маргарин * 25 чайная ложка
Обогащенные продукты (продукты с добавлением витамина D) поставляют большую часть витамина D в типичном U.С. диеты.
* Не все бренды обогащены витамином D. Обязательно читайте этикетки на продуктах питания, чтобы выбирать бренды с добавлением витамина D.

Источники: www.nal.usda.gov и информация производителей продуктов питания

Контактная информация
Контактная информация

Ресурсный центр NYSOPEP
Госпиталь Хелен Хейз, Вест-Хаверстроу, Нью-Йорк
845.786.4772
www.NYSOPEP.org

Публикация 1991 г., версия 4/2015

Витамин D и пищевая аллергия

Распространенность пищевой аллергии резко возросла за последнее десятилетие и в настоящее время достигла эпидемического уровня в западных странах, таких как Австралия и США, с 10 процентами 12-месячных младенцев. наличие клинически подтвержденной пищевой аллергии [1].По мере увеличения количества пищевых аллергий уровень витамина D в популяции, по-видимому, одновременно снижался. По оценкам, до 50% людей в западных странах испытывают недостаток витамина D и до 10% испытывают дефицит витамина D [2, 3].

Солнечный витамин
Витамин D, иногда называемый «витамином солнечного света», является питательным веществом, необходимым для хорошего здоровья. Он играет важную роль в поддержании здоровья костей, помогая организму усваивать кальций, а также играет важную роль в функционировании иммунной системы.

Витамин D вырабатывается в организме под воздействием солнечного света на коже, или его можно использовать с пищей или добавками. Жирная рыба — лосось, тунец и сардины — и рыбий жир являются богатейшими источниками диетического витамина D. Другими хорошими источниками являются яйца (витамин D находится в желтке), печень и продукты, обогащенные витамином D, включая молочные продукты, маргарин или детские смеси.

Витамин D и пищевая аллергия — что говорят исследования?
В районах, более удаленных от экватора (и, следовательно, с более низким окружающим ультрафиолетовым излучением [УФР]), как было показано, выше частота госпитализаций в больницы из-за пищевой аллергии у детей [4], назначения автоинъекторов адреналина [4, 5] и аллергии на арахис ( до шести раз выше риска) [6], чем в районах ближе к экватору.Сезон рождения (рождение осенью или зимой, когда воздействие УФИ меньше) также связано с более высоким риском анафилаксии [7] и пищевой аллергии [8].

Связь между поздним введением яиц, одного из немногих распространенных пищевых источников витамина D в рацион детей грудного возраста, и пищевой аллергией была обнаружена в большом австралийском исследовании [10]. Младенцы, которым впервые дали яйцо раньше (то есть в возрасте от четырех до шести месяцев), имели значительно меньшую пищевую аллергию, чем дети, которым впервые дали яйцо позже (то есть после шести месяцев).

Исследования с использованием прямых измерений витамина D в образцах крови также показали связь между низким содержанием витамина D и повышенным риском аллергической сенсибилизации у детей и подростков [9] и пищевой аллергией у младенцев [11]. В этом австралийском исследовании младенцы с низким содержанием витамина D с большей вероятностью страдали аллергией на яйца или арахис и с большей вероятностью имели множественные аллергии по сравнению с младенцами с нормальным уровнем витамина D.

Что это значит для вас?
Пока рано говорить о том, может ли витамин D обратить вспять пищевую аллергию.Чтобы ответить на этот вопрос, необходимы дальнейшие исследования. Однако исследования начинают поддерживать идею о том, что витамин D может защитить от пищевой аллергии, а витамин D важен для общего хорошего здоровья.

Для большинства людей лучший способ обеспечить себя достаточным количеством витамина D — это сочетание разумного пребывания на солнце и адекватного потребления продуктов, содержащих этот витамин. Ваш врач может оценить ваш статус витамина D с помощью простого анализа крови и порекомендовать добавки, если это необходимо. Добавки следует принимать только по рекомендации врача, например аллерголога / иммунолога.

Если вы беременны, обеспечение адекватного уровня витамина D (особенно на поздних сроках беременности) имеет важное значение для вашего ребенка. Запасы витамина D у младенцев на первом году жизни зависят от запасов матери до рождения.

Список литературы
1. Осборн Н. Дж., Коплин Дж. Дж., Мартин П. Е. и др. Распространенность подтвержденной заражением IgE-опосредованной пищевой аллергией с использованием популяционных выборок и заранее определенных критериев заражения у младенцев. J Allergy Clin Immunol .2011; 127 (3): 668–76.
2. Ginde AA, Liu MC, Camargo CA Jr. Демографические различия и тенденции недостаточности витамина D у населения США, 1988–2004 гг. Arch Intern Med . 2009; 169: 626–32.
3. Mansbach JM, Ginde AA, Camargo CA Jr. Уровни 25-гидроксивитамина D в сыворотке крови среди детей в США в возрасте от 1 до 11 лет: нужно ли детям больше витамина D? Педиатрия . 2009; 124: 1404–10.
4. Mullins RJ, Clark S, Camargo CA Jr. Региональные различия в рецептах EpiPen в Австралии: дополнительные доказательства гипотезы витамин D-анафилаксии. Annals Allergy Asthma Immunol . 2009. 103: 488–95.
5. Камарго К.А. младший, Кларк С., Каплан М.С. и др. Региональные различия в рецептах EpiPen в США: потенциальная роль витамина D. J Allergy Clin Immunol . 2007; 120: 131–6.
6. Осборн, штат Нью-Джерси, Укумунн О.К., Уэйк М., Аллен К.Дж. (2012). Распространенность экземы и пищевой аллергии связана с географическим положением Австралии. J Allergy Clin Immunol . 2012. 129 (3): 865–867.
7. Вассалло М.Ф., Банерджи А., Руддерс С.А. и др.Сезон рождения и анафилаксия, вызванная пищей в Бостоне. Аллергия . 2010. 65 (11): 1492–3.
8. Маллинз Р.Дж., Кларк С., Кателарис С., Смит В., Солли Дж., Камарго, Калифорния. Сезон рождения и пищевая аллергия у детей в Австралии. Pediatr Allergy Immunol. . 2011; 22 (6): 583–9.
9. Шариф С., Джаривала С., Кумар Дж. И др. Уровни витамина D и пищевая и экологическая аллергия в Соединенных Штатах: результаты Национального исследования здоровья и питания за 2005–2006 годы. J Allergy Clin Immunol .2011 Май; 127 (5): 1195-202.
10. Коплин Дж. Дж., Осборн Н. Дж., Уэйк М. и др. Может ли раннее введение яиц предотвратить аллергию на яйца у младенцев? Популяционное исследование. J Allergy Clin Immunol . 2010; 126 (4): 807-13.
11. Аллен К.Дж., Коплин Дж.Дж., Понсонби А.Л. и др. Недостаточность витамина D связана с подтвержденной пищевой аллергией у младенцев. J Allergy Clin Immunol . 2013. 131 (4): 1109–16.

Узнайте больше о пищевой аллергии.

Эта статья была отрецензирована Эндрю Муром, MD, FAAAAI

Рецензия: 28.09.20

Продукты с высоким содержанием витамина D

Организму необходим витамин D для правильного усвоения кальция и поддержания здоровья костей и мышц.Мы получаем большую часть необходимого нам витамина D с солнечным светом, но небольшие количества также содержатся в таких продуктах, как жирная рыба, обогащенный маргарин и молоко.

Почему витамин D важен для здоровья?

Витамин D важен для общего состояния здоровья и особенно для костей. Он необходим для движения мышц, для правильной работы нервов и для иммунной системы. Витамин D содержится в клетках по всему телу.

Основное назначение витамина D — помочь организму усваивать кальций из пищи.Если вам не хватает витамина D, у вас могут развиться мягкие, тонкие и хрупкие кости. Это называется рахитом у детей и остеопенией у взрослых.

Вместе витамин D и кальций защищают пожилых людей от развития остеопороза.

Сколько витамина D мне нужно?

Большинство людей получают от солнечного света столько витамина D, сколько им нужно. Если вы получаете достаточно солнечного света, вам, вероятно, не нужно беспокоиться о дополнительном витамине D в вашем рационе.

Однако некоторым людям этого не хватает — даже в такой солнечной стране, как Австралия.Наибольшему риску подвержены пожилые люди, особенно если они живут в интернатах и ​​редко выходят на улицу.

Другие люди, которые могут не получать достаточное количество витамина D от солнечного света, — это люди с более темной кожей, которые прикрываются по культурным или религиозным причинам, носят защитную одежду и избегают солнца, например, из-за рака кожи. Люди с ожирением, дети матерей, у которых недостаточно витамина D, а также люди с определенными заболеваниями или принимающие некоторые лекарства также могут быть подвержены риску низкого уровня витамина D.

Необходимое количество витамина D зависит от вашего возраста:

  • Всем в возрасте до 50 необходимо 5 микрограммов (200 МЕ) каждый день (мкг / день). Микрограмм — это одна миллионная грамма.
  • Людям в возрасте от 51 до 70 лет требуется 10 мкг / день (400 МЕ).
  • Людям старше 71 года требуется 15,0 мкг / день (600 МЕ).

Каковы лучшие источники витамина D?

Лучший источник витамина D — солнечный свет. Просто проведите несколько минут на открытом воздухе в большинство дней недели, чтобы получить весь необходимый вам витамин D.

В Австралии осенью и зимой безопасно выходить на улицу с непокрытой кожей, если УФ-индекс ниже 3. Активный образ жизни на улице — например, гуляя или работая в саду — повысит уровень витамина D в крови. .

Когда УФ-индекс выше 3, обычно весной и летом, большинству людей необходимо защищаться от солнца, чтобы предотвратить рак кожи. В эти месяцы и если вы живете в некоторых частях Австралии, где УФ-индекс выше 3 в течение всего года, обычно безопасно выходить на улицу без защиты от солнца рано утром и поздно вечером.

Очень немногие продукты содержат много витамина D. Лучшими источниками витамина D являются жирная рыба, такая как лосось, сельдь и скумбрия, а также яйца. В Австралии витамин D добавляют в маргарин. Некоторое молоко, соевые напитки, хлеб и крупы также могут быть обогащены витамином D.

Следует ли мне принимать добавки витамина D?

Чуть менее 1 из 4 австралийцев страдает дефицитом витамина D. Наибольшему риску подвержены пожилые люди и люди с определенными заболеваниями, такими как заболевания печени и почек, а также люди с проблемами усвоения пищи, включая муковисцидоз, целиакию и воспалительные заболевания кишечника.Некоторые лекарства также могут способствовать дефициту витамина D.

Анализ крови может подтвердить, есть ли у вас дефицит витамина D. Затем ваш врач может порекомендовать вам принимать добавку витамина D вместе с добавкой кальция.

Если вам нужны добавки витамина D, вам, вероятно, также посоветуют проводить больше времени на открытом воздухе и увеличить количество кальция в вашем рационе. Если у вас низкий уровень витамина D из-за хронического заболевания, возможно, вам придется принимать добавки до конца жизни.

Добавки с витамином D бывают разных дозировок и дозировок. Это могут быть низкие дозы, которые вы принимаете каждый день, или высокие дозы, которые вы принимаете ежемесячно или реже.

Слишком много витамина D также может вызвать проблемы со здоровьем, включая потерю веса, проблемы с сердечным ритмом или повреждение сердца, кровеносных сосудов и почек. Невозможно получить слишком много витамина D от солнечного света, но если вы принимаете добавки с витамином D, важно поговорить со своим врачом или фармацевтом, чтобы убедиться, что вы принимаете правильную дозу.

Разработка методов измерения витамина D и его метаболитов в пищевых продуктах, обогащенных пищевых продуктах и ​​пищевых добавках

Витамин D существует в двух формах: витамин D 2 (эргокальциферол) и витамин D 3 (холекальциферол). Витамин D 3 вырабатывается в организме после пребывания на солнце, а также является формой, используемой в большинстве обогащенных пищевых продуктов. Пищевые добавки могут содержать витамин D 2 или D 3 .Измерение содержания витамина D в пищевых продуктах и ​​пищевых добавках в основном проводилось с помощью жидкостной хроматографии (ЖХ) с определением УФ-поглощения. Текущая методология, как правило, страдает рядом ограничений, включая обычное использование витамина D 2 в качестве внутреннего стандарта для витамина D 3 и плохое хроматографическое разрешение видов витамина D друг от друга или от других компонентов образца. Новые хроматографические стационарные фазы с повышенной селективностью для молекул стероидного типа могут улучшить разделение видов витамина D.Жидкостная хроматография / масс-спектрометрия (ЖХ / МС) и тандемная масс-спектрометрия (ЖХ / МС / МС) с внутренними стандартами, меченными стабильными изотопами, для D 2 и D 3 обеспечивают повышение точности и надежности измерения.

Помимо витамина D, его метаболит, 25-гидроксивитамин D (или 25 (OH) D) также содержится в некоторых продуктах питания, таких как говядина, говяжья печень, куриная печень и яйца. Исследования показывают, что 25 (OH) D может иметь в 5 раз большую биологическую активность, чем витамин D, и поэтому продукты, содержащие даже низкие уровни 25 (OH) D, могут значительно влиять на общий статус витамина D.В связи с появлением нового интереса к уровням 25-гидроксивитамина D в продуктах питания усилия по разработке методов теперь сосредоточены на измерении эндогенных уровней витаминов D 2 , D 3 , 25 (OH) D 2 и 25 (OH) D 3 в не обогащенных пищевых продуктах.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*